Главная arrow Форум arrow Разное arrow Общий раздел arrow Достало ... прощай Россия ... не навсегда
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
Достало ... прощай Россия ... не навсегда
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
17 Ноября 2018, 08:00:27
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Разное
| |-+  Общий раздел
| | |-+  Достало ... прощай Россия ... не навсегда
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 4 5 [6] 7  Все Печать
Автор Тема: Достало ... прощай Россия ... не навсегда  (Прочитано 36544 раз)
Oleg.Ol
Ветеран
*****
Сообщений: 2724


Просмотр профиля
« Ответ #75 : 13 Апреля 2017, 19:11:07 »

На кухне демократы провели дебаты
По темам осуждения и их искоренения
В обчественном сознании законов соблюденье
И прочее раденье об этом и о том.

И как итог дебаты явились в результатах
На тушках демократов
В цветных конгломератах
Из ран и гематом


Ау ребята, подумайте лучче о себе любимом в первый круг ...
Все социальные маркеры которые вы тут так яростно отстаиваете - это всего лишь фикция забирающая у вас эмоциональную

энергию и отвлекающая вас от самосовершенствования забирая эту знергию на бесполезную для ВАС суету.

Жизнь - это игра и непросто игра а РПГ или даже ММОРПГ ...

Одни вот отстаивают или осуждают некие социальные и даже гиперсоциальные идеи ... другие позиционируют себя белопушистиками

которые какают исключительно бабочками и работают высокочастотными вибраторами во влагалище вселенной ... и всех призывают

к тому же.

Да подумайте же о себе и посмотрите на себя реально!

И особо для тех кто вибрирует и какает бабочками - на любом уровне у вас будут соответсвующее вашему уровню враги как

внутренние так и внешние. Увы ... жизнь и развитие питается конфликтом только ... вечная жизнь - это вечный конфликт.
Разность потенциалов  и рождает поток ... энергию и силу ... жить.

"Возлюбите врага своего как себя самого"(с)Христос - это не я сказал, но это истина.  )))

Тока не думаете что возлюбив своего врага вы сделаете его союзником. Боже упаси ... враг есть враг - его либо подчиняют

либо уничтожают. Любовь к врагу означает лишь принятие реальности как себя самого во всем ее разнообразии. А враг - это

источник нового, неизведанного со всеми вытекающими ...



Записан

"Я - есмь Истина и Путь, Альфа и Омега ..."(с)
Quangel
Ветеран
*****
Сообщений: 6722


Сaementarius Roma Ultima


Просмотр профиля
« Ответ #76 : 13 Апреля 2017, 19:43:49 »

Ау ребята, подумайте лучче о себе любимом в первый круг ...
Все социальные маркеры которые вы тут так яростно отстаиваете - это всего лишь фикция забирающая у вас эмоциональную
энергию и отвлекающая вас от самосовершенствования забирая эту знергию на бесполезную для ВАС суету.
Жизнь - это игра и непросто игра а РПГ или даже ММОРПГ ...

Для современного человека "сомосовершенствование" - это и есть попытки изменить общественное сознание.  Работа по изменению других душ,а не своей собственной,замкнутой в кокон "эго". Времена,когда можно было в одиночестве сидеть в пещере с закрытыми глазами,прошли.
Один Олег со своим Махарши этого никак не поймет.  Подмигивающий
Записан

"Катенотеизм - сознание того, что многие божества - лишь различные имена одного и того же Бога. Бога-Императора. Данное положение интенсивно используется Экклезиархией на отсталых мирах." (0.000.017.М03)
inMatrix.ru
Пользователь
**
Сообщений: 111


Digitalphysics.ru


Просмотр профиля WWW
« Ответ #77 : 13 Апреля 2017, 23:20:36 »

Для современного человека "сомосовершенствование" - это и есть попытки изменить общественное сознание.  Работа по изменению других душ,а не своей собственной,замкнутой в кокон "эго". Времена,когда можно было в одиночестве сидеть в пещере с закрытыми глазами,прошли.
Один Олег со своим Махарши этого никак не поймет.

Совершенствование других?!!
А они хотят, чтобы их совершенствовали?
Другие люди, хотят чтобы Вы их совершенствовали?
Лучший способ "совершенствовать" других - совершенствоваться самому?!!
Лучший способ научить других - собственным примером?!!
Не-а?!!
Самосовершенствование - повышение собственной конкурентоспособности?
« Последнее редактирование: 13 Апреля 2017, 23:42:32 от jno » Записан

Всего хорошего!
P.S. «Двойные стандарты» Администратора форума Pipa поражают. ;-)
* * *
Два процесса. Коханивский - Муравицкий
https://youtu.be/9khErKNcpzM

Собаки Порошенко
https://youtu.be/eI4ZvZGrHSE
---
Оранжевые паразиты.
Quangel
Ветеран
*****
Сообщений: 6722


Сaementarius Roma Ultima


Просмотр профиля
« Ответ #78 : 13 Апреля 2017, 23:34:07 »

Лучший способ "совершенствовать" других - совершенствоваться самому?!!

Это древний принцип Премодерна. :) Но работает и зеркальный - "измени другого и изменишься сам". Как там у Маяковского :)

Цитата:
Единица - вздор,

                 единица - ноль,

один -

       даже если

                 очень важный -

не подымет

           простое

                   пятивершковое бревно,

тем более

          дом пятиэтажный.

Записан

"Катенотеизм - сознание того, что многие божества - лишь различные имена одного и того же Бога. Бога-Императора. Данное положение интенсивно используется Экклезиархией на отсталых мирах." (0.000.017.М03)
Oleg.Ol
Ветеран
*****
Сообщений: 2724


Просмотр профиля
« Ответ #79 : 14 Апреля 2017, 04:16:25 »

маяковский не прав.

один чел 200 уровня сделает то, что мильен чел 1 уровня а принципе не смогут.

Один эйнштейн столько понаделал что мильярды маяковских до сих пор разгрести не могут )))


а так смотрите ... пока вы спите - враг качается )))
Записан

"Я - есмь Истина и Путь, Альфа и Омега ..."(с)
terra
Ветеран
*****
Сообщений: 1389


Просмотр профиля
« Ответ #80 : 15 Апреля 2017, 08:05:06 »


Какой враг? Который это сделал(ет)?

Возможно вы скажете: "шо ты к этому дерьму привязалась"? Да? А давайте доведем сюжет до логического завершения. Для этого на этот дворик следует наложить кадры из пафосного Бондарчука "Это наша земля". ДА! Это наша земля. я ХОЧУ ГОРДИТЬСЯ ЭТОЙ ЗЕМЛЕЙ.а Кто может вырасти ,выходя каждый день из дома на этот двор?

В провинции повсеместно исчезли дворники ,как класс. И нет гастарбайтеров, как в вашей империи. Ну вроде решили разобраться с любителями собачек. Только почему-то мне кажется,что кто-то посчитает это дело слишком мелким..деньги на него бесконтрольными и получится -все как всегда.  Необходим жесткий контроль за исполнением. И тщательная проработка закона для владельцев собак.
« Последнее редактирование: 15 Апреля 2017, 09:14:42 от terra » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #81 : 28 Апреля 2017, 11:35:23 »

На кухне демократы провели дебаты
По темам осуждения и их искоренения
В обчественном сознании законов соблюденье
И прочее раденье об этом и о том.

И как итог дебаты явились в результатах
На тушках демократов
В цветных конгломератах
Из ран и гематом

Ну и когда появятся посты открывателя америк о злобных империалистах мечтающих поработить весь мир ? и на горе всем соцьялистам раздуть мировой пожар ?

в продолжение соседней темы
-> http://quantmag.ppole.ru/forum/index.php?topic=4757.msg71513#msg71513

решил запостить сюда моего любимого мыслителя - Лем !

Более паскудного чтива мне не приходилось видеть. Все в одну кучу. И это понятно, что авторы пытаются подчеркнуть - более преступного режима, чем порожденный большевиками, мир не видывал,

А ещё много и паскудно писали про паскудства люди которым приходилось жить в этом паскудстве. Вам там вижу жить не пришлось

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/291129/read

До сих пор я умалчивал о своем путешествии на планету Абразию в созвездии Кита. Тамошняя цивилизация в основу своей экономики положила дракона. Не будучи экономистом, я, увы, этого так и не понял, хотя абразийцы не скупились на разъяснения. Возможно, кто-нибудь, сведущий в драконьей специфике, поймет в этом чуточку больше.

Радиотелескоп в Аретибо уже довольно давно принимал сигналы, которые не удавалось расшифровать. Успеха добился лишь доцент Каценфенгер. Он бился над этой загадкой, страдая от страшного насморка. Заложенный и мокрый нос, мешавший доценту в его изысканиях, навел его как-то на мысль, что обитатели неведомой планеты, в отличие от нас, возможно, существа не столько зрящие, сколько обоняющие. Действительно, оказалось, что их код состоит не из букв алфавита, но из символов различных запахов. Правда, в переводе, сделанном Каценфенгером, были непонятные места. Из этого текста следовало, что на Абразии кроме разумных существ живет существо размерами больше горы, необычайно прожорливое и немногословное. Ученых, однако, удивил не этот феномен космической зоологии, а то, что абразийское чудовище как раз благодаря своей безмерной прожорливости приносит особую пользу местной цивилизации. Оно наводило ужас, и чем ужаснее становилось, тем больший из него извлекался доход. Сыздавна питая слабость ко всяческим тайнам, я тотчас решил отправиться на Абразию.

Как я убедился на месте, абразийцы вполне человекообразны. Только там, где у нас уши, у них нос, и наоборот. Они тоже происходят от обезьян; но у нас были обезьяны узко- либо широконосые, у них же праобезьяны имели один нос либо два. Одноносые повымирали от голода. Вокруг планеты обращается множество лун, вызывающих частые и продолжительные затмения. Тогда воцаряется кромешная тьма. Выискивая пищу при помощи зрения, нельзя найти ничего. Обоняние позволяло добиться большего, но лучше всего дела шли у тех, кто имел два широко расставленных носа и пользовался обонянием стереоскопически, как мы — парой глаз или стереофоническим слухом.

Потом абразийцы изобрели искусственное освещение, и, хотя двуносовость перестала быть жизненно необходимой, они уже навсегда унаследовали от прапращуров эту анатомическую диковину. В холодное время года они носят шапки-ушанки, или, верней, носогрейки, чтобы не отморозить носы. Впрочем, возможно, я ошибаюсь. Мне показалось, что они не в восторге от этих своих носов — наследия тяжелого прошлого. Их слабый пол прячет носы под различными украшениями, порою величиной с тарелку. Но я на это особого внимания не обращал. Межзвездные путешествия научили меня тому, что различия в строении тела малосущественны. Настоящие проблемы кроются куда глубже. На Абразии такой проблемой оказался местный дракон.

На планете есть лишь один, очень большой континент, а на нем — что-то около восьмидесяти государств. Континент отовсюду окружен океаном. Дракон расположен на крайнем севере. С ним непосредственно граничат три государства — Клаустрия, Лелипия и Лаулалия. Изучив снимки дракона, сделанные с искусственных спутников, а также его макеты в масштабе 1:1 000 000, я пришел к выводу, что это весьма неприятная тварь. Впрочем, он ничуть не напоминал драконов, известных по земным сказаниям и легендам. Их дракон — не с семью головами; головы у него нет вообще, да и мозга, кажется, тоже. Нет у него и крыльев, так что он не летает. С ногами дело не вполне ясное, но, кажется, он вовсе лишен конечностей. Он похож на огромный горный хребет, обильно политый чем-то вроде студня. То, что перед тобой живое существо, можно заметить лишь при изрядном терпении. Передвигается он необычайно медленно, на манер червяка, довольно часто нарушая границы Клаустрии и Лелипии. Эта тварь поглощает что-то около восемнадцати тысяч тонн продовольствия в сутки. Дракон любит крупы, каши и вообще зерновые продукты. Но он не вегетарианец. Пищу ему доставляют государства, входящие в Союз Экономического Сотрудничества. Большая часть этого продовольствия перевозится по железной дороге до специальных разгрузочных станций, супы и сиропы перекачивают в дракона трубопроводами, а в зимнее время, когда ощущается нехватка витаминов, организуется их сброс со специальных грузовых самолетов. При этом ротовое отверстие искать не нужно — чудовище может хватать жратву любым местом своей туши.

Когда я прибыл в Клаустрию, первым моим побуждением было спросить: почему они вообще с таким рвением кормят этого монстра, вместо того чтобы дать ему сдохнуть от недоедания. Но тут разразился скандал с «покушением на дракона», и я прикусил язык. Некий лелипиец, возмечтавший о славе спасителя всей Абразии, основал тайную боевую организацию с целью прикончить ненасытного великана. Для этого предполагалось отравить витаминизированные кормовые добавки химическими веществами, вызывающими нестерпимую жажду, — чтобы чудовище принялось пить из океана без удержу, покуда не лопнет. Это напомнило мне известную земную легенду об отважном герое, который победил дракона (питавшегося преимущественно девицами), подбросив ему баранью шкуру, набитую серой. Но на этом сходство земной легенды с абразийской действительностью заканчивается. Местный дракон находится под защитой международного права. Мало того: соглашения о сотрудничестве с драконом, подписанные сорока девятью государствами, гарантируют ему поставки вкусных пищевых продуктов. Компьютерный переводчик, с которым я в дороге не расстаюсь, позволил мне тщательно изучить прессу. Известие о неудавшемся покушении крайне возмутило общественность. Покушавшихся требовали примерно наказать. Это меня удивило, ведь к дракону как таковому никто ни малейших симпатий не проявлял. Ни журналисты, ни авторы писем в редакцию не скрывали, что речь идет о чудовище, до крайности омерзительном. Так что поначалу я решил, что для них он нечто вроде злого божества, небесной кары, а жертвоприношения они, следуя какому-то местному обычаю, называют экспортом. О дьяволе тоже можно отзываться плохо, хотя пренебрегать им не стоит. Впрочем, дьявол способен вводить в соблазн; продав ему душу, можно рассчитывать на массу земных удовольствий. Дракон же, сколько я мог судить, ничего не обещал и не имел в себе ровным счетом ничего соблазнительного. Время от времени он тужился и заливал пограничные области остатками потребленного продовольствия, а в плохую погоду вонял на тысячу километров с гаком. Тем не менее абразийцы считали, что нужно за ним ухаживать, а вонь свидетельствует-де о плохом пищеварении, значит, надо позаботиться о лекарствах, способствующих правильному обмену веществ. Что же до самого покушения, то если бы оно, упаси Боже, удалось, разразилась бы катастрофа просто неслыханная.

Я все читал и читал газеты, но нигде не мог узнать, какого рода катастрофа имелась в виду. Порядком замороченный, я стал ходить в местные библиотеки, листал энциклопедии, всеобщую историю Абразии и даже посетил Общество Дружбы с Драконом, но и там ничего не узнал. Кроме нескольких служащих, там никого не было. Мне предложили взять членский билет и заплатить взносы за год вперед, но я ведь не для того туда пошел.

Государства, граничащие с драконом, — либеральные демократии; там можно говорить все, что душе угодно, и после долгих поисков я нашел публикации, осуждающие дракона. Но их авторы тоже считали, что в отношениях с ним предпочтительны разумные компромиссы. Применение хитрости или силы имело бы пагубные последствия. Тем временем горе-отравители сидели в следственной тюрьме. Они не считали себя виновными, хотя признавались в намерении убить дракона. Правительственная печать называла их безответственными террористами, оппозиционная — благородными фанатиками, у которых не все дома. А один клаустрийский иллюстрированный журнал предположил, что они провокаторы. Мол, за ними стоит правительство соседнего государства: сочтя, что квота на экспорт драконьих продуктов, установленная для него Союзом Экономического Сотрудничества, слишком мала, оно надеялось таким способом добиться ее пересмотра.

Репортера, пришедшего взять у меня интервью, я начал выспрашивать про дракона. Почему, вместо того чтобы дать покушавшимся шанс покончить с ним, их сажают на скамью подсудимых?

Журналист ответил, что это было бы гнусным убийством. Дракон по природе своей добродушен, но тяжелые условия жизни в северных полярных районах мешают ему проявить врожденное добросердечие. Ежели тебе постоянно приходится голодать, поневоле озлобишься, даже если ты не дракон. Нужно его подкармливать, тогда он перестанет лезть к югу и подобреет.

— Откуда такая уверенность? — спросил я. — Я как раз собирал вырезки из ваших газет. Вот несколько заголовков: «Области северной Лелипии и Клаустрии обезлюдевают. Массовое бегство населения продолжается». Или это: «Дракон снова проглотил группу туристов. Как долго еще безответственные турагентства будут устраивать столь небезопасные поездки?» А вот еще: «За прошедший год дракон увеличил свой ареал на 900 000 гектаров». Что скажете?

— Что это лишь подтверждает мои слова. Мы по-прежнему его недокармливаем! С туристами, верно, инциденты случались, и довольно прискорбные, но дракона не следует раздражать. Он не выносит туристов, особенно фотографирующих. У него аллергия на блиц-вспышку. А что вы хотите? Ведь он три четверти года живет в темноте… Впрочем, одно лишь производство высококалорийного драконьего питания обеспечивает нам 146 000 рабочих мест. Согласен, какая-то кучка туристов погибла, но насколько больше народу умерло бы с голоду, потеряв работу?

— Минутку, минутку, — прервал я его. — Вы поставляете дракону продовольствие, а ведь оно стоит денег. Кто за него платит?

— Наши парламенты принимают законы о предоставлении экспортных кредитов…

— Значит, дракона содержат ваши налогоплательщики?

— В известном смысле — да, но эти издержки приносят выгоду.

— Может, выгоднее было бы прикончить дракона?

— То, что вы говорите, чудовищно. За последние тридцать лет в отрасли, связанные с драконокормлением, вложено более сорока миллиардов…

— Может, было бы лучше истратить их на себя?

— Вы повторяете доводы наших самых реакционных консерваторов! — воскликнул репортер раздраженно. — Это подстрекатели к убийству! Они хотят превратить дракона в консервы! Жизнь священна. Нельзя никого убивать.

Видя, что наш разговор ни к чему не ведет, я распрощался с журналистом. Поразмыслив, я отправился в Архив Печати и Древних Документов, чтобы, покопавшись в запыленных газетных подшивках, узнать, откуда этот дракон взялся. Потрудиться пришлось немало, однако я обнаружил нечто весьма любопытное.

Полвека назад, когда дракон покрывал всего два миллиона гектаров, никто не принимал его всерьез. Я встретил множество статей, в которых предлагалось выкорчевать дракона или залить его водой при помощи особых каналов, чтобы зимой он замерз; однако же экономисты объяснили, что эта операция будет крайне дорогостоящей. Но когда дракон, питаясь пока что исключительно мхом и лишайником, удвоил свои размеры и жители пограничных районов стали жаловаться на нестерпимый смрад (особенно весною и летом, с началом теплых ветров), благотворительные организации принялись окроплять дракона духами; когда же это не помогло, они устроили для него сбор хлебобулочных изделий. Сперва их затею подняли на смех, но со временем она получила настоящий размах. В более поздних газетных подшивках не было уже ни слова о ликвидации дракона, зато все больше и больше говорилось о выгодах, которые принесет оказание ему помощи. Итак, что-то я все же узнал, но, сочтя это недостаточным, отправился в университет, на кафедру общей и прикладной драконистики. Ее заведующий принял меня чрезвычайно любезно.

— Ваши вопросы в высшей степени анахроничны, — со снисходительной улыбкой произнес он, выслушав меня. — Дракон есть объективная реальность нашей действительности, ее неотъемлемая, а в известном смысле — центральная часть, поэтому его надлежит изучать как международную проблему особой важности.

— Нельзя ли поконкретнее? — сказал я. — Откуда он вообще взялся, этот дракон?

— А кто его знает, — флегматично ответил драконовед. — Археология, прадраконистика и генетика драконов не входят в круг моих интересов. Я не занимаюсь драконогенезом. Пока он был мал, он не представлял серьезной проблемы. Таково общее правило, почтеннейший чужеземец.

— Мне говорили, он происходит от улиток-мутантов.

— Не думаю. Впрочем, не важно, откуда он взялся, раз уж он существует, да как еще существует! Исчезни он вдруг, это было бы катастрофой. После нее мы вряд ли оправились бы.

— В самом деле? А почему?

— Автоматизация привела у нас к безработице. В том числе среди научной интеллигенции.

— И что же, дракон помог делу?

— Разумеется. У нас скопились огромные излишки продовольствия, горы макарон, озера растительного масла, сущим бедствием было перепроизводство кондитерских изделий. Теперь мы экспортируем эти излишки на север, а ведь их еще надо перерабатывать. Он не будет есть что попало.

— Дракон?

— Ну да. Чтобы разработать оптимальную программу его кормления, пришлось создать систему научно-исследовательских центров, таких как Главный Институт Драконопасения и Высшая Школа Гигиены Дракона; в каждом университете есть хотя бы одна кафедра драконистики. Особые предприятия производят новые виды питания и пищевых добавок. Министерства пропаганды создали особые информационные сети, чтобы втолковать обществу, сколь выгоден товарообмен с драконом.

— Товарообмен? Так он вам что-то поставляет? Не может быть!

— Поставляет, а как же. Прежде всего так называемый драколин. Это его выделения.

— Такая блестящая слизь? Я ее видел на снимках. На что же она пригодна?

— Когда загустеет — на пластилин, для детских садов. Хотя проблемы, конечно, имеются. Трудно вынести запах.

— Воняет?

— В известном смысле — очень. Чтобы отбить запах, добавляют особые дезодоранты. Пока что драконий пластилин в восемь раз дороже обычного.

— Профессор, а что вы скажете о покушении на дракона?

Ученый почесал ухо, свисавшее у него над губами.

— Если бы оно удалось, то, во-первых, мы имели бы эпидемию. Представляете себе испарения, идущие от такой дохлой туши? Во-вторых — крах банков. Развал монетарной системы. Короче говоря, катастрофа, господин чужеземец. Ужасная катастрофа.

— Но ведь его присутствие дает о себе знать, не так ли? Говоря попросту — оно в высшей степени неприятно?

— Что значит неприятно? — изрек с философским спокойствием драконовед. — Постдраконовый кризис был бы еще неприятнее! Учтите, пожалуйста, что мы не только кормим его, но и проводим с ним внегастрономическую работу. Стараемся смягчить его нрав, удержать его в определенных границах. Это — программа так называемого одомашнивания, или умиротворения. В последнее время ему дают большое количество сладостей. Он это любит.

— Сомневаюсь, чтобы его нрав стал от этого слаще, — буркнул я.

— Однако экспорт кондитерских изделий возрос вчетверо. Ну и следует помнить о деятельности КРДП.

— Что это такое?

— Комитет Регулирования Драконьих Последствий. Он дает работу выпускникам университетов и колледжей. Дракона следует познавать, исследовать, время от времени — лечить; прежде у нас был избыток медиков, а теперь каждому молодому врачу работа обеспечена.

— Ну хорошо, — сказал я без особой убежденности. — Но ведь все это — экспорт филантропии. Почему бы вам не заняться филантропией непосредственно у себя?

— Как вы это понимаете?

— Ну… вы ведь тратите на дракона кучу денег!

— И что же — раздавать их гражданам просто так? Это противоречит основам любого хозяйствования! Вы, я вижу, полный профан в экономике. Кредиты, обслуживающие драконий экспорт, разогревают конъюнктуру. Благодаря им растет товарооборот…

— Но и сам дракон тоже, — прервал я его. — Чем усиленней вы его кормите, тем он становится больше, а чем больше он становится, тем больше у него аппетит. Где же тут смысл? Ведь в конце концов он вас разорит и сожрет!

— Вздор! — возмутился профессор. — Банки причисляют кредиты к активам!

— Что это, дескать, возвратные ссуды? А он вернет их своим пластилином?

— Не ловите меня на слове. Если бы не дракон, для кого мы производили бы трубопроводы, которыми в него качают мучной отвар? А ведь это — и металлургические комбинаты, и трубопрокатные станы, и сварочные автоматы, и транспортные средства, и так далее. Дракон имеет реальные потребности. Ну, теперь понимаете? Производство должно на кого-то работать! Промышленники не производили бы ничего, если бы готовый продукт приходилось выбрасывать в море. Реальный потребитель — другое дело. Дракон — это громадный, необычайно емкий заграничный рынок, с колоссальным спросом…

— Не сомневаюсь, — заметил я, видя, что и эта беседа ни к чему не ведет.

— Итак, я вас убедил?

— Нет.

— Потому что вы прибыли из цивилизации, слишком непохожей на нашу. Впрочем, дракон давно уже перестал быть только импортером нашей продукции.

— Чем же он стал?

— Идеей. Исторической необходимостью. Нашим государственным интересом. Могущественным фактором, оправданием наших объединенных усилий. Попробуйте взглянуть на дело именно так, и вы поймете, какие фундаментальные проблемы обнаруживаются в омерзительной вообще-то твари, если она достигнет планетных размеров.

Сентябрь 1983

P.S. Говорят, что дракон распался на множество маленьких дракончиков, но их аппетит отнюдь не уменьшился.

1993
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2017, 13:07:25 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #82 : 28 Апреля 2017, 13:03:10 »

add
Воспоминания Лема о русских идеях "призрака соцьялизьма" бродившего по европе
дайджест

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/143867/read
- Так говорил… Лем (Беседы со Станиславом Лемом) (пер. Виктор Язневич,Владимир Иванович Борисов) - Станислав Лем

...
- А у вас, у родителей или у кого-нибудь из знакомых были контакты с русскими? Как они себя вели?

- Мы были очень сильно изолированы от российской политической банды, которая приехала занять высшие должности на «присоединенных землях». Мне говорили уже после войны, в Москве, что это был наихудший советский элемент - одни подонки. Никто из уважающих себя поляков, даже если мог, не совался к ним. Это было не только неприятно, но и небезопасно.

- Неужели до вас вообще не добирались известия о том, что вокруг идет интенсивная экстерминация поляков?

- Доходили известия, что того вывезли или другого вывезли
, но потом от них приходили письма, потому что работала почта. И таким образом люди как-то утешались. Несколько первых месяцев после вторжения Советов было действительно страшно. Когда поезда ехали в Россию, говорили: «Кожа, мануфактура, кожа, мануфактура». А когда возвращались, говорили: «Спички, махорка, спички, махорка». Кроме махорки и спичек, в магазинах практически ничего не было.

У меня было несколько товарищей, с которыми мы устраивали атаки на очереди. Выстраивались клином в стиле Александра Македонского и атаковали начало очереди. Но внутри, в магазине, уже ничего не оказывалось. Разве что кусочки вафель, склеенные горячей массой какао, или юнаки (самые дешевые тогда сигареты, фабрика по производству которых находилась под Львовом). Только через некоторое время начали появляться какие-то советские товары. Я что-то начал соображать, когда в кинотеатре «Марысенька» увидел советскую хронику, в которой показывали московскую шоколадную фабрику «Красный Октябрь» и ее работниц, упаковывающих шоколадные конфеты. Я сразу понял, что при этой системе никогда уже шоколадок не увижу. А с тем же кинотеатром «Марысенька» связано другое, теперь уже беспартийное воспоминание. Когда там выступал Театр миниатюр, одну не слишком одетую пани (у нее вся талия была голая) один очень сильный мужчина поднимал вверх на одной руке, а его ладонь уходила в ее тело так, как будто это было тесто. (Смеется) Это произвело на меня ошеломительное впечатление.

- Ради бога, рассказывайте о советской оккупации, а не о выступлениях циркачей.

- Прошу обратить внимание, что это тоже было реалиями того времени. Я помню тысячи анекдотов о красноармейцах, которые люди передавали из уст в уста. Некоторые из них наверняка были правдивыми. Например, входят двое русских в магазин и, показывая на нафталин, лежащий на полках, спрашивают: «А что это за белые шарики лежат там наверху?» Когда им давали это в руки, они клали их в рот и глотали. И даже не кривились! Или о женах командиров, которые в ночных рубашках ходили в театр. Была также хорошая история об одном чудаке, который мыл голову в унитазе, а когда вода переставала течь, в ярости гонялся за хозяйкой. Нас эти рассказы, конечно, страшно развлекали, потому что мы были, в конце концов, беззащитными, малыми существами в лапах тупой яростной гориллы. Однако такие истории при немцах уже не рассказывали, там было уже не до смеха.
..
- Русские убивали людей в городе? Грабили, насиловали?
- Тогда еще нет, они только что вошли в город.
- На грабеж и насилие хватит нескольких минут.
- (Категорически) Нет, нет, поначалу они вели себя пристойно, так же, как и немцы позднее. Пока входила регулярная армия, все происходило в цивилизованных рамках. Только когда пришло НКВД, начали происходить страшные вещи: вывоз, селекция и т.д. Так же было потом и с немцами. Только те, кто приходил за первыми отрядами, брали, как говорится, людей за жопу.
..
- Воспоминания очевидцев подтверждают, что период первой советской оккупации воспринимали как полуоккупацию (хотя и были ссылки), а вот немецкую оккупацию считали уже настоящей. Откуда эта разница?

- Ну, эти русские, они же были действительно grand guignol[8]. Они были иногда невозможные… (Смеется) Можно было прийти к красноармейцу и спросить: «А ископаемая шерсть у вас есть?» А он всегда с каменным лицом отвечал: «Конечно, есть». К немецкому солдату никто бы с таким вопросом не пошел. Русские, конечно, были опасны, но с большой примесью гротеска и абсурда. Это были совершенно разные ментальности - немецкая и советская. Когда русские подошли к Познани и начался обстрел города, солдаты в поле начали в котелках подогревать свиную тушенку. Американский корреспондент спрашивает их, как они могут в такой момент заниматься пищей, да еще на открытом пространстве, где в любую минуту может начаться обстрел. А они на это: «Niczego, nas mnogo».

- Это так, но в то же время уровень инфильтрации польского подполья при Советах был значительно выше, чем при немцах.
- Потому что у русских был такой численный перевес, что они в один час, например в полночь или в другое ночное время, могли ввести своих солдат во все дома Львова. Немцев на такое не хватало.

- Я помню атмосферу сталинских лет в детстве. Без сомнения, люди боялись: в доме о политических делах разговаривали полушепотом, при детях не говорили правду.
- Чего-нибудь подобного во Львове абсолютно не было. В конце концов это был первый год оккупации, и никто еще не знал, что нас ждет. Известно было только, что вывозят беженцев и часть польской администрации. Вот и все, что мы знали. Полная правда обо всем этом мне открылась только после войны благодаря «Историческим тетрадям» Гедройца. Сидя же там, на месте, я не знал почти ничего.

- Моя мама, которая вашего возраста и родом из-под Каменца, говорит, что во время советской оккупации у них не было никаких иллюзий насчет того, что их не вывезут, и они всегда были готовы к отправке. Конечно, по ночам страшно боялись.

- У нас тогда так не было. Больше страха было, когда русские пришли во второй раз, то есть когда нас, как тогда говорили, «освободили». Тогда действительно боялись.
- Это значит, что во время «первых» русских польское общество еще не осознавало, что все уже приговорены к смерти или к депортации.

- А каким образом можно было что-то такое узнать? Или от соседей, или по радио, или из прессы. А пресса тогда была - «Czerwony Sztandar»[9].
- Но у вашего отца не должно было быть иллюзий относительно большевиков. Ведь он знал их досконально. Он не боялся?

- Иллюзий у него не было, раз его чуть не расстреляли.
Однако он был страшно скрытным человеком. Если и испытывал какие-то страхи, то никогда ими ни со мной, ни с моей матерью не делился. Свои эмоции он всегда держал на очень коротком поводке. Так что о различных угрозах я часто узнавал лишь ex post. Просто у него был такой характер.

- То есть можно сказать, что, несмотря на те ужасные времена, жизнь обошлась с вами ласково.

- Естественно, мне легко говорить все это лишь потому, что я никогда не сидел в лагере, то есть не испытал наихудшего. При «первых» Советах был только один тягостный момент, но и он был, впрочем, лишь результатом моего увлечения и бездумья. Была у меня такая слабость, что я делал различные модели из металла и, между прочим, сконструировал маленький танк и небольшую пушечку. А потом я сделал снимки этих своих моделей. И хотя отец запретил мне это, я все-таки отнес пленку для проявки фотографу. Когда я пришел за отпечатками, хозяин заведения сказал мне: «Там на этаже вас кто-то ждет». Это, конечно, был энкавэдист. Я немедленно объяснил ему, что это такое, и ничего не случилось, но для меня это стало уроком благоразумия, больше я уже подобной беспечности не допускал.
...
- Вы помните 22 июня 1941 года?

- Когда началась война, город закипел. Тогда мы впервые увидели панику русских и их массовое бегство. Смирнов тоже сбежал. Не могу сказать, что я огорчился по этому поводу. Огромные советские танки песочно-желтого цвета, с дулами, повернутыми назад, уходили по Грудецкой улице, которую тогда называли «Dawaj nazad». Через короткое время приехали совершенно похожие на жуков маленькие немецкие танкетки - синие, вороненые. В каждой стоял немец.

Подо Львовом была расквартирована какая-то сильная моторизованная советская группировка, поэтому бои там продолжались довольно долго, но немцы все-таки их выбили. Мы не были в это непосредственно вовлечены, никаких уличных боев не было.
- То есть жители Львова узнали, что немцы входят в город, только в тот момент, когда они появились на улицах?
- Ну да.
- Люди прятались в погребах? Как это выглядело?
- Ничего такого я тогда не видел.
- Просто на улицах вдруг появились танки?
- Да, но сначала массово убегали русские. Главным образом, гражданские. Военных я вообще тогда не видел. А вот немецкий авангард был исключительно моторизованным, никаких пехотинцев. На улицах вдруг появились мотоциклисты в шлемах, и все уже закончилось. Произошло это очень быстро.

- А на улицах были приветствующие толпы?
- Кажется, украинцы приветствовали немцев, но собственными глазами я этого не видел. Во всяком случае, все вышли наверх. Тогда же мой коллега по гимназии, Миську Волк, впервые обратился ко мне по-украински. «Миську, ты що, здурил?» - спросил я его. Никогда раньше мы не разговаривали на украинском языке, даже украинские ученики остерегались делать это в школе. Я знал, что они были грекокатоликами, а значит, могли говорить на своем языке, но они никогда этого не делали, кроме как во время уроков украинского в гимназии. Учил нас в польской гимназии украинец - профессор Турчин.

- А немцы сделали какой-нибудь парад в городе?
- Сделали, но я туда не ходил. А на трассе появились только гитлеровские моторизованные единицы.

- А что было известно о массовых убийствах в тюрьмах? Было ясно, что это сделали русские?
- Неизвестно, кто поджег Бригидки. Может быть, и немцы, но скорее всего Советы. Стены тюрьмы были очень толстые, горело плохо. В подвалах фактически штабелями лежали трупы. Я заглянул туда. Страшное зрелище! Стояла жара, ведь был июль, трупы раздулись до неправдоподобных размеров. Тут же приехала какая-то немецкая кинохроника PKB Berichte, но я предпочел не принимать участия в этом спектакле…

..Под лестницей гаража у меня был тайничок, в котором я прятал летную амуницию и снятые с советских самолетов авиагоризонты и спидометры, убедившись, кстати, к своему удивлению, что на всех на них были надписи «made in Germany» (смеется). Все это я прятал, немного - для высших целей, немного - для себя

..В городских боях отдельные подразделения постоянно тасовались. Немцы сбежали, но снова вернулись. Советские, которые вошли в город раньше, тоже говорили: «My wierniomsja». И действительно вернулись. А украинская дивизия «Галичина» была разбита под Бродами в пыль. Но об этом я узнал уже позже, из книг.
Когда Цитадель замолчала, я решил, что весь Львов уже советский. Никого не спрашивая, я пошел к папе с мамой, которые жили тогда где-то около Грудецкой, в какой-то боковой улице. Однако до них я не дошел, потому что услышал лязг гусениц. Вокруг меня стало пусто. Навстречу ехала «Пантера». Я хотел юркнуть в какие-нибудь ворота, но все были заперты на замок. Укрыться было негде.

- Танк ехал по улице?
- Да, по центру. Вокруг меня не было ни души. Однако я не знал, что в кустах по левую сторону стояло замаскированное советское противотанковое орудие, которое выстрелило. Я до сих пор помню силу воздушного потока от пролетающего рядом со мной снаряда. Он попал прямо в горловину бронебашни. Своротил ее, и немцы не могли выйти. Внутри загорелось, они страшно кричали.

- Было видно, как они горят?
- Да нет. Через броню ничего не видно. Башня не была сорвана, только изуродована так, что они не могли выбраться. Я не стал ждать, что будет дальше, дал стрекача, только меня и видели. Когда я через несколько дней пришел на то место, большой трактор «Сталинец» оттаскивал эту «Пантеру». Она сгорела так, что не катилась на роликах, к которым прикипели гусеницы. Из любопытства я залез на танк и увидел внутри обгоревшие черепа немцев. Никогда больше не хотел бы увидеть что-нибудь подобное. Это такие воспоминания, которые остаются навсегда, как на киноленте.

...
- Каким было тогда ваше политическое сознание? Вы ощущали себя гражданином оккупированной страны?
- Нет. Я думал о Польше, как о чем-то, что обязательно вернется. Но я ведь не был в то время, как бы это сказать, суверенным в своих решениях. Я был еще щенком, за которого решали отец и мать. И верил в то, во что верили они. То есть в то, что Львов останется польским. Конец.

- Когда эта вера пропала?
- Когда отец пришел домой и сказал, что мы должны ехать, иначе мы станем советскими гражданами. Это страшно! Нужно было ехать, иначе нас бы вывезли.
Но об этом вообще не говорили. Начали упаковывать вещи.

- Это был один из последних транспортов в Польшу, правда?
- Да, поэтому мы потеряли почти все. Мебель, медицинские инструменты отца. За «все» это отец получил рублей шестьдесят. Мы забрали с собой два-три ящика и несколько книг. А у отца была огромная медицинская польско-немецко-французская библиотека. Все, черти, взяли! Я даже сейчас смог бы восстановить по памяти ту шестикомнатную квартиру.
..
Мне кажется, что эти две гигантские «косилки», прошедшие через нашу страну, немецкая и советская, полностью скосили нашу культурно-творческую элиту. Почти семьдесят процентов офицеров запаса мы потеряли в лагерях Осташкова и Катыни. Только Львов понес утраты, исчисляющиеся десятками процентов. Погибли люди, которые могли бы что-то начать заново, это было разрушение элементарных межчеловеческих связей, которые и порождают консолидирующие элиты. Наши потери этого самого ценного созидательного для государства материала были значительно больше, нежели в Германии.
..
- Если я прав, в то время вы начали печатать публицистику и идеологизированные научно-популярные обзоры на страницах «Nowa Kultura». Некоторые из этих статей можно найти в томике «Выход на орбиту», другие надо искать в прессе эпохи. Не могли бы вы посвятить этому вопросу пару слов?

- Когда «Tygodnik Powszechny» de facto перестал существовать, так как от него осталась только шкура, а внутренности волки съели и там сидели, мне предложили писать заметки для «Nowa Kultura», которая возникла из объединения «Odrodzenie» и «Kuznica». Некоторое время я туда писал, но ничего достойного не сделал, а взамен получил только злость и раздражение, когда Путрамент включал в мои тексты творческие добавки вроде «Как правильно сказал Маленков…». Ни о каких исправлениях не могло быть и речи, поэтому через некоторое время я перестал там печататься.

Вы, конечно, думаете, что я писал тексты, популяризирующие советскую науку, потому что хотел заработать, но на самом деле было наоборот, так как это было еще во времена «Zycie Nauki». Хойновский попросил меня, чтобы я в качестве своей первой серьезной работы написал что-нибудь, популяризируя советское, аргументируя это так: «На нас давят, что мы односторонне даем только проамериканскую информацию». Только поэтому я написал этот текст. Это была типичная защитная статья, которая, впрочем, нам ничем не помогла.

Мучительность мира политики я ощущал лишь тогда, когда мне мешали издавать книги.
- Я был в те годы маленьким ребенком, но помню, как к нам пришел инкассатор со счетом за электричество. У родителей не было денег. Я и посоветовал отцу, чтобы он заплатил долларами (в доме был один доллар на «черный час»). До сих пор перед глазами стоят перепуганные лица родителей. Тогда царил страх, даже я его помню. А вы рассказываете безмятежную историю артистической богемы…

..Только позже, из рассказа Мрожека «Явожно» я узнал, что в сталинские годы существовали какие-то рабочие лагеря. Он рассказывал мне, как возвращался на служебной машине с интервью и увидел строй оборванных людей, идущих по краю шоссе. Так он узнал об этом, а я - от него. А раньше я не имел об этом никакого понятия.

Скажем себе честно: у нас было не так уж страшно. В основном в индивидуальных случаях людям удавалось защититься. Было очень трудно, но шли на какие-то уступки и искали какие-то фиктивные решения типа: Америка, борьба за мир… Однако у нас поэтов не убивали. В Советах были Ахматова, Цветаева, Мандельштам. Я прочитал недавно «Слово о Якубе Шеле» Ясенского и уяснил себе, что он был попросту разрушен в этом своем Советском Союзе. Поехал туда, а они очень быстро ему объяснили, чего стоит их доктрина.

- А как вы сейчас смотрите на те труднейшие годы, когда делали свои первые шаги как писатель, в тени немецкого и советского тоталитаризма? Это было потерянное время?
- Это были годы, когда я «оперялся». Можно поставить академический вопрос, что было бы, если бы Gebethner в 1948 году издал «Больницу преображения» и я не должен был бы писать следующие два тома «Неутраченного времени», а также если бы спокойно писал себе в «Tygodnik». Мне кажется, что и в этом случае я шел бы к тому, чем занимаюсь.
..
- Над западной SF вы достаточно поиздевались в «Фантастике и футурологии», циничным доказательством чего является размещенная там схема, но из нее ничего нельзя узнать, например, о советской научной фантастике.

- Собственно, кроме пары книг, таких как «Пикник на обочине», я не нашел там ничего такого, что бы меня восхитило. Эта книга Стругацких вызывает во мне своеобразную зависть, как если бы это я должен был ее написать. С повествовательной точки зрения она безумно увлекательна, хотя авторы немного и хватили через край. Это произведение так хорошо потому, что является оригинальным, новым подходом к классической теме, развитой ранее Уэллсом в «Войне миров», теме вторжения на Землю. Это бесспорно их самая удачная книга, хотя нельзя отказать в беллетристической ценности и роману «Трудно быть богом». Мне восприятие этого романа очень затрудняет предпосылка авторов о полном подобии этих неизвестных существ и людей. Я попросту не могу в это верить! Разве что это сказка, но тогда она совсем сбивает меня с панталыку. Есть еще одна их книга - называется «Малыш». Там причудливо поставлена проблема невозможности контакта с иной цивилизацией, которая замкнулась и не ищет никаких контактов.
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2017, 14:57:15 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #83 : 28 Апреля 2017, 13:03:48 »

окончание цитаты
Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/143867/read
- Так говорил… Лем (Беседы со Станиславом Лемом)
...
В Советском Союзе меня переводил известный астрофизик, известный математик и, кажется, какой-то японист, а также люди не из литературной среды.

- А ведь в Советском Союзе вы необычайно популярны. В этой стране ваши книги воспринимают - это я знаю от своих друзей - просто восторженно.

- В СССР меня издают гигантскими тиражами. Когда на польском и русском языках вышла «Книга друзей»[99], то многие писатели состряпали неправдивые тексты о том, как они любят Советский Союз, или о том, как их любят в этой стране. Но там есть как минимум один подлинный текст - мой. Подлинный потому, что приключение, которое я пережил в СССР, неправдоподобно.

- Я думаю, уместно рассказать об этом подробнее.

- Охотно, потому что это было прекрасное переживание. Когда я, уже много лет назад, вместе с делегацией писателей приехал в Москву, то сразу же силой стихийного напора научной среды, студентов и членов Академии наук был буквально оторван от группы, у которой была расписанная заранее программа посещения. За две недели я практически не виделся с коллегами, был то в Университете, то на атомной электростанции, то в Институте высоких температур, а то меня и вовсе увезли в Харьков. Ученые способствовали тому, что ошеломленное этим напором польское посольство организовало что-то вроде коктейля, на который, чтобы почтить меня, явилась настоящая элита советской науки. Это были сумасшедшие недели, когда секретариат посольства стал моим секретариатом, так как бесчисленное количество приглашений приходило со всех сторон. Вторым эшелоном к этому действу присоединились космонавты (Егоров и Феоктистов) и полностью меня поглотили.

Когда годом позже я снова поехал с какой-то делегацией, все повторилось, но в еще большем масштабе. Я помню встречу со студентами Московского университета, на которую собрались такие толпы, что я, должно быть, выглядел как Фидель Кастро среди поклонников. Температура у русских, когда они ощущают интеллектуальное приключение, значительно более высока по сравнению с тем, что происходит в других странах. Сартр, когда возвращался из Москвы, был буквально пьян от того, как его носили на руках. Я тоже это испытал. Русские, когда кому-то преданны, способны на такую самоотверженность и жертвенность, так прекрасны, что просто трудно это описать.

Должен сказать, что я вообще был не в состоянии увидеть советскую действительность, так как все время был отделен от нее человеческой стеной. Тогда я еще был молод и мог все это выдерживать, но приходилось бодрствовать от восемнадцати до двадцати часов в сутки. Я вообще почти не мог спать, потому что телефоны начинали звонить уже в шесть утра. Во всем этом - что интересно - участвовали толпы ученых, меня тащили то в частные дома, то в Библиотеку им. Горького, то к председателю Эстонской Академии наук, но там не было ни одного писателя. Я был единственный. Это был неправдоподобный круговорот. Но к чувству триумфа примешивался привкус эрзаца, ведь мне бы хотелось, чтобы это происходило в моей стране.

Когда лауреат Нобелевской премии советский физик Франк приехал в Краков, первым делом он связался со мной. Две недели этот дом был местом паломничества. Когда приезжала какая-либо научная делегация, я знал, что рано или поздно она «свалится» сюда, так как обычно это было их особым желанием, которое они доводили до сопровождающих. Так что я не могу жаловаться на то, что не был ими обласкан. Наоборот, был заласкан чуть ли не до смерти. Даже в посольстве в Москве у меня было ощущение, что на меня смотрят, как на диковинку. Меня так возносили вверх эти восторженные ученые и происходило это так спонтанно и стихийно, что этому было трудно противостоять. Рассказывая об этом в упомянутой выше книге, я вынужден был все смягчить, учитывая контекст.

- И что, вы хотели бы, чтобы вас так же пестовали на родине, хотели жить и работать в такой атмосфере?

- Поймите это правильно. Выдающиеся и известные личности всегда происходят из дальних стран. Такие неслыханные, сбивающие с ног дозы восторженности на меня обрушились потому, что я появлялся редко и ненадолго. Там у меня было ощущение, что я очень нужен кому-то. Чтобы показать эту температуру, расскажу две истории.

Когда меня вытащили в Харьков, встречавшие у самолета ученые изъяли меня, не дожидаясь, пока подвезут трап, и усадили в «Волгу», которая помчалась в город. Это было юмористическое зрелище, потому что я был завален хризантемами - была поздняя осень и других цветов не было, - и у меня появилось ощущение, что я весьма почетный труп, который везут на кладбище. Это мне напомнило атмосферу дня поминовения усопших, потому что я был завален огромной массой жутко холодных, белых и влажных цветов. Можно было подумать, что выкуплены все цветы в Харькове. Я был там два дня, но не видел ничего, даже ни одной улицы. И даже когда накануне отлета в Москву несколько десятков профессоров и доцентов пешком провожали меня в гостиницу и нам встретился какой-то мычащий пьяница, шедший синусоидой, мои славные опекуны сгрудились вокруг меня, как квочки, заслоняющие цыпленка от ястреба, чтобы избавить меня от вида этого досадного проявления действительности.

Вторая история случилась, когда профессор Капица, также лауреат Нобелевской премии, ученик Резерфорда, старейшина советской физики, пожелал побеседовать со мной. Он пригласил меня к себе и, к страшному разочарованию своих сотрудников, закрылся со мной в кабинете, и мы рассматривали проблемы земли и неба. Выйдя от него, я увидел разочарованные мины и тут же легкомысленно сказал, что если кто-нибудь хочет со мной поговорить, то я приглашаю вечером в гостиницу. Пришло столько людей, что я был поражен. Это был очень большой номер, но все стояли, потому что не было места для сидения даже на полу. В присутствии шестидесяти человек мы провели там что-то вроде митинга. Независимо от того, чего они от меня ожидали и чего стоит моя литература, это было необычайно искренне. Что бы плохого ни говорили об этом обществе, советская наука является настоящей. Вопреки тому, что некоторые говорят, у них настоящая, серьезная космонавтика.

Большой неожиданностью стал для меня этот мир русской науки. Наверное, я заменял им всех: Камю, Сартра, Джойса, Кафку. Это очень сильно контрастировало с тем, что было в Польше. И у нас есть настоящие читатели, на температуру встреч я тоже не могу пожаловаться, но такого не было никогда.

- На что же вы жалуетесь? Там вы были писателем на один раз.

- Я отвечу вам примером. Когда в Военную техническую академию в Варшаве приехали мои знакомые советские космонавты, они пожелали, чтобы я тоже там присутствовал. Меня даже пытались отвезти в столицу на военном реактивном самолете, но я отказался: была плохая погода и мне не хотелось падать к ногам космонавтов на парашюте. Так что меня привезли туда на машине и я был втянут в орбиту официальных ритуалов. Но когда мы оказались вместе в каком-то институте авиации, получилась тягостная ситуация: космонавтам вручили цветы, их вписали в книгу почетных гостей и т.д., а с этим Лемом, как с лакеем, неясно было, что делать. Кроме того, в Москве все меня знали и читали, сам Генеральный Конструктор СССР, то есть Сергей Королев, который создал всю космическую программу, читал Лема и любил Лема, а у нас эти господа и эти полковники, не говоря уж об охране, которая вообще ничего не читает, не имели обо мне ни малейшего понятия. Я был там вышитой подушечкой, которую пожелали гости, вот любезные хозяева ее и предоставили

..
- Если расположить философов по степени ухудшения отношения к ним, то на том уровне, о котором мы сейчас говорили, находится Хайдеггер - через минуту вы объясните причины своей сдержанности по отношению к нему, - а где-то в конце находится Сартр…

- Исключительно неприятная фигура, извините, что прерываю, но я должен дать выход своей глубокой антипатии к этому негодяю, который наверняка даже не знал, что таковым является. Только человек внутренне нечестный может отважиться утверждать, что не следует говорить правду о темной стороне прекрасного строя.

- Вы имеете в виду советские лагеря?


- Естественно. Затем он заболел маоизмом. Его энтузиазм я всегда объяснял желанием пребывать в первой шеренге. Он ужасно боялся, что история может его выплюнуть, что он может потерять публику, потому что молодые пойдут в другом направлении.

Разъезжая по миру, он мог не замечать тех ужасных вещей, которые творил в Камбодже Пол Пот - также воспитанник Сорбонны, - во имя светлого будущего вырезая миллионы людей. Зато он не забыл навестить в ФРГ Баадера (из террористической группы Баадер-Майнхоф) и посетовал в прессе, что у того в тюрьме недостаточно комфортный туалет. Это избирательное видение совершенно умаляет его в моих глазах как человека.

...у нас нет общественной системы отбрасывания подонков.

- Действительно, нет. Я бы сказал, что в большей степени мы обязаны этим тяжести двух военных катков - немецкого и советского. Наше общество было так сильно ими придавлено, что уже не поднялось. Это видно в воцарившемся невмешательстве и позициях вроде «моя хата с краю»… Вся эта искусственно надутая, как поднявшееся тесто, псевдокультурная формация рухнула.
..
- Когда в годы соцреализма вы писали «Диалоги», уже тогда вы первый обнажили паркинсонизм централистской системы. Почему же двадцать лет назад вы были не в состоянии увидеть, что советская империя рассыплется, как старая скорлупа?

- Потому что очень велика была инерция нашего мышления о коммунизме, а может, так же, как и крупные ученые советологи, мы оказались слишком мало просвещены?.. Хотя я напомню вам, что Пильх где-то написал, что я догадался о падении Советов. Без сомнения, у меня не было данных по этому вопросу, поэтому это было сказано столь слабым писком, что никто, кроме Пильха, не заметил.

- Я ничего такого не помню. Вы утверждали, что при нашей жизни Советский Союз не падет.

- Я знал, что эта система когда-нибудь рассыплется, но действительно считал, что до этого не доживу. Это не значит, что этот прогноз нельзя было выстроить лучше, но когда я хочу порадоваться, беру в руки старые труды Германа Канна и других просвещенных провидцев, которые предсказывали только вечное существование Советов, ГДР, а также неизменность международных отношений в то время, когда все это двигалось в направлении Евразии. Кроме того, были вещи, о которых мы не имели понятия.

Когда я написал «Сумму технологии», она действительно оказалась слепа в отношении политики, потому что иначе никогда бы не появилась. Зато в «Диалогах» мне удалось протащить структурный и функциональный анализ тоталитарной системы, прежде всего советской модели, но ведь существовали явления абсолютно предсказуемые и непредсказуемые. Непредвиденными оказались, например, темпы перемен и автокаталитический способ, которым технология становилась все более независимой переменной цивилизации и начинала уже влиять на мир, что завуалированным способом я пробовал сказать тридцать лет назад на советско-американской конференции в Бюракане, которая была посвящена поиску космических существ. Именно там я утверждал, что ни одного plateau, на которое можно было бы внедрить человечество, никогда не будет. Разумеется, я имел в виду то, что никакой коммунистической «золотой эры» никогда не будет. Я мог это сказать только таким способом, потому что иначе текст никогда не увидел бы дневного света. Поэтому же существует несколько его версий. Затем я сказал, также не прямо, что решения, принятые в мире, являются колоссальной нагрузкой для человечества, а вся глобальная политическая система абсолютно не подходит для того, чтобы homo sapiens мог функционировать так, как это надлежит нашему виду. Однако такие вещи я не мог говорить открыто, потому что это было невозможно.

- Да, но все это не приближает нас к ответу, почему в 1986 году, когда от «Круглого стола» нас отделяли только три года, мы по-прежнему считали Советский Союз могущественной империей зла? Между тем в действительности это был чахоточный больной, который держался на ногах из последних сил, дыша с высунутым языком. Как оказалось возможным, что этого никто не видел? Почему даже вы этого не замечали?

- Я не верю в то, что это Папа сделал чудо на Висле. Это произошло неумышленно, когда после серии неудачных опытов над старыми трупами в роли первых лиц генсеком избрали Горбачева, а тот неожиданно начал вынимать отдельные кирпичи из советской стены, пока вдруг все не рухнуло. Когда много лет назад Ширак разговаривал в Крыму с Брежневым, он спросил его, нельзя ли немного ослабить гайки. Брежнев по-доброму объяснил ему, что нельзя, ибо все завалится. Потом пришел Горбачев и, пробуя немного эту стену выпрямить, вытянул один кирпич. Вскоре рухнула вся стена. Однако это было неожиданное происшествие. По-моему, если бы у россиян не было столь мощного ядерного наследства после Советов, сегодня в мировом масштабе с ними считались бы примерно, как со Словакией. Ну да! Тогда это было еще утопией, малеванием черта на стене, но сегодня это факт.

- Вы воспринимаете это «вынимание кирпича» как политическую ошибку или как попытку спасения империи?

- Не сомневаюсь, что Горбачев хотел создать более прекрасную, еще более сверкающую и отполированную версию коммунизма. Это было, естественно, contradictio in adjecto[171], но он этого, к счастью, не знал. Сегодня Путин, выходец из здорового (или жесткого) костяка КГБ, пытается получить обратно то, что удастся. И то влезет в сапогах в Чечню, то твердит до упаду, что «Курск» столкнулся с американской подводной лодкой… Это старые номера!

- Однако вы предсказывали очень серьезные последствия возможного падения коммунизма, а тем временем ничего опасного не произошло. Из него просто вышел воздух.

- Э-э нет, борьба была. Ведь Ельцин приказал обстрелять парламент.

- Но вы предсказывали глобальный конфликт, говорили даже о выдергивании ног.

- Ну что ж, наверное, тем лучше для нас, что так случилось. Правда, российское общество вновь оказалось пассивным, однако же там происходят интересные и глубокие перемены, особенно нравственные. Недавно меня попросили дать интервью российскому «Playboy», оказывается, россиянки очень охотно показывают все свои прелести. В первую минуту даже не хотелось в это верить.

- Меня это не слишком удивляет. Вскоре они нравственно разложат всю Европу. Уже теперь у них, кажется, наибольшая на континенте заболеваемость СПИДом. Кстати о разложении: в каком направлении будут действовать россияне? Чтобы войти в Европейский союз, а потом его себе подчинить?

- Нет, они могут войти, но я не считаю, что это произойдет с целью отравить или заложить заряд замедленного действия. Нет, это нонсенс.

- Но все чаще говорят, что Россия войдет в НАТО.

- Ну хорошо, но против кого? Против марсиан? Нет, мне не кажется это возможным.

..
- Что вы думаете о часто встречающейся в последнее время демагогии, что не следует бомбить ни Афганистан, ни Ирак, а надо кормить бедных?

- (Недовольный.) Я неохотно вступаю в разговоры с людьми, которые высказывают подобного рода глупости. Когда я слышу крики «добрых душ» на Западе: «Диалог! Диалог!» - то спрашиваю их: «С кем?» Разговорами насчет мягкости террористов меня никто не обманет. Здесь действительно не с кем разговаривать. Диалог может вестись только с конкретным партнером.

Всех «кормильцев» бедняков я приказал бы выслать в Африку, чтобы они увидели, что происходит с гуманитарной помощью.

- Но в демагогии адвокатов бедных есть здравая мысль: богатый должен поделиться с бедным.

- Мудрый ответ таков: если бедный и богатый живут у моря, то богатый должен дать бедняку удочку и корзину для рыбы, а не наличные деньги, потому что тот их пропьет. Десятилетиями деньги направлялись в Африку, но это привело только к тому, что диктаторы набили мошну, а голодные бедняки, зараженные смертельным вирусом HIV, умирают так же, как и до этого. Это не так просто.

- Но это не дает ответа на вопрос, должны ли богатые общества ограждать себя от бедных народов?

- В 1991 году, когда Польша была уже свободна, Польский институт в Дармштадте обратился ко мне с просьбой высказаться на тему будущего Западной Европы и в особенности Германии и Польши. Я написал им, что мы окажемся под протекторатом Ватикана, а западные страны будут крепостью, осаждаемой нищими всего мира. Одна дама написала на это: «pessimistische Prognosen eines Futurologen»[189]. Ждать пришлось недолго: пару дней назад орда чеченцев, афганцев и бог знает каких еще народов пробовала перебраться в Англию через тоннель под проливом Ла-Манш. Извините, но Земля перенаселена, но церковь же все равно призывает: никаких противозачаточных средств! Ничего нельзя применять. Crescite et multiplicamini[190], пусть даже все задохнутся. По ту сторону могилы места много, значит, там все поместятся.
..
- Я хотел бы вернуться к профессору генетики, о котором вспоминал минуту назад. Если даже знаменитый ученый не может сказать, над чем работают его коллеги в военных лабораториях, это значит, что мы сидим на мине. Через десять лет может оказаться, что она уже давно взорвалась, только результаты этого мы разглядим позже.

- Это возможно. Как вы знаете, после падения Советского Союза неожиданно из небытия возникли тайные атомные и биологические города, которые имели только номера и были полностью изолированы от мира. Потом оказалось, что, несмотря на все меры безопасности, разразилась ужасная эпидемия сибирской язвы, ибо смертоносные бактерии вырвались на свободу. Эта сибирская язва (несмотря на весь кошмар, который в последнее время пережила Америка), разумеется, дело старое, потому что уже есть новые, еще более опасные бациллы. Но даже когда подписана международная конвенция о прекращении экспериментов с биологическим оружием, то ничего нельзя спрятать лучше, чем именно бактериологическое оружие. Лаборатории наверняка находятся в глубоких штольнях под подвалами убежищ, спрятанных внутри Скалистых гор.

- В тоталитарных государствах такая таинственность возможна, но в демократических странах это, пожалуй, маловероятно.

- Ну что вы говорите? Ведь если бы не несколько прокоммунистически настроенных, а также жадных до денег типов, Советы никогда бы не узнали об американских работах над атомной бомбой.

- Но это была мировая война, у журналистов были закрыты рты. Выдающиеся советские ученые догадывались, в каком направлении идут американские работы. Знали также и немецкие физики, иначе не строили бы с такой поспешностью фабрики по производству «тяжелой воды».

- Извините, ведь до сегодняшнего дня в строгой тайне держатся даже размеры плутониевой бомбы. Хотя известно, каким должен быть заряд, но по меньшей мере способ функционирования этой бомбы окутан полной тайной. К счастью, еще нельзя пойти в магазин и купить себе книгу под названием «Как собрать в ванной водородную бомбу».
..
- Если я правильно понимаю, при сроке беременности больше одного месяца после оплодотворения вы не допустили бы аборта (если бы не было угрозы болезни Дауна). Но что бы вы сделали, если бы к вам обратилась изнасилованная девушка на втором месяце беременности?

- Когда происходили эти ужасные изнасилования женщин в Косово и они беременели, я был на их стороне, несмотря на то что Папа уговаривал их, чтобы они рожали. Это было не по-человечески - требовать от них такой жертвенности. Особенно если учесть, что существует печальный прецедент, о котором никто не хочет вспоминать. Благодаря «Spiegel» известно, что советская армия изнасиловала в Германии два миллиона женщин. В огромном большинстве случаев благодаря молчаливой договоренности врачей беременности были прерваны. Несмотря на это, родились около пятидесяти тысяч детей. До некоторых из них добрались репортеры редакции и взяли интервью. В их семьях разыгрывались ужасные драмы - несчастны были и женщины, и дети (поскольку знали, откуда взялись). А ведь дети, появившиеся в результате насилия, не несут за это - ради Бога - никакой ответственности. Поэтому я считаю, что в таких случаях врач должен подчиниться воле женщины.

..
Здесь вы видите первое российское издание «Суммы технологии», в котором содержится «защитное» вступление некоего советского академика, а также «zakluczitielnoje» послесловие для того, чтобы объяснить, что я недотянул то и это. С этим изданием у них не было финансовых проблем, поэтому переводил штаб из десяти человек, в том числе Громова и признанный российский астрофизик Пановкин… Позже моим лучшим переводчиком в России стал математик Широков, который перевел мои гротескно-юмористические произведения, находя действительно необыкновенные языковые эквиваленты.

..Отношение «автор - издатель» должно основываться на честности. Честные люди должны быть с одной и с другой стороны. А если кто-нибудь ворует, нет никаких способов. Я, например, знаю, что существуют итальянские издания, которые мне даже не присылает никто. Тот, кто издает таким образом пиратские издания, он не пришлет мне… зачем ему…
Это имеет, конечно, положительную сторону, потому что, как говорят, если книги не представляют никакой товарной ценности на рынке, значит, никто не хочет читать, и не будут издавать. А меня читают, только не хотят присылать экземпляры… не платят… Ничего не поделаешь…
- Нет, но в России-то сейчас…
- Вот издательство «Текст»… Поначалу они хорошо платили за собрание сочинений. А потом… Они остались мне должны более, я не знаю уже сколько, четыре-пять тысяч долларов. Нету денег.
- Так и не заплатили?
- Нет-нет. Только писали: «Мы сожалеем, что мы…» (смеется). Сожаление - это хорошо, но деньги - это лучше. А теперь, знаете…
- Сейчас вот второе собрание выпускается - в издательстве «ЭКСМО-Пресс».
- Да, «ЭКСМО»…
- Они платят?
- Скажем, немножко. Я вам приведу такой пример: из немецкого «Playboy» заказали мне рассказ. Ну, я написал, знаете, на пятнадцать страниц, не очень большой рассказ, но такой, который подходит им[232]. Они мне заплатили десять тысяч марок. А потом русский «Playboy» внезапно обратился… Я им ответил так, точнее, не я, а секретарь мой: «Знаете, Лему до такой степени кажется невероятным, чтобы голые русские женщины…» Я же помню советское время, и я помню, какие были у нас нравы (смех)… Хорошо, деньги - не очень важно. Ну ладно. Они будут теперь издавать, переводить… Я говорил об этом с Душенко, но у них собственный переводчик. Я передал все агентские дела, русские, Корженевскому. Душенко сказал мне, что так будет лучше, он будет шевелиться, какие-то деньги выбивать… Ну, может, что-нибудь в будущем случится такого, а пока только остается практически надежда, а денег…

..Я знаю, что из русских писателей, скажем, Аркадий Стругацкий помер. Борис там один остался. Я где-то читал, что он пишет воспоминания личные, биографические…
- Не совсем. То, что он написал, называется «Комментарии к пройденному». О том, как они писали книги. Я регулярно общаюсь с Борисом Натановичем, и когда написал ему, что еду в Краков и постараюсь встретиться с вами, он просил передать вам привет.
- Да! О, спасибо! А как, насколько вам известно, с книжками Стругацких? Продаются?
- Да, конечно. Ситуация примерно такая же, как и с вашими книгами. Тиражи, правда, небольшие, но книги постоянно переиздаются.
- Я спрашивал потому, что у них были такие трудности, знаете, они были немножко против советской власти.

..
- Пан Станислав, еще вопрос: при советской власти, что у нас, что у вас, было такое сильное давление на интеллект, на дух - и при этом появлялись удивительные книжки. У Стругацких, у вас, у Войновича, у Распутина… Вот здесь, в Польше - «Пепел и алмаз» Анджеевского-Вайды… Сейчас, лет уже десять, как никакого давления нет. И ничего не появляется интересного…
-  Да, я бы даже сказал, что мы ожидали необыкновенных происшествий в литературе, а их - нет.
- И что это значит? Один мой приятель сказал как-то, что чем страшнее тюрьмы, тем интереснее получаются потом из них музеи.
-  Ну не совсем, знаете… Польский писатель в эмиграции, Домбрович, писал, что искусству писателя довольно хорошо, когда существует некоторый нажим. Но не слишком большой. Потому что если расстреливают за художественные произведения… В каждом номере «Природы» есть рассказы о таких русских, как… Сикорский - это вертолеты; Кистяковский - это телевидение… я уже не помню… Добржанский - он был одним из первых, кто занимался генетикой и тоже удрал в Соединенные Штаты. Такое, я бы сказал, кровотечение умственных лучших сил. Это очень нездорово. А когда кто-нибудь оставался, как, например, первоклассный ум - Андрей Сахаров, - так он внезапно стал врагом советской власти.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #84 : 28 Апреля 2017, 14:21:19 »

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/454334/read
- Черное и белое (сборник) - Станислав Лем
..
Когда возникает вакуум безвластия, тогда так называемые асоциальные элементы – одни называют их общественными отбросами, другие сбродом, еще другие чернью – принимаются разрушать и разворовывать все, что только можно, обращая свое внимание обычно на различные магазины, склады и казармы. Я лично ничего не разбивал и не разворовывал, оставался пассивным наблюдателем этого состояния межгосударственного хаоса. Это как землетрясение для тех, кто к землетрясениям не привык, хотя для живущих в сейсмоактивной зоне землетрясения, к сожалению, периодически оборачиваются катастрофой.

Сначала к Львову подошли немцы, дошли до Лычаковского кладбища, с которого отстреливалась наша полиция. Вскоре немцы отступили, но вступили Советы. Это стало огромным потрясением из-за ужасного отличия советской государственности от польской. Много, много позже, когда я как гость находился в Москве, россияне более или менее внятно пытались мне объяснить, что те, кто вступил тогда во Львов, были разновидностью человеческой пены и не представляли истинную русскость, скорее, советскость. Может и так, я этого не знаю.

Бушующим политическим ураганом обратного направления стало в июле 1941 года неожиданное нападение Германии на СССР. Во Львов немцы вошли в первые дни июля, бои на границе продолжались недолго, несмотря на то что под Львовом находилась большая группировка советских механизированных подразделений, которые довольно успешно оборонялись – но сама оборона была слишком хаотичной. Эта смена власти проходила уже в другой атмосфере, это было как второе землетрясение после первого, и при этом украинское меньшинство населения Львова очень симпатизировало немцам, видя в них надежду на украинскую государственность и рассчитывая на то, что независимая Украина сможет завладеть Львовом.

Что происходило в период между бегством Советов и вступлением немцев? На этот раз вакуума почти не было: едва Советы со своими большими мамонтами-танками, выкрашенными в песочный цвет, дула которых были повернуты на запад, отступили по Грудецкой улице, крича «Давай назад!» (Грудецкую мы потом называли улицей «Давай назад»), тотчас же приехали маленькие как жучки, вороненые немецкие танкетки, и в каждой стоял солдат. Это немного напоминало прыжок без парашюта: раз-два – и наступает полная смена политической системы. В нашей львовской шестикомнатной квартире с кабинетом отца и приемной на Брайеровской, 4, самую лучшую комнату аннексировал сперва энкавэдэшник Смирнов, который оказался также и поэтом: он убежал так быстро, что оставил ворохи тетрадей со стихами, читать которые я не пробовал.

Мы были тогда в положении человека, которого многократно выбрасывали на улицу, и после первого раза он уже знал, что может быть второй. Когда я был ребенком, мне и в голову не приходило, что вообще возможна ситуация, в которой кто-то занимает часть нашей квартиры или вообще нас из этой квартиры изгоняет. За все время существования Второй Речи Посполитой полицейские в нашем доме появились только один раз: у одной из пациенток отца украли шубу из приемной и надо было составить протокол. А с сентября 1939 года в доме жили, кто хотел: этот поэт-энкавэдэшник, позже немцы…

Во время этого очередного вторжения вновь город оказался в вакууме междувластия. Немецкая артиллерия еще стреляла с Цитадели, а я пешком направился к своим родителям, которые жили в центре, и, несмотря на все, выжил, иначе не мог бы эту историю рассказывать. На улицы вышли тогда патрули Армии крайовой с повязками на рукавах, были они и у Политехники. Пока во Львове находились только советские боевые единицы, ничего не происходило, военные Армии крайовой даже ездили с советскими офицерами в автомобилях – кстати, джипах, присланных американцами в рамках программы ленд-лиза. Однако когда в городе появилось НКВД, аковцы стали исчезать. Отца своего я сам спас от, быть может, больших неприятностей: именно в это время он спускался по лестнице с повязкой врача АК, и я тотчас же его возвратил, ибо люди на улице сказали мне, что наших забирают.

* * *

Почему у меня возникли эти воспоминания? А потому, что когда американцы освобождали Ирак, в первые дни свободы происходило великое разграбление Багдада местным населением. Среди трофеев попадались ценные вещи, телевидение показывало людей, которые выносили даже мебель. Это свидетельствовало, что явление вакуума безвластия, когда могут происходить ужаснейшие вещи, существует всегда и везде, что бы о этом ни говорили, независимо от уровня жизни населения. Представляет оно грустное свидетельство о сущности больших скоплений людей.

Самый общий вывод из этого можно сделать такой, что государство необходимо не только для выполнения обычных функций, таких как забота об инфраструктуре, коммуникациях или законах. Само наличие власти, даже невидимое, но ощущаемое как небо и тучи над головой и закрепленное в сознании, людям явно необходимо для соблюдения правила «не делай ближнему то, что тебе немило». В вакууме безвластия все может случиться, ибо нет никакого прикрытия и защиты.

Прикрытие и защита в довоенной Польше были особенно крепкими, а расслоение общества подчинялось четкой иерархии. Разумеется, мы знали, что существуют безработные, бедняки и нищие, однако только через много лет, уже в Кракове, я получил письмо от одной уже преклонного возраста женщины, в котором она писала, что когда была девочкой, жила в нашем доме на Брайеровской и с большой завистью наблюдала за мной через окно, как в мундире с блестящими пуговицами и шапке с околышком я ежедневно шел в гимназию, ей же пришлось закончить образование на начальной школе. Такого рода стратификация была тогда типичной, при всех раздающихся сегодня криках о страшной нищете – средний уровень доходов сейчас значительно вырос.

Демократизация общества, как правило, увеличивает разрыв. Как ил со дна во взбаламученной воде поднимается все выше, так и различные беззакония выплывают наверх, достигая элит. Государство необходимо нам не только по причинам, о которых писал Маркс с товарищами, называя его инструментом подавления одних классов другими. Оно является нашей охраной и защитой, а когда правительство слабеет и начинаются проблемы с исполнением законодательства, тотчас же развиваются коррупционные процессы.

Был прав венгерский миллионер Сорос, говоря, что слабое демократическое правительство не намного лучше, чем тоталитарное. С той разницей, что настоящее тоталитарное правительство само становится главным разбойником, при слабой же демократии разбой оказывается приватизированным и распространяется широкой волной. Все может быть сфальсифицировано: от молока и сыров, через бензин и моторное масла до аттестатов зрелости и дипломов, не говоря уже о фальсификации денег, ибо это занятие распространено во всех системах.

Когда дважды гасли все огни в Нью-Йорке, происходили многочисленные кражи. Теперь американцы очень радуются, что во время нынешней большой аварии электросети было иначе. После нападения 11 сентября 2001 года Америка очень напряглась и сжалась, ввела ряд строгих мер не только в области визового, но и внутреннего контроля. Я считаю, что использование большого либерализма в этой области (например, в вопросе доносов) могло иметь влияние на поведение людей во время недавней волны неожиданного пропадания электричества.

Таким образом, государство нам необходимо, а его исчезновение, предвещаемое в священных книгах марксизма-ленинизма, это чистейшая утопия, укоренившаяся в сказке о человеке, который naturaliter bonus[Добрый по природе (лат.).] и разбойничьих наклонностей не проявляет. Я не могу также согласиться с теми, кто считает, что мы должны иметь как можно больше частного и как можно меньше государственного, ибо все уладит невидимая рука рынка. В самых последних номерах «Геральд» я читал, что Франция стоит на пути к ренационализации больших промышленных комплексов, в Соединенных Штатах эта же тема вернулась после упомянутой аварии электросети. Приватизация энергетики привела к тому, что вместо того, чтобы модернизировать эту огромную сеть, годами использовали обычные заплатки. Специалисты предостерегали от аварии, однако никто не был заинтересован в увеличении инвестиций, так как они не принесли бы немедленной прибыли. Нет выгоды – и ничего не делается.

К сожалению, это относится все чаще также и к политике. Надо быть действительно политиком определенного уровня, который смотрит дальше границы своего срока, чтобы осознавать необходимость долгосрочных действий на пользу общества. Во всем мире далеко еще до этого идеального состояния – хотя в неравной степени. Паршивые дела происходят не только тогда, когда один режим сменяет другой, но и когда в самих государствах никто не стремится к райскому состоянию.
« Последнее редактирование: 28 Апреля 2017, 15:00:50 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #85 : 05 Мая 2017, 12:54:11 »

продолжение дискуссии
http://quantmag.ppole.ru/forum/index.php?topic=4757.msg71560#msg71560
ответил тут

При этом живущие там же, на Западе, дети элиты выступают в роли заложников. Кто-то подсказывает этим людям: счета должны находиться за границей и дети должны жить за границей. Мы присмотрим и за счетами, и за детьми

Ну, конешн, агенты госдепа снуют тут как мухи и вербуют вербуют заложников .. шпиёнов - диверсантов - вредителей - предателей родины - плохишей - которые за буржуинское варенье продаются и уезжають - уезжають в нищую америку к рабовладельцам там на галерах в кандалах грести загнивающий капитализьм в светлое капиталистическое будущее .. прикованными цепями к вёслам - и уже не сбежать им оттуда в светлосоцьяалистический рай.. заложники ..

(хотя на самом то деле от держиморд, дураков с промытыми мозгами, от провокаторов, от деноминаций деревянного, скрытых налогов, оборотней в погонах .. они туда и едут - достаточно спросить об этом у топикстартера.. А! если он тоже агент госдепа и шпион завербованный вредить родине то канешн он не расколется.. даже вкалывая на заманившего его туда империалиста на его стометровой галере.. )

пропаганда хорошо мозги мыть умее

« Последнее редактирование: 05 Мая 2017, 16:46:00 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #86 : 16 Мая 2017, 03:26:37 »

Цитата:
В защиту либерализма
http://maxpark.com/user/2136016827/content/1406283
https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/07/02/50399-v-zaschitu-liberalizma

Полемизируя с Лилией Шевцовой: если культурные «триггеры» переключены на собственность и человека, демократическое государство и нормальная рыночная экономика гарантированы

 Слова «либерал» и «либерализм» всякий трактует по-своему – такова наша современная политологическая традиция. Уж и не хочется упоминать, что это, по мнению иных политиков, политологов, за идеологическое направление и сколь порочны люди, разделяющие эту идеологию.

Но, признайтесь, обидно, когда такие искушенные в политической аналитике специалисты, как Лилия Шевцова, упрекают либералов в склонности к самодержавию, а точнее, в желании опереться на самодержавного лидера. В статье «О мирной революции» («Новая газета» от 18.06.12) Шевцова пишет: «Более всего опасаются маргинализации либералы как во власти, так и вне ее, предпочитая искать опору в самодержавном лидере».

Хотя понятие «либерализм» произрастает от «свободы» в западном понимании, то есть основополагающей в западноевропейской культуре ценности, толкователи либеральной идеологии напрочь забывают об этом. Между тем, истинный либерал прежде всего доверяет инициативе граждан и делает на нее ставку в политической, экономической, социальной сферах.

Разумеется, либерализм прошел некоторый путь за минувшее столетие. Современный либерал понимает, что у государства важная роль, однако, это – роль регулятора. Немецкий экономист Вильгельм Репке сравнивал ее с ролью футбольного арбитра, который сам не играет, но заставляет игроков играть по правилам. Как либерал должен воспринимать наше российское государство, которое было и остается главным игроком в экономике, при этом постоянно меняющим правила по ходу игры?

А еще либерализм давно уже стал замечать социальные аспекты, превратившись в социальный либерализм, который смыкается с современной социал-демократией. Последняя устами известного французского социалиста Лионеля Жоспена говорит: «Рыночной экономике – да, рыночному обществу – нет». То есть неудачливый, неумелый предприниматель должен умереть. Но как предприниматель. А вот незащищенные группы общества необходимо всячески поддерживать.

Все эти трансформации не затронули сути либерализма. А она вот в чем. Есть две основные пары взаимосвязанных друг с другом культурных феноменов: власть-собственность и государство-человек. Причем, важно, что в каждой паре приоритетно, поскольку либо приоритет за властью, и тогда нет реальной частной собственности, как это было в России на протяжении многих веков и остается сейчас. Либо приоритет за собственностью, как в Англии где-то с XIII или XIV века, и тогда власть не может отобрать ее по собственной прихоти. (Между прочим, именно это обеспечило последующее развитие буржуазного общества, рыночной экономики и современной науки.) Точно так же, либо приоритет за государством, и мы имеем тот тип государства, который всегда был в России, что при царях, что при коммунистах, что сейчас, и который отличает жесткая иерархическая структура и пренебрежение к человеческой личности. Либо приоритет за человеком, и тогда все автоматически строится на уважении к человеческой личности, к инициативе граждан. Можно говорить о двух основных культурных «триггерах» (или переключателях): если они переключены на «собственность» и «человека», демократическое государство и нормальная рыночная экономика гарантированы.

Это и есть основные либеральные ценности. Настоящие либералы однозначно выступают за приоритет собственности над властью и человека над государством. Но такие приоритеты – абсолютная гарантия от любых симпатий к самодержавию.

Некоторые любят говорить об экономическом либерализме. Трудно представить себе настоящего либерала, допускающего свободу человека лишь в экономике, ибо экономика тесно связана с жизнью общества. Мы имеем подобную ситуацию в Китае, где при поощрении частной экономической инициативы полностью запрещена любая политическая инициатива. Почему-то никто не пытается называть руководство Китая либеральным.

На взгляд Лилии Шевцовой, политическое размежевание в современной России проходит по вопросу об отношении к конституционной реформе, и это «главный критерий, выявляющий отношение политика к самодержавию». Но тот, кто переключает триггер «государство-человек» на человека, кто признает приоритет за личностью, никогда не поддержит самодержавие. Естественно, что настоящие либералы, не приемлющие самодержавие ни в каком виде, выступают за такое изменение Конституции, которое покончит с возможностью узурпации власти, обеспечит независимость ветвей власти, прежде всего независимость судебной системы от исполнительной власти, хотя независимость представительной власти тоже важна.

Проблема в том, что в России настоящих либералов мало. И та культура, которая отличает основную часть россиян, вне зависимости от их любви или нелюбви к нынешней власти, порождает лояльное отношение к самодержавию. Поэтому, наряду с конституционной реформой надо решать другую важную задачу – вбивать в российские головы понимание того, что человек выше государства. И слышать в ответ, что сторонники такого подхода – разрушители России. И терпеливо твердить на это: почему же там, где человек приоритетен, государство не только не разрушилось, но и посильнее, чем у нас? И доказывать, доказывать, доказывать, что человек – самая главная ценность. Что только делая ставку на человека, воспитывая уважение к личности, всячески поощряя частную инициативу, мы спасем Россию.

Еще одна серьезная проблема – наше отношение к закону. Конституционная реформа, будучи проведенной, может споткнуться о правоприменительную практику. Прежде всего на местах и в регионах. Там, где контроль со стороны общества слабее. Поэтому надо всячески поощрять становление законопослушности в России. В условиях, когда нынешняя власть этим не занимается, когда она регулярно показывает пример правового нигилизма, когда она принимает законы, которые часто абсурдны, остается только немногочисленным либералам всячески отстаивать важность законопослушности.

2.

http://www.spr.ru/novosti/2014-08/doch-sergeya-lavrova-zhivet-v-ssha-i-prakticheski-ne-govorit-po-russki.html - Дочь Сергея Лаврова живет в США и практически не говорит по-русски

http://www.timpul.md/ru/articol/Pochemu-deti-putina-medvedeva-lavrova-jivut-v-evrope-i-sua-58806.html - Почему дети Путина, Медведева и Лаврова живут в Европе и США?

Цитата:
https://www.youtube.com/watch?v=p8fHxRJHfyQ - Дети депутатов России-где живут
Опубликовано: 13 июн. 2016 г.
Дети ведущих российских политиков вертели видели Росию в гробу, вместе с её «Великой Победой» и всякими прочими «скрепами». Пока граждане России питают иллюзии о своих правителях, те дожимают из страны последнее, готовя себе «запасные аэродромы» на «лазурных берегах». Их дети уже там давно. За границей.
Где живут дети ведущих российских политиков — Сергея Лаврова, Дмитрия Козака, Елены Мизулиной и многих других? Все они предпочитают жить, работать и учиться исключительно за границей, вопреки «патриотической» позиции их родителей.

DRON61 R 11 месяцев назад
Если НАТО нападет на нас,применит ли власть ядерное оружие?...сомневаюсь. По своим чадам палить не будут.

Цитата:
https://www.youtube.com/watch?v=xiw1ION_JQs - ГЕЙРОПА Почему дети Путина, Медведева и Лаврова живут на западе

– Россия занимает первое место в мире по уровню умышленных убийств - 21,5 в расчете на 100.000 населения;
– Россия занимает первое место в мире по числу курящих детей и подростков;
– Россия занимает первое место в мире по относительному количеству заключенных (720-780 на 100 тысяч населения);
– Россия занимает первое место в мире по числу взяток при поступлении в ВУЗы;
– Россия занимает первое место в мире по темпам роста табакокурения;
– Россия занимает первое место в мире по аварийности на дорогах;
– Россия занимает первое место в мире по смертности от самоубийств среди подростков 15-19 лет;
- Россия занимает первое место по числу авиакатастроф в мире;
- Россия занимает первое место в мире по абсолютной величине убыли населения;
- Россия занимает первое место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей;
- Россия занимает первое место в мире по числу разводов и детей рожденных вне брака;
- Россия занимает первое место в мире по числу детей, брошенных родителями
- Россия занимает первое место в мире по смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы;
- Россия занимает первое место в мире по числу пациентов с заболеваниями психики;
- Россия занимает первое место в мире по объемам торговли людьми
- Россия занимает первое место в мире по количеству абортов и материнской смертности
- Россия занимает первое место в мире по объёму потребления героина (21% мирового производства)
- Россия занимает первое место в мире по потреблению спирта и спиртосодержащей продукции
- Россия заняла первое место в мире по продажам крепкого алкоголя;
- Россия занимает первое место в мире по темпам прироста ВИЧ инфицированных
- Россия занимает первое место в мире по количеству авиакатастроф (в 13 раз больше среднемирового уровня)
- Первое место в мире по темпам роста числа долларовых миллиардеров и второе место - по количеству долларовых миллиардеров (после США).
- Шестьдесят седьмая место в мире по уровню жизни
- 72-место в мире по рейтингу расходов государства на гражданина
- Сто двадцать седьмой место в мире по показателям здоровья населения
- Сто одиннадцатый место в мире по средней продолжительности жизни
- Сто тридцать четвёртых место в мире по продолжительности жизни мужчин
- Сто пятьдесят девятой место место в мире по уровню политических прав и свобод
- Россия занимает первое место в мире по количеству брошенных детей. Алкоголизм - наиболее причина признаки алкогольного синдрома плоду.Росия на втором месте в мире.
Пьянство родителей приводит к появлению на свет детей с дефектами и различными уродствами, а главное - с неполноценным мозгом. Около 8% московских детей - олигофрены.   Госкомстат констатирует: каждый пятый российский ребенок – детдомовец.Это только самый короткий список,на деле количество детей и внуков живущих на западе идёт на тысячи,если не на десятки тысяч.

В списке собраны наиболее одиозные «патриоты» и «враги запада»,которые держат свои семьи в "логове врага".
Их дети учатся,живут и работают на западе,их более ничего не связывает с Россией.Такой путь для них выбрали их родители.
Их родители--президент,премьер,его заместители,министры,депутаты и т.д.~
Они презирают Россию и её народ,видят будущее своих детей и своё на западе,где у них есть все чтобы встретить старость.
С такой лицемерной властью у России нет будущего.

Доля русского населения Российской Федерации убывает стремительными темпами. Целые города и села прекращают свое существование из-за отсутствия в них населения. По официальным данным », состоявшегося в прошлом месяце в Москве, за прошедшие 13 лет с карты Российской Федерации исчезли 11 000 сел, 290 городов, еще 13 000 деревень на картах значатся, но остались без жителей. Каждый день в России исчезает по две деревни, что в год составляет небольшую область
страна бензоколонка
1 место в мире по количеству абортов и материнской смертности
1 место в мире по абсолютной величине убыли населения
1 место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей
1 место в мире по числу разводов и детей рожденных вне брака
1 место в мире по числу детей брошенных родителями
1 место в мире по количеству самоубийств среди детей и подростков
1 место в мире по смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы
1 место в мире по числу пациентов с заболеваниями психики
Мужская смертность в России одна из самых высоких в мире. При этом 30% умерших - это мужчины трудоспособного возраста. Средняя продолжительность жизни у мужчин на 13 лет меньше, чем у женщин - у женщин 72 года, у мужчин 58,8. Основные причины - алкоголизм, онкология, травмы и отравления. Смертность от злоупотребления алкоголем за последние 5 лет возросла в России в 3,5 раза. По смертности в дорожно-транспортных происшествиях Россия обогнал европейские страны в два раза2-е место по объему добычи нефти (2014) после Саудовской Аравии

У единственной дочери министра иностранных дел России Сергея Лаврова Екатерины сложности в общении на русском,
Родители отправляют своих детей жить на запад,покупают там собственность,отправляют туда деньги и даже имеют двойное гражданство...
Все это происходит по простой причине--они презирают Россию,её народ и они давно поставили крест на стране которой правят.оссия - богатейшая страна в мире. На 40% чаще стала умирать русская молодежь в возрасте 15--19 лет. Из нынешнего поколения шестнадцатилетних русских подростков до пенсионного возраста доживут только 54%.Почему же мы находимся сейчас на грани нищеты? В чем причина тех трудностей, которые мы, как народ, сейчас испытываем? Потеряна вера, культура, экономическое единство. Удивляться надо не тому, что жить стало хуже, а тому, что мы вообще живы при всех-то наших «программах полового воспитания» в школах, алкоголизме, проституции, наркомании, гомосексуализме и прочих мерзостях. численности населения сократилась и составила чуть больше половины населения страны. Та же перспектива в ближайшем времени ожидает и Российскую Федерацию.
« Последнее редактирование: 16 Мая 2017, 08:03:25 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #87 : 18 Мая 2017, 09:18:48 »

мульти пульти для марксистов не читавших марксов "капиталъ

Как банкиры делают деньги из долгов людей

https://www.youtube.com/watch?v=2_FTulZPP-A -

https://www.youtube.com/watch?v=gWn-bqK8oBU - АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА ("The American Dream")
Цитата:
Когда человек шмонает кошельки в транспорте, грабит квартиры или путём махинаций овладевает чужой собственностью - он вор и шулер. Согласно закону любого государства он попадает за решётку. Однако существует воровство и мошенничество немыслимых масштабов, закреплённое, легализованное и охраняемое законодательством каждой страны. "Американская Мечта" - взорвавший интернет мультфильм о сущности мировой банковской паутины и о главных на нашей планете Продавцах Воздуха.
Великолепный 30-минутный анимационный фильм (мультфильм) "взорвавший рейтинги интернет просмотров" объясняющий смысл и последствия мировой кредитно-денежной системы.
Как многие из нас стремятся к заветной американской мечтe, а фильм показывает , почему ваша мечта все удаляется от вас.
Вы знаете как создаются деньги которые вы зарабатывайте или берите в долг?
Как работает банковская система порабощения? Почему взлетели цены на жилье?
Действительно ли вы знаете, что такое "Федеральная резервная система" (FRS) кто и как ее обманом создал и как она влияет на нас каждый день?
Eсли хотите получить ответы?
Тогда .. Приятного просмотра вам и вашим детям.
Год выпуска: 2010
Страна: США

дубль
https://www.youtube.com/watch?v=NdypvlzUTz8 - АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА / THE AMERICAN DREAM
Цитата:
Когда человек шмонает кошельки в транспорте, грабит квартиры или путём махинаций овладевает чужой собственностью - он вор и шулер. Согласно закону любого государства он попадает за решётку. Однако существует воровство и мошенничество немыслимых масштабов, закреплённое, легализованное и охраняемое законодательством каждой страны.
 1 998 комментариев


этот же мультик с 50й мин тут -

https://www.youtube.com/watch?v=O2H3M6d3vYk - Как ФРС США делает ДЕНЬГИ ИЗ НИЧЕГО - ИЗ ВОЗДУХА !!!
Цитата:
Самое крупное мошенничество в истории человечества:
Как устроена современная финансовая система. Кто и как её создал. Современная Механика Денег или как Федеральная Резервная Система (ФРС - частная, то есть негосударственная, организация, которая была учреждена в 1913 году частными коммерческими банками), выполняющая функции Центрального банка (ЦБ) Соединённых Штатов Америки (США) проводит эмиссию национальной валюты США (а также и мировй валюты), а фактически делает (печатает) деньги (доллары) из воздуха (ИЗ НИЧЕГО!!!).
Как создаются деньги из долга?
Что такое долговые обязательства?
Что такое частичное резервирование?
Что такое денежная масса и откуда она появляется?
Что такое ссудный процент?
Почему происходит инфляция?
Почему происходят дефолты и банкротства?
Современная финансовая система была придумана и создана крупнейшими банкирами с целью изготовления денег из ничего!
Современная мировая элита (закулиса) - владельцы транснациональных банков и корпораций с помощью денег контролирует правительства большинства стран, организовывает практически все кризисы и войны с целью ещё большего собственного обогащения, приумножения и сохранения власти!
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ - фрагмент фильма "ДУХ ВРЕМЕНИ: Приложение / Zeitgeist: Addendum", полная версия по ссылке: http://youtu.be/pYrGHTHyq7o
ВТОРАЯ ЧАСТЬ - очень познавательный мультфильм "АМЕРИКАНСКАЯ МЕЧТА" ("The American Dream").
ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ:
Брошюра "Modern Money Mechanics / Современная Механика Денег" перевод на русский:
http://narod.ru/disk/30629079001/Mode...
Сайт ФРС: http://www.federalreserve.gov/
Википедия о ФРС: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D...)
История и Цели создания Федеральной Резервной Системы США: http://youtu.be/qU15ZAR6gIA
Статья о финансовых войнах "Азбука финансового суверенитета": http://nstarikov.ru/blog/11981
Более подробную информацию о деньгах и современной финансовой системе смотрите в плейлисте по ссылке: http://www.youtube.com/user/Sergekama...
В настоящий момент Корпоратократия устанавливает в мире Корпоративную Диктатуру. Как говорил французский историк Фернан Бродель: «Капитализм -- враг рынка. На рынке капиталисты (они же глобалисты) борются за монополию.» Подробнее по ссылке: http://www.globoscope.ru/content/arti...

https://www.youtube.com/watch?v=yj60ngSZm3s - К показу на ТВ запрещено! Пирамида банков. Тайный сговор..
- отрывок из фильма режиссера упоминавшегося тут - http://quantmag.ppole.ru/forum/index.php?topic=574.msg70600#msg70600
«ПРОЦВЕТАНИЕ» документальный кинофильм от режиссёра Фостер Гэмбл, фильм позволяет чуть глубже заглянуть в мировую экономик

Цитата:
http://alexandr-palkin.livejournal.com/383531.html
фильм «ПРОЦВЕТАНИЕ» предлагает реальные решения
В фильме затрагиваются следующие темы:
Основы сакральной геометрии,
динамика и энергия Тора (кол - коло - коловрат),
векторный эквилибриум.
Просвещение от посещавших "Богов",
храм О-Сириуса, 10 тыс. заселённых планет.
Факты НЛО и пришельцы, расшифровка многих кругов на полях,
Никола Тесла, Джон Хадчинсон.
Жадность в 200 трл. долларов
Кто стоит за деньгами (долларами, евро, фунтами, рублями и пр.)?
"Зелёная" химическая революция агропрома 60-х годов, Пермакультура и ГМО.
Факты и настоящее лицо медицинского и фармакологического бизнеса.
Труды доктора Райфа и, что происходит со знаниями по исцелению рака?
Пирамида власти, банковская система, Федеральный резервный банк.
Подоходный налог, мастера денег, кто такие социальные паразиты?
Ротшильды, Рокфеллеры, расклад кризиса 2008 года, МВФ, "избранные".
Глобальная матрица структуры власти, конечная цель закулисных кардиналов.
Евреи и антисемитизм, принципы - разделяй и властвуй, нормы и стереотипы современного общества.
ВТО, ООН, ВОЗ, Всемирный банк, МВФ, экономические хитмены.
Система организации и управления - департментизация, налог на углекислый газ, глобальная политика.
СМИ, схема: проблема-реакция-решение, операции - фальшивый флаг, зоны свободы слова.
Микрочипы и RFID, новые системы космического оружия, концлагеря FEMA в США.
Золотой миллиард и евгеника, стерилизация и вакцинация, химтрассы.
Борьба за душу человечества, изменение мировоззрения, пробуждение, схема гусеницы и бабочки.
Методы действия для просыпающихся, принцип ненасилия (ахимса).
Пути к процветанию, приёмы айкидо в жизни, наш главный компас в душе (СоВесть).
В фильме участвовало много известных личностей, таких, как Дипак Чопра, Дэвид Айк, Эдвард Гриффин и др.

Цитата:
http://lt90.org/reviews/ap_articles.php?article_id=417
Преступления мирового правительства    

Кто-то не верит в существование мирового правительства, кто-то считает его благом, а кто-то открыто заявляет о преступлениях мировой олигархии.
Я не сторонник «теории заговора», но события последних десятилетий наводят на мысль о наличии плана установления мирового господства, который весьма успешно проводится в жизнь.
К написанию этой статьи меня подтолкнули два факта: статья президента Санкт-Петербургского международного криминологического клуба доктора юридических наук, профессора Дмитрия Анатольевича Шестакова о преступлениях мировой олигархии, и фильм Фостера Гэмбла «Процветание: как это сделать на Земле».
Известный философ Александр Зиновьев признавал:
«…На самом верху есть, конечно, небольшой круг лично знакомых людей, определяющих общую стратегию. Это не значит, что они где-то постоянно заседают и думают. Они вообще могут не заседать и не думать. Их средства управления — детально разработанная и апробированная система манипулирования массами, народами, правительствами… Верхушку этой системы составляют 300 самых богатых и влиятельных семей и кланов».
Истинная власть сосредоточена в руках неофициальной международной группы лиц. На это теневое правительство, утверждаю эксперты, работают тайные организации и мозговые центры.
Первым был «Совет по международным отношениям», который создал в 1921 году американский банкир Морган. Совет контролирует Федеральную резервную систему США, Нью-Йоркскую фондовую биржу и ведущие средства массовой информации.
Один из идеологов совета Джеймс Варбург ещё в 1950 году писал: «Нравится вам это или нет, но мировое правительство будет создано. Если человечество не согласится добровольно – придётся заставить его силой».
В 1954 году в голландском городе Остербек в отеле «Бильдерберг» был создан «Бильдербергский клуб». Это неофициальная ежегодная закрытая конференция, состоящая примерно из 130 участников, объединяющая американскую и европейскую элиту.
В 1968 году была создана ещё одна экспертная организация – «Римский клуб», который имеет свои частные разведывательные агентства и, кроме того, «заимствует» информацию у Интерпола, ФСБ и Моссада. Курирует работу этих организаций миллиардер Дэвид Рокфеллер.
В 1973 году активистами Бильдербергской группы была создана «Трехсторонняя комиссия», в которую вошли представители США, Европы и Японии. Её цель – «создать механизм глобального планирования и долгосрочного перераспределения ресурсов».
Даниэль Эстулин, автор книги «Подлинная история Бильдербергского клуба» считает, что тайное мировое правительство готовит миру «глобальную империю».
Руководство всех этих организаций стремится к созданию наднационального органа, обладающего правом попирать государственный суверенитет любой страны, не исключая в перспективе и США, а также использовать военную силу против неподчиняющихся.
Дэвид Рокфеллер поручил Збигневу Бжезинскому сформировать структуру новой организации, которая бы объединила высших политических и деловых лидеров Запада. 3 марта 1975 года Бжезинский выступил с программной статьёй в журнале «Нью-Йорк мэгэзин», где изложил свой план установления нового мирового порядка.
«Мы должны признать, что мир сегодня стремится к единству, которого мы так долго желали… Новый мир приобретает форму глобальной общности… Вначале особенно это коснётся экономического мирового порядка… Мы должны создать механизм глобального планирования и долгосрочного перераспределения ресурсов».
Очевидно, что ресурсов планеты Земля на всех её жителей не хватит. Чтобы обеспечивать только растущие интересы США, потребуются все ресурсы Земли.
Поэтому одной из целей тайного мирового правительства является создание общества «золотого миллиарда». В такой «золотой миллиард» входят 24 страны мира – представители «наиболее достойных и развитых» наций.
Другим нациям отведена роль обслуживающих «чёрное производство», добычу ископаемых, всей инфраструктуры. Эта «полезная часть» составляет около полутора миллиардов человек. Остальное население (более 4 млрд.) причислено к «излишнему» и планомерно уничтожается при помощи алкоголя, наркотиков и революций.

Автор фильма «Процветание: как это сделать на Земле» Фостер Гэмбл считает, что мировое правительство уже действует через созданные им институты: Всемирный банк, Международный валютный фонд, Всемирную организацию здравоохранения, Всемирную торговую организацию, в которую Россия недавно вступила.
Фостер Гэмбл уверен: нас ждёт тоталитарная мировая власть, военная диктатура, возглавляемая крошечной элитой, которой принадлежит вся власть, и которая устанавливает все правила.
Видимо, существует закон, по которому всякая власть стремится к своей абсолютизации. Поэтому нужна система сдержек и противовесов, чтобы не допустить узурпации власти и абсолютизма.
Элита стремится контролировать доступ практически ко всему, что необходимо нам для жизни.
Для большинства людей на планете цель жизни заключается не в процветании, а в выживании. Одному из семи людей на планете элементарно не хватает пищи.
У кого есть мотив устроить мир так, чтобы у меньшинства было слишком много, а у большинства слишком мало?
«Тот, кто контролирует продовольствие, контролирует людей; тот, кто контролирует энергию, контролирует континенты; тот, кто контролирует деньги, контролирует мир». (Генри Киссинджер, 1973 год).
Не только энергия, но и пища контролируется одними и теми же банковскими семьями и их корпорациями. Медицина тоже под контролем этих корпораций. Они же препятствуют развитию новых методов лечения. Если фармацевтическая компания может запатентовать лечение и сделать на нём деньги, то мы получим новые методы лечения, в противном случае мы даже о нём не услышим. Поэтому предлагаются миллиарды долларов на подавление тех методов лечения, которые невозможно запатентовать.

Система здравоохранения устроена так, что медицинское образование в основном спонсируется фармацевтическими компаниями. Поэтому у них есть мотив производить и продавать как можно больше лекарств. Это очень эффективный и быстрый способ заработать деньги для самого врача, когда он выписывает то лекарство, которое знает из курса обучения и которое навязывает.

Под контролем корпораций не только медицина, но и образование. Так семья Рокфеллеров создала национальную корпорацию образования.
Что же нужно предводителям промышленности от школ?
Нужна послушная и покорная рабочая сила, которой легко управлять и которая активно потребляет товары.
Школа призвана сформировать привычку следовать властям. Поэтому мы проводим в школе больше десяти лет. Нас хотят научить рефлексивно реагировать, когда кто-то, имеющий власть, говорит, что нужно делать.

Управление построено по принципу пирамиды. Рядовые люди живут на низшем уровне. Выше расположены правительства, которые с помощью монопольной власти собирают налоги и управляют нами, хотим мы того или не хотим. На следующем уровне пирамиды находятся корпорации, которые фактически управляют миром, – корпоракратия. На следующем уровне находятся крупные банки – финансовая элита – которые контролируют корпорации.

«Тот, кто контролирует деньги, контролирует мир».
«Дайте мне контроль над выпуском денег в государстве, и мне плевать, кто будет писать его законы». (Барон Майер Амшель Ротшильд).

Мы незаметно стали рабами финансовой элиты. Они устроили систему, благодаря которой эксплуатируют людей. Большинство сегодня работает на то, чтобы оплатить банковские займы, то есть шикарную жизнь банкиров, жирующих на ростовщический процент.

Когда вы берёте в банке кредит, вы получаете цифры на счету и платите проценты за деньги, которые никогда не существовали и не будут существовать.
Банки выдают кредиты на сумму в 9 раз превышающую то, что хранится в их сейфах. Это так называемое кредитование с частичным резервированием.
Зарабатывают банкиры на том, что дают ваши деньги, положенные в банк, в кредит другим людям.

Это началось ещё в 17 веке, когда для торговли использовалось золото. Золото было тяжело носить с собой, поэтому люди хранили его в тайниках, а вместо этого обменивались квитанциями. Такие квитанции (банкноты) были первыми бумажными деньгами. Хитрые банкиры стали выпускать квитанций больше, чем хранилось в банке золота. Они выдавали банкноты в кредит, и брали проценты за деньги и золото, которых лично у них не было. Так банкиры делали и делают деньги из ничего.


Кризис 2008 года создали банкиры, они же на нём нажились, да ещё и получили помощь от правительства. В 2008 году мы стали свидетелями самого масштабного выпуска «фальшивых» денег в истории.

https://www.youtube.com/watch?v=873mGu4pCPY - ДЕНЬГИ - Пирамида Долгов. Обман банков

https://www.youtube.com/watch?v=jqJTWEc2CFc - Дух времени: мировой обман банковской системы

https://www.youtube.com/watch?v=50lC7RNW8MQ - Крупнейшие банки мира заплатят рекордный штраф за сговор и манипуляции

А вот теперь скоро банкиры могут стать безработными и никому не нужными

https://www.youtube.com/watch?v=NHgSn6U9m5g - Документальный фильм о Биткоине (Bitcoin) и что такое деньги? | | asic-trade.ru

https://www.youtube.com/watch?v=aiteeFJcylU - Конец денег, таких, какими мы их знали. Документальный фильм

https://www.youtube.com/watch?v=4WcLDluPJ-0 - Греф: блокчейн приведет к исчезновению банков | BitNovosti.com
« Последнее редактирование: 18 Мая 2017, 10:41:03 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #88 : 18 Мая 2017, 10:48:59 »

Тем кто радостно начнет "вспоминать "савецкий рубль" - цитатка из Фридриха.. к сожалению не Энгельса .. о том почему рупь был "деревянным" и уже упал в 10^15 степени

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/155523/read
- Частные деньги (пер. Б Э Верпаховский) - Фридрих Август фон Хайек

...отчаянный недуг
Врачуют лишь отчаянные средства
Иль никакие.
Вильям Шекспир ("Гамлет", акт IV, сцена III) [перевод Михаила Лозинского]
С момента своего издания в 1976 году стала классической. Работа содержит также теоретический анализ проблем, возникающих при лишении государства монополии на обеспечение юридических и физических лиц полноценным средством обращения, когда право на эмиссию денег становится таким же неотъемлемым правом частного предприятия, как и любая иная производственная деятельность.
Наше собственное заключение... состоит в том, что передача денежных и банковских установлений на усмотрение рынка привела бы к более удовлетворительному результату, чем тот, который ныне достигнут благодаря государственному вмешательству.
М.Фридман, лауреат Нобелевской премии по экономике

Хайековская концепция рынка
Каждый участник хозяйственной деятельности обладает одному ему известными знаниями о возможностях собственной производительной деятельности и своих потребительских нуждах. Экономическая система должна использовать эти знания для координации деятельности всех участников.
Наибольших успехов достигнет та экономическая система, которая наиболее полно использует эти рассеянные в обществе знания. Именно в использовании рассеянных знаний и состоит главное преимущество рыночной экономики перед другими способами координации хозяйственной деятельности, в том числе перед социализмом. Рыночная экономика координирует действия участников путем выработки сигналов -- рыночных цен, -- которые и сообщают агентам нужную им для принятия решений информацию. Другим важным инструментом рынка является конкуренция, которая, отбирая лучшие индивидуальные решения участников, является для общества в целом процедурой открытия нового. Свобода напрямую связана с эффективностью: чем свободнее экономика, тем больше экономических открытий может совершить свободное творчество людей.
Хайековская концепция рынка означает революционный пересмотр как самого предмета экономической науки, так и ее выводов относительно экономической политики государств.
Согласно ортодоксальной концепции экономики, рынок является лишь одним из инструментов оптимального распределения ресурсов. Следовательно, всякий раз, когда рыночное распределение ресурсов будет сочтено "неоптимальным", "неэффективным", желательно или даже необходимо предпринимать меры, которые "улучшали" бы работу рынка. Тем самым традиционная доктрина экономики становится матерью ползучего западного социализма: непрекращающегося усиления государственного регулирования хозяйственной жизни общества. Согласно хайековской концепции не так важно, является ли нынешнее распределение ресурсов "наиболее эффективным". Важно, посылает ли экономическая система сигналы, которые указывают людям правильное с точки зрения настоятельности потребностей общества действий.

….//// государственный регулирующий орган имеет намного больше шансов плясать под дудку монополии, чем ее контролировать.>
….///государственная обезличенная помощь беднякам посылает им ложные сигналы: не зарабатывать, не делать сбережений, разрушать семьи, тратить время на стояние в очередях за пособиями и справками. Эти сигналы настолько сильны, что забивают и без того уже слабые сигналы рынка, побуждающие бедняков обратиться к полезной
….//// Искусственно занижая кредитную ставку для стимулирования экономического роста, денежные власти формируют в предпринимательской среде необоснованный оптимизм. В результате начинают осуществляться инвестиционные проекты, для завершения которых в будущем не хватит ресурсов.
Как только несоответствие потребных и наличных ресурсов становится очевидным, происходит массовое очищение рынка от ошибочных проектов, сопровождаемое свертыванием производства. Происходит экономический кризис, порожденный не рынком, а государственным регулированием. "Игры" с кредитно-денежной политикой, которые вели в XX веке центральные банки почти всех стран, стали постоянным источником экономической дезинформации, вызывающим глобальную дискоординацию хозяйства, проявляющуюся в частности в искусственных колебаниях деловой активности.

….//// Предложение Хайека. В данной книге Хайек предлагает кардинально новый способ достижения денежной стабильности -- систему, основанную на конкуренции параллельных частных валют.
Ее идейная основа проста... Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и потому производить рыночным способом.
При этом подобно тому, как конкуренция между обычными товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке низкокачественной продукции, конкуренция между частными валютами произведет отбраковку плохо обеспеченных и плохо управляемых валют. Останутся те валюты, которые будут наилучшим образом выполнять функции денег: служить средством платежа и сохранять свою стоимость во времени.
Важное свойство таких конкурентных денег состоит в том, что при их использовании в экономике исчезают макро-сигналы нерыночного характера, источником которых сейчас являются государственные регулирующие органы. ….//// нестабильность имманентно присуща денежной системе с государственной валютой.
….//// Если бы государственная власть России -- самой крупной и экономически мощной республики -- вместо "созидания" искусственной новой национальной валюты <а до реформы рубль реально не был всеобщим платежным средством> и подавления старой обменной системы стала бы убирать эти препятствия, оставляя самим хозяйственникам право выбора способа совершения обменных операций, результатом реформ стало бы улучшение технологии обменов, сопровождаемое ростом, а не падением объемов производства.

….//// , был нанесен огромный ущерб эмиссионному предприятию России по обеспечению всего Советского Союза всюду признанным наличным рублем и сделано все возможное, чтобы лишить его рынков платежных средств бывших союзных республик.
Кроме того, в угоду идее единой российской валюты было осуществлено приравнивание дотоле различных безналичных и наличных рублей. Силу возникшего финансового шторма можно представить себе уже потому, что курс наличных к безналичным рублям на момент реформы составлял примерно 2:1. Результатом искусственного объединения наличных и безналичных денег стал, как и следовало ожидать, резкий дефицит наличности и ее административное распределение, затем -- первый послереформенный всплеск инфляции.

Денежная реформа в России
Гораздо более естественной для России стала бы предлагаемая Хайеком денационализация денег: переход к свободному обращению параллельных конкурирующих валют. Реформа могла бы включать следующие мероприятия.
1. Признание юридического равноправия всех уже используемых в России валют, в том числе иностранных, что означает на деле легализацию уже существующей деловой практики. (Заметим, что Аргентина недавно осуществила эту меру, причем со ссылкой на Хайековскую теорию.)
2. Дерегулирование банковской деятельности. Разрешение на свободную эмиссию денег под собственной торговой маркой местными и иностранными коммерческими банками. Лишение ЦБ России контролирующих функций в денежном обращении.
3. Реорганизацию ЦБ России в эмиссионный коммерческий банк, принадлежащий государству. Денационализацию рубля - превращение его в частную валюту этого банка. И, наконец, приватизацию бывшего ЦБ России.


Деньги и Свобода
Выйдя из 70-летней коммунистической тирании, мы стали особенно чувствительными к навязанной нам государством несвободе. Нам не безразлично количество ограничений, которым государство подвергает нас в нашей жизни и деятельности. Мы считаем противоестественными попытки государства заставить нас пользоваться своей слабой валютой, контролировать наши счета, подвергать произвольному налогообложению. Мы испытываем также своего рода отвращение к попыткам "планировать" нас, определяя, например, количество денег, необходимых России тем же самым манером, каким еще недавно определялись потребности в чугуне, электроэнергии или мужских костюмах.

В Либеральной Хартии <"Либеральная Хартия", Сегодня, 23 февраля 1993 г.> -- манифесте российских экономических свобод -- сформулирован конституционный, а, следовательно, не допускающий изъятий принцип: Всякая ненасильстветая деятельность -- свободна. Следовательно, свободна и эмиссия денег под своей торговой маркой. Денежная система с государственной валютой и государственным регламентированием банковской деятельности несовместима с этим принципом. Экономическая свобода не может быть полноценной, пока деньги являются государственными. Денационализация денег -- путь экономического освобождения общества.
В.А. Найшуль. Г.Г. Сапов. май 1996г.

Предисловие автора
Ибо во всех странах мира, как я полагаю,
скупость и несправедливость государей и государственной
власти, злоупотребивших доверием подданных,
постепенно уменьшили действительное содержание металла,
первоначально содержавшееся в их монетах.
Адам Смит "Богатство народов" Ф. А. Хайек Зальцбург 30 июня 1976 г.

...///в сфере денег я не намерен вводить никаких запретов на деятельность правительства, -- никаких, кроме одного -- не мешать другим делать то, что они умеют делать лучше него.

Глава I. Практическое предложение
Свобода денежного обращения

Страны Общего рынка, желательно совместно с нейтральными европейскими государствами (а позднее, возможно, и со странами Северной Америки) принимают взаимные обязательства путем заключения формального договора -- не препятствовать свободному обращению на своих территориях валют стран-участниц (включая золотые монеты) и не ограничивать иным способом свободы деятельности любого банковского учреждения, законно учрежденного на территории любой из этих стран.
Прежде всего, это должно означать отмену всех видов валютного контроля или регулирования движения денег между этими странами, а также полную свободу выбора валюты при составлении контрактов и бухгалтерском учете. Кроме того, это должно означать право всякого банка, действующего на территории одной из этих стран, открывать филиалы в любой другой на тех же условиях, на которых функционируют местные банки.

Свобода денежного обращения
Цель моего предложения состоит в том, чтобы ввести столь необходимую дисциплину в деятельность существующих денежных и финансовых органов, отняв у них возможность впредь когда-либо выпускать деньги, существенно менее надежные и пригодные, чем деньги, выпускаемые остальными
Как помешать правительству скрывать обесценение денег
Главное преимущество предлагаемой схемы состоит в том, что она помешала бы правительствам "защищать" денежные единицы, которые они выпускают, от вредных последствий предпринимаемых ими самими мер и не давала бы им возможности применять эти вредные инструменты в будущем. Они оказались бы неспособны скрывать девальвацию выпускаемой ими валюты, препятствовать оттоку денег, капитала и других ресурсов (происходящему из-за того, что их использование внутри страны становится невыгодным) или контролировать цены
Большинство, по-видимому, воображает, что любое предложение о разрешении частным агентам выпускать деньги подразумевает разрешение на выпуск всеми ими одних и тех же денег <в сфере разменной монеты они, конечно, оказались бы попросту фальшивомонетчиками>, а не явно отличимых друг от друга разных видов денег, среди которых можно было бы осуществлять свободный выбор.
Первоначальные преимущества правительственной монополии на выпуск денег
Если бы люди поняли, что за удобство пользоваться в обычных сделках одним-единственным видом денег <без права использования других видов и, соответственно, без выбора между привычными и альтернативными деньгами они расплачиваются периодически повторяющейся инфляцией и экономической нестабильностью, они, вероятно, сочли бы эту цену слишком высокой. Ибо это удобство намного менее значительно по сравнению с возможностью пользоваться надежными деньгами

Глава III. Происхождение правительственной прерогативы на выпуск денег
В течение более 2000 лет правительственная прерогатива, или исключительное право на обеспечение общества деньгами означало на практике всего лишь монополию на чеканку монеты -- золотой, серебряной или медной. Именно в течение этого периода такая прерогатива начала приниматься безоговорочно, как существенный атрибут суверенитета, окутанный покровом тайны, с которой обычно связывалась священная власть правителей. Быть может, это представление возникло даже раньше шестого столетия до Р.X., когда лидийский царь Крез отчеканил первые монеты, -- еще в те времена, когда было заведено ставить клейма просто на металлических слитках, чтобы удостоверить пробу металла.
Правительственная сертификация веса и чистоты металла
Задача, решение которой правительство взяло на себя, состояла первоначально не столько в изготовлении денег, сколько в удостоверении веса и качества материалов, повсеместно служивших деньгами. <См. Адам Смит
Кусочки металла считались собственно деньгами только в том случае, если они имели клеймо соответствующего органа власти, в обязанность которого входило, как полагали, удостоверить, что монеты действительно имеют установленный вес и содержат металл. должной пробы, что и придавало им их стоимость.
В эпоху Средневековья, однако, возникло суеверие, согласно которому само это действие правительства наделяет деньги ценностью. Хотя опыт всегда доказывал обратное
Однако, с тех пор, как обязанность правительств при выпуске денег перестала ограничиваться простым удостоверением веса и качества какого-либо кусочка металла и стала предполагать также сознательное определение количества денег, которое должно быть выпущено, правительства оказались совершенно неспособны справиться с этой задачей и, можно сказать, непрестанно и повсеместно злоупотребляли доверием, обманывая народ.

Глава IV. Постоянное злоупотребление правительственной прерогативой
….//// в Северной Италии, рано возрождается торговля, мы немедленно видим, как все мелкие князьки начинают соперничать друг с другом в порче монеты -- идет процесс, который, несмотря на ряд безуспешных попыток частных торговцев создать лучшее средство обмена, продолжался в течение столетий, так что Италия завоевала репутацию страны с наилучшими авторами, пишущими о деньгах, и с худшими деньгами.
Но, хотя теологи и юристы дружно осуждали эту практику, она не прекращалась, до тех пор, пока бумажные деньги не предоставили правительствам еще более дешевого метода обмана народа. Разумеется, правительства не могли навязывать народу плохие деньги, не прибегая к самым жестоким мерам. Вот как в одном юридическом трактате кратко изложена история наказаний за простой отказ принимать официальные деньги: "От Марко Поло мы узнаем, что в XIII столетии китайский закон карал за отказ принимать императорские бумажные деньги смертью. Двадцать лет каторги, а в некоторых случаях смертная казнь, были наказанием за отказ принимать французские ассигнации. Раннее английское право предписывает рассматривать отказ принимать правительственные деньги как государственную измену. В эпоху американской революции отказ от приема банкнот Континентального Конгресса рассматривался как враждебный акт и иногда вел к потере права на взыскание долга"

Глава V. Мистика "законного платежного средства"
Суеверие, опровергаемое существованием спонтанно возникающих денег

В сознании публики, однако, термин "законное платежное средство" окутан туманом смутных представлений о необходимости государства как источника снабжения деньгами. Это пережиток средневековой идеи о том, что именно государство каким-то образом придает деньгам ценность, которой они сами по себе не обладали бы. А это, в свою очередь, является верным лишь в том, очень узком смысле, что правительство может заставить нас принимать в уплату долга все, что посчитает нужным, вместо того, о чем мы договаривались первоначально; лишь в этом смысле оно может придать заменителю ту же ценность с точки зрения должника, что и та, которой обладал объект, первоначально фигурировавший в договоре. Но суеверное представление о том, что правительству (обычно, для пущей важности именуемому "государством") надлежит определять, что должно быть деньгами, как будто оно создало деньги, которых без него не существовало бы, коренится, вероятно, в наивном убеждении, что такое орудие, как деньги, должно было быть "придумано" и передано нам неким первоначальным изобретателем.

….//// во всех случаях, когда инфляция раскручивается по-настоящему, любые предметы, обладающие более стабильной ценностью, от картошки до сигарет и коньяка, от яиц до иностранной валюты (например, долларовых банкнот), начинают все шире использоваться в качестве денег.

Глава IX. Конкуренция между банками, выпускающими разные валюты
Предположение, что снабжение деньгами нельзя доверить конкуренции, считалось бесспорным настолько долго, что, вероятно, немногие люди могут объяснить, почему это так. Как мы видели, объяснение, по-видимому, состоит в том, что обычно предполагается, будто в стране должен быть только один единый вид валюты, а конкуренция означала бы, что совокупный объем денежной массы определяется несколькими агентствами, действующими независимо. Ясно однако, что было бы непрактично разрешать выпускать на конкурентной основе денежные знаки одного и того же наименования, свободно обмениваемые между собой, ибо никто не смог бы контролировать их количество и, следовательно, отвечать за их ценность.
« Последнее редактирование: 20 Мая 2017, 07:09:23 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #89 : 18 Мая 2017, 10:49:19 »

конец цитаты
Цитата:
….//// Между деньгами и не-деньгами нет четкой границы
Это означает также, что расхожее представление, будто существует четкая разграничительная линия между деньгами и не-деньгами -- а закон обычно пытается провести такое разграничение -- на самом деле неверно, если говорить о причинно-следственных связях в денежной сфере. Мы обнаруживаем здесь скорее некий континуум, в котором объекты с разной степенью ликвидности и с разной (колеблющейся независимо друг от друга) ценностью постепенно переходят друг в друга постольку, поскольку они функционируют как деньги
Я всегда находил полезным разъяснять студентам, что мы довольно неудачно выбрали для обозначения денег имя существительное. Для объяснения денежных феноменов было бы полезнее, если бы "деньги" были прилагательным, описывающим свойство, которым различные вещи обладают в различной, причем меняющейся, степени.

Псевдоточность, статистические измерения и научная истина
Юридические фикции и дефектная экономическая теория

Сходным образом, тезис о существовании одной, четко определенной вещи, именуемой "деньгами", которую можно легко отличить от других вещей, является юридической фикцией. Эта фикция, введенная для удовлетворения нужд адвоката или судьи, никогда не была истинной, поскольку явления, остающиеся за ее рамками, вполне могут вызывать последствия типично "денежного" характера. Однако она принесла много вреда, порождая требование пользоваться для определенных целей только "деньгами", выпускаемыми правительством, или, допуская существование только какого-то одного объекта, о котором можно говорить как о деньгах данной страны. Это привело также, как мы увидим далее, к выработке в экономической теории таких объяснений ценности денег, которые, будучи построенными на крайне упрощающих предпосылках, хотя и давали некоторое полезное приближение к реальности, оказывались бесполезными для решения тех задач, которые нам предстоит здесь рассмотреть.

Значения терминов и определения
Здесь, пожалуй, самое время дать четкие определения смысла, который мы будем вкладывать в те или иные часто используемые термины. Достаточно очевидно, что нам удобнее говорить о "валютах" (currencies), а не о "деньгах" (money), не только потому, что в английском языке первый термин можно легче использовать во множественном числе, но также и потому, что, как мы видели, термин "валюта" подчеркивает важный оттенок смысла. Мы будем пользоваться словом "валюта", быть может, вступая в некоторое противоречие с первоначальным значением этого термина, имея в виду не только бумажные ассигнации и другие деньги, "переходящие из рук в руки", но и банковские чековые счета, а также прочие средства обмена
Хотя мы будем часто называть агентства, выпускающие валюту, просто "банками", это не означает, что все банки должны эмитировать деньги. Термин "обменный курс" (rate of exchange) будет использоваться для обозначения пропорций обмена между валютами, а термин "валютная биржа" (currency exchange), вводимый по аналогии с "биржей ценных бумаг" (stock exchange), -- для обозначения организованного рынка валют. Иногда мы будем говорить о "заменителях денег" (money substitutes) -- при рассмотрении случаев на грани шкалы ликвидности, таких, как дорожные чеки, кредитные карточки и овердрафты <overdraft -- сумма, получаемая по чеку сверх остатка на текущем счете -- Прим. ред.>, когда невозможно точно сказать, являются они частью обращающейся валюты или нет.

Глава XI. Возможность контролировать ценность конкурентной валюты
Контроль посредством покупки/продажи валюты и краткосрочных кредитов

Удивительно, но факт: самоускоряющийся механизм любой организованной инфляции до сих пор не понимается даже некоторыми экономистами.

….//// Все предприятия преуспевают, включая даже тех, которые должны были бы обанкротиться. Но это может продолжаться только до тех пор, пока непрерывный рост цен остается для всех неожиданным. Как только люди научатся учитывать его, даже непрерывное повышение цен с одним и тем же темпом не будет больше давать стимулов, которые оно давало вначале.

….//// Сейчас уже всем стало понятно, что тот, кто контролирует общее предложение денег в стране, в большинстве ситуаций способен обеспечить почти мгновенное облегчение безработицы, пусть ценой ее значительного роста позднее. Политическое давление на такое агентство должно быть непреодолимым

….//// . "Денежная иллюзия", то есть вера, что деньги представляют постоянную ценность, могла появиться только потому, что было бесполезно заботиться об изменениях ценности денег, так как с этим ничего нельзя было поделать. Как только люди получат возможность выбора, они станут внимательно следить за всевозможными изменениями в ценности различных доступных им валют. Все должны знать и будут знать, что за деньгами нужен глаз да глаз, и предупреждения о подозрительности той или иной валюты будут рассматриваться как похвальное, а не как антипатриотическое деяние.

Глава XIX. Конкуренция дисциплинирует лучше, чем фиксированные обменные курсы
Глава XXIII. Защита от государства


Возобновление правительственного контроля за движением валюты и капитала
Главная опасность, однако, будет исходить от попыток правительств контролировать международные потоки валюты и капитала. Власть над этими потоками в настоящее время является самой серьезной угрозой не только функционированию международной экономики, но и личной свободе
; и эта угроза сохранится до тех пор, пока правительства обладают материальной силой, чтобы навязывать такой контроль. Надо надеяться, что люди постепенно распознают эту угрозу личной свободе и полностью запретят употребление таких мер, закрепив это в виде соответствующих конституционных поправок. Последняя защита от правительственной тирании состоит в том, что значительная часть трудоспособных людей может прибегнуть к эмиграции в случае, когда тирания станет нестерпимой. Я боюсь, что немногие англичане, считавшие мое высказывание неоправданно тревожным и преувеличенным 30 лет назад, когда я впервые опубликовал его, продолжают считать его неоправданно тревожным и сегодня: "Распространение контроля, проистекающее из контроля над экономикой, на все сферы жизни хорошо видно на примере операций с иностранной валютой. На первый взгляд государственный контроль за обменом иностранной валюты никак не затрагивает личную жизнь граждан, и для большинства из них безразлично, существует он или нет. Однако опыт большинства стран континентальной Европы показал мыслящим людям, что введение такого контроля является решающим шагом на пути к тоталитаризму и подавлению свободы личности. Фактически, эта мера означает полное подчинение индивида тирании государства, пресечение всякой возможности бегства -- как для богатых, так и для бедных. Когда люди лишаются возможности свободно путешествовать, покупать иностранные журналы и книги, когда контакты с заграницей могут осуществляться только по инициативе или с одобрения официальных инстанций, общественное мнение оказывается под гораздо более жестким контролем, чем это было при любом абсолютистском режиме XVII или XVIII века" <F.A. Hayek, The Road to Serfdom, Routledge, London and Chicago, 1944, р. 69, note>.

….//// . Я все еще убежден, что пока управление деньгами остается в руках правительств, золотой стандарт, со всеми его несовершенствами, -- это единственная более или менее безопасная система. Но мы, безусловно, в состоянии построить лучшую систему, не предполагающую участия правительства. Кроме бесспорного факта наличия серьезных дефектов и у золотого стандарта, противники такого шага могут справедливо указать, что в нынешних обстоятельствах централизованное управление денежной массой необходимо для того, чтобы противостоять врожденной нестабильности существующей кредитной системы.

….//// Только собственный интерес, а не хорошие намерения может дать хорошие деньги
Записан
Страниц: 1 ... 4 5 [6] 7  Все Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал