Главная arrow Форум arrow Тематические разделы arrow Человек будущего arrow C Новым Годом,Империя!
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
C Новым Годом,Империя!
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
21 Марта 2019, 03:11:34
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Тематические разделы
| |-+  Человек будущего (Модератор: Quangel)
| | |-+  C Новым Годом,Империя!
0 Пользователей и 10 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 168 169 [170] 171 172 ... 186 Печать
Автор Тема: C Новым Годом,Империя!  (Прочитано 571555 раз)
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2535 : 10 Января 2019, 00:31:11 »

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/05/75697

Почему же народ, понесший неисчислимые жертвы при сталинском режиме, стал возносить своего палача?

В октябре 2017 года ВЦИОМ провел опрос: «Известно ли вам, что в СССР в 30—40-х годах XX века имели место преследования по политическим мотивам или вы слышите об этом в первый раз?»

46 процентов молодых людей от 18 до 24 лет ответили, что «слышат об этом в первый раз».

Мы профукали годы перестройки и гласности, годы свободы прессы. Газетно-журнальное бурление московской и ленинградской интеллигенции приняли за общенародный процесс. А кто-нибудь видел в 1988 году «Московские новости» или «Огонёк» в свободной продаже в райцентрах?

По ТВ показали два-три раза фильмы «Власть соловецкая», «А прошлое кажется сном» — и решили, что этого достаточно для страны с населением 290 миллионов. В США сюжет об избиении афроамериканца полицейскими, случайно снятый любительской камерой, почти все каналы крутили две недели. Чтобы до каждого дошло: власть — страшная штука, ее нельзя ни на минуту оставлять без контроля, на месте избитого может оказаться каждый.

То, что вдалбливали людям 70 лет, не вытравишь разом. Необходимы годы и годы. Они у нас были. Только прошли почти впустую. Надо было (и сейчас надо, да только кто позволит!) даже не столько документальные фильмы демонстрировать (фильм — это все же творческая интерпретация), сколько просто показывать кино- и фотохронику: лагеря, этапы, эшелоны из вагонзаков, горы костей в местах тайных захоронений НКВД. Как немцы постоянно показывают горы трупов в концлагерях. В Германии Бухенвальд, Дахау, Заксенхаузен, Равенсбрюк превращены в мемориалы. Сюда привозят на экскурсии школьников: «Смотрите, дети, это преступления наших дедов и прадедов».

О расстрелах с 12 лет

Надо было, например, к каждому дню рождения Сталина, Калинина, Молотова и других «вождей» показывать детей ГУЛАГа. Каждый год несколько раз напоминать всем-всем-всем о подписанном этими «вождями» Постановлении ЦИК и Совнаркома от 7 апреля 1935 года: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». То есть вплоть до расстрела.

Здесь надо подробней. Потому что ныне интернет кипит от опровержений: «Клевета!», «Фальшивка!», «Разоблачение либерального мифа о том, что Сталин расстреливал детей!» и т.п. Приводится статья 22 УК РСФСР 1926 года: «Не могут быть приговорены к расстрелу лица, не достигшие восемнадцатилетнего возраста в момент совершения преступления».

Была такая статья. И потому после выхода Постановления ЦИК и СНК в республиках, краях и областях попросили разъяснений.

20 апреля последовал секретный циркуляр за подписями Прокурора СССР А. Вышинского и председателя Верховного Суда СССР А. Винокурова: да, имеется в виду «высшая мера уголовного наказания (расстрел)». А статья 22 отменяется, «отпадает».

Но, видимо, даже закаленные борцы с «врагами народа» все еще сомневались в чудовищности документа. И тогда 26 апреля на места ушло решение Политбюро ЦК ВКП(б), протокол заседания № 24, пункт 10:

Разъяснения по поводу правил расстрела несовершеннолетних с резолюцией Сталина «За».
«Утвердить проект следующего секретного разъяснения органам суда и прокуратуры:
Ввиду поступающих запросов, в связи с Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля с. г. «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», разъясняем:
1. К числу мер уголовного наказания, предусмотренных ст. 1 указанного постановления, относится также и высшая мера уголовного наказания (расстрел).
2. В соответствии с этим надлежит считать отпавшим указание в примечании к ст. 13 «Основных начал уголовного законодательства СССР и Союзных республик и соответствующие статьи уголовных кодексов Союзных республик (22 ст. УК РСФСР и соответственно статьи УК других Союзных республик), по которому расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется».
Подпись: «СЕКРЕТАРЬ ЦК И. СТАЛИН».
(Российский государственный архив социально-политической истории: (л. 5, п. 10; л. 32, п. 143) (Ф. 17. Оп. 3. Д. 962. Л. 1, 5, 32, 56.)

Если бы в годы перестройки и гласности, в годы свободной прессы, телевидения, все факты преступлений сталинизма довели до сознания всех и каждого, сегодня, возможно, была бы другая атмосфера в стране. Но настоящей десталинизации не было. Коммунистическая власть вскоре после XX съезда испугалась, что критика сталинизма неминуемо обернется критикой системы. Нынче система вроде другая, но природа власти все та же. Тот же инстинкт и та же идеология — государство над народом. Власть не терпит никакого разговора о прошлом и нынешнем государственном беззаконном насилии. Потому что следом за ним естественным образом возникает вопрос о контроле общества над властью. Отсюда и публичные обвинения правозащитников. Государственное телевидение открыто называет их «пятой колонной» и «врагами нации». А Сталин этим же ТВ прославляется почти официально.



Резолюция Сталина на шифровке с просьбой увеличить квоты на расстрел. Сталин не просто разрешает, а лично требует увеличить эти квоты

Памятники в законе

Памятники Ленину стоят у нас в городах? Стоят. А чем он лучше Сталина? Как раз он-то и начал террор. Вот его телеграммы августа 1918 года в Нижний Новгород и в Пензу: «В Нижнем, явно, готовится белогвардейское восстание. Необходимо произвести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города.
Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению
1) Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
2) Опубликовать их имена.
3) Отнять у них весь хлеб.
4) Назначить заложников…
Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц кулаков».

Или подробное письмо-инструкция Ленина членам Политбюро от 19 марта 1922 года — об изъятии церковных ценностей, о том, что делать с теми, кто сопротивляется: «Провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, безусловно ни перед чем не останавливаясь. Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше».

Сталин продолжил дело Ленина.

На каком основании убрали памятники Сталину? На основании решений XX съезда КПСС. А они не имели и не имеют под собой судебной, юридической основы. Но любой нравственный приговор, когда мы говорим о преступлениях против человечности, должен подкрепляться приговором юридическим. Или — основываться на нем. Чтобы никаких «мировоззренческих» экивоков. Никто в Германии не выйдет на улицы с портретом Гитлера. В тюрьму посадят. Потому что был суд.

А у нас суда, юридического приговора — не было. Мы свой Нюрнбергский процесс профукали. И получили сталинский гимн в качестве гимна демократической России.
Новых слов толком не знаем, зато помним «Нас вырастил Сталин — на верность народу». Музыка все та же, а слова переписать легко.

Так стоит ли теперь удивляться, что именем Сталина оперируют публичные политики. И радостно подхватывает население. В июле 2017 года на вопрос социологов: «Надо или не надо размещать памятные знаки (памятные доски, цитаты, бюсты, картины), прославляющие государственные успехи Сталина?», 62 процента ответили: «Скорее, надо». Наибольшее количество сторонников установления памятников палачу среди молодежи 18—24 лет — 77 процентов.

Литературовед, историк, общественный деятель Мариэтта Чудакова с помощью библиотекарей Пермского края, Брянской, Кемеровской и Свердловской областей провела исследование. Подросткам 14 лет были заданы три вопроса:

«Что вы знаете о Ленине и что о нем думаете?»,
«Что вы знаете о Сталине и что о нем думаете?»,
«Что вы знаете о Ельцине и что о нем думаете?»
Получено 100 письменных ответов. За исключением двух, ответы сводились к тому, что:

Ленин — «хороший, добрый, заботился о людях, создал СССР»,
Сталин — «да, у него были недостатки, некоторые его не любили, другие уважали, несогласных он отсылал в Сибирь, были репрессии, но он укрепил СССР, мы при нем выиграли войну, он был генералиссимус, полководец»,
Ельцин — «развалил СССР».
Надо иметь в виду менталитет народа — его преклонение и благоговение перед государством. Века и века произвола вбили в плоть и в кровь, что государство имеет право на все. Государственное беззаконие, то есть преступление перед человеческой личностью, воспринимается как неизбежность, которую надо покорно терпеть, как привилегия и безусловное право опричников. В сознании наших граждан несовместимы понятия «преступление» и «государство». «Преступник» — это всегда частное лицо. Что бы ни совершалось именем государства, у нас называется как угодно, но только не «преступление». В сознание и в подсознание внедрены эвфемизмы: «злоупотребления», «превышение должностных полномочий», «нарушения социалистической законности» или, как говорил Сталин о насильственной коллективизации, высылке миллионов — «головокружение от успехов». И так — до сих пор.

Обычная практика — полицейских, применявших пытки, судят за «превышение полномочий» и приговаривают к условным или незначительным реальным срокам заключения. В рейтинге верховенства права (2017—2018 гг.), который составляет международная независимая организация World Justice Project, Россия на 89-месте из 113. За нами — Гватемала, Нигерия, Бангладеш, Кения, Гондурас, Пакистан, Зимбабве, Венесуэла.

В последние 20 лет все смешалось в общественном сознании. Закон стал игрушкой и дубинкой в руках госаппарата и приближенных к нему. Пропаганда агрессии, насилия разрушила и без того хлипкие рамки морали. И все это прикрывается якобы государственными интересами, борьбой с внутренними врагами. Когда люди с такими взглядами и моралью вещают с государственных трибун и экранов ТВ, то как откликается массовое сознание? Наружу вылезают потаенные низменные инстинкты, которые, оказывается, можно больше не прятать, не стесняться, ведь мы так себя ведем в интересах государства.

Раб часто восхищается тираном: чем больше тот людей загубил — тем больше уважения, раб восхищается силой. И это — отвратительная загадка отношения к власти.
В таких людях таятся, прячутся, сосуществуют одновременно раб и тиран. Нынешнее преклонение масс перед Сталиным сформировалось из государственного поощрения мракобесия, ненависти к уму и таланту. То ли дело — встроиться в государственную идеологию, в вертикаль. Эта встроенность дает материальный достаток, душевный комфорт — только подчиняйся вышестоящему, а тебе так же будет подчиняться нижестоящий.

Пахан на зоне

Уголовные «авторитеты» 50—60-х годов прошлого века, люди, не обремененные образованием, тем не менее желали выглядеть лучше своей среды. В чем-то они действительно были выше, отличались от подельников более живым умом, восприимчивостью, тягой к книжному знанию. И чтобы показать себя, свой уровень, любили порассуждать о чем-то особенном, «умственном».

Вспоминая тех «авторитетов» уголовного мира, всегда представляю Сталина. Ведь типичный пахан, получивший неограниченную власть на зоне СССР.

Признаки одни. Посмотрите внимательней на Сталина. Игра, режиссура, поза, ухмылка, томительное молчание — типичные уголовно-зэковские повадки. Если есть где-либо снятые скрытой камерой эпизоды из жизни на «зоне» пахана старой воровской традиции, когда он вершит суд среди «фраеров», «мужиков» если эти кадры смонтировать встык с кинохроникой, с кадрами фильмов о Сталине — можно онеметь от изумления. Тягучая манера речи, долгие паузы (трепещите, сявки!), интонация, движения — все одинаково.


И если мы и сегодня согласны жить с государственной уголовщиной, значит, 5 марта 1953 года умер не Сталин, а всего лишь И.В. Джугашвили.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2536 : 10 Января 2019, 00:48:28 »

Цитата:
http://flib.flibusta.is/a/20615

Бенедикт Сарнов, критик, литературовед, публицист, а в последние годы и мемуарист, родился в Москве. В 1951 г. окончил Литературный институт имени А.М. Горького.
Публиковал статьи и рецензии в «Литературной газете», журналах «Новый мир», «Октябрь», «Юность», «Вопросы литературы», «Театр», «Искусство кино», «Литературное обозрение» и др.
В постсоветский период к читателю пришли книги «Заложник вечности. Случай Мандельштама» (1990), «Смотрите, кто пришел. Новый человек на арене истории» (1992), «Пришествие капитана Лебядкина. Случай Зощенко» (1993) – посвященные драматическим судьбам писателей, которые рассматриваются автором как уникальный опыт постижения российской действительности. Об этом же автор пишет в книгах «Перестаньте удивляться» (1998), «Наш советский новояз» (2002) и «Скуки не было». Первая книга воспоминаний» (2005).
В 2006 г. вышла книга Сарнова «Маяковский. Самоубийство», посвященная поиску причин трагической гибели поэта, в следующем году – книга «И где опустишь ты копыта», включающая статьи, очерки, фельетоны 80 – 90-х гг.
Первый том исторического расследования «Сталин и писатели», вышедший в марте 2008 г., уверенно занял лидирующие места во множестве книжных рейтингов. Второй том вышел в октябре 2008 г., третий – в работе.

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2011/06/07/45225-benedikt-sarnov-nevydumannye-istorii

«Новая газета» начинает издавать серию книг к 75-летию Большого террора. С августа по октябрь по средам они будут продаваться (недорого) в киосках вместе с газетой. Серия задумана разнообразной — в ней наряду с художественными выйдут и документальные книги таких авторов, как Юрий Домбровский, Фазиль Искандер, Лев Копелев, Юрий Карякин. Первая книга серии «Империя зла. Невыдуманные истории» Бенедикта Сарнова вообще будет распространяться бесплатно. Начиная с августа следите за информацией на сайте «Новой» и в бумажном выпуске газеты.

Несколько слов об этой книге. Она начинается с небольших ярких невыдуманных историй, иногда похожих на байки, которые показывают абсурдность и ужас жизни людей, в том числе знаменитых, при сталинщине. Но автор — известный и популярный с 60-х критик и литературовед Бенедикт Сарнов — на этом не останавливается: он вскрывает психологические механизмы отношений жертв и палачей. Приходит к удивительному выводу, что крайней степенью страха, единственной возможностью его преодолеть становится… любовь к палачу. Вот такой «стокгольмский синдром» России, которую Сталину удалось взять в заложники.

А заканчивается книга пьесами драматургов, среди которых лучшие — Н. Эрдман и М. Булгаков. Здесь Сарнов тоже рассказывает невыдуманные истории их отношений со Сталиным. В первом случае эти отношения привели к ГУЛАГу, во втором — к смерти.

Вот несколько коротких сюжетов из книги Сарнова.

Олег Хлебников


Троцкистка

Эту историю рассказала мне Ольга Львовна Слиозберг, промыкавшаяся по сталинским тюрьмам и лагерям свои семнадцать лет.

В тюрьме она сблизилась с одной совсем простой, неграмотной женщиной, обвинявшейся, естественно, в троцкизме. И вот однажды эта женщина обратилась к ней за советом. Каким-то чудом дошло до нее с воли письмо от дочки. Дочке исполнилось пятнадцать лет, и ей предстояло вступать в комсомол. И она просила мать, чтобы та написала ей: правда ли, что она троцкистка, что злоумышляла против нашей страны, против товарища Сталина. Если правда, она проклянет ее и вступит в комсомол. Если же мать честно напишет ей, что ни в чем не виновата, то вступать в комсомол она ни за что не станет. Девочка признавалась, что ей, конечно, очень страшно думать, что при таком повороте она сразу станет изгоем. (Выражала она это, естественно, другими словами, но мысль была именно такая.) «И все-таки, — писала она матери, — лучше бы мне узнать, что никакая ты не троцкистка, не враг народа».

Получив это письмо, мать девочки проревела всю ночь. А наутро попросила Ольгу Львовну написать дочери от ее имени, что все, в чем ее обвиняют, — правда. «Так прямо и напиши, — сказала она. — Вступай, доченька, с чистым сердцем вступай. У тебя перед комсомолом никакой вины нет, а за мать ты не ответчица. Сам товарищ Сталин сказал, что сын за отца не отвечает».

Ольга Львовна изо всех сил старалась уговорить ее не возводить на себя напраслину, не признаваться в несуществующей вине. Но та твердо стояла на своем.

— Ей жить, — сказала она. — Легкое ли это дело — девчонке знать, что мать сидит ни за что? Нет, пусть уж лучше думает, что я троцкистка.

И вас действительно били?

Известная киноактриса Окуневская — женщина редкой красоты и редкого очарования — вскоре после войны была арестована. В лагере ей было особенно тяжко. А до ареста — на воле — она была знаменита. За ней ухаживали, благосклонности ее добивались многие, в том числе и весьма высокопоставленные люди.

В числе тогдашних ее «светских» знакомых был и Абакумов — народный комиссар госбезопасности. И вот, доведенная до отчаяния, она решила написать ему письмо, напомнить о давнем знакомстве и попросить разобраться в ее деле.

Письмо было написано. В нем содержалась не вполне официальная просьба. Это было очень личное письмо. И предельно откровенное. Она подробно рассказывала в нем обо всех издевательствах, которым подвергалась за все время своего тюремного и лагерного бытия.

Письмо было отправлено, разумеется, не по официальным каналам и каким-то чудом дошло до адресата. И вот в один прекрасный день ее извлекли с самого лагерного дна, отмыли, подкормили, приодели и повезли в Москву. И привезли прямо на Лубянку. И не куда-нибудь, а в кабинет наркома. (Этот рассказ я слышал не от самой Окуневской, а от ее близких знакомых.)

Нарком вышел ей навстречу, поцеловал руку — так, словно дело происходило на каком-нибудь кремлевском банкете.

В глубине комнаты был уже накрыт стол на два куверта: коньяк, шампанское, фрукты, пирожные…

Нарком сделал актрисе приглашающий жест, сел напротив нее, разлил вино в бокалы. И полилась непринужденная светская беседа — о том о сем. Вспоминали прошлое. Актриса ожила и уже совсем поверила, что все ее мытарства позади. И вот наконец нарком, оставив пустую светскую болтовню, заговорил о деле.

— Я прочел ваше письмо, — сказал он. — Неужели все, о чем вы там пишете, — правда?

— Правда, — подтвердила актриса.

— И вас действительно били? — спросил нарком.

— Били, — снова подтвердила она.

— А как тебя били? — спросил нарком. — Так?

И он дал ей кулаком в зубы.

— Или так?

Последовал еще один зубодробительный удар.

— Или, может быть, так?

Натешившись вволю, нарком вызвал охрану. Избитую, окровавленную актрису унесли. Бросили в камеру, а спустя несколько дней отправили назад, в зону.

Шкловский на Беломорканале

В начале 30-х арестовали брата Виктора Борисовича, известного филолога Владимира Борисовича Шкловского. Виктор Борисович обратился за помощью к Горькому, и тот — не так чтобы очень охотно, — но все-таки поговорил с Ягодой. И Ягода позвонил Шкловскому. Назвав его по имени и отчеству, он сказал, что Владимир Борисович на Беломорканале, куда он отправлен на «перевоспитание», что условия там хорошие и вообще все в порядке, в чем он, Виктор Борисович, может лично убедиться, если захочет туда поехать. Заодно и посмотрит своими глазами на эту великую кузницу, где бывших преступников чекисты перековывают в полезных членов общества.

И Виктор Борисович поехал.

Спасти брата ему не удалось: Владимир Борисович впоследствии так и погиб там, на сталинской каторге.

Но Виктора Борисовича во все время его поездки по Беломорканалу чекисты принимали как дорогого гостя: знали ведь, по чьему личному указанию он сюда прибыл. И как-то один из хозяев поинтересовался у дорогого гостя, как он себя тут, у них в гостях, чувствует.

И вот тут-то и прозвучал его знаменитый ответ:

— Как живая чернобурая лиса в меховом магазине.

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/02/27/48495-kogo-stalin-potaschil-za-soboy

Кого Сталин потащил за собой

За что сажали по печально знаменитой 58-й статье после смерти вождя


Это знаменитая статья, по которой в нашей стране были осуждены миллионы. Правда, не приходилось слышать, чтобы кто-нибудь получал 6 месяцев или год (как ею тоже предусмотрено). Давали на всю катушку — 10 или 25 лет, в зависимости от установок на то время. Да и высылка из страны, за исключением «философского парохода» и выдворения Троцкого, до брежневских времен не применялась.

Со смертью Сталина все сразу изменилось. По данным КГБ, в 1957—1985 годах по этой статье было осуждено «всего» 8124 человека. А с 1953-го до 1957-го не менее 6000. Так кого и за что сажали по знаменитой статье 58-10?

Привожу выдержки из дел, рассматривавшихся в течение первых трех месяцев после смерти Сталина, и, естественно, многие из них связаны с этим событием и заодно хорошо показывают уровень «всенародного горя».

Сталин, как известно, умер 5 марта 1953 года, о чем официально было сообщено на следующий день, 6 марта, и в тот же день очень оперативно был осужден некто Теленков С.М., 1909 г.р., модельщик в научно-исследовательском институте, который в вагоне электрички в нетрезвом состоянии говорил: «Какой сегодня хороший день, мы сегодня похоронили Сталина, одной сволочью станет меньше, теперь мы заживем». Сталина, правда, похоронили только 9 марта, так что Теленков радовался авансом, удивительно другое — его освободили в августе 1954 года.

Теленков был первой ласточкой, вслед за ним в лагеря пошла не одна сотня людей с примерно одинаковой формулировкой: «Нецензурно ругал одного из руководителей КПСС». (Этот оборот — «один из руководителей…», как правило, применялся следователями вместо фамилии — Сталин.) Рабочий М.Д. Кныш, кладовщица Н.И. Чубарова и грузчик О.И. Калмыков были осуждены за одну и ту же фразу: «Умер Максим и … с ним». Но были и более пространные обвинения.

21 марта. Колхозник Пейт Я.И., совершенно трезвый, после траурного митинга 10 марта сорвал портрет Сталина и растоптал, сказав: «Чтобы мои глаза тебя больше не видели».

23 марта. Рабочий Карпец П.К. «после сообщения по радио о смерти Сталина нецензурно выругался и, показывая на репродуктор, сказал: «Слышите, уже воняет трупом».

26 марта. Колхозник Г.А. Мищенков на колхозном траурном митинге «выступил и, поблагодарив Сталина за то, что он вывел народ на широкую дорогу, сказал, что он, Мищенков, остался без коровы».

28 марта. Комсомолка Л.В. Биезайс сказала коллегам 4 марта, что есть новость: «У Сталина отнялась рука и нога, он сейчас подыхает».

7 апреля. Рабочий П.А. Тюкавин сказал: «Я вашего вождя Сталина вместе с партией …» и нецензурно выругался.

8 апреля. Рабочий ж.д. станции Корки Д.И. Иванов на траурном митинге 6 марта сказал: «Как при жизни Сталина, так и после смерти его, жить и работать на станции нельзя». Разнорабочая В.С. Вербицкая 4 марта на вопрос, слышала ли она о болезни вождя, ответила: «Пусть хоть помирает, я так голодна, что мне свет не мил».

9 апреля. Киномеханик А.Т. Иванов во время демонстрации фильма, когда на экране появился Сталин, крикнул: «За смерть Сталина, ура!»

10 апреля. Электромонтер Н.Ф. Козак, когда, рассматривая газету с фотографией Сталина в гробу, кто-то сказал, что Сталин выглядит молодо, на это выразился нецензурно и добавил, что он «картошку, что ли, ел с кислой капустой или пыль глотал, как мы с тобой». Рабочий А.В. Кузнецов при прослушивании в цехе сообщения о здоровье Сталина сказал: «У темных малограмотных ослов тоже бывает кровоизлияние в мозг».

13 апреля. Кочегар В.Н. Сергеев 6 марта в кочегарке сказал с улыбкой: «Одна (нецензурное слово) умерла, теперь еще какого-то (нецензурное слово) нам поставят».

14 апреля. Матрос М.А. Фишбейн в день траура 6 марта в нетрезвом состоянии говорил: «Сегодня мой праздник, и поэтому я пьян».

16 апреля. Рабочий Ф.А. Кузнецов «подносил к своему рабочему месту детали. В это время рабочий Романов сообщил горестную весть. У Кузнецова из рук выпала одна тяжелая деталь и ударила по ноге. Обозлившись, Кузнецов выразился нецензурными словами по адресу руководителя КПСС и Советского государства.

17 апреля. Машинист Н.Д. Сычев, услышав о болезни Сталина, сказал: «Поскольку у т. Сталина анализ мочи был ненормальный, возможно, у т. Сталина было венерическое заболевание, может быть, схватил что-нибудь наподобие триппера».

18 апреля. Моторист В.М. Кузнецов, узнав о болезни и смерти Сталина, сказал: «Наконец-то дождался».

23 апреля. Заключенный А.И. Батаков с двумя сокамерниками пели частушку: «Когда Ленин умирал, Сталину приказывал: рабочим хлеба не давать, мяса не показывать».

7 мая. Рабочий С.Н. Степанов 5 марта в гостях у друзей пел «пародию на гимн СССР — «Союз нерушимый, голодных и вшивых». О смерти Сталина сказал: «Собаке собачья смерть».

27 мая. Колхозный плотник К.С. Зубатов «у места скопления народа нанес оскорбление партийному билету, коммунизму и его законам и руководителям партии, нанес оскорбление нецензурными словами руководителям Советского государства».

Есть и совсем анекдотические случаи:

4 апреля. Директор магазина А.Н. Котлярский на траурном митинге 6 марта в присутствии 200 человек оговорился, сказав: «Мы потеряли дорогого и любимого врага».

Точно так же получил срок служащий кирпичного завода А.Е. Стровенко, который в жалобе уверял, что на митинге от волнения и из-за дефекта речи случайно сказал вместо «вождя» — «врага».

18 марта. Рабочий А.А. Костров ругал колхозы, а когда в 1948 году «ставили осветительную линию и электрический столб должен был находиться около скульптуры» (имя одного из руководителей КПСС и Советского правительства), то Костров сказал, что столб можно не ставить, а воспользоваться скульптурой — «поставить на нее изоляторы и ввернуть лампочку в руку».

14 марта. Серьезное групповое дело — осуждены сразу четверо заведующих кафедрами Института усовершенствования врачей города Сталинска, причем один из них, А.Р. Розенберг, на семинаре врачей-гинекологов сказал, что работниками кафедры микробиологии выведен новый вид венерического гонококка, назвали его, как написано в обвинительном заключении, «по имени одного из руководителей партии и правительства Советского Союза».

Но, конечно, сроки давали не только за Сталина.

23 мая. Бухгалтер исправительно-трудового лагеря П.Н. Ярошевич под влиянием прочитанной в газете «Правда» заметки о греческом мальчике, родившемся в тюрьме, написал в адрес редакции анонимное письмо: «Почему «Правда» лицемерно замалчивает о нашей действительности. Разве «Правде» не известно, что в наших лагерях и колониях содержатся не менее очаровательные дети». Кстати, Ярошевич был реабилитирован по Указу Президента СССР только 13 августа 1990 года, скорее всего, посмертно, так как к тому времени ему бы исполнился 91 год.

Только в один день — 16 апреля — получили срок за «хранение»: А.Г. Свидерская — за то, что хранила портреты и литературу контрреволюционного содержания (портреты членов царской семьи, придворных, Деникина и Краснова.), колхозница А.С. Богданавичуте хранила тетрадь с антисоветскими стихами и дала их переписать, а литовец К.А. Микалаускас хранил «изданную при буржуазном режиме националистическую литературу, в основном религиозную». Сажали за хранение книг, марок, открыток. И уж совсем удивительно — студент техникума А.А. Кирдейкис «с 1946 г. хранил книгу «Тарзан в джунглях». В Прибалтике вся литература, изданная до прихода советской власти, считалась националистической. Впрочем, не только в Прибалтике.

21 мая. Священник К.Ф. Прошкин, 1887 г.р., был осужден за то, что хранил книгу «Неделя в патриархии».

Само собой, осуждали за анекдоты, за слушание «вражеских голосов», «за распространение слухов о катынском деле», за фразу типа «…жалобу напишу в Америку Трумену».

Срок можно было получить даже за чрезмерную осторожность. 22 мая заведующий кафедрой Ленинградской духовной академии А.И. Макаровский был осужден за то, что «когда в 1952 году в Ленинград прибыла немецкая церковная делегация, Макаровский советовал коллегам меньше с ней общаться, т.к. советский представитель в Берлине наговорил им, что у нас полная свобода религии, а в разговоре выяснится, что мы не получаем никаких журналов и т.д.».

Нельзя сказать, что осуждали совсем уж по пустякам.

31 марта.  был осужден М.Т.  Данилкин, который в «Сокровенных мыслях» в 1951 году написал: «Я нередко думаю над сутью Мусоргского и его оперы «Борис Годунов». И очень многое нахожу, что сейчас звучит с еще большей злободневностью, чем в то время. Отрыв правительства от народа стал более широким и странным. Плач юродивого принял форму глухого стона. Извечная беда России: самодурство у власти, плач и стон народа, терпение до исступления, а потом вспышка и решительная ломка всего на свете, даже того, что не подлежит ломке».

Или, например, И.Я. Низковолос, герой войны, вопреки модному сейчас мнению, что при Сталине был порядок и взяток не брали, писал в 1952 году: «В партийных низовых органах, как райкомы и обкомы, МГБ и МВД, принято взяточничество, органы следствия и суд от них также не отказываются». За это и сел.

P.S. Источник — надзорные производства прокуратуры СССР по делам об антисоветской агитации и пропаганде. ГА РФ. Ф. 8131. Оп. 31.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2537 : 10 Января 2019, 01:06:09 »

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/08/29/73629

Льва Романовича Шейнина, который много лет возглавлял Следственное управление союзной прокуратуры, однажды спросили: как именно Сталин давал указания — кого сажать, кого расстреливать?

— Товарищ Сталин не пахан, а глава государства, — объяснил Шейнин. — Его обязаны были понимать. А те, кто не понимал, сами быстро исчезали.

И режиссер, и артист

Вождь избегал давать прямые указания. Предпочитал ронять намеки, не сомневаясь, что подчиненные ловят на лету каждое его слово. «Внутренне безжалостный и жестокий, он редко показывал свои чувства, — отмечают историки. — Он был сложен, осторожен, закрыт для всех. Действовал исподтишка, желательно чужими руками».

Решив кого-то убрать, Сталин в разговоре с главным чекистом неодобрительно отзывался о высоком чиновнике или генерале. Оперативные службы на Лубянке немедленно собирали на будущую жертву весь материал, который у них был, обычно — показания арестованных. Показания выбивались впрок, в том числе на тех, кого еще и не собирались сажать. На Лубянке знали: рано или поздно пригодятся все показания, потому что запасливый вождь желал иметь компромат на своих подручных.

Материалы представляли Сталину. Он рассылал их членам политбюро: просил рассмотреть и выразить свое мнение. Мнение всегда было одно: снять со всех постов, исключить из партии и арестовать. Сталин выслушивал товарищей: «Ну, раз вы считаете необходимым...».
Он сохранял позу верховного арбитра, который вынужден наказывать провинившихся. Когда по его указанию министерство госбезопасности уже готовило расстрельное дело члена политбюро Николая Алексеевича Вознесенского, Сталин спрашивал на совещании:

— А что же у нас Вознесенский без работы сидит? Хороший экономист…

В этих спектаклях Сталин сам был и режиссером, и артистом.

Невиновных не бывает

Андрей Януарьевич Вышинский как прокурор СССР присутствовал при расстрелах в Москве. Став потом министром иностранных дел, рассказывал коллегам, как однажды в подвал Лубянки ввели молодого партработника. Он увидел полную камеру тех, кого в газетах именовали оппозицией, и с недоумением воскликнул: «Мать твою! Куда я попал?»

Потом всех повели на расстрел, и он тоже получил через глазок в стене положенную ему пулю.


Массовый террор напоминал сход лавины. Она не выбирает жертв, а просто давит все живое. Поэтому жертвами большого террора стали люди, невероятно далекие от политической и общественной жизни, — рабочие, крестьяне, мелкие служащие и сами чекисты, которые отправлялись в топку вслед за своими жертвами.

Главный вопрос: зачем Сталин все это затеял?

Он видел, что его решения не воспринимаются в стране так уж безоговорочно. Нужно было вселить во всех страх. Без страха система не работала. Если власть берут, не очень спрашивая избирателей, страшно выпустить ее из рук. Дал слабину, позволил кому-то рядом набрать политический вес — и лишился всего. Второй раз к ней не подпустят. Террор — самый действенный инструмент удержания страны в повиновении и сплочении народа против придуманных врагов.

Власть нуждается в постоянном подтверждении того, что она выступает от имени всего народа. Поэтому любое несогласие, сомнения, недоуменные вопросы — удар по самолюбию, серьезная травма для вождя. Нужны только те, кто не сомневается в твоем превосходстве.

Мир делится из врагов и не врагов. От одних надо избавляться, за другими присматривать. Все, кто не аплодирует, кто не восторгается, — враги.


Генеральный секретарь исполкома Коминтерна болгарский революционер Георгий Димитров 7 ноября 1937 года записал в дневнике, что на обеде после праздничной демонстрации Сталин обещал: «Мы не только уничтожим всех врагов, но и семьи их уничтожим, весь их род до последнего колена».

Брак в работе невозможен

Арестовывали самых преданных слуг режима, обожествлявших вождя. Когда за ними захлопывалась дверь камеры, им казалось, что это ошибка или козни обманывающей хозяина свиты. Но такова была система.

Недавний член политбюро, оказавшись в тюремной камере, не мог понять, что происходит. Он писал, обращаясь к Сталину:

«Я дохожу до того, что подолгу пристально гляжу на Ваш и других членов политбюро портреты в газетах с мыслью: родные, загляните же в мою душу, неужели Вы не видите, что я Ваш душой и телом».
Сталина такие послания только веселили. Все, кого он приказывал уничтожить, были в его глазах преступниками, и он не нуждался в судебном подтверждении их вины. Он сам решал, кто виновен, а кто еще нет.

Один из сталинских любимцев заместитель министра госбезопасности Михаил Дмитриевич Рюмин сформулировал это предельно точно:

— Вашу виновность доказывает факт вашего ареста.

Оправдание, прекращение дела, освобождение арестованного — брак в работе, за который наказывают.
Кому же из следователей и оперативных работников хочется быть наказанным? Если совсем не получается доказать уже предъявленное обвинение, подберут новый состав, другую статью уголовного кодекса. Но не выпустят.

Вождю дико досаждали просьбы кого-то освободить, помиловать. Неужели не понимают, что так надо? Что смысл репрессий, всесоюзной зачистки, говоря современным языком, заключается в тотальности? Никаких исключений! Дела заводятся на всех, в любой момент каждый может быть арестован. И никто не мог знать, кто станет следующим. Неприкасаемых нет! То, что начиналось как ликвидация давних оппонентов, превратилось в политику «сплошной ликвидации».

Заместитель главы правительства Анастас Иванович Микоян вспоминал, что без разрешения Сталина нельзя было звонить в НКВД. Приняли решение, запрещающее членам политбюро вмешиваться в работу наркомата внутренних дел. Имелось в виду, что члены политбюро не смеют ни за кого вступаться.

Ближайший соратник вождя Вячеслав Михайлович Молотов приказал своим помощникам письма репрессированных не включать в перечень поступивших бумаг. Он не считал нужным кого-то миловать. Массовые репрессии не были для него ошибкой. Это была политика, нужная стране…

Бить и пытать!

Масштаб репрессий вводил в заблуждение. Казалось, машина сорвалась с цепи, работает сама, а вождь утратил контроль над органами госбезопасности. Кто-то верил, что он вовсе и не кровожаден, сам недоволен тем, что творится, да не в силах остановить распоясавшихся подручных…

На самом деле без его санкции в Кремле и дворника не могли тронуть. Он сам решал, кого и когда арестовать, в какой тюрьме держать. Сам придумывал, какие вопросы должны задавать следователи на допросах. Рассказывал, как составлять обвинительное заключение. Естественно, определял приговор. И приказывал пытать.

Когда арестовали бывшего начальника главного управления военной контрразведки СМЕРШ и министра госбезопасности генерал-полковника Виктора Семеновича Абакумова, он обиженно говорил на допросе:

— Мы можем бить арестованных. В ЦК меня и моего первого заместителя Огольцова многократно предупреждали о том, чтобы наш чекистский аппарат не боялся применять меры физического воздействия к шпионам и другим государственным преступникам, когда это нужно.

Теперь настала его очередь. Новый министр госбезопасности Семен Денисович Игнатьев доложил Сталину: «Абакумов содержится не под фамилией, а под присвоенным ему номером. Подобраны и уже использованы в деле два работника, могущие выполнять специальные задания (применять физические наказания) в отношении особо важных и особо опасных преступников».

Чекистам обещали путевки в дом отдыха, денежное пособие и внеочередное присвоение воинских званий. Они старались. На допросах так избивали недавнего хозяина Лубянки, что он ходить не мог. Заключение тюремного врача свидетельствует о том, что Абакумова (ему было всего сорок с небольшим, и на здоровье он прежде не жаловался) превратили в полного инвалида: «Заключенный номер пятнадцать еле стоит на ногах, передвигается с посторонней помощью, жалуется на боли в сердце, слабость, головокружение. По состоянию здоровья нуждается в переводе из карцера в камеру».


На его процессе генеральный прокурор СССР Роман Андреевич Руденко сказал:

— Я не хочу расшифровывать некоторые формы пыток с тем, чтобы не унижать достоинство тех лиц, к которым они применялись, которые остались живы и присутствуют на процессе.

Руденко, пишет бывший председатель Верховного суда СССР Владимир Иванович Теребилов, «видимо, имел в виду случаи, когда, например, допрашиваемого раздевали и сажали на ножку перевернутой табуретки с тем, чтобы она попала в прямую кишку».

«Нам можно, вам нельзя»

Вождь никому не верил. Даже ближайшим соратникам, которых постоянно менял, даже своим чекистам.

Страшноватая практика работы чекистов при Сталине строилась на вахтовом методе. Формировалась бригада, которая выполняла свою часть работы. На это время они получали все — материальные блага, звания, должности, ордена, почет, славу, право общения с вождем. Ценные вещи, конфискованные у арестованных, передавались в спецмагазины, где продавались сотрудникам наркомата внутренних дел. Когда они свою задачу выполняли, команду уничтожали… На Лубянку приходили новые люди. Наступала очередь следующей бригады, ей доставались все блага.


Каждые несколько лет Сталин менял хозяев Лубянки — чтобы не засиживались, не обрастали связями, не теряли хватку. Перетряхивал органы госбезопасности, создавал новые структуры, лично ему подчиненные.

Телевидение еще не появилось. Главный метод пропагандистских кампаний — митинги и собрания, на которых градус эмоций поднимали так, что люди сами начинали требовать крови. И, выходило, что уничтожение врагов — воля народа. Целые поколения воспитывались в атмосфере разжигания ненависти, постоянного поиска врагов вокруг себя и их методичного уничтожения. Страна стала другой. Идеологические кампании носили тотальный характер, поэтому непозволительны были попытки остаться в стороне. Мы плохо представляем себе, сколько людей пожелало принять участие в уничтожении несуществующих внутренних врагов! Одни надеялись, столкнув другого в пропасть, спастись самим. Другие увидели, что репрессии открывают дорогу наверх и спешили отличиться…

В годы большого террора сменилось девять десятых секретарей обкомов, крайкомов и ЦК национальных республик. Выдвинулись совсем молодые работники. Прежние ограничения, требовавшие солидного партстажа для выдвижения на крупную должность, были сняты. Молодые люди, не получившие образования, совершали головокружительные карьеры, поэтому поддерживали репрессии, которые освобождали им дорогу наверх.

Попав в фавор, амбициозные и тщеславные чиновники на время получали частицу безграничной сталинской власти. Уверенность в своем величии подкреплялась системой распределения благ, доступных только тем, кто занимал высокий пост. И это придавало дополнительную сладость принадлежности к высшему кругу избранных.

Нам можно, а вам нельзя, — вот важнейший принцип жизни.

Пристрастия и интересы, быт чиновников — все было ориентировано на максимально комфортное устройство собственной жизни, извлечение максимальных благ из своей должности. А необходимость по долгу службы произносить ритуальные речи о коммунизме только усиливала привычку к двоемыслию и воспитывала безграничный цинизм. Режим многое давал тем, кто прорывался наверх. Речь не только о материальных благах. Функционеры, нашедшие себя в системе, не испытывали никакого разлада со своей совестью и считали, что поступают в соответствии со своими убеждениями.

Страдания людей не находили ни малейшего отклика у правящего класса. Крупные партийные чиновники преспокойно обрекали сограждан на тяжкие испытания. Вот что потрясает. Руководители страны, чиновничество, чекисты, как показывает анализ поступавших к ним документов, были прекрасно осведомлены о масштабах голода, о страданиях людей. Но историки отмечают, что нет ни одного документа, в котором хозяева страны сожалели бы о смерти миллионов сограждан.

Особые милости

Но вождь не хотел выглядеть инициатором репрессий. Время от времени совершал благодеяния, зная, что весть о них разлетится по всей стране.

В январе 1939 года один из основателей МХАТ народный артист СССР Владимир Иванович Немирович-Данченко обратился к Сталину:

«Дорогой, горячо любимый Иосиф Виссарионович!
Музыкальный театр моего имени теряет великолепную артистку — певицу Галемба. Она выслана на вольное поселение, кажется, только за проступки мужа. Я не знаю точно, но, судя по легкости наказания и по характеру ее личности, вина ее не такая, чтобы стыдно было просить о полном помиловании.
Я решился на это. Уж очень досадно, если бы от резкой перемены климата и оторванности от родного театра пропала такая артистка. Простите меня за это письмо. Поверьте, что оно продиктовано преданностью театральному делу и глубочайшей верой в Вашу справедливость».

Сталину приятно было, что престарелый режиссер с мировым именем обращается к вождю в такой заискивающей форме. Распорядился: «Освободить и вернуть в Москву».

Рассекреченные документы позволяют увидеть, как делались дела на этой адской кухне. Через два дня нарком внутренних дел Берия доложил Сталину:

«Галемба София арестована 22 февраля 1938 года, как жена изменника Родины. Муж ее, Галемба А.Л., — бывший начальник отдела вооружений Инженерного управления РККА, в 1938 году осужден.
Следствием Галемба Софии никаких конкретных обвинений предъявлено не было; сама она виновной себя не признала. Других компрометирующих ее материалов у НКВД не было. Однако решением особого совещания при НКВД от 13 октября 1938 года Галемба София была осуждена на пять лет ссылки.
Мною дано распоряжение о немедленном освобождении ее от отбывания наказания. Мной внесен вопрос на Особое совещание о пересмотре ее дела».

Нарком внутренних дел признал: сажать ее было не за что! Чекисты даже не потрудились предъявить ей хоть какое-нибудь обвинение. Но это вопиющее беззаконие Сталина нисколько не беспокоило. Он и сам знал, что арестованные ни в чем не виноваты. Для уважаемого им Немировича-Данченко было сделано исключение, певицу отпустили. Остальные, столь же невиновные, продолжали сидеть. И умирать.
Примерно за полтора года Сталин лично подписал 362 списка «лиц, подлежащих суду Военной коллегии Верховного суда СССР». Там заранее указывался приговор, в основном расстрельный.

В этих списках больше 44 тысяч фамилий. Из них почти 39 тысяч были приговорены к смертной казни еще до суда! То есть практически каждый день Сталин утверждал один расстрельный список. Читал он их внимательно, вносил исправления. Работал над уничтожением и унижением сограждан напряженно, с полной отдачей. В этом был смысл его жизни.


Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2538 : 10 Января 2019, 01:18:24 »

Цитата:
http://2006.novayagazeta.ru/nomer/2006/71n/n71n-s45.shtml

ОППОНЕНТ СТАЛИНА
Он совершил первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря и написал о ГУЛАГЕ за 50 лет до солженицынского «Архипелага»

       
       «…рейд на Кубань не удался. Полковник (я не могу назвать его имени, он до сих пор продолжает партизанскую войну на Кавказе) сформировал новый отряд. Через горы мы пытались уйти в Грузию. Когда была объявлена амнистия, я <…> сдался в руки офицеров. В тюрьме провел четыре месяца. Оттуда был перемещен в Грозный, потом, в специальном вагоне, во Владикавказ… Я отрицал свою виновность и отказывался взять вину на себя. Тогда меня и еще троих вывели на расстрел. Один был убит в двух шагах от меня, второго тоже застрелили. По какой-то причине меня они убивать не стали…»
       
       Это не отрывок из нового репортажа Анны Политковской и не докладная записка «Мемориала» о правонарушениях в Чечне. Строки эти написаны восемьдесят лет назад — в 1925 году. Их автор Созерко Мальсагов. Человек, который совершил первый и единственный побег из Соловецкого концлагеря. Его книга «Адский остров», по сути, тоже была первой книгой о преступлениях сталинизма. Она вышла в свет за полвека до солженицынского «Архипелага» и прозы Шаламова.
       Но самое примечательное в этой книге то, что если из неё убрать даты и заменить «большевиков» на «федералов», а «белогвардейцев» на «террористов», то от сегодняшних репортажей с Кавказа ее не отличить.
       
       Еще лет пятнадцать назад судьба Созерко Мальсагова могла бы показаться фантастической. Царский офицер, зэк, беглец, офицер польской армии, военнопленный, политэмигрант. Кажется, слишком много для одного человека. Но жизнь — лучший сценарист.
       Сын командира артдивизиона, Мальсагов окончил Воронежский кадетский корпус и стал офицером русской армии. В Первую мировую воевал в Ингушском кавалерийском полку. Первое его пребывание на фронте оказалось недолгим — через месяц Мальсагов получил ранение и был отправлен в лазарет. За «отличия в делах против германцев» был награжден «орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом».

       С развалом империи Мальсагов увольняется из вооруженных сил и отправляется на родину — в Ингушетию, где идет Гражданская война. Ингуши составляли основу, белую кость царской гвардии, и Мальсагов остается верен присяге. Он вступает в Кавказскую армию и воюет против большевиков. Армия Деникина с боями отступает, без её поддержки горские отряды не могут оказать достойного сопротивления.
       «Катастрофа Добровольческой армии вынудила всех нас искать убежище в горах, — пишет он в своих воспоминаниях. — Несмотря на свою малочисленность, мы вели боевые действия не без успеха. Уже начали обдумывать крупные операции, когда произошло знаменательное восстание в Грузии и мы лишились той поддержки, на которую рассчитывали».

       Белогвардейское движение в Грузии возглавлял полковник Челокаев. Закавказское ЧК неоднократно предлагало ему огромные суммы золотом, обещало купить любую виллу в любой стране Европы только для того, чтобы он покинул Кавказ, но Челокаев каждый раз отказывался. Тогда чекисты взяли семью Челокаева в заложники. Челокаев, в свою очередь, захватил нескольких видных представителей Советской власти и послал председателю ГрузЧК письмо: «Я пришлю в мешке по сорок голов коммунистов за каждого члена моей семьи, убитого вами. Полковник Челокаев».

       В 1922 году, в честь пятой годовщины революции, большевики объявляют полную амнистию сложившим оружие боевикам. Белогвардейское движение к тому времени было уже окончательно обречено. Мальсагов решает сдаться.
       «Я до сих пор не могу простить себе, что я, который лучше других знал цену большевистским обещаниям, поверил в добрую волю этих людей. В апреле 1923 года я сам сдался в руки офицеров ЧК в Батуме. Меня допрашивал следователь, примечательный своей молодостью. Когда чекист суммировал мои преступления (надо сказать, довольно подробно), он сказал с усмешкой: «Мы не будем мягкотелы в отношении таких, как ты». И они действительно не были мягкотелы. Когда я сослался на амнистию, следователь прямо взревел от смеха: «Отведите его в камеру, и пусть там ему покажут амнистию!». И они показали.
       …Палачи всегда ходили пьяные. Это были профессиональные мясники. Сходство с последними усиливалось привычкой закатывать рукава кителей.<…> Непрерывное кровопролитие оказалось пыткой не только для подследственных, но и для жителей. Население бросало свои дома, будучи не в состоянии слышать пронзительные крики и стоны жертв. Улицы вокруг Метеха долгое время были необитаемы.


       <…>В Метехе бесчеловечные пытки систематически продолжали осуществляться по отношению к беззащитным людям — я видел много стариков, женщин и детей. Один раз в неделю специальная комиссия составляла список жертв, не уделяя особого внимания степени их вины. Каждый четверг ночью расстреливалось от шестидесяти до ста человек. Эта ночь была адом. Каждый ожидал смерти. Многие не выдерживали и сходили с ума или заканчивали жизнь самоубийством».

       Через семь месяцев после ареста Мальсагова осуждают по статье 66 «контрреволюционная деятельность» и отправляют на Соловки. Уже к тому времени это был настоящий концлагерь, главным назначением которого было уничтожение людей. Там Мальсагов увидел обещанную амнистию во всей красе:
       «Белый дом» — так называлось имение, покинутое его хозяевами. В нем в течение двух лет ежедневно производились расстрелы. Две тысячи матросов из Кронштадта были расстреляны в три дня. Смрад от разложившихся тел отравлял воздух на километры вокруг. Ужасная слава «Белого дома» удваивалась еще и потому, что тела казненных не убирали. И к концу 1922 года все помещения «Белого дома» были завалены трупами до потолка…

       <…>Практика жестоких репрессий против родственников повстанцев развита в сложную систему террора. Старых чеченцев сослали в качестве заложников из-за их сыновей, которые присоединились к партизанским отрядам… Вся группа была отправлена на Секир-гору, посажена в «каменный мешок» и выпорота «смоленскими палками» до потери сознания. Самому старому из чеченцев было 110 лет…

       «Каменные мешки» представляли собой погребки в 3—4 фута длиной, выдолбленные в скалах монахами для хранения продуктов. Они не имели дверей и провизия укладывалась в них сверху через маленькие отверстия. Если арестант влезает в мешок вниз ногами, его бьют по голове. Если вниз головой, то его бьют «смоленскими палками» по спине и ногам до тех пор, пока все тело не войдет целиком в мешок, слишком узкий, чтобы в нем можно было сесть, и слишком неглубокий, чтобы в нем можно было стоять. Поэтому истязаемый должен находиться в коленопреклоненном состоянии с вытянутой вперед головой. Время нахождения в мешке — от трех дней до недели. Очень немногим удается вынести эту средневековую пытку».
       
       Бежать с Соловков, конечно, пытались и раньше, но все попытки заканчивались неудачей. Как, например, это произошло с группой Цхиртладзе. Пять человек захватили лодку, неделю шли морем, не имея возможности определить направление, а когда их наконец прибило к земле, беглецы были настолько измождены, что попадали прямо на берегу, лишь разведя костер. Там их и обнаружил конвой. Чекисты кинули в костер две гранаты. Четверо из шести были убиты на месте, двоих, в том числе и Цхиртладзе с оторванной рукой и перебитыми ногами, притащили в лагерь, чуть подлечили, после чего жестоко пытали и, наконец, расстреляли.

       Был, правда, еще студент Николаев, который работал в Соловецкой конторе. Он сумел организовать себе настоящую командировку на материк и уехал с острова на совершенно законных основаниях. После прислал в лагерь письмо с сообщением, что возвращаться не собирается. Но назвать эту командировку побегом можно с натяжкой.
       Мальсагов понимал, что побег с самого острова невозможен. Но ему повезло. Он был назначен нарядчиком, распределявшим арестантов на работы, что дало ему возможность составить бригаду из своих людей и отправить ее на берег материка на заготовку леса. Это был единственный шанс.
       
       Рано утром 18 мая 1925 года две партии заключенных были выведены на работу. Одна, назначенная на материк, состояла из Бессонова — командира группы, инициатора и организатора побега Мальсагова, поляков Мальбродского и Сазонова и казака Приблудина. Вторая партия должна была отправиться в казармы мыть полы.

       В самый последний момент операция чуть не сорвалась. Начальство, посчитав, что доходяги из группы Бессонова не смогут валить лес, решило поменять партии местами. Мальсагову пришлось действовать «под дурочка» и на свой страх и риск все же отправить группу на материк, сделав вид, что не понял приказа.
       До восьми утра, как и положено, рубили лес, ожидая сигнала командира. Когда Бессонов поднял воротник, группа набросилась на охранников и разоружила их.
       Казак Приблудин, ничего не знавший о побеге, бросился Бессонову в ноги. Ему предложили на выбор — либо связывают и оставляют с конвоирами, либо он присоединяется к побегу. Он решил бежать. Бросив конвоиров в лесу и отобрав у них ботинки, группа направилась на север.
       
       Побег продолжался тридцать пять дней. Несколько раз группа натыкалась на чекистов и уходила с боем. Во время пути Бессонов вел дневник на внутренней стороне обложки «Нового Завета»:
       18 мая — разоружили конвой и сбежали.
       27 мая — Прошагали всю ночь и весь день без отдыха. Еда почти закончилась. Пришли на молочную ферму, угодили в засаду. После перестрелки красные удрали в лодке. Пошли вдоль реки, раздобыли у рыбаков еды. Еды мало, идем голодные. Ужасно устали. У всех распухли ноги.
       29 мая — ночной переход через «непроходимые» болота. Отдых. Мешки. Гуси. Заяц. Мальбродский не может идти от усталости.
       4 июня — пошли в деревню добыть пищи. Карелы обещали дать и обманули нас. Еды совсем мало. Идем на запад.
       5 июня — Мальсагов не может идти. Нашли домик косарей. Огромное количество хлеба, муки и соли. Все пали на колени и возблагодарили Создателя. Почти утро. Все спят.
       14 июня — река. Отступление. Тропинка. Засада. Выстрелы в упор. Бог сберег нас. Хвала ему! Бегство. Назад к реке. Ужасная переправа.
       17 июня — счастливым выстрелом сразили оленя. Почти всего съели.
       21 июня — двинулись утром. Усталость. Идти неохота. Поляна. Пошли к краю. Вышли с поляны. Сплавка леса. Финляндия!

       Уже через полгода Мальсагов пишет свои «Адские острова». Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. На руководство СССР посыпались обвинения в государственном терроризме и нечеловеческом отношении к заключенным. Та знаменитая поездка ста советских писателей на Беломорканал отчасти была и контрударом на «антисоветскую пропаганду» Мальсагова. Итоги ее известны — хвалебная беллетристика про счастливых зэков и труд, «дело доблести и геройства».

       Вторую мировую Мальсагов встретил офицером польской армии. Но судьба военного не была ему предначертана. Мальсагов — вечный беглец. В тридцать девятом он попадает в немецкий плен и направляется в лагерь военнопленных в Германию. Снова побег, снова скитание по лесам. Сопротивление перебрасывает его во Францию, где он и партизанит до конца войны.

       После Победы за Мальсаговым начал охоту НКВД. Он снова вынужден был скрываться, переезжая из страны в страну. На него было совершено несколько покушений. Но несмотря на это, правозащитную деятельность Мальсагов так и не бросил. Из этой своей войны с советской государственной машиной он вышел победителем.

       Встретиться со своими родными Мальсагову было уже не суждено. Его семейная жизнь была только в письмах: «Дорогой Соси! Всю жизнь находясь в ожидании встречи, мы крепко успели с тобой постареть. Постарели даже наши дочери. Раечке уже 55 лет, она на пенсии, а Мадине — 51…». Младшую дочь Мадину, родившуюся уже после его ареста, он так никогда и не увидел. Скончался Созерко Артаганович в 1976 году в Англии.
       
       Говорят, что история имеет спиралевидную форму. Если это действительно так, то нас заклинило на одном витке. Вместе с Европой мы вошли в 20 век, но поезд ушел уже на целое столетие, а нас Главный Стрелочник все время переводит на поворотном кругу на ветку к Соловкам. Милицейский террор, заказное правосудие, Чернокозово, Бородзиновская и Благовещенск, неуловимые «полковники» на Кавказе…

       Вот строки из доклада правозащитного общества «Мемориал». Как говорится, найдите десять отличий: «До 2004 года захват в заложники сотрудниками российских силовых структур родственников боевиков был эпизодическим. Однако после так называемой «чеченизации» конфликта данное явление приняло системный характер.… Так, 3 марта был задержан Хож-Ахмед Висаитов. Его содержат в расположении стрелковой роты, командиром которой является местный уроженец Ибрагим Хултыгов. Это подразделение входило в структуру службы безопасности А. Кадырова и подчинялось сыну последнего — Рамзану. И. Хултыгов позволил родителям встретиться и пообщаться с Хож-Ахмедом. После этого заявил, что парень будет отпущен только в том случае, если к ним явится его отец, которого они разыскивают <…>

       Согласно нашему мониторингу, на территории Чечни с середины 2000 года убито 3150 человек. Только в этом году нами зафиксировано 90 убийств, из них 43 — убиты мирные жители <…> Респондент, 1968 г.р., приехал в Грозный к своей сестре. Возле консервного завода его задержали российские солдаты. Ничего не объясняя, избили. Двое суток находился в помещении консервного завода, затем его доставили в Моздок. В машине перевозили 63 человека. По дороге двое задохнулись, а шестерых расстреляли тут же, в машине. Так мертвецы и ехали вместе с остальными до Моздока. Били на протяжении всего пути».

       На протяжении века «мальсаговский» ген свободы, вольнодумства, гордости вытравлялся из населения. «Мальсаговых» массово истребляли, гнали из страны и в конце концов выгнали. Такого генофонда практически не осталось. «Если из Франции уедет восемьдесят человек…». Вместо гена свободы нам был привит ген жестокости и покорности. Даже не так, не привит — мы сами закатали рукав, поработали кулаком и подставили руку под эту прививку. Время закольцовывается. Поворотный круг, который страна вроде бы крутанула в девяносто первом, снова стал на свое место.
       А значит, если у нас сейчас «красный террор» двадцатых, то впереди нас ждет тридцать седьмой?


Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2539 : 10 Января 2019, 01:18:31 »

Цитата:
http://flib.flibusta.is/a/90195

Мальсагов Созерко Артаганович
(17 июня 1895, селе Альтиево - 25 марта 1976 Англия)
Созерко Артаганович Мальсагов родился 17 июня 1895 года в селе Альтиево Назрановского округа Терской области. Отец его – Артаган Арцхоевич Мальсагов, 1849 года рождения, являлся почетным жителем Терской области, служил в Собственном Е.И.В. конвое, за что был награжден «золотой медалью на Аннинской ленте для ношения на шее». А. Мальсагов служил Всадником 3-й сотни Терской постоянной милиции (1869), оруженосцем 3-го взвода горцев Лейб-гвардии Кавказского эскадрона конвоя Е.И.В. (1871), произведен в юнкера и «за стрельбу в присутствии Государя императора в Красном Селе всемилостивейше награжден серебряными часами...» (1872). После службы в Конвое Е.И.В. Артаган Мальсагов вернулся на Кавказ и был зачислен в Терско-Горский конно-иррегулярный полк командиром 4-й сотни. Участвовал в русско-турецкой войне 1877-78 годов. За отличие в делах против турок награжден орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» 10 октября 1878 года... орденом св. Анны 3-ей степени с мечами и бантом для нехристиан установленным... 14 марта 1879 года... св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом 29 января 1879 года...

С января 1924 по май 1925 года С. Мальсагов был узником печально знаменитого Соловецкого концлагеря. 15 мая Созерко с товарищами по заключению – кадровым офицером Ю.Д.Бессоновым, двумя поляками Э.Мальбродским и М.Г. Сазоновым и присоединившимся к группе в последний момент неким Приблудиным – совершили первый в истории советских заключенных уникальный по дерзости побег через, казалось, непроходимую зимнюю тайгу и болота. В 1925 году он пишет книгу «Адский остров», опубликованную в Англии в 1926 году. Книга явилась первым документальным доказательством существования в СССР концлагерей для инакомыслящих.

Документальное свидетельство С. Мальсагова взорвало общественное мнение на Западе и, разумеется, вызвало серию ответных мер со стороны советского правительства. В 1928 году была организована пропагандистская поездка М. Горького на Соловки с последующей публикацией его очерка «Соловки». Затем снят чекистский фильм о том, как на Соловках «делаются полезные граждане». Начальник Управления СЛОНа (Соловецкий лагерь особого назначения) Ф.Эйхманс, которого С.Мальсагов описывает в своей книге, организовывает серию опровержений «клеветнических домыслов» Мальсагова в газете «Новые Соловки». Следом в «Правде» гневные опровержения печатает «золотое перо» коммунистической журналистики Михаил Кольцов (через 10 лет его на практике ознакомят с «домыслами» Мальсагова).

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/263570/read
 - Адский остров. Советская тюрьма на далеком севере (пер. Шахбулат Яндиев) 685K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Созерко Артаганович Мальсагов

   «Нас разъединила стихия…»

    «И непосилен для одинокого пера весь объем этой истории и этой истины. Получилось у меня только щель смотровая на Архипелаг, не обзор с башни. Но к счастью, еще несколько выплыло и выплывает книг».

        А. Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ» т. II.


Заглавие этих набросков — строки из письма Созерко Мальсагова к своей семье через сорок лет небытия. «Век-волкодав» своим кровавым колесом прокатился по многим судьбам, и в трагедии семьи моей мамы, как в кристалле, отразились все главные катаклизмы двадцатого века — революции, войны, эмиграции. И проявилось главное — при любых обстоятельствах человек может оставаться человеком, сохраняя и пронося через все чистилища в качестве главного и бесценного своего богатства — честь и достоинство. Эта «непрогнутость по линии достоинства» заставила моего деда и его семью всю свою жизнь бороться за свою судьбу и честь «по разные линии баррикад».

Сегодня нам этот идеал чести представляется в определенном смысле некоей абстракцией, требующей серьезного умственного и душевного напряжения, ибо мы (я говорю о своем лживом поколении, расцветшем в «сакраментальные» семидесятые) были обработаны в совершенно иных «идеологических» эмпириях. И, может быть, поэтому у нас болезненный интерес к различным личным свидетельствам, к личностям, сумевшим сохранить свою индивидуальность, вообще к неведомому нам любому могучему проявлению человеческого духа. Выросшие во лжи, мы испытываем почти физиологическую усталость от нее.

Когда я впервые прочитала письма своего деда, главная моя мысль была следующая: «Боже, как сложно они жили!» Сложно, естественно, не в смысле обилия трагических обстоятельств, хотя и это очень важно, а в нравственном смысле. «Несмотря на все невзгоды — сталинские тюрьмы, концлагеря, бегство, эмиграции, войны (в которых мне также не везло, как и в жизни) — остался верным отцом и честным человеком! Свидетелем тому является Аллах! Этот мой багаж чести пригодится и вам в вашей будущей жизни!» Это Созерко Мальсагов пишет своим 43-х и 40-летней дочерям, а поскольку мы, внуки, в то время пребывали в счастливом периоде отрочества, то, как я понимаю, эти строки главным образом предназначались нам — третьему поколению семьи. Из неведомого и страшного далека нам был голос, который мы обязаны были услышать…

Созерко Артаганович Мальсагов родился в далеком XIX веке и был человеком своего времени. Кадровый военный, выпускник кадетского корпуса, офицер кавалерии, он встретил семнадцатый год, как и должен был его встретить: согласно присяге и убеждениям стал бороться против новой власти. Катастрофа Кавказской армии была личной катастрофой С. Мальсагова.

После долгих колебаний и размышлений он сделал роковую для себя попытку приспособиться к новой жизни. В 1923 году он добровольно сдался в руки офицеров ЧК, поверив в амнистию 1922 года, согласно которой Совет народных комиссаров РСФСР обещал полное прощение белогвардейцам «всех рангов и категорий». Амнистия обернулась ссылкой на Соловки в 1924 году. Владикавказская ЧК вынесла следующий приговор: «По приказу административной комиссии народного комиссариата внутренних дел по высылке гражданин Мальсагов признан виновным в преступлениях против основ государства, предусмотренных статьями 64 и 66 Уголовного кодекса РСФСР. Статья 64 — «Организация террористических актов и сотрудничество с иностранцами», статья 66 — «Шпионаж в пользу международной буржуазии». (Через десять — пятнадцать лет эти статьи сольются в зловещую Пятьдесят Восьмую, окончательно сгубившую страну).

Что пришлось пережить на Соловках, мой дед подробно описал в своей легендарной книге «Адские острова», изданной в Лондоне в 1926 году. В своем фундаментальном исследовании «Архипелаг ГУЛАГ» А. И. Солженицын документально утверждает, что первые концлагеря в Советской России были созданы в 1918 году. «В августе 1918 года, за несколько дней до покушения на него Ф. Каплан Владимир Ильич в телеграмме к Евгении Бош и пензенскому губисполкому (они не умели справиться с крестьянским восстанием) написал: «сомнительных (не «виновных», но сомнительных — А.С.) запереть в концентрационный лагерь вне города». А кроме того: «.. провести беспощадный массовый террор…» (это еще не было декрета о терроре).

А 5 сентября 1918 г., дней через десять после этой телеграммы, был издан Декрет СНК о Красном Терроре, подписанный Петровским, Курским и В. Бонч-Бруевичем. Кроме указаний о массовых расстрелах в нем в частности говорилось: «обеспечить Советскую Республику от классовых врагов путем изолирования их в концентрационных лагерях» (Собрание Узаконений РСФСР за 1918 г., № 65, статья 710). Так вот где — в письме Ленина, а затем в декрете Совнаркома — был найден и тотчас подхвачен и утвержден этот термин — концентрационные лагеря — один из главных терминов XX века, которому предстояло широкое международное будущее! И вот когда — в августе и сентябре 1918 года. Само-то слово уже употреблялось в Первую мировую войну, но по отношению к военнопленным и нежелательным иностранцам. Здесь оно впервые применено к гражданам собственной страны»[1] (Разрядка А. Солженицына — М.Я.). Четко, жестко и логично, а главное — правдиво. Подтверждением тому — одно из самых первых в мире свидетельств — книга деда о Соловецком концлагере.

Следующими известными свидетельствами о Соловках 20-х годов являются книга товарища деда по побегу Ю. Бессонова «Двадцать шесть тюрем и побег с Соловков» и книга Б. Ширяева «Неугасимая лампада». Первая вышла в свет в 1928 году в Париже, вторая значительно позже и тоже на Западе.

Ю. Бессонов и Б. Ширяев несомненно обладали незаурядным беллетристическим даром. Их вещи — эмоционально пронзительны, изысканны стилистически. Продолжением этой линии в лагерной тематике впоследствии стали произведения О. Волкова, Е. Гинзбург, Л. Разгона.

«Адские острова» С. Мальсагова — иная линия. В его книге намечены пунктиры, которые годы спустя в трагической энциклопедии А. Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ» разовьются в монументальный «эпос», обжигая каждого, имеющего Бога в душе, фактами, анализом, обобщением.

С. Мальсагов так и написал во вступлении, что рассматривает свой труд как небольшую часть «гигантского обвинительного приговора, который «русский народ, все человечество, история и Бог» предъявят в свое время. А. Солженицын явил миру эту дьявольскую «страну эпоса» именно как приговор, как обвинение всякому террору, всякому насилию, в какие бы идеологические одежды они не рядились.

Поэтому я усматриваю главное достоинство книги «Адские острова» именно в том, что она открывает историю досталинского ГУЛАГа. Тридцать седьмой и все последующие годы были логическим продолжением морального и физического унижения человеческой личности, нравственного растления и оскудения, начавшегося в годы гражданской войны. Книга воспринимается как самый первый приговор против «вопиющего эгоизма, черствости, непостижимого бессердечия», которые «привили несчастному народу России»…[2].

Книга «Адские острова» — жесткое, далекое от беллетристического, лаконичное и концентрированное повествование лично пережитого. Это свидетельство человека, волею судьбы оказавшегося в горниле тяжких испытаний; человека, изначально не принявшего идею социализма, всей своей жизнью утверждавшего право на инакомыслие, свободу в своих поступках и решениях. Это взгляд личности, офицера царской армии с воспринятым и тщательно лелеемым кодексом чести русского офицера. Но главное — это поведение и мироощущение ингуша, обреченного на свободное дыхание своим генетическим кодом, человека, который не мог и не хотел быть унижаемым и уничтоженным.

С. Мальсагов описал Соловецкий концлагерь 24–25 годов (в январе 1924 года он попал туда, а в мае 1925 года с товарищами совершил побег). Сейчас мы уже знаем, что это были не худшие годы во всей страшной истории существования СЛОНа (Соловецкого лагеря особого назначения, впоследствии переименованного в СТОН — Соловецкая тюрьма особого назначения).

Все 24 главы книги — попытка анализа системы подавления личности в тюрьмах и лагерях Советской России 20-х годов, когда были заложены основы и принципы этого жуткого государства в государстве, называемого ГУЛАГом. С. Мальсаговым лаконично описано все: условия быта, работы, пища, лечение, положение заключенных разных категорий, жизнь чекистов, положение женщин, экономическая политика СЛОНа и т. д. Все страшно — от системы «перевоспитания», заключающейся в том, чтобы привести к «абсолютной покорности» русский народ, до конкретной человеческой судьбы, описанной с большой долей сострадания и уважения (например о враче Львовой и о 17-летней польке, сосланной на Соловки на 10 лет).

Главнейшими принципами в репрессивной политике Советской власти изначально были пренебрежение к человеку, подавление его достоинства. Была перейдена та грань, после которой расстрел без суда и следствия одного человека или сразу трехсот одинаково возможен. Но главное — растаптывалась вера в Бога, выкорчевывалось из души то, что не позволяло веками выпасть человеку из духовного пространства. Божественного притяжения. Его выпихивали пинками и выстрелами в жуткую, холодную и неизвестную галактику новой жизни, в которой человек человеку — зверь. Эту первопричину почувствовал глубоко верующий ингуш Мальсагов, а осознав, ужаснулся и вопреки обывательскому здравому смыслу не «загасился», не спрятался в уютной Европе, а наоборот, «высунулся» и своей книгой забил в набат всему человечеству, еще не предполагавшему масштаба катастрофы, постигшей Россию.

Воспринимая сегодня книгу своего деда в контексте всей его многотрудной жизни, я убеждаюсь в том, что ничто не случайно в судьбе человека. Побегом с Соловков не закончилась его несчастливая одиссея. Испытания, выпавшие ему в 20-е годы, были ниспосланы Богом как проверка личностного запаса прочности, который во все последующие годы подвергался самым невообразимым испытаниям. Как библейский Иов, он должен был испить до дна чашу своих страданий…

...

Каждый четверг ночью расстреливалось от шестидесяти до ста человек. Эта ночь была сущим адом для всего Метеха. Мы не знали, кому суждено быть расстрелянным, и поэтому каждый ожидал смерти. Ни один человек не мог сомкнуть глаз до самого утра. Непрерывное кровопролитие оказалось пыткой не только для заключенных, но и для людей, живущих на свободе, вне тюрьмы. Все улицы вокруг Метеха долгое время были необитаемы. Население этого квартала бросало свои дома, будучи больше не в состоянии слышать выстрелы палачей и пронзительные крики и стоны их жертв.

Чекисты Метеха всегда ходили пьяными. Это были профессиональные мясники. Их сходство с последними усиливалось привычкой закатывать рукава по локоть и таким образом расхаживать по коридорам и камерам. Время от времени они валились на пол, опьяненные вином и человеческой кровью.
В ночь расстрела из каждой камеры забиралось от пяти до десяти человек. Чекисты как можно дольше затягивали процедуру зачитывания списка обреченных на смерть, и средний минимум их пребывания составлял около четверти часа в каждой камере. Делались длинные паузы перед каждым именем, во время которых все арестанты трепетали от ужаса. Такую пытку не могли выдержать даже люди с очень крепкими нервами. В такие ночи половина заключенных замка плакала до самого утра. На следующий день никто не мог съесть даже маленького кусочка пищи, тюремный обед оставался нетронутым. Это случалось каждую неделю.

Заключенные из Горской республики, которые прибыли на Соловки в 1925 году, рассказывали нам, что это продолжалось и впоследствии. Многие люди не могли вынести длительного кошмара и сходили с ума. Другие совершали самоубийство любыми доступными способами.
Когда я находился в замке, хорошо известный тифлисский чекист Зозуля (кубанский казак) был помещен среди заключенных для провокаторской деятельности. Этот палач в сравнительно короткий промежуток времени собственноручно расстрелял шестьсот человек (факт, который не отрицал сам Зозуля). Под конец он был разоблачен и заключенные его убили.

Я провел четыре с половиной месяца в Метехе и каждый четверг приготавливал себя к смерти.
После Метеха началась нескончаемая серия путешествий по новым тюрьмам. Из метехской тюрьмы я был перемещен в государственную тюрьму в Тифлисе. Отсюда в «Тимахика» — бакинскую тюрьму, где я провел две недели, затем тюрьма ВЧК в Петровске (три недели). Потом Грозный, из Грозного в столыпинском вагоне, специально сконструированном для заключенных, во Владикавказ. И везде было одно и то же: абсолютное подавление человеческой личности, те же пытки на ночных допросах, голод и избиения, те же беззаконные и беспорядочные расстрелы.

...

Часть II
Глава 1
Предшественники Соловков

До 1922 года Холмогоры[14] и Пертоминск выполняли функцию, которая сейчас возложена на Соловки. Попав на Соловки в начале 1924 года, я встретил несколько человек, осужденных по статье «контрреволюция» и оставшихся в живых. Они находились в заключении в этих местах. На Соловки их переместили в 1922 году. Я бы хотел коротко остановиться на том, что рассказывали эти чудом уцелевшие люди.

Концлагеря в Холмогорах и Пертоминске были созданы советским правительством в конце 1919 года. Люди высылались туда из всех уголков России и должны были жить в наскоро выстроенных бараках. Эти помещения никогда не отапливались, даже в разгар зимы (когда температура в этих северных широтах опускается до минус 50–60 градусов по Цельсию, то есть от 90 до по градусов по Фаренгейту).

Заключенным выдавался следующий паек: одна картофелина на завтрак, картофельные очистки, сваренные в воде, на обед и одна картофелина на ужин. Ни кусочка хлеба, ни унции сахара, не говоря уже о мясе или масле. И эти люди, доведенные муками голода до отчаяния, поедали кору на деревьях, будучи не в состоянии противостоять истощению. Они, под страхом пытки или расстрела, вынуждены были соглашаться на самую тяжелую работу: корчевать пни, работать в каменоломнях, сплавлять лес.

Им было категорически запрещено переписываться с родными, принимать от них посылки с едой или одеждой. Все письма уничтожались, а пища пожиралась лагерной охраной. Ею же использовались и носильные вещи, присылаемые заключенным.

После поражения генералов Деникина и Врангеля (что соответствует концу 1919-го и 1920-му году) взятые в плен белые офицеры и солдаты, а также гражданские лица с отвоеванных у белых территорий — мужчины, женщины и дети — были сосланы в Холмогоры этап за этапом. А после подавления Кронштадтского восстания в апреле 1921 года все матросы, взятые под стражу большевиками в количестве около двух тысяч человек, тоже были присланы туда. Остатки колчаковской армии, сибирские и украинские атаманы, крестьяне из Тамбовской губернии, примкнувшие к антоновскому движению, десятки тысяч представителей интеллигенции всех национальностей и вероисповеданий, кубанские и донские казаки — все стекались широким потоком в Холмогоры и Пертоминск.

Высшее начальство в этих лагерях назначалось Москвой и исполняло предписания, полученные оттуда, средний и низший персонал набирался из арестованных чекистов, которые были сосланы по причине слишком очевидного грабежа, взяточничества, пьянства и других нарушений. Эти ребята, не располагая ничем другим для мщения за потерю выгодных должностей в Чрезвычайных Комиссиях центральной России, обращались с лагерными заключенными с неописуемой жестокостью.

Помощник коменданта в Холмогорах — поляк Квициньский — был особенно свиреп. На совести этого палача-садиста ужасы так называемого «Белого дома», располагавшегося в окрестностях Холмогор. «Белым домом» именовалась усадьба, покинутая ее владельцами. Там находилось выбеленное в белый цвет здание. Здесь в течение двух лет — с 1920 по 1922 годы — по распоряжению Квициньского ежедневно производились расстрелы. Устрашающая слава «Белого дома» удваивалась еще и потому, что тела казненных не убирались. И к концу 1922 года все помещения «Белого дома» были наполнены трупами до самого потолка.

Две тысячи матросов из Кронштадта были расстреляны в три дня. Запах разложившихся тел отравлял воздух на целые километры вокруг. Смрад, который не уменьшался ни днем, ни ночью, заставлял заключенных в лагере задыхаться и даже терять сознание. Три четверти жителей города Холмогоры оказались не в состоянии выносить все это и покинули свои дома.

Без всякого сомнения, Советское правительство знало о тех ужасах, которые творились в Холмогорах и Пертоминске: не могло не знать. Но будучи заинтересованным в безжалостном уничтожении своих врагов, подлинных и мнимых, руководители Коммунистической партии ограничились лишь умыванием рук.

Казни осуществлялись не только в «Белом доме», но и в других местах. Чекисты практиковали следующий метод: они входили к заключенным и, указывая на избранные жертвы, произносили: «Один, два, три». «Один» значило, что заключенный будет расстрелян в тот же день, «два» — его расстреляют завтра, «три» — казнят послезавтра. Это обычно делалось, когда прибывала новая большая партия и появлялась острая необходимость в камерах для вновь прибывших.

Согласно свидетельству очевидцев, в Холмогорах и в Пертоминске было расстреляно около 10 000 человек. Как это ни ужасно, но в этой цифре нет ничего поразительного. Ибо в течение трех лет подряд, вплоть до своего расформирования, эти лагеря составляли главную тюрьму всей Советской России. В огромные этапы, из всех уголков европейской и азиатской России, попадали те, кого по каким-либо причинам было нежелательно убивать на месте. Например, все, «амнистированные» местными властями.

Палачи в Холмогорах и Пертоминске прибегали и к другому способу уничтожения заключенных — они их топили. Из всего множества случаев, мне известных, я остановлюсь лишь на следующих.

В 1921 году четыре тысячи бывших офицеров и солдат армии Врангеля погрузили на борт баржи, и это судно было потоплено чекистами в устье Двины. Тех, кто еще мог удерживаться на поверхности воды, расстреляли.

В 1922 году несколько барж загрузили заключенными, которых потопили в Двине прямо на глазах у людей. Несчастные пассажиры с других, непотопленных барж, среди которых было много женщин, были высажены на одном из островов близ Холмогор и расстреляны из пулеметов прямо с барж.

Массовые убийства на этом острове продолжались довольно долго. Как и «Белый дом», он был заполнен трупами. Тех, кто избежал расстрела, чекисты убивали непосильным трудом. Заключенным полагался упомянутый уже паек, а ведь среди них были старики и женщины, которые работали по двенадцать часов. Считалось большой удачей найти в поле гнилой картофель, который прямо сырым с жадностью поедался на месте.

Когда чекисты заметили, что местные жители (саами, зыряне, самоеды) бросали хлеб в толпу проходящих мимо их хижин заключенных, они стали водить несчастных на работу иным маршрутом, через густой лес и болота.

Если новоприбывший заключенный был прилично одет, его тут же расстреливали для того, чтобы поскорее забрать одежду.

Ранним летом 1922 года матрос из Кронштадта, который, к счастью, остался жив, бежал из холмогорского лагеря. Ему удалось добраться до Москвы, где он, используя старые связи, добился приема во ВЦИКе[15] и сказал Калинину: «Делайте со мной что хотите, но обратите внимание на те ужасы, которые творятся в северных лагерях».

А к этому времени чекисты уже уничтожили 90 процентов всех заключенных. «Человеколюбие» коммунистов было доказано с полной очевидностью, и ВЦИК, сменив гнев на милость, снисходительно выслушал мольбы беглого матроса.

В конце июля из Москвы в Холмогоры была направлена комиссия для инспекции лагеря. Ее председателем стал некий Фельдман. Сам Фельдман не сумел скрыть своего ужаса, вызванного увиденным и услышанным в этих местах. Он расстрелял комендантов лагеря, а их помощников и прочий персонал направил в Москву, якобы для расследования. Однако, все чекисты были помилованы и получили ответственные должности в учреждениях ГПУ в южной России.

Фельдману, прекрасно понимавшему, что и «Белый дом», и десятки тысяч наполнявших его трупов являются грузом на совести Москвы, пришлось уничтожить все следы того, что там произошло. Поэтому он распорядился все сжечь. Комиссия Фельдмана была уполномочена ВЦИКом амнистировать заключенных в обоих лагерях, и только рядовые уголовники (шпана) получили свободу. Никто из контрреволюционеров не был амнистирован.

В августе 1922 года оставшихся контрреволюционеров под надежной охраной переправили по Кеми из Пертоминска и Холмогор на Соловецкие острова.

...
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2540 : 10 Января 2019, 01:31:16 »

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/263570/read
 - Адский остров. Советская тюрьма на далеком севере (пер. Шахбулат Яндиев) 685K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Созерко Артаганович Мальсагов

Глава 9
Участь женщин


Самое большое благо, которым наслаждаются политические, это то, что их женам и детям не приходится соприкасаться с уголовницами. Общество этих женщин ужасное.

В настоящее время в Соловецких лагерях содержится около шестисот женщин. В монастыре они расселены в «женском здании» — в Кремле. На Поповом острове им полностью отведен барак № 1, и часть других. Три четверти из них составляют жены, любовницы, родственницы и просто соучастницы уголовных преступников.

Официально женщин высылают на Соловки и в Нарынский район за «постоянную проституцию». Через определенные промежутки времени в крупных городах европейской и азиатской частей России против проституток предпринимаются рейды, с тем чтобы отправить их в концлагеря. Проститутки, которые при советском режиме объединились в своего рода официальные профсоюзы, время от времени устраивают в Москве и Петрограде уличные шествия, с целью протеста против рейдов и высылок, но это приносит мало пользы.

В характере и образе жизни женщин, представительниц шпаны, столько дикости, что их описание любому человеку, незнакомому с условиями соловецкой тюрьмы, может показаться бредом сумасшедшего. К примеру, когда уголовницы направляются в баню, они заранее раздеваются в своих бараках и, совершенно нагие, прогуливаются по лагерю под раскаты смеха и одобрительные возгласы соловецкого персонала.

Уголовницы так же, как и мужчины, приобщаются к азартным карточным играм. Но в случае проигрыша они вряд ли могут расплатиться деньгами, приличной одеждой или продуктами. Ничего этого у них нет. В итоге, каждый день можно наблюдать дикие сцены. Женщины играют в карты с тем условием, что проигравшая обязана немедленно отправиться в мужской барак и отдаться десяти мужчинам подряд. Все это должно происходить в присутствии официальных свидетелей. Лагерная администрация никогда не пресекает эти безобразия.

Можно представить себе то влияние, которое уголовницы оказывают на образованных женщин из контрреволюционного крыла. Самые отвратительные ругательства, вперемешку с которыми упоминаются имена Бога, Христа, Божьей Матери и всех святых, поголовное пьянство, неописуемые дебоши, воровство, антисанитария, сифилис — этого оказывается слишком много даже для очень сильного характера.

Послать честную женщину на Соловки — значит в несколько месяцев превратить ее в нечто похуже проститутки, в комок безгласной, грязной плоти, в предмет меновой торговли в руках лагерного персонала.

Каждый чекист на Соловках одновременно имеет от трех до пяти наложниц. Торопов, которого в 1924 году назначили помощником Кемского коменданта по хозяйственной части, учредил в лагере официальный гарем, постоянно пополняемый в соответствии с его вкусом и распоряжениями. Красноармейцы, охраняющие лагерь, безнаказанно насилуют женщин.

По лагерным правилам, из числа контрреволюционерок и уголовниц ежедневно отбирают двадцать пять женщин для обслуживания красноармейцев 95 дивизии, охраняющей Соловки. Солдаты настолько ленивы, что арестанткам приходится даже застилать их постели.

Старосте Кемского лагеря Чистякову женщины не только готовят обед и чистят ботинки, по даже купают его. Для этих целей обычно отбирают наиболее молодых и привлекательных женщин. И чекисты обходятся с ними так, как им вздумается.

Все женщины на Соловках поделены на три категории. Первая — «рублевые», вторая — «полрублевые», третья — «пятнадцатикопеечные» (пятиалтынные). Если кто-либо из лагерной администрации хочет «первоклассную» женщину, т. е. молодую контрреволюционерку, прибывшую в лагерь недавно, он говорит охраннику: «Приведи мне «рублевую».

Порядочная женщина, отказывающаяся от «улучшенного» пайка, который чекисты назначают своим наложницам, в скором времени умирает от недоедания и туберкулеза. Особенно часты такие случаи на Соловецком острове. Хлеба не достает на всю зиму. До тех пор, пока не начнется навигация и не будут привезены новые запасы продовольствия, и без того скудные пайки урезаются почти наполовину.

Чекисты и шпана заражают женщин сифилисом и другими венерическими заболеваниями. О том, насколько широко распространены на Соловках эти болезни, можно судить по следующему факту. До недавнего времени больные сифилисом (и мужчины, и женщины) располагались на Поповом острове в специальном бараке (№ 8 ). Но их количество возросло до такой степени, что за несколько месяцев до моего побега барак № 8 уже не вмещал всех больных, и администрация сочла наилучшим способом разрешения проблемы их переброски в другие бараки, занятые здоровыми людьми. Естественно, это привело к быстрому увеличению числа зараженных.

Если домогательства чекистов наталкиваются на сопротивление, они совершают оскорбительные выпады против своих жертв.

В конце 1924 года на Соловки была прислана очень привлекательная девушка-полька семнадцати лет. Ее, вместе с родителями, приговорили к расстрелу за «шпионаж в пользу Польши». Родителей расстреляли. А девушке, поскольку она не достигла совершеннолетия, высшую меру наказания заменили ссылкой на Соловки сроком на десять лет.

Девушка имела несчастье привлечь внимание Торопова. Но у нее хватило мужества отказаться от его отвратительных предложений. После этого Торопов приказал привести ее в комендантскую, обвинив в «укрывательстве контрреволюционных документов», раздел донага и стал обыскивать на глазах у всей лагерной охраны, исследуя с особой тщательностью те части тела девушки, где, как ему казалось, лучше всего можно было бы «упрятать документы».

В один из февральских дней в женском бараке появился пьяный чекист Попов в сопровождении нескольких своих коллег (тоже пьяных). Он забрался в постель к мадам Икс. Эта дама принадлежала к наивысшим кругам общества и была сослана на Соловки на десять лет после расстрела мужа. Попов стащил ее с постели и сказал: «Не хотите ли прогуляться с нами за проволоку?» (для женщин это означало быть изнасилованной). Мадам Икс находилась в бреду до следующего утра.

Необразованных и полуобразованных женщин из контрреволюционной среды чекисты нещадно эксплуатировали. Особенно плачевна была участь казачек, чьих мужей, отцов и братьев расстреляли, после чего они и были сосланы.
...
Глава 14
Как делаются «полезные» граждане


Руководители Коммунистической партии заявляют: «Северные лагеря особого назначения по своей сути являются исправительными заведениями». Им хочется убедить мир в том, что отбывание срока в данных учреждениях имеет своей целью сделать заключенных лучше и помочь им стать полезными гражданами Советской республики.

В действительности же, наказания, как и медицинское обслуживание, способствуют более быстрому переходу большинства заключенных в мир иной.

Отказ от работы, неповиновение властям, «контрреволюционная» пропаганда, оскорбительные слова или поступки, направленные в адрес персонала, «свидетельства» преступного прошлого (по части Васько), попытка побега — для всех этих нарушений предусмотрены различные наказания, в соответствии с тяжестью вины. Я хочу привести лишь некоторые из основных наказаний:

1. «Секирка».

2. «На комаров!»

3. Продление срока заключения.

4. «Каменные мешки».

5. Расстрел.

Эти воспитательные меры наряду с ударами по лицу, изъятием посылок от родственников (на неопределенный срок) в пользу изымающего, поркой кнутом или избиением «смоленскими палками» (без «каменного мешка») и всем прочим, широко применяются на Соловках. Вот их краткое описание.

«Секирка» — это тюрьма на знаменитой Секировой горе на Соловецком острове в двух милях от Кремля. Когда-то здесь находилась пещера одного из самых благочестивых, овеянных легендами святых обитателей здешних мест. «Провинившегося» заключенного перебрасывают на Секирку на срок от двух до шести месяцев. Режим тут таков: арестант ежедневно получает полфунта хлеба, кувшин холодной воды и ничего больше. Все двери и окна в пещере завинчены, и заключенный полностью отрезан от внешнего мира. Темница совершенно не отапливается. Когда срок наказания истекает, там обычно застают лишь насквозь промерзший труп. Редко кто возвращается с «Секирки», да и он напоминает безжизненного скелета.

«На комаров!» — очень популярная среди соловецких чекистов разновидность наказания. Она выглядит следующим образом: заключенного раздевают донага и заставляют встать на специальный камень, что позади комендантской. Несчастного вынуждают (под угрозой «каменного мешка» и расстрела) стоять совершенно без движения, не давая ему пошевельнуть даже пальцем; ему запрещено отгонять комаров, которые моментально покрывают тело страдальца толстым черным слоем. Пытка длится несколько часов. К концу наказания тело жертвы превращается в огромную язву — из-за ядовитых укусов многочисленных насекомых. Слабые погибают, а те, кто посильнее — в течение многих недель бывают не в состоянии ни сесть, ни лечь.

Продление срока заключения теперь сравнительно редко используется в качестве наказания, по той простой причине, что с недавних пор ГПУ стало осуждать арестованных на неопределенный срок. По отбытии двух, трех, десяти лет осужденный пересылается с Соловков в Печорский район, оттуда в Нарын, из Нарына в Зырянск, и так до бесконечности. За более «серьезные» нарушения чекисты бросают заключенных в «каменные мешки».

В стародавние времена все монахи в Кремле и все святые обитатели пещер имели маленькие погребки для хранена съестных припасов, выдолбленные в больших камнях, неподалеку от их жилищ. Погребки в три-четыре фута глубиной не имели дверей, и провизия опускалась в них сверху, через маленькие отверстия.

Это и были знаменитые «каменные мешки». Чекисты подводили заключенного к «мешку» и спрашивали: «Как ты хочешь влезть туда — вниз головой или вниз ногами?»

Если арестант влезает в «мешок» вниз головой, то его больше бьют «смоленскими палками» по спине и ногам; если же вниз ногами, — его колотят по голове и лицу. Избиение продолжается до тех пор, пока все его тело целиком не войдет в «мешок», слишком низкий для того, чтобы стоять во весь рост. Поэтому истязаемый должен находиться в коленопреклоненном положении, с вытянутой вперед головой. Нахождение в «мешке» продолжается от трех дней до недели. Пайки тут те же, что и на «Секирке». Очень немногим удается вынести эту средневековую пытку.

На Соловках не практикуются массовые расстрелы, что имело место в «Белом доме», но расстрелы отдельных лиц, довольно часты и считаются обыденным явлением. Советское правительство время от времени прибегает к уничтожению определенного количества заключенных как к ответной мере: это делается во время подавления вспышек коммунистического террора в других странах. Так, например, более ста человек из числа русских и иностранцев было расстреляно после разгрома коммунистического мятежа эстонским правительством 1 декабря 1924 года, и чуть меньше — после подавления восстания в Болгарии.


Из прямых заявлений чекистов я заключил, что сейчас ГПУ не нужны систематические массовые расстрелы. Ведь существуют более «гуманные» способы достижения совершенно аналогичного результата: это медленная смерть от голода, работа сверх человеческих сил и «медицинская помощь».

Было б заблуждением считать, что «Секирка», «каменный мешок», комары, а также расстрел являются реакцией на совершенное преступление. Заключенные всецело зависят от непредсказуемых капризов лагерной администрации, на произвол которой они брошены центральными властями.

Если чекисту не нравится ваше лицо, если кто-то увидел, что вы тайком перекрестились, если вы поведали в письмах к родственникам о своей тяжелой судьбе — «Секирка» и «мешок» тут же распахивают для вас свои страшные объятия.

Глава 15
Как живут чекисты


Концлагерь на Соловецком острове охраняется Третьим Конвойным полком войск ГПУ (всего триста винтовок), а на Поповом острове — 95-й дивизией войск ГПУ (сто пятьдесят человек).

Несмотря на хорошее питание, красноармейцы повально болеют цингой, равно как и сифилисом. Солдаты, за исключением тех, чьей обязанностью является охрана лагеря, живут на частных квартирах.

Соловецкая охрана, состоящая из уголовных элементов, которые после Октябрьской революции внезапно проявили «классовую сознательность» и десятками тысяч вступили в Коммунистическую партию, все свое время проводила за игрой в карты и распиванием самогона, в пьяных оргиях и дебошах.

В этом они следовали примеру вышестоящего начальства. Образ жизни, который ведут представители соловецкой администрации, весьма далек от пролетарского. Ногтев, Эйхманс, Васько, Кириловский, Попов ни в чем себе не отказывают. Наживающиеся за счет заключенных, «начальники» придерживаются совершенно некоммунистических принципов поведения. Напитки, одежда и другие товары доставляются им поездами из Москвы, Петрограда и Кеми. Я сам принимал участие в разгрузке двух таких составов. Они были заполнены водкой различных сортов, русскими и иностранными винами, включая шампанское и ликеры, дорогостоящей одеждой, как мужской, так и женской (для наложниц), удобной мебелью и прочим.

«Начальники» известны своими оргиями не только на Соловках, но и за их пределами — по всему северу России. Местом их дебошей обычно является Кемь, куда стекаются на разгулье чекисты из монастыря и с Попова острова.


На самом Поповом острове оргии проводятся на квартире Кириловского — коменданта Кемперраспредпункта, который еще недавно имел репутацию хорошо воспитанного человека. Как правило, почти все застолья заканчиваются дракой.

К примеру, в августе 1924 года на квартире Кириловского проходила обычная попойка. Гости и хозяин до такой степени напились, что Кириловскому сделалось плохо, и его вывели на свежий воздух. Когда он вернулся в дом, то застал гостей, набравшихся до поросячьего визга, блюющими прямо на стол, а свою жену лежащей на кушетке в объятиях Попова в неприличной позе.

Придя в бешенство, Кириловский стащил Попова с кушетки и отбросил с такой силой, что тот проломил головой дверь. Попов, однако, исхитрился ударить коменданта по лицу, разбив ему при этом очки. Зазвучали выстрелы. Попова отволокли домой, где он перебил кулаками все окна, и, обливаясь слезами, заревел так громко, что его было слышно по всему лагерю: «Убили, убили!»

Я склонен думать, что такой стиль жизни не является коммунистическим идеалом. Тем не менее, в ноябре 1924 года начальник УСЛОНа получил из Московского ГПУ письмо, полное благодарности. В нем выражалась признательность Ногтеву и его коллегам за то, что они «высоко держат знамя коммунизма».

Пресытившись пьяным весельем «начальники» Соловков забавляются амнистированием шпаны. После открытия навигации ежедневно освобождается до пятисот человек.

Процедура освобождения проходит так: с уголовников и уголовниц снимают последние лохмотья («казенную одежду»), всучают им железнодорожные билеты до родных мест, снабжают хлебом — в зависимости от длительности пути. А затем совершенно раздетую шпану загружают в вагоны и отправляют на станцию Кемь. Как нетрудно догадаться, значительная часть уголовников прямо по прибытии в Кемь начинает грабить, чтобы добыть хоть какие-то вещи, из-за чего бывает вновь возвращена в лагерь, где получает дополнительно год тюрьмы. Оставшаяся половина уезжает голой.

Никого из контрреволюционеров никогда не освобождали. Время от времени в лагерь просачивались слухи о том, что возможно будут выпущены на волю политические, или же перевезут в какую-нибудь тюрьму на континенте. Но эти слухи так и оставались слухами. Если политические покидают Соловки, то лишь в связи с переменой места ссылки.
« Последнее редактирование: 10 Января 2019, 20:21:38 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2541 : 10 Января 2019, 01:36:44 »

"Сталин всегда рядом" ?

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/news/2019/01/09/148204-zhitelnitsa-kubani-chyu-doch-iznasiloval-i-ubil-inspektor-potrebovala-ot-mvd-5-mln-rubley-kompensatsii

Жительница Кубани, чью дочь изнасиловал и убил инспектор, потребовала от МВД 5 млн рублей компенсации
9 января 2019


В Краснодарском крае жительница подала иск на 5 млн рублей к МВД после того, как в Горячем Ключе инспектор по делам несовершеннолетних Иван Сорокоумов изнасиловал и убил ее 12-летнюю дочь. Об этом «Медиазоне» рассказала адвокат Яна Галаган, сотрудничающая с правозащитной организацией «Зона права».

Как передает «Дождь», Первомайский суд Краснодара рассмотрит ее заявление 10 января.

он вывозил в лес несовершеннолетних в возрасте от 11 до 16 лет и занимался с ними сексом.

В августе 2015 года после очередного изнасилования девочки, Сорокоумов узнал о том, что ребенка разыскивают родственники. Испугавшись, он решил не возвращать девочку домой, а вывел ее из машины, достал из багажника биту и тремя ударами убил, после чего труп выбросил в реку.



жаль что урбис в 10 летнем возрасте не попался такому "инспектору родом из СССР" - для мальчика-ангелочка -любителя идеологии сталинских коньячных клистиров ощущения были бы незабываемые.. если б жив остался
« Последнее редактирование: 10 Января 2019, 15:18:28 от Oleg » Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4082



Просмотр профиля
« Ответ #2542 : 10 Января 2019, 10:42:12 »

Чиновничество России утонуло в воровстве и коррупции из-за безнаказанности

Цитата:
Уровень коррупции в России гораздо выше, чем принято считать, рассказал главный экономист Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) Сергей Гуриев в интервью принадлежащей семье Демьяна Кудрявцева газете «Ведомости».

Есть коррупция, значит, есть компромат, а значит, есть и лояльность к вышесидящему.  Коррупция, лень и звериная жестокость - основы путинизма, его духовные скрепы. Убери их и нет путинизма. У всех стран есть коррупция, но у российской коррупции есть своя страна. Бороться с коррупцией вредно и опасно.
Докажут, что украл все шишки в лесу и посадят.

Вначале были часы Патриарха. Потом были часы Пескова и свадьба на дорогой яхте. Потом были самолёт и собаки Шувалова, яхта Сечина и миллиард Ролдугина. Затем была уточка Медведева. Была свадьба судьи Хахалевой.
Всё это было...
Но, никому из них, ничего за это не было.

 

Многие могут возразить: - "Да проблемы есть, но а как же присоединение Крыма, Крымский мост, Олимпиада, Чемпионат мира по футболу и пр.?"
Если глянуть глубже в события, просмотреть документацию о том, кто что вложил и кто чего заработал, становится понятно, что это просто бизнес процессы, которые положительно никак не сказались на жизни россиян.

Все газовые и нефтяные контракты, вы их на себе хоть как то ощущаете? Нет. Потому что эти ресурсы к вам уже не имеют отношения. Это все олигархические движения приближенных к Путин людей. Людей, которых он обслуживает, при этом рассказывая россиянам, что мы неуклонно движемся вперёд, что развиваемся, что осталось подождать чуть-чуть, и заживём как в Германии. Он говорит это восемнадцать лет и что самое удивительное ему до сих  многие верят.

 

Только социалистический строй с его смертной казнью и полной безусловной конфискацией имущества осужденных за коррупцию как в СССР и в КНР способен свести коррупцию до Сталинского минимума!

Порассуждаем ещё. Будет ли система сопротивляться разрушению? Советская система Горбачёву не сопротивлялась. Советская номенклатура участвовала в разрушении системы мечтая конвертировать власть в собственность. Она искренне считала, что ей недодали. Что хама надо наказать.

А винтики нашей новой-старой системы играют во что? Во власть? Или в собственность? Они смогут выступить против нового Михаила Сергеевича? Или будут до упора лояльные, понимая в глубине души, что хрен с ней со страной и народом, главное маленькая вилла на лазурном берегу, главное чтобы не отлучили от западного рая. Или будут прибывать в иллюзии, что это всё обман врагов, и мудрая власть всё понимает и счас закрутят гайки хлещи, чем при Сталине? Или одно наложится на другое?

 

Наивны предложения "что делать?". Главное надо уяснить, в чьих руках находится механизмы исправления положения и какова направленность их использования? В чьих руках "топор"? Что делать человеку, если его убивают? Всё делается властью целенаправленно, но ненависть к себе они перенаправляют, стравливая нищего с нищим. А если не получается и нищие начинают "возбухать" на виновников, то кричат "Это майдан и мы не хотим как во Франции" и при этом всё делают, чтобы был майдан и оранжевая революция с дальнейшим ухудшением.

Надо осознать одну печальную истину - никто из Них не уйдет сам. Никогда.

Не важно, что будет со страной и с людьми. Неважно, как еще они облажаются и сколько наворуют денег. Неважно, сколько их родни и друзей будет устроено на "прибыльные" должности и сколько сверхвыгодных государственных контрактов получат фирмы их семей. Неважно, как еще мы будем изгаляться в интернете поливая их грязью и обличая их преступные деяния. Никто сам не уйдет с насиженных мест. Ни-ког-да.

 

На данный момент следует говорить уже не о проблемах колоссального масштаба коррумпированности страны, а о том, что Россией, без всяких преувеличений правит хорошо замаскированная ОПГ в состав которой входит как правительство, так и президент, они все там находятся "в одной упряжке".
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2543 : 10 Января 2019, 15:16:42 »

из-за безнаказанности

на "загнивающем западе" - власть принадлежит (вооружённому) народу который и накажет и сменит зарвавшегося чинушу выбранного на конкретный срок кстати. и фед. судей изберёт которые станут служить избирателю а не Солнцеликому назначающему холопам своих судейских на коротком поводке

хорошо замаскированная ОПГ в состав которой входит как правительство

И основатели этой ОПГ - пахан коба с бланком - уничтожали народовластие разоружив и ограбив народ прикрывая это уничтожение лозунгами о народовластии же

Советская система Горбачёву не сопротивлялась

враки

Только социалистический строй с его смертной казнью и полной безусловной конфискацией имущества осужденных за коррупцию как в СССР и в КНР способен свести коррупцию до Сталинского минимума!

осуждённых судьями назначенными Солнцеликим Генсеком той же шайки.. ага..

остапа понесло

<a href="https://www.youtube.com/v/zWsF9zPcb-w" target="_blank">https://www.youtube.com/v/zWsF9zPcb-w</a>
« Последнее редактирование: 10 Января 2019, 15:58:20 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2544 : 10 Января 2019, 17:22:54 »

теперь - задача спрятать наворованные миллиарды от западных демократических стран и их санкций на опэгэ фром ращья - но КНДР им не подходит ! ну не хотят коммуностроители-вождисты в их горячо любимый строй строителей коммунизьмы и светлого будущего ехать.. все едут загнивать в тёмное будущее и своих деток туда в первую голову

Цитата:
https://bytwork.com/news/rossiyskoe-pravitelstvo-mozhet-nachat-investirovat-milliardy-dollarov-v-bitkoin-uzhe-v

Российское правительство может начать инвестировать миллиарды долларов в биткоин уже в следующем месяце
08.01.2019


Это заявил Владислав Гинько, преподаватель Российской академии национальной экономики и государственной службы при президенте РФ, он полагает, что новые санкции США вынудят Кремль диверсифицировать свои денежные резервы в биткоин.

«Ущерб санкций США может быть смягчен только за счет использования биткоина. Из-за санкций российская элита вынуждена сбрасывать активы США и доллары и вкладывать огромные средства в биткоин»

- сказал Гинько.

«Центральный банк России имеет резервы в размере 466 миллиардов долларов и должен диверсифицировать в случае ограниченных возможностей для этого (в будущем)».

Цитата:
https://micky.com.au/russias-billions-could-trigger-bitcoin-bull-run-next-month/

Высокопоставленный российский экономист сказал Микки, что, по его мнению, российское правительство может начать инвестировать миллиарды долларов в Биткойн уже в следующем месяце, что может спровоцировать новый бычий рынок Биткойн.

Владислав Гинко, преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ , полагает, что новые санкции США вынудят Кремль диверсифицировать свои денежные резервы в биткойны.

«Санкции США могут быть смягчены только за счет использования биткойнов», - сказал г-н Джинко, выступая перед Мики из Москвы.

Цитата:
https://volklarson.livejournal.com/1657114.html
Индийский гуру посоветовал Путину изменить восприятие России в мире  

«Было время, когда очень важную роль играли религиозные лидеры, потом военные, потом демократически избранные. А в последние 15–20 лет именно бизнес-лидеры решают судьбы планеты. Если они изменят свой менталитет, то можно будет творить чудеса», — сказал йогин.

На вопрос, какой совет он мог быть дать президенту Владимиру Путину, Садхгуру ответил, что Россия — страна, которая сумела оправиться после распада СССР благодаря значительным ресурсам и большому числу людей с высшим образованием. Однако проблема, по его словам, заключается в том, что Россию в мире воспринимают как государство, в котором сплошной холод и концлагеря, и в которую ехать не надо. «Меня беспокоит, что на форуме даже нет индийских СМИ, а люди должны видеть яркие молодые лица россиян», — сказал гуру.

«Я думаю, что если это восприятие изменить, то и сотрудничество придет, и эта задача, которую надо решать», — подчеркнул йогин.



Цитата:
« Последнее редактирование: 10 Января 2019, 18:59:47 от Oleg » Записан
Quangel
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6779


Сaementarius Roma Ultima


Просмотр профиля
« Ответ #2545 : 12 Января 2019, 00:59:43 »

Записан

"СССР ненавидел весь мир,за то,что он есть. Когда он умер,его еще больше ненавидят за то,что он когда-то был."(с)
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4082



Просмотр профиля
« Ответ #2546 : 12 Января 2019, 09:30:23 »

Будет хуже, чем во Франции

Цитата:
А ведь, во многом прав Жириновский. Как считаете? Ощущение надвигающейся беды висит в воздухе.
А я хочу, как в Париже. Да. Такие же зарплаты, пенсии... Не хочу, как в Венесуэле или Северной Корее.

https://gmichailov.livejournal.com/1572474.html
Записан
Quangel
Модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 6779


Сaementarius Roma Ultima


Просмотр профиля
« Ответ #2547 : 12 Января 2019, 19:05:39 »

Не хочу, как в Венесуэле или Северной Корее.

А что не так в Северной Корее?  Подмигивающий



Будем слушать западную пропаганду про нищих в мешковине,жующих траву,или примем факт,что СК поставляет в Путинскую Россию станки с ЧПУ,потому что их плановая экономика,не знавшая Косыгинской реформы,сохранила импортированные в 80-х технологии СССР,а РФ их безвозвратно потеряла...
Записан

"СССР ненавидел весь мир,за то,что он есть. Когда он умер,его еще больше ненавидят за то,что он когда-то был."(с)
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2548 : 13 Января 2019, 03:59:39 »

урбис умиляется глядя на лубочные пропагандистские картинки-небылицы для слабоумных хомячков и витрину которую построил себе и своей челяди диктатор ... хотя ехать туда категорически не желает .. видимо хочет в загнивающую и презренную омерику по образцу которой кстати и построена та пропагандистская витрина которой он умиляется.. не замечая что сие - следование таки опять же "презренной омериканской моде" а не "продвинутой кндр-ской у которой особый путь"..

да и на на снимках со спутников ночью во всей кндр темно - уже было выше но чукча не читатель..

https://yandex.ru/images/ кндр из космоса ночью



и не надо мерять степень свободы народа глядя на несколько станков 40 летней давности которые могут скопировать-произвести и заключенные в лагерях-землянках-шарашках-гулагах из-под палки за зуботычины и баланду из китайской комплектухи для пропагандистской раскрутки успехов диктатора

Цитата:
https://burckina-faso.livejournal.com/1969867.html

Собственные станки с ЧПУ КНДР выпускает с 1982 года. По утверждению Михаила Делягина , (бывший советник премьер-министра РФ): «Доходит до анекдота: мы покупаем станки в КНДР - те модели, которые сами производили ещё лет двадцать назад в СССР, но потом перестали

..У нас стоят южнокорейские Doosan с японскими панелями Fanuc.

..Из поста неясно сколько станков в штуках было куплено. Все фото явно вырезаны из рекламных проспектов.

..Хомячкам сойдет. Они итак схавают. Их обманывать не надо, они сами рады обманываться. В жж кто-то написал, Буркина подхватил и утка стала явью.

https://rutracker.org/ В лучах солнца Under the Sun Виталий Манский

Цитата:
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5287503

До осени прошлого года в пхеньянском метро не было отечественных вагонов.

вагоны не могут произвести..

https://ru-metro.livejournal.com/3912157.html

а точнее люди не хотят работать на диктаторов и сидеть за колючей проволокой ..

Цитата:
https://newtimes.ru/articles/detail/105543

ВИТАЛИЙ МАНСКИЙ: «ТАМ ВСЕ — ФЕЙК»

«В лучах солнца» — так называется документальный фильм о жизни восьмилетней школьницы Зин Ми в Пхеньяне, столице КНДР, снятый российским режиссером по сценарию, написанному северокорейскими товарищами.

Я всегда интересовался Северной Кореей, потому что меня всегда волновал вопрос, как, каким образом можно подавить человека, как можно уничтожить в нем основополагающие принципы, почему человек готов подчиняться. И понятно, что это фильм не только про Северную Корею и не столько про Северную Корею. Я читал журнал «Корея сегодня», жадно хватался за людей, которые там были, смотрел всегда какое-то видео оттуда. И вот однажды мне удалось познакомиться с северокорейскими чиновниками — так все и закрутилось.
СТАЛИНСКАЯ ВДНХ

Когда вы впервые попали в страну чучхе?

В 2013 году у меня была первая ознакомительная поездка: мне показывали, какая это прекрасная страна, и в конечном счете мне удалось выбрать героиню: меня отвезли в образцово-показательную школу, в кабинет директора завели пять девочек, сказали: «У вас есть пять минут, вы можете познакомиться и выбрать, кто вам нравится». Сценарий документального фильма про девочку, которая вступает в пионеры, в Союз детей, ей
поручают очень важное дело — быть участником самого большого в мире праздника, к которому она со своими товарищами долго готовится, и в конечном счете превращается в одного из тысяч людей, создающих вот эту самую большую в мире живую картину, изображающую абсолютное счастье, — к этому моменту уже был написан. Хотя героиню еще только предстояло выбрать. Я выбрал Зин Ми, потому что девочка сказала, что ее папа работает журналистом: я подумал, что через его работу я смогу куда-то попасть. Про маму девочка сказала, что она работает в заводской столовой. Я подумал: замечательно, столовая, люди едят, тоже какая-то фактура. А живет Зин Ми около вокзала, в однокомнатной квартире с мамой, папой, дедушками и бабушками…

Но в фильме все не так: и папа не журналист, и столовой нет, и бабушки с дедушкой — тоже…

Естественно. Когда мы приехали уже снимать, папа чудесным образом превратился в инженера на образцово-показательной швейной фабрике, мама — в сотрудницу

образцово-показательной фабрики по изготовлению соевого молока, а живут они, как оказалось, в самом шикарном доме столицы с фантастическим видом из окна. Правда, линолеум там, изображающий паркет, просто ножницами отрезан и лежит поверх цементного пола — даже не подбит под плинтуса, мебель только что внесли, картинки только что повесили, я улучил возможность и заглянул в шкаф — он был пустой, ванной никогда не пользовались, да там и нет воды, свет включали на время съемок: вообще у меня было ощущение, что дом нежилой и лифт запустили только ради фильма. Но в этом доме хотя бы три подъезда были открыты. А дом напротив — я его обошел, когда мне удалось сбежать от сопровождающих, — в нем вообще не было входа. При этом вечером в нем горели окна, но присмотревшись внимательно, я увидел, что все они горели одинаковыми лампами. Видимо, поставлена какая-то система, которая по вечерам общим рубильником включается, и создается некое ощущение жилого дома, хотя дом не заселен и в нем нет подъездов. Там все — фейк.

Как это? Просто стоит коробка?

Да.

А мама и папа Зин Ми — они реальные?

Реальные — я видел семейный альбом. Но вот фотографии в этом альбоме сняты на каком-то фейковом фоне, вмонтированы в фотографии из журнала или на фоне мебельного салона — я специально выношу эти фотографии в начало картины… Пожив там какое-то время, я понял, что Пхеньян — это абсолютная сталинская, брежневская ВДНХ, и все жители Пхеньяна — это абсолютные экспонаты. Например, там везде газоны, а на газонах рано утром, в шесть утра, или вечером, после работы, согнувшись в три погибели, сидят люди и пинцетами вынимают какие-то соринки.

Кстати, когда мы снимали на образцово-показательной швейной фабрике, где папа нашей героини как бы работает инженером (см. фото на стр. 46), я отправился в туалет и ошибся дверью. Открываю дверь, а там человек 150 голых женщин, которые моются в душе. Мне удалось выглянуть в окно, и я понял, что на территории фабрики есть жилые бараки, и эта сцена, когда рабочие идут на фабрику, — абсолютный фейк, потому что они живут при фабрике.

А какой смысл во всем этом фейке? В Пхеньяне почти не бывает иностранцев, а если и бывают, то, как рассказывают, они ходят по строго определенному маршруту?

Не знаю. С конца октября до начала апреля страна вообще закрывается для посещения иностранцами: дома отапливаются либо углем, либо дровами — вид буржуек, торчащих из окон, вряд ли привлекателен. У Северной Кореи сейчас два самых главных мировых партнера: Китай и, с недавних пор, вновь стала Россия, которая получает в год порядка 500 виз в Северную Корею. Мои три поездки, группа — четыре человека — это двенадцать виз; ежегодный приезд хора Александрова или хора МВД — это вынимай сто виз, вот и считайте, сколько человек приезжает от России. Из Китая, видимо, побольше. Ну и какое-то очень, очень лимитированное число других иностранцев.

Подгляданная жизнь

Почему тогда они пошли на эту затею с фильмом — мало того что российский режиссер, так еще и с вашей репутацией бунтаря?

А как они могли это знать, коли в стране нет интернета? Они, вероятно, считали, что раз Россия их друг, так и правила в России такие же, и живут там так же, как в Северной Корее. К тому же фильм официально поддержан российским Министерством культуры, а режиссер Манский снимал фильмы о Путине — этого знания им было достаточно.

Сколько экспедиций было у вас в Северную Корею?

Две. Хотя должно было быть три, но нам закрыли въезд.

Почему? Они заметили, что вы тайком снимаете фильм о фильме — то, как разыгрывается весь этот театр про счастье жизни в Северной Корее, как перезаписываются дубли, как эти самые сопровождающие говорят людям, что и как они должны говорить?

Они не понимали и не видели этого. Но им не нравилось, что, например, я снимаю из-за занавески в гостинице… Однажды я просыпаюсь от шума, подхожу к окну и вижу совершенно фантастическую картину: шесть утра, вся площадь, все тротуары забиты людьми, которые сидят на корточках, кто-то просто на заднице, кто-то что-то жует, кто-то спит, кто-то лежит — их всех согнали на репетицию очередного митинга. Я, естественно, хватаю камеру и начинаю в окно снимать. Проходит минуты три-четыре — стук в дверь: мои сопровождающие, которые, жили справа и слева от моего номера, говорят: отойдите от окна, вы что, хотите, чтобы мы вас больше никогда не впустили? Все, что в фильме снято неофициально, — люди, толкающие автобус, дети у мусорных баков, очередь за отовариванием талонов — все это снято в щелочку из-за занавески.

А по улицам вы могли гулять?

Нет, у нас сразу отобрали паспорта, а без паспортов нельзя было выходить на улицу. Но мы все-таки пару раз обманными путями выбегали из гостиницы, куда-то успевали добежать, пока не включали план «перехват» и нас не ловили в городе.

В магазины вам удавалось зайти?

Я был пару раз в универмаге, где попадал в смешные ситуации. Первый раз меня прямо отвели в этот универмаг сопровождающие. Я походил, посмотрел, удивился, как все дешево. Это был мой первый приезд, и я не сообразил, в чем дело, — к тому же иностранец не имеет права иметь северокорейские деньги, и потому купить я ничего не мог. Но потом мне удалось достать немного их денег, и с сопровождающими я пошел купить каких-то сувениров.

Прихожу в универмаг, там горы смешных тетрадок, прошу: мне три тетрадки. Ответ: «Вы не можете их купить».

Потом я понял: продавцы, посетители, товары — это не настоящий магазин, это — выставочный зал. В другой раз мы — естественно, с сопровождающими — зашли в продуктовый магазин. Там стоят человек 15–20, все полки снизу доверху уставлены пачками томатного сока. Я спрашиваю, сколько стоит томатный сок. Сопровождающий отвечает традиционное: «Потом расскажем». Я: «Нет, переведите сейчас». Продавщица долго что-то говорит, сопровождающий — мне: «Еще не привезли ценник», — ну или что-то в таком духе. Я говорю: «Хорошо. Сколько стоил томатный сок на прошлой неделе?» Он переводит: «Томатный сок не продается».


И где и что ела ваша съемочная группа?

Завтракали и обедали в гостинице, вечером чаще всего ели в номере — несколько раз закупали продукты, какие-нибудь консервированные сосиски в магазине при нашем посольстве. Иногда нас возили в валютные рестораны: десять евро за обед — недорого. Для нас — недорого. Знаете, какая зарплата у главного сценариста студии документального кино в Пхеньяне, на которой работает 800 человек? Его зарплата равна 75 центам в месяц.

В вашем фильме есть кадры, когда семья — мама, папа, девочка — собирается за низким столом, который весь уставлен тарелками с едой. Если в стране все продукты распределяются по талонам, а магазины — это выставки, то откуда это?

Это еда, которую при нас привезли упакованной целлофаном, распаковали, разложили на этом столе, поставили, а люди реально боялись к ней прикоснуться. Сопровождающие им говорили: вы ешьте, ешьте. Они смотрели на них: правда можно?

ПОСЛЕ СТРАХА

Но какой смысл в магазинах, где единственный товар — томатный сок, и он не продается?

Я не понимаю. У меня вопросов после жизни в Северной Корее больше, чем до. Я ехал туда с каким-то вполне внятным представлением. Ну, прежде всего я думал, что это система страха, подавления, что люди внутри себя все понимают. Но, окунувшись, я увидел, что люди в принципе не только не понимают, а даже не задумываются…

Я как-то разговаривал с дрессировщиком тигров: он мне объяснил, что когда тигр рождается — тот, которому предстоит выступать в цирке, — он с первого дня воспитывается таким образом, что не знает, что он тигр. То есть он вырастает, у него вырастают когти, зубы, усы, он рычит, он прыгает, но он просто не знает, что он тигр…

Вот вам пример: мы снимали в метро. В Пхеньяне в метро иностранец не может зайти без сопровождающих и может проехать только две остановки. То есть он может увидеть три станции. Там есть специальный маршрут для иностранцев: на определенной станции войти и на определенной станции выйти. Мы не успели закончить съемку за две остановки и просим дать нам проехать еще несколько станций. В ответ — категорическое нет. Предлагают поехать обратно и доснять там. Я объясняю: на обратном пути в вагонах будут уже другие люди. Сопровождающие отвечают: это не проблема. И командуют людям в вагоне: «Встали и перешли станцию». И весь вагон встает, переходит и садится в вагон, который едет в противоположном направлении. Молча, без дискуссии.


И это реальные люди были в вагоне?

Откуда я знаю?

Вы хотите сказать, что в Северной Корее нет двоемыслия, как оно было даже в сталинском СССР?

Нет, абсолютно. Там люди — они родились вот в такой данности, в которой жили их родители и их деды, и у них нет никакой информации, что жизнь может быть какой-то другой, — они никуда не ездят, интернета у них нет. Мне кажется, у них и страха уже нет — ужас в том, что это нечто следующее, что-то после страха. Знаете, самое сильное объяснение и разоблачение, если хотите, страны, это ее телевидение… Естественно, в Северной Корее запрещено записывать телепередачи, но мы с собой привезли такую установку: мы писали телевизионный сигнал 24 часа в сутки на жесткий диск — на всякий случай. Так вот, там всего два канала, никакой, естественно, рекламы — вместо рекламных пауз клипы о великих вождях, контент — либо передачи, прославляющие вождей, либо чтение чучхе. Даже новостей нет в нашем понимании этого слова.

«Они совершенно уверены: где-то идет война, туда уходят северокорейские войска, есть линия фронта, солдаты погибают, а вождь заботится об их детях...»


И фильмов про любовь нет?

Ни в одном фильме за всю историю северокорейского кино никто никогда не поцеловался.

Ваши герои, мама с папой — они как-то демонстрировали свои отношения?

Нет, никак. Они выполняли важное государственное дело: снимались в фильме.

Ну хорошо, но не могут же люди не задаваться вопросом, почему в фильме у них на столе еда, которую они отродясь не ели и не видели?

Они знают, что живут плохо только потому, что против них Соединенные Штаты… Когда мы снимали сцену приема детей в пионеры, сопровождающие нам показали на детей — лет семи-восьми, в военной форме, и говорят: «Их родители погибли на войне, это дети войны». Какая война? Последняя война, в которой участвовала Северная Корея, была шестьдесят лет назад! Но они совершенно уверены: где-то идет война, туда уходят северокорейские войска, есть линия фронта, солдаты погибают, а вождь заботится об их детях… Они воюют, они реально воюют.

Как выглядят там газеты?

В Северной Корее выходит три газеты. Кстати, газеты запрещено вывозить из страны и их запрещено использовать как бумагу. Так вот, все газеты издаются по одному лекалу. Первая страница — это лик вождя на всю полосу с небольшим текстом. Вторая страница — это четыре лика вождя уже в каком-то наборе с чем-то и небольшие к этому тексты. Третья страница — это восемь ликов вождя, как правило, какие-то общие фотографии. И четвертая страница — это фотографии свершений, а в самом углу — события в мире: маленькие тексты с еще более маленькими черно-белыми фотографиями, где сообщается о забастовках, катастрофах, падениях самолетов. Каждый день за этими газетами стоит очередь в киоски.

Вы говорили, что каждый день должны были сдавать отснятый материал. Как же вам удалось вывезти кадры, снятые тайком?

Оператор каждый день жаловался на желудок и уходил на 20 минут в туалет. И копировал отснятый материал на другую карту памяти. Честно говоря, это, наверное, самый сложный мой фильм — хотя у меня было немало трудных фильмов. Но этот психологически был очень тяжелым. Сутками под наблюдением, говорим знаками или выходим в коридор — а ведь надо было обсуждать завтрашнюю съемку, каждую ночь баррикадировались в номере, чтобы ночью никто не вошел, чтобы извне номер ночью нельзя было открыть...


Сколько дней вы снимали в Пхеньяне?

45. Хотя по контракту с северокорейской стороной должны были 75.

Что потом произошло?

А потом нам не давали разрешения на въезд — и так до того момента, когда они узнали о том, что фильм будет показан на кинофестивале в Таллине: они не знали, что фильм уже идет практически по всему миру. Тут они предложили нам вернуться и доснять картину. Но какой смысл? Ну а наше Министерство культуры после ноты корейцев попросило убрать себя из титров фильма. Что странно и глупо, потому что уже подтверждены запросы как минимум 30 крупнейших фестивалей по миру, несколько стран уже купили фильм для телепоказа, и в нескольких странах Европы он выходит в кинопрокат. И сейчас мои партнеры обсуждают контракт по выходу этого фильма в кинопрокат в Соединенных Штатах Америки.

А в России фильм будет показан?

Его стоило бы, на мой взгляд, показать в то время, когда идет программа Дмитрия Киселева. Но телевидение ко мне не обращалось. Что касается кинопроката, то надо будет получить прокатное удостоверение — весной мы этим, я надеюсь, займемся.

Возвращаясь к фильму: в финале картины девочка вдруг расплакалась, за кадром слышится ваш голос, и в ответ Зин Ми начинает декламировать клятву верности вождю. Что произошло?

Я думаю, она заплакала потому, что чувствовала на себе очень большую ответственность, и она подумала, что не справляется. Ее выбрали. Выбрали для того, чтобы она показала величие, мощь страны и преданность ей, и когда ей задают вопрос, на который она отвечает, как ей кажется, недостаточным образом, она плачет от растерянности. Она говорит: «Я не могу понять, все ли я сделала для того, чтобы быть благодарной великому вождю». И от ощущения, что нет, не все, она и начинает рыдать…

« Последнее редактирование: 15 Января 2019, 02:06:52 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3520



Просмотр профиля
« Ответ #2549 : 13 Января 2019, 04:36:50 »

находим 10 отличий

Цитата:
<a href="https://www.youtube.com/v/U22ZqqUNKaA" target="_blank">https://www.youtube.com/v/U22ZqqUNKaA</a>

КОММЕНТАРИИ • 4 366

Eugene TV 1 месяц назад
К нам на шахты Кузбасса приезжал и Путин и Медведев и не разу с рабочими не общался!!! Нас выгоняли и Даже не пускали на территорию шахты!!! С начальниками они разговаривали под видом простых рабочих а по телеку сказали что он встречался с рабочими шахты!!!) Их в спец и то в чистый переодели и вуаля Работяга))) какой народ. Мы скоро хуже китайцев будем всё к этому идёт!(

Смирнов 1 месяц назад
Недавно был на заводе ГАЗ в Нижнем.Рабочие говорят в день выступления там Путина для рабочих сделали короткий день и всех распустили,а что там за артисты- клоуны за него скакали никто не знает! Видимо он туда тоже со своим театром приезжал!

Владимир Бахмацкий 7 месяцев назад
На заднем плане с метлой , на одном месте метет. Один делает вид что задает вопрос ,другой что работает. По настоящиму только воруют все остальное имитация .

Дмитрий9 месяцев назад
4:50 посмотрите как подметает на заднем плане,(стоит машет метлой на одном месте)

Андрей Гулак 2 месяца назад
Епанный театр, крыса настолько труслива, что даже состав крысят боится менять

Ричард Гугле 2 месяца назад
Ребята, а чего вы удивляетесь? В России никогда хорошо не было. Что, Сталин ходил в народ? Почитайте Пушкина Салтыкова щедрина, Грибоедова, композитора Глинку! Они ненавидели свою страну! Ненавидели вот за это беспросветное воровство и кумовство, когда одни и те же из поколения в поколение.

Архив Кино 5 месяцев назад (изменено)
Ну вот и разгадка убийства Немцова! Становится понятно, что водитель снегоуборочной машины и животновод в одном лице, с разными ФИО - актёр! Автору лайк за наблюдательность! Настоящий водитель снегоуборочной машины - сотрудник, причастный к убийству. И то, что общественности предъявляют актёра - говорит о причастности к убийству ФСБ и ФСО, и желании скрыть истинных исполнителей.

Kostik Lomanow 2 месяца назад
У царя свой кукольный театр.

Иван Сусанин 2 месяца назад (изменено)
Спалился уборщик-фермер. Петров и Боширов узнали от друзей, что рядом с его домом есть красивая церковь. Обещали обязательно съездить.

ВИДЕО БЕЛОРЕЧЕНСК 1 месяц назад
А когда Путин приезжал на крымский мост,охранников Минтранса, закрывали в вагончике,что бы не глазели,работягам делали выходной,были только 3-4 начальника, остальные переодивались...

mongol 328  7 месяцев назад
При открытии керченского моста, всех рабочих и водителей привезли з собой, ни одна сука из ченуш не подошла и не сказала спасибо простому роботяге, вся клоунада происходила в кругу подставных лиц.

BoratNT2 месяца назад (изменено)
что значит даже Гитлер? Гитлер победил на выборах честно! и не боялся своего народа.

https://www.google.ru/ фейки кремлевской пропаганды

http://24-news.life/3d886e46zphs77

https://www.obozrevatel.com/life/people/84961-ot-sozdatelej-malchika-v-trusikah-v-seti-pokazali-interesnuyu-semyu/amp.htm

https://twitter.com/netovetz/status/886282318343790592

https://twitter.com/yurayura641/status/1018917022128844802

https://www.obozrevatel.com/crime/14029-banderovskaya-krva-v-seti-razoblachili-esche-odin-fejk-kremlevskoj-propagandyi.htm

https://yandex.ru/images/ актеры путина распятый мальчик



<a href="https://www.youtube.com/v/xg_q1f4Lm54" target="_blank">https://www.youtube.com/v/xg_q1f4Lm54</a>

п.2 - Сол

https://ru-bykov.livejournal.com/3664830.html
Аудиозапись лекции Дмитрия Быкова СОЛЖЕНИЦЫН: СТО ЛЕТ ВМЕСТЕ // ПРЯМАЯ РЕЧЬ, 07.12.2018

https://ru-bykov.livejournal.com/2038537.html
Открытый урок с Дмитрием Быковым. Русская литература (2-й сезон)
Урок 12-й. «Солженицын. Куда прикатилось красное колесо»


Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/12/30/79093-docfest

Вместе с «Артдок.Медиа» с 3 по 12 января «Новая газета» показывал 10 документальных работ прошлого года, которые заслуживают вашего внимания. Один день — один фильм (с 0:00 — 23:59), все по одной ссылке — на этот материал. А под ним мы и авторы фильмов из нашей программы ждем комментариев читателей. Смотрите и высказывайтесь.

3 ЯНВАРЯ

«Век Солженицына»
 
Режиссер, сценарист, продюсер: Олеся Фокина
Операторы: Сергей Мокрицкий, Григорий Яблочников, Алишер Хамидходжаев, Сергей Догоров, Александр Яковлев, Алексей Молчанов, Ромуальд Рошетта, Алексей Лабушкин, Даян Гайткулов
Продюсеры: Светлана Колосова, Олег Вольнов
Звукорежисер: Виктор Кондаков, Александр Сорокин
Россия, 113 мин.

Фильм «Век Солженицына» — не привычный портрет классика, а, скорее, дискуссия, погружение в разноречивую эпоху, с хрустом ломавшую судьбы. Судьбы талантливых — с особенным сладострастием. Но с Солженицыным, глыбой, выдающимся мыслителем, система справиться не сумела.

Об эпохе рассказывают сам Александр Исаевич, его жена Наталья Дмитриевна, а также Искандер, Евгений Водолазкин и Зоя Томашевская. Фильм, снятый по заказу Первого канала, в последний момент сняли с эфира.

<a href="https://www.youtube.com/v/awk1luLdNL0" target="_blank">https://www.youtube.com/v/awk1luLdNL0</a>
« Последнее редактирование: 15 Января 2019, 02:20:37 от Oleg » Записан
Страниц: 1 ... 168 169 [170] 171 172 ... 186 Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал