Главная arrow Форум arrow Тематические разделы arrow Человек будущего arrow C Новым Годом,Империя!
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
C Новым Годом,Империя!
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
18 Декабря 2018, 18:48:08
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Тематические разделы
| |-+  Человек будущего (Модератор: Quangel)
| | |-+  C Новым Годом,Империя!
0 Пользователей и 5 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 157 158 [159] 160 161 ... 169 Печать
Автор Тема: C Новым Годом,Империя!  (Прочитано 459419 раз)
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2370 : 07 Августа 2018, 13:08:16 »

<a href="https://www.youtube.com/v/aencqP3rf-k" target="_blank">https://www.youtube.com/v/aencqP3rf-k</a> <a href="https://www.youtube.com/v/HT-p641Na9U" target="_blank">https://www.youtube.com/v/HT-p641Na9U</a>

Цитата:
https://yandex.ru/ Путин повторил в ускоренном режиме все ошибки Андропова

Путин повторил в ускоренном режиме все ошибки Андропова, превратил Россию в страну-изгоя и всех нас в изгоев. Что будет теперь с нами?

Начну издалека. Десятки (если не сотни) книг о Второй Мировой войне зачастую очень любопытны, содержат массу сведений об ошибках Сталина и Гитлера и обстоятельствах начала войны. Но чаще всего в них нет простого понимания — мировая война была неизбежна. Сталин мог напасть первым, японцы могли двинуться Квантунской армией на Дальний Восток и в Сибирь, Соединенные Штаты и даже Великобритания, весьма вероятно, стали бы помогать Германии обороняться от захвативших половину Европы коммунистических выродков (расстрел в Катыни и Осташкове, сразу же стали бы известны, а музеи появились бы в лагерях уничтожения на Колыме, Воркуте, в Тайшете, а не в Майданеке, Освенциме и Дахау).

Советский Союз в результате нападения и первоначального успеха в войне скорее всего потерпел бы поражение, а в Пскове судили бы Молотова, Жукова, Берию и Ворошилова без отравившегося Сталина. Но все это досужие размышления. Существенно другое — сами структуры Германии, Советского Союза, Японии направленные на глобальную победную войну, делали ее начало, различное в разных вариантах, зависящее от личных свойств отдельных лидеров и принимаемых ими конкретных решений, неизбежным в любом случае и даже почти наверняка в одно и тоже время.

То же самое опять происходило в 1979-1980 году в Советском Союзе. Можно сколь угодно долго писать уже о теперь признанной, наконец, ошибке Андропова, Устинова и Громыко, о ненадежности Бабрака Кармаля и пьяных сотрудниках КГБ, посылавших перед войной в СССР ложную информацию из Афганистана.

Все это на самом деле имеет вторичное значение. Большая война для СССР в это время была неизбежна, потому что вся логика агрессивных устремлений советского генштаба, КГБ, внешней и внутренней политики, безудержного роста советских вооружений, расширения диверсионно-террористических «Курсов усовершенствования офицерского состава» в Балашихе до «Альфы» в 1969 году, а потом и «Вымпела» (1500 человек) 31 декабря 1979 года (и это кроме училищ для палестинских, латиноамериканских, итальянских террористов) — все делало начало большой войны неизбежным.

В Политбюро уже слишком слабы были позиции Суслова, Брежнева хоть что-то унаследовавших от авантюристичного, но миролюбивого Хрущева — чтобы в зародыше подавить Тараки и поддерживать дружественного СССР шаха Дауда (как подавлено было еще в 1968 году «Парижское восстание» и поддержан де Голль, как социалистам в 1973 году дали победить захвативших власть коммунистов Альваро Куньяла в Португалии). Андропов, Устинов и Громыко могли начать войну в Польше, на Ближнем Востоке или на Кипре, но какая-то (со своими случайностями, псевдоинформацией и аналитическими ошибками) большая война для Советского Союза уже была неизбежна и также неизбежно было его поражение. СССР начал безнадежную войну не только с афганцами (советским войскам никогда не удавалось контролировать больше 17% территории страны), но и со всем до этого близким к СССР арабским миром (только Сирия осталась дружественной) — и уж, конечно, со всеми странами, боявшимися усиления агрессора, стремившимися к сохранению стабильности и мира на земном шаре.

Андропов года через полтора понял, что Советскому Союзу этой войны не вынести и ранней осенью 1982 года начал судорожно метаться по странам «народной демократии» (далеко не все они, как сегодня Белорусия, поддержали СССР) в надежде найти посредника в переговорах. Он «проницательно» говорил, что в СССР скоро власть смениться (то есть Брежнев умрет) и новое руководство будет готово уйти из Афганистана, если это удастся сделать без потери лица и хоть кто-нибудь проявит инициативу для начала мирных переговоров. Но желающих разговаривать с Андроповым в мире не нашлось.

Сбитый еще через полтора года южнокорейский «Боинг» показал всему миру, что в Кремле сидят и в СССР правят одни выродки, изоляция Советского Союза в мире стала абсолютной . Естественно, никакое официальное вранье никого не убедило. Оно было точное такое же как сегодня — заранее спланированная провокация, полная непричастность советских военных.

А между тем южнокорейский «Боинг» был уничтожен со всеми его мирными пассажирами не по приказу из Кремля, а в результате все той же неумолимой логики событий: бесконечной милитаристской пропаганды в СМИ о том, что СССР — осажденная крепость и все вокруг — враги, советской военной доктрины, предусматривающей агрессию в подходящей ситуации и самого характера воспитания советских офицеров — и тех, кто непосредственно сбивал «Боинг», и тех кто в штабе округа дал им на это «разрешение».

Андропов, даже умирая, был достаточно умен чтобы понимать, что противостоять всему миру Советский Союз не способен, что ни один из его лидеров уже не «рукопожатый» в мире и необходимо срочно менять имидж и всего Советского Союза и его руководства. К тому же, как и сегодня, что бы там не писал Гайдар, именно сбитый «Боинг» привел к практически полному отказу СССР в кредитах. Надо было объявлять страну банкротом или отдавать последние золото-валютные резервы на оплату долгов.

Перестройку, которая сперва планировалась, как постепенная модернизация хозяйственного управления и тихое вытеснение офицерами КГБ партийных аппаратчиков из всех областей руководства страны, внезапно пришлось срочно радикализовать, используя «план Шелепина» и создавать Горбачеву репутацию «истинного демократа». Осуществлять это уже пришлось после смерти Андропова Чебрикову и Крючкову, но, конечно, по его плану. Последствия все знают.

Путин за несколько месяцев, даже не планируя заранее и не по особенно коварному замыслу, а просто по природе сформировавшегося в России правления генералами из КГБ, правления основанного на советской ностальгии режима по потерянным территориями и возможности устраивать провокации во всем мире, совершил обе ошибки (преступления) Андропова: сперва захватил Крым и создал для Украины палестинский анклав в восточной части Украины, что само по себе было равносильно афганской войне, по тому отношению к России, которое начало формироваться в мире. А через три месяца стал прямым виновником гибели малайзийского «Боинга», не потому, конечно, что отдал об этом приказ, но потому, что и российские боевики, прошедшие две чеченские войны и привыкшие к полной безнаказанности, а теперь посланные на Донбасс и местные головорезы — лучшие друзья российского руководства, не умеют действовать, не проливая реки крови.

Даже спрятав в Москве «ушедшего в отставку» Пушилина, со всем морем вранья, адресованного исключительно нам с вами, Путин уже ничего исправить не может — практически весь мир считает русских злодеями, злодеями, как народ, как страну, с которой ни у кого не может быть ничего общего. Был всего единственный случай, когда пассажирский самолет по приказу террористического правительства был сбит. В результате сперва Ливия и Муамар Каддафи сорок лет были в полной изоляции, но потом все же Кадаффи был убит и никто его не пожалел. Были еще израильский самолет, сбитый украинцами и иранский, сбитый американцами, но для всех было очевидно, что это случайные ошибки. Но мы — русские — сбили два пассажирских самолета и ни одной подобной страны в мире нет. И нам этого никогда не простят. Можно, конечно, вооружать Иран, но в конечном итоге это опаснее для России, чем для кого-нибудь другого, можно восстанавливать станцию слежения на Кубе, но все это крохи в сравнении с разрушившийся мощью Советского Союза.

Андропов в этой безнадежной ситуации выбрал перестройку и Горбачева, но в этом гигантском, и как он надеялся, спасительном проекте была основная вполне, казалось бы, подходящая идея: КПСС и старое советское руководство будут дискредитированны со всеми своими преступлениями и осторожно заменены снявшими погоны сотрудниками КГБ и их детьми, а страна станет более энергичной, управляемой, современной.

Но Путин поставил Россию и сам оказался в положении Андропова в ситуации, когда повторить замыслы предшественника по Лубянке уже невозможно. Не то чтобы нельзя было найти нового «великого русского демократа» типа Горбачева — желающие и почти подходящие типа Кудрина или Прохорова, конечно, найдутся. Нет главного — того нового «своего» аппарата, который бы смог не только сменить нынешний, но и оказаться более действенным.

Андропову казалось, что у него в запасе есть КГБ, но последние годы правления Путина как раз и были временем кризиса проекта «идеалистов» Андропова, Чебрикова и Крючкова. Окончательно выяснилось, что офицеры КГБ умеют только то, чему их учили: убивать, провоцировать, воровать. Но управлять гигантской страной, хотя бы удержать (не то что улучшить) состояние экономики они не способны и довели Россию до величайшего унижения, зависимости буквально от всех, до бесплодной надежды «догнать Португалию», до вырождения населения и практической гибели когда-то великих науки и культуры.

Военную авантюру в Крыму и на Украине Путин затеял как раз тогда, когда надо было искать какой-то новый способ правления и удержания власти. СМИ с легкостью довели до лживости сталинских времен, брежневские годы российская интеллигенция начала вспоминать уже, как родное нам время, когда можно было выжить и «Эхо Москвы» то и дело повторяет, что в искусстве «выживать» нам нет равных, а потому Европа, где привыкли нормально жить, пострадает от разрыва с Россией больше, чем мы.

Но все это иллюзии. У Путина в запасе нет ничего из того, что нам известно и мы хоть когда-то переживали. Почему нет «перестройки Горбачева» уже ясно, подлинной доброты и либерализма сумасбродного Хрущева нет в душевных качествах ни одного из уцелевших после путинской «зачистки» российских лидеров, главное — нет остатков сталинского страха и привычки к подчинению, которые сколько-то времени удерживали Генеральный штаб и ГРУ от свержения Никиты Сергеевича. Но нет у Путина (независимо от разговоров и передач российского телевидения) и надежд на восстановление режимов Сталина и Брежнева.

Сталину для создания «большого террора», даже после кровавой бойни 1917-22 года, понадобилось десять лет целеустремленной работы. От 1928 года с «шахтинским процессом» устроенным профессиональным уголовником (убил еще до революции половину родственников) начальником Ростовского НКВД Евдокимовым и до московских процессов.

Надо было систематически расстреливать не только аристократию, интеллигенцию, военных, крестьян, казаков, но и сотрудников ОГПУ и НКВД, чтобы они стали способны пытать, охранять, расстреливать, то есть поддерживать сталинский режим.

Ничего подобного Путин десять лет не делал (жил, как и Андропов иллюзией, что он с сослуживцами на что-то способен). Сегодня, я полагаю, КГБ и МВД не способны к созданию подлинного террора в стране. Одной цензуры, уничтожения избирательной системы и общественной жизни, травли интернета для этого недостаточно.


Еще большая иллюзия царит в обществе (в особенности среди журналистов, немало сделавших для ее создания), что годы правления Брежнева, конечно, были нищими и скучными, но в общем-то стабильными и либеральными, а аресты диссидентов большого значения не имели — можно было прожить и без них. Аресты диссидентов, действительно, может быть, большого значения для состояния страны не имели, их действительно было — во всяком случае широко известных — немного и они в масштабах всей гигантской страны мало на что влияли.

Но вот само-то время было тихим и стабильным только внешне, толко в официальной пропаганде, трубившей о «единстве партии и народа». На самом деле, либерал по мнению многих, Юрий Андропов создал за пятнадцать лет изощренную и очень жестокую систему подавления народного недовольства (именно оно вырвалось наружу во время перестройки и слегка спутало планы лубянских реформаторов).

В четырех политических лагерях и одной тюрьме во времена Брежнева, действительно, было всего около тысячи человек. Но была как бы не такая жесткая статья 190′, по которой сажали тех же людей, но уже в уголовные лагеря по всей стране, и их было раз в десять больше. И можно было не давать ни главную политическую 70 статью УК, ни даже похожую 190′, а фабриковать любое уголовное дело: хищение государственной краски для написание антисоветских лозунгов на стене Петропаловской крепости.

Всем известно, что Андропов «возродил», сокращенный до минимума Хрущевым КГБ. Увеличил в пять раз численность, восстановил и донельзя расширил агентуру, районные и городские отделения КГБ, первые отделы на предприятиях и в институтах. Забывают только, что все они активно работали по подавлению народного недовольства и вновь созданные изоляторы КГБ были заполнены до предела, что, впрочем, не мешало многочисленным следователям КГБ вести дела заключенных и в обычных тюрьмах.

Около ста тысяч человек получали «предупреждения» о неизбежности уголовного наказания за продолжение антисоветской деятельности, а около миллиона «доверенных лиц» КГБ не столько даже были стукачами, сколько оставались на коротком поводке у оперативников Пятого (политического) или Третьего главного управления (внутренний надзор за промышленностью, сельским хозяйством), иногда даже получали поблажки за сотрудничество. А ведь был еще прямой террор, в своей стране запугивающий всех, — одно избиение до смерти на глазах у всего Дома литераторов замечательного прозаика (и колымчанина) Юрия Домбровского и попытка отравить Владимира Войновича чего стоят, а ведь известны еще десятки таких убийств. Да к тому же еще высылали недовольных заграницу.

И все же главным механизмом Андропова были психушки. Достаточно было высказать недовольство в райкоме или горкоме, в прокуратуре или на службе (например не ходить на «ленинский субботник» или на выборы, или не брать социалистические обязательства к седьмому ноября), наконец, быть открыто верующим любого вероисповедания — и ты почти наверняка попадал в психиатрическую больницу, где над тобой издевались как хотели, вкалывали мучительный и запрещенный во всем мире сульфозин, а потом могли выписать, до того как ты превратился в овощ, но под надзор психиатрических диспансеров, куда ты должен был регулярно являться и точно знал, что муки в психушке в любой момент могут повториться.

Одних таких «больных» в 1988-89 году сняли с психиатрического учета более 1 500 000 человек. То есть созданная Андроповым система разных видов террора включала в себя жестокое подавление недовольства многих миллионов советских людей.

Ничего этого у Путина нет. А эффект от пропаганды, как и во времена Брежнева, тут же прекращается как только мясо люди видят только во сне, а не в магазине, а чтобы «достать» молоко, надо подставить бидон к репродуктору, откуда несутся клики о рекордных надоях и урожаях.

Все это вещи довольно простые и, может быть, малоизвестные широкой публике, но хорошо понимаемые в Кремле и на Лубянке. Путин судорожно мечется, по ночам, после того, как ему по телефону все объясняют европейские лидеры, дает самые послушные интервью, русский посол в ООН уже никого не обвиняет, а через три часа после того, как самолет сбит Путин, как совершенно точно заметил Илларионов, звонит президенту Обаме.

Но для нас с вами в этих звонках, покорных обещаниях (но кто теперь Путину верит?) существенно не то, что он тем самым сознается в совершенном преступлении, а то что судорожно пытается вывернуться, еще надеется, что Россия и мы все не будем изгоями и банкротами.

Но все это уже слишком поздно. Изменить отношение к России в мире уже невозможно. Опыт Сталина и Андропова сегодня непременим. И потому, что нас ожидает завтра, очень трудно себе представить. Так же как в конце НЭП’а трудно было ожидать, что впереди «большой террор», так же как после свержения Хрущева трудно было ожидать тайный террор и подавление личности миллионов недовольных советских людей, можно лишь предположить (но не хочется), что нас ожидает на этот раз.


По своим моральным качествам Путин не лучше ни Сталина, ни Андропова. Сейчас он суетится и лихорадочно ищет выход, надеется, что Австралия его впустит на саммит G-20, но даже если это произойдет — долги ведь к новому году платить придется, кредитов у России, как в 1984 году у СССР больше не будет и на этот уйдут все накопленные в стране небольшие резервы.

Здороваться во всем мире не будет с ним ни один из серьезных политиков, иначе их самих больше никто не изберет. Мы всё оцениваем нежелание европейских бизнесменов терпеть убытки от разрыва отношений с Россией, а надо бы — возмущение народов всего земного шара тем, что творит кремлевское руководство. Путин сделал не только Россию страну изгоем, но и всех нас изгоями во всем мире. Но сам Путин власть не отдаст, в отличие от императора Николая Первого (по одной из легенд) от стыда с собой не покончит, деться ему, кроме Гаагского трибунала, некуда, а потому нас ожидает наверняка совсем не то, что мы уже пережили («выжили», как говорит Антон Орех), но вряд ли что-то хорошее.

Сергей Григорьянц

https://ru.wikipedia.org/wiki/Григорьянц,_Сергей_Иванович
http://ru.hayazg.info/Григорьянц_Сергей_Иванович

http://freedom.grigoryants.com
http://grigoryants.ru

его сайты были недавно заблокированы.. видимо сразу как только его сбили на тачанке гэбэкибальчиши ?

http://archive.is/N2jDO
http://archive.li/N2jDO
http://archive.li/z1MFw

http://archive.is/
https://ru.wikipedia.org/wiki/Archive.is

https://www.svoboda.org/s?k=Сергей%20Григорьянц

Цитата:
https://www.svoboda.org/a/29348793.html

07 Июль 2018
В Москве сбит машиной правозащитник и диссидент Сергей Григорьянц


Сергей Григорьянц, советский диссидент и российский правозащитник, в субботу сбит машиной в Москве. Об этом сообщило "Эхо Москвы". Водитель скрылся. У Григорьянца в результате происшествия повреждена нога.

Пострадавший считает, что это происшествие могло быть подстроенным. По словам 77-летнего Григорьянца, травма помешает его литературной работе.

В 1975 году Сергей Григорьянц был арестован КГБ и приговорен к пяти годам заключения за антисоветскую агитацию и пропаганду. После освобождения, в 1982–1983 годах распространял в самиздате информацию о нарушениях прав человека в СССР. В 1983 году был вновь арестован и осужден на семь лет строгого режима за свою правозащитную деятельность.

После начала перестройки был освобожден в 1987 году по амнистии, возобновил правозащитную деятельность, начал издавать журнал "Гласность", критикующий коммунистическую систему.

В январе 1995 года был убит сын диссидента, 20-летний студент Тимофей Григорьянц. Его сбила машина. Коллеги правозащитника считают, что это было местью органов госбезопасности за непримиримую критику Сергеем Григорьянцем военных действий Москвы в Чечне.

В 1989 году Сергей Григорьянц был награжден международной премией WAN "Золотое перо Свободы". В 1990-х систематически выступал с требованием люстраций, подавал в суд на КГБ, требовал вернуть изъятый у него архив.

Серей Григорьянц – решительный оппонент политики президента Владимира Путина. В настоящее время, по его словам, он работает над тремя книгами. Это тюремные записки, воспоминания о Варламе Шаламове и история восхождения ФСБ к власти в современной России.
« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 14:42:00 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2371 : 07 Августа 2018, 13:45:44 »

опять инфа с ненавистного анархисткам Эха

про сталинские репрессии 2018

обожателям сталина валере с урбисом и OlOl тоже должно понравиться .. опять начнут своё даёшь эсэсэсэр-энкавэдэ-чэка

Цитата:
https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2253252-echo/

05 августа 2018

Друзья, я впервые в жизни прошу о репосте. Буду очень признателен, если вы прочтете этот текст и, по возможности, его распространите.

Вчера я испытал на себе настоящий полицейский произвол, и сейчас пытаюсь принять меры по восстановлению справедливости. Вкратце описываю суть произошедшего и свои дальнейшие действия.
Вчера 3 августа 2018 года я, преподаватель НИУ ВШЭ Бродский Владимир Игоревич, возвращался домой после посещения выставки в галерее на Солянке. Примерно в 20:20 на площади Ярославского вокзала около меня материализовались трое крепких мужчин в штатском, представившихся сотрудниками Уголовного розыска. Двое из них продемонстрировали удостоверения, третий (он был заметно младше) никаких документов не предъявил. Мне удалось запомнить данные одного из сотрудников – прапорщик полиции Топорец. У меня потребовали документы на проверку, и не стали отвечать, когда я со ссылкой на закон о полиции потребовал объяснить причину процедуры. Я передал Топорцу свое водительское удостоверение, которое он, толком не посмотрев, положил к себе в карман. Мне предложили пройти в отделение полиции «для проверки по компьютеру». Ответа на вопрос, является ли это задержанием, ответа я в очередной раз не получил. Я сказал сотрудникам, что могу продемонстрировать им электронную версию справки о несудимости, которую недавно получал для работы, но от этого они отмахнулись. Я решил, что во избежание совсем уж конфликтных ситуаций стоит пройти с сотрудниками в отделение и на этом этапе совершил, наверное, свою главную ошибку. Правильнее было бы никуда не пойти и позвонить по телефону доверия.

В отделении я быстро понял, что никакой «проверки по компьютеру» не будет – меня привели в подвальное помещение и закрыли дверь на замок. Далее сотрудники уже в куда более грубой и угрожающей манере потребовали меня вынуть из карманов личные вещи. В ответ я потребовал участия понятых и составления протокола досмотра. Топорец и второй сотрудник заявили, что есть два варианта – «по-хорошему» (без протокола) и «по-плохому». Не знаю, было ли это задумано, или вышло случайно, но именно в этот момент я увидел на бедре Топорца ранее скрытую пиджаком кобуру с оружием. Поняв по лицам сотрудников и по контексту ситуации, что ссылки на нормативные документы мне не помогут, я решил подчиниться их незаконным требованиям. Наверное это было моей второй большой ошибкой. В свое оправдание скажу, что к этому моменту речь сотрудников стала уже совсем угрожающей, и я откровенно стал бояться за свою жизнь и здоровье.

Далее началось еще большее беззаконие. Топорец запускал руки в мои карманы, забрал кошелек, открывал все его отсеки, вынимал деньги и банковские карты. Второй сотрудник потребовал, чтобы я разблокировал свой телефон и стал просматривать мои переписки в социальных сетях и личные фотографии. Топорец заставил меня разуться, снять носки и, прошу прощения за подробности, спустить нижнее белье. Этот несанкционированный досмотр сопровождался запугиванием и угрозами, сотрудники постоянно требовали, чтобы я признался, «чем балуюсь», на моих совершенно безобидных фотографиях городов и природы пытались разглядеть «закладки», много матерились, говорили что вот-вот «вытрясут из меня все, что нужно». Я в целом старался держаться спокойно, на провокации не реагировал и только заметил, что разочарован методами их работы.


Разумеется ничего запрещенного не найдя, сотрудники закончили и досмотр и поменяли линию поведения на сто процентов – улыбались, называли «Володей», пожимали плечами со словами «ну сам понимаешь, такая работа». Меня отметили в журнале отделения в другой комнате, после чего отпустили.

Приехав домой, я позвонил по горячей линии службы внутренней безопасности МВД и сообщил о противоправных действиях сотрудников полиции, подробно описав ситуацию. В ответ что-то пробурчали про то, что «информация будет передана руководству» и положили трубку. Также я сообщил о нарушениях в прокуратуру через онлайн-приемную. В ближайшее время собираюсь послать в эти же учреждения письменные заявления заказным письмом.

Я решил написать и распространить этот текст по трем причинам.

Во-первых, как уже было отмечено, в рамках произошедшей ситуации я сделал несколько ошибок, и возможно мой опыт позволит вам избежать их, если не дай Бог, что-то подобное случится и с вами.


Во-вторых, я хотел бы попросить совета. Являются ли принятые мною меры достаточными? Возможно, есть смысл обратиться куда-то еще, и я буду очень благодарен любым рекомендациям.

В-третьих, в нашей стране, увы, огласка, стала чуть ли не единственным эффективным орудием в руках добропорядочного гражданина. Шанс на то, что надзорные и правоохранительные органы отреагируют на беззаконие намного выше, если история стала публичной.

Поэтому я очень прошу вас о репосте.

Понимаю, что в нашей стране происходят куда более вопиющие случаи, и что мне даже наверное немного повезло (мне хотя бы удалось избежать избиений и подбрасывания запрещенных средств), но это происшествие тоже является грубейшим нарушением гражданских прав и унижением человеческого достоинства и потому заслуживает огласки.

Я хочу инициировать разбирательства не для того, чтобы возместить нанесенный мне ущерб, а для того, чтобы подобное не повторилось в отношении других законопослушных граждан нашей страны. Прапорщик Топорец и его коллеги не должны служить в полиции, носить оружие и российский триколор на нарукавном шевроне.
« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 14:13:40 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2372 : 07 Августа 2018, 14:15:23 »

<a href="https://www.youtube.com/v/LbwVWxlKjrE" target="_blank">https://www.youtube.com/v/LbwVWxlKjrE</a>

Цитата:
https://www.memo.ru/ru-ru/history-of-repressions-and-protest/punitive-agencies/punitive-system/petrov/

  История репрессий и сопротивления   Карательные органы и ГУЛАГ   Органы госбезопасности  Никита Васильевич Петров — биография и библиография
https://pure.uva.nl/ws/files/2016053/55760_Thesis.pdf


Никита Васильевич Петров

Родился 31 января 1957 г. в Киеве. В августе 1960 г. семья переехала в Москву. Окончил среднюю общеобразовательную школу в 1974 г. и в этот же год поступил в Московский химико-технологический ин-т им. Д. И. Менделеева (ныне МХТУ). Прошел полный курс обучения и в феврале 1980 г. защитил диплом по теме, связанной с химией фтористых соединений урана. В апреле 1980 г. поступил на учебу в аспирантуру Института атомной энергии им. И. В. Курчатова, где работал над диссертацией о химических соединениях плутония.

Вместе с тем, будучи студентом, с 1975 г. стал самостоятельно изучать историю политических репрессий советского периода и, главным образом, историю карательных органов ВЧК–ОГПУ–НКВД–КГБ. С января 1977 г. постоянно занимался в газетном зале Ленинской библиотеки (станц. Левобережная близ Химок). В тот период основным доступным историческим источником по избранной теме были центральные, республиканские, областные и районные газеты СССР. Были изучены газеты всех этих уровней за период 1925-1982 гг. и получено много сведений об истории, деятельности и кадрах советской госбезопасности.

Активное посещение и работа в библиотеке с большими массивами газет уже в 1980 г. привлекли внимание органов КГБ. В августе 1981 г. был изгнан из аспирантуры. С марта 1982 г. работал инженером каф. химии МИФИ, в ноябре 1984 г. стараниями КГБ уволен «по сокращению штатов». В августе 1985 г. КГБ произвел обыск на квартире, были изъяты многие собранные в библиотеке материалы по истории сталинских репрессий и кадрового состава госбезопасности.

В 1985-1988 гг. работал инженером, ст. инженером, и. о. зам. зав. Республиканской производственной лабораторией комбикормовой промышленности министерства хлебопродуктов РСФСР, в 1988-1990 гг. – инженером химической лаборатории Московского центра стандартизации и метрологии.

С декабря 1988 г. участвовал в исторических исследованиях и научных семинарах Общества «Мемориал». В 1990 г. получил доступ в государственные архивы для работы по избранной теме. С июня 1990 г. и по настоящее время – заместитель председателя Совета Научно-информационного и просветительского центра «Мемориал». После августа 1991 г. – эксперт Комиссии Верховного Совета РФ по приему-передаче архивов КПСС и КГБ на государственное хранение. В 1992 г. – эксперт Конституционного Суда в процессе разбирательства «Дела КПСС». Результатами работы в ранее недоступных архивах КПСС и КГБ стали публикации по истории советского террора и курс лекций по истории КГБ, прочитанный в 1992-1993 гг. студентам РГГУ.

Важное направление общественной деятельности – расширение доступа к архивным документам советской эпохи. Неоднократно был инициатором судебных процессов о неправомерном ограничении доступа к архивной информации, выступал по этому поводу в СМИ, на ведомственных совещаниях и научных конференциях.

Выступал с докладами на многих международных конференциях по истории карательной политики, а также по истории судебных преследований немецких военнопленных в СССР после войны. Был консультантом ряда документальных фильмов об истории репрессий в СССР.

В сентябре – ноябре 1990 г. и феврале – апреле 1996 г. занимался научной работой в Институте Восточной Европы Амстердамского университета и в Институте социальной истории (Амстердам). В 1996 г. являлся стипендиатом Академии Наук Нидерландов.

10 июня 2008 г. в Амстердамском университете защитил докторскую диссертацию по теме «Сталин и органы МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945-1953 гг.» (научный руководитель – профессор Бруно Нарден).
https://pure.uva.nl/ws/files/2016053/55760_Thesis.pdf

На кафедре Отечественной истории ХХ–ХХI веков в период 2011–2017 гг. подготовил и прочел следующие спецкурсы для студентов Исторического факультета МГУ:

Государственная безопасность в РСФСР–СССР 1917–1991 гг.
КГБ и молодежные неформальные группы 1954–1991 гг
Дело Берии и пределы десталинизации. 1953–1964 гг.
5-е управление КГБ и идеологический контроль в СССР 1967–1989 гг.
КГБ в годы «хрущевской оттепели» 1954–1964 гг.
Большой террор 1937–1938 гг.: взгляды и оценки.
Список публикаций

Книги

1. Лубянка. ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1960: Справочник / Сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров; ред. Р. Г. Пихоя. М., 1997. 352 с.

2. Петров Н. В., Скоркин К. В. Кто руководил НКВД: Справочник / Общество «Мемориал», РГАСПИ, ГАРФ; Под. ред. Н. Г. Охотина и А. Б. Рогинского. М.: Звенья, 1999. 504 с.

3. ГУЛАГ: Главное управление лагерей. 1918-1960. / Под. ред. акад. А. Н. Яковлева; сост. А. И. Кокурин, Н. В. Петров. М., 2000. 888 с.

4. Stalin's Loyal Executioner: People's Commissar Nikolai Eznov, 1895-1940. Hoover institution press, Stanford, California, 2002, 274 p.; in cooperation with Marc Jansen.

5. Лубянка: ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД-КГБ. 1917-1991. Справочник / Под. ред. акад. А. Н. Яковлева; авторы-сост.: А. И. Кокурин, Н. В. Петров. М., 2003. 768 с.

6. История сталинского Гулага. Конец 1920-х – первая половина 1950-х годов: Собрание документов в 7 томах / Т.2. Карательная система: структура и кадры / Отв. ред. и сост. Н. В. Петров. Отв. сост. Н. И. Владимирцев. – М. 2004. 696 с.

7. Петров Н. В. Первый председатель КГБ Иван Серов. М., 2005. 416 с.

8. СВАГ и немецкие органы самоуправления. 1945–1949: Сборник документов / Отв. ред. и составитель Н. В. Петров. Сост. О. В. Лавинская, Д. Н. Нохотович. – М., 2006. 760 с.

9. Петров Н., Янсен М. «Сталинский питомец» – Николай Ежов. М., 2008. 447 с.

10. Аппарат НКВД–МГБ в Германии. 1945–1953: Сборник документов / Науч. ред. и сост. Н. В. Петров, Я. Фойтцик. – М., 2009. 544 с.

11. Jan Foitzik, Nikita Petrow. Die sowjetischen Geheimdienste in der SBZ/DDR von 1945 bis 1953. De Gruyter, Berlin–New York, 2009, 527 S.

12. Петров Н. В. Кто руководил органами госбезопасности, 1941–1954: Справочник / Междунар. о-во «Мемориал», РГАСПИ, ЦА ФСБ РФ. М.: Звенья, 2010. 1008 с.

13. Nikita Petrov. Die sowjetischen Geheimdienstmitarbeiter in Deutschland (1945–1954). Metropol: Berlin, 2010, 774 S.

14. Петров Н. В. По сценарию Сталина: роль органов НКВД–МГБ СССР в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945–1953 гг. М., 2011. 351 с.

15. Петров Н. Палачи: Они выполняли заказы Сталина. М., 2011. 320 с.

16. Nikita Pietrow. Psy Stalina. Warszawa, 2012. 323 s.

17. Процесс Бухарина. 1938 г.: Сборник документов / Ред.-сост. Ж. В. Артамонова, Н. В. Петров. – М., 2013. 960 с.

18. Nikita Pietrow. Stalinowski kat Polski, Iwan Sierow. Warszawa, 2013. 416 s.

19. Nikita Petrov. Budeliai. Jie vykde Stalino užsakymus. Vilnius, 2014. 336 p.

20. Stalin’in Baş Celladi Halk Komiseri Nikolay Yezhov. Fatih–Istanbul, 2014. 336 s.; in cooperation with Marc Jansen.

21. Nikita Pietrow. Nowy ład Stalina. Sowietyzacja Europy 1945–1953. Warszawa, 2015. 333 s.

22. Nikita Pietrow. Poczet katów Katyńskich. Warszawa, 2015. 406 s.

23. Петров Н. В. Награждены за расстрел. 1940. М., 2016. 368 с.

Статьи

1. Суды над работниками НКВД-МГБ // Звенья. М., 1991. Вып.1. с. 430-436.

2. Рой Медведев как историк-диссидент // Континент. М., 1991. № 68. с. 335-345.

3. Григорий Агабеков – Налет // Родина. 1991. № 2. с. 19-23. В соавторстве с А. Крушельницким.

4. Misdaden zonder straffen // Internationale Spectator. 1991, XIV – № 1. p. 24-27.

5. Antwoord op een niet gestelde vraag. // 2-e Wereld. 1991. № 1. p. 8-10. Zuz. mit A. Kroesjtsjelnitski.

6. Cien Sierowa // Karta. Warszawa, 1992. № 9. p. 79-84.

7. Теракты // Московские Новости. 2 августа 1992 г. (№ 31). В соавторстве с Н. Геворкян.

8. Признать целесообразным осуществление актов террора. // Московские Новости. 30 августа 1992 г. (№ 35). В соавторстве с Н. Геворкян.

9. Политика руководства КГБ в отношении архивного дела была преступной... // Карта. Рязань, 1993. № 1.

10. Экспертное заключение к заседанию Конституционного Суда РФ 7 июля 1992 г. по «делу КПСС». с. 1-63. Изложение см.: «Bundesinstiut fur ostwissen shaftliche und internationale studien» (Informationen aus der Forschung» № 2/1993. 3.03.1993). В соавторстве с Н. Охотиным, А. Рогинским и С. Мироненко.

11. Polska operacja NKWD // Karta. Warszawa, 1993. № 11. p. 24-45.

12. Auftrag und Aufgaben der NKWD – Bevollmachtigten // Stalins Willkurjustiz Gegen Die Deutschen Kriegsgefangenen. Bonn, 1993. S. 58-61.

13. Deutsche Kriegsgefangene unter der Justiz Stalins (Gerichtsprozesse gegen Kriegsgefangene der deutschen Armee in der UdSSR 1943-1952) // Stefan Karner (Hg) Gefangen in Rusland (Die Beitrage des Symposions auf der Schallaburg 1995). Selbstverlag des Ludwig Bolzmann – Instituts fur Kriegsfolgen – Forschung, Graz-Wien, 1995. S. 176-221. См. также: Osterreichischer Zeitgeschichtetag (1995, Linz). Innsbruck – Wien: Studien-Verl., 1997. S. 283-284.

14. Убийство Игнатия Рейсса // Московские Новости, 17-24 сентября 1995 г. (№ 63)

15. Конец агента «13» // Московские Новости, 17-24 декабря 1995 г. (№ 86). См. также: The End of Agent 13 // Moscow News. № 50, December 22-28, 1995. В соавторстве с Н. Геворкян.

16. Убийство Михоэлса // Московские Новости, 1-14 января 1996 г. (№ 1). В соавторстве с Н. Геворкян.

17. Sztuka wygrywania wyborow // Karta. Warszawa, 1996. № 18. p. 121-129. Изложение статьи см.: Искусство выигрывать выборы или фальсификация // Новости разведки и контрразведки. 1996. № 14. с. 6.

18. De archieven van de KGB // De Nieuwste Tijd. (Nijmegen) aflievering 6, 6 juni 1996. p. 35-40. Zuz. mit с Marc Jansen.

19. История политических убийств, совершенных советскими спецслужбами. // КГБ: вчера, сегодня, завтра. (5-я международная конференция). М., 1996. с.222-226.

20. Новое о советских героях // Новый Мир. 1997. № 6. с. 140-151. В соавт. с О. Эдельман.

21. ВЧК-КГБ: структура, функции, кадры (1917-1967) // Свободная мысль. 1997. №№ 6, 7, 8, 9, 11, 12. 1998 №№ 1, 2, 4, 6, 7, 8. См. также газ.: «Правда 5» 9-16 мая 1997 г. (№ 17), 16-23 мая 1997 г. (№ 18), 30 мая – 6 июня 1997 (№ 20), 6-13 июня 1997 г. (№ 21), 22-29 августа (№ 31), 29 августа – 5 сентября (№ 32), 5-12 сентября (№ 33), 9-16 января 1998 г. (№ 2), 16-23 января (№ 3), 23-30 января (№ 4), 30 января – 6 февраля (№ 5), 6-13 февраля (№ 6), 13-20 февраля (№ 7), 20-27 февраля (№ Крутой. В соавт. с А. Кокуриным.

22. «Польская операция» НКВД 1937-1938 гг. // Исторические сборники «Мемориала». Вып.1 («Репрессии против поляков и польских граждан»). М., 1997. с. 22-43. В соавт. с А. Б. Рогинским. См. также: The «Polish Operation» of the NKVD, 1937-1938. // Stalin’s terror: High Politics and Mass Repression in the Soviet Union. Ed. by Barry McLoughlin and Kevin McDermott. Palgrave Macmillan 2003. pp. 153-172.

23. Первый председатель КГБ генерал Иван Серов. // Отечественная История. 1997 г. № 5. с. 23-43. См. также: General Ivan Serov – der erste Vorsitzende des KGB // Forum fuer osteuropaeische Ideen- und Zeitgeschichte, 2. Jahrgang, 1998, Heft 2. S. 161-207.

24. Внесудебные репрессии против военнопленных немцев в 1941-1946 гг. // Проблемы военного плена: история и современность. (Материалы Международной научно-практической конференции 23-25 октября 1997 г., г. Вологда.) Вологда, 1997. часть 2. с. 77-94.

25. Die Apparate des NKVD/MVD und des MGB in Deutschland (1945-1953). // Sowjetische Straflager in Deutschland 1945 bis 1950. Berlin: Akademie Verl. 1998. Bd. 1. S.143-157. См. также: Аппарат уполномоченного НКВД-МГБ СССР в Германии (1945-1953 гг.) // Архив новейшей истории России. Серия «Публикации» / Т.II. Специальные лагеря НКВД/МВД СССР в Германии. 1945-1950 гг. Сборник документов и статей. – М., 2001. С. 349-366.

26. Роль МГБ СССР в советизации Польши: Проведение референдума и выборов в Сейм в 1946-47 гг. // Сталин и холодная война. М. 1998. C.102-124.

27. Il cechista e il secondino: due diversi destini // Nazismo, fascismo, comunismo: totalitarismi a confronto (a cura di Marcello Flores). Milano, 1998. pp. 145-164. См. также: «Patrizier» und «Plebejer» im sowjetischen Sicherheitsdienst (1929-1941) // Forum fuer osteuropaeische Ideen- und Zeitgeschichte, 3. Jahrgang, 1999, Heft 2. S. 167-184. См. также: Чекисты и работники ГУЛАГа: различие в судьбах (1929–1941 гг.) // Отечественные органы внутренних дел: история и современность: Тр. Акад. упр. / Отв. ред. Мулукаев Р. С. – М., 2000. С. 66-76.

28. Verurteilungen deutscher und oesterreichischer Kriegsverbrecher in der Sowjetunion 1943-1952. // Stefan Karner, Gerald Schoepfer (Hg). Der Krieg gegen die Sowjetunion 1941-1945. (Die Beitraege des Symposions an der Universitaet Graz 1997). Graz, 1998. S. 49-78.

29. Aussergerichtliche Repressionen gegen kriegsgefangene Deutsche 1941 bis 1956 // Die Tragoedie der Gefangenschaft in Deutschland und in der Sowjetunion 1941-1956. Koeln Weimar, Boehlau Verlag 1998. S. 175-196.

30. Почему они сегодня празднуют? // Карта. Рязань, 1998. № 21. С. 47-48.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2373 : 07 Августа 2018, 14:18:24 »

из кэшей поисковиков
http://freedom.grigoryants.com
http://grigoryants.ru

Цитата:
Гласность и свобода

(Предварительный вариант книги)

  Сергей   Григорьянц


Посвящается сыну моему Тимофею

И смерть бежала по пятам за нами,
Как сумасшедший с бритвою в руке.
Арсений Тарковский.

Кто хочет освободиться,
видит перед собой только преграду и
провозглашает только свое отрицание.
М.О. Гершензон, Вячеслав Иванов «Переписка из двух углов»


Содержание
Предисловие
Глава I
1. Первые дни после освобождения и создание журнала «Гласность»
2. Очевидное с первого дня участие КГБ в перестройке
3. Известность и влияние публикаций «Гласности»
4. Периодика «Самиздата», «свободные» государственные СМИ и Сумгаит
5. На что существовала «Гласность» и ее первый разгром
Глава II. 1988-1991  годы
1. Восстановление журнала
2. Психиатрия и второе «перестроечное» в отношении меня уголовное дело
3. Первый опыт военного положения в СССР и наш арест в Армении
4. Побоище в Тбилиси и «Золотое перо свободы»
5. Гибель Андрея Дмитриевича Сахарова
6. Конец журнала «Гласность»
7. За рубежом и «экзамен» Собчака
8. Рассказ Яна Ольшевского и Борис Ельцин
9. Активизация КГБ перед путчем
10. Прослушка, перлюстрация
11. Информационная блокада
12. Выступление в Петербурге о приходе к власти КГБ и путч
Глава III. 1991-1995  годы
1. «Шоковая терапия» России и начало ее раздела
2. Катастрофическое поражение Соединенных Штатов в холодной войне
3. «Победители»,  конференция  в Амстердаме. Переворот 1993  года
4. Аэропорт Шереметьево и другие приключения
5. Реклама Гайдаром «русского фашизма» и  конференции  « КГБ : вчера, сегодня, завтра»
6. Эпопея с «Советским писателем» и третий разгром «Гласности»
7. Государственный переворот. Кровавый разгром парламента
8. III  конференция  « КГБ : вчера, сегодня, завтра»
9. Зловещий девяносто четвертый  год
10. Убийство моего сына — Тимоши
11. Жизнь после убийства Тимоши
Глава IV. 1995-2003  год
1. Трибунал о Чечне
2. Виктор Орехов
3. Новая попытка заманить меня в Кремль и невозможность хоть что-то полезное сделать в Чечне
4.  Международный  уголовный суд
5. Попытки уговорить, купить, запугать в начале правления Путина
6. Возвращение коллекций
7. Кавказские рабочие проекты
8. Завершение разгрома правозащитного движения
9. Подведение  итогов . Формальная гибель гражданского общества
10.  Конференция  в Чикаго
11. Конец «Русской мысли»
12. Последний проект — четверть века Хельсинкским соглашениям
13. Шестая, седьмая, восьмая и последняя, девятая  конференции  « КГБ : вчера, сегодня, завтра»
14. Конец фонда «Гласность»
15. Послесловие. Три документа
13. Шестая, седьмая, восьмая и последняя, девятая  конференции  « КГБ : вчера, сегодня, завтра»

Posted By Sergey Grigoryants on 20.05.2016

Между тем, даже после убийства Тимоши и бегства во Францию жены и дочери я не прекратил проведение  конференций  « КГБ : вчера, сегодня, завтра». На меня самого никаких покушений больше не было, хотя я, естественно, постоянно их ожидал. Просто фонд «Гласность» был уже окончательно вычеркнут из информационного поля. Ни о  конференциях , ни о Трибунале по Чечне, ни о тяжелой работе фонда по поддержке неправительственных организаций, многочисленных кавказских наших и  международных  проектах никто в российских СМИ никогда даже не упоминал. Меня самого тоже никто больше никогда не бранил, ну и уж тем более не хвалил — меня просто не было. Это были девяностые  годы  якобы совершенно свободной от цензуры российской прессы, радио и телевидения. Впрочем «Московский комсомолец» мельком упомянул что я уже умер, не упуская возможности снимать мои интервью даже из американского своего издания.

Шестую конференцию о КГБ мы правда провели только почти через год — в декабре 1995 года в Доме архитектора. Была она, по-прежнему, многолюдной и очень представительной, но теперь уже совсем по иному, чем раньше — не было докладчиков из ФСБ (только генерал Каболадзе из Внешней разведки согласился не выступить, но ответить на вопросы из зала), не было никаких представителей российской власти (все отказались), не было даже выступавших от крупнейших московских правозащитных организаций (только от «Мемориала» полунезаконно выступил Булгаков, вскоре перешедший на работу в «Гласность»). Уцелевшие от разгрома московские организации не хотели делиться опытом как им это удалось, да еще и получить казенные помещения от властей. А, главное, хотели держаться подальше от таких опасных тем, которыми и сами никогда не интересовались.

Зато были одиночные делегаты и группы из почти всех регионов России — север и юг, запад и восток, и изо всех областей рассказывали представители самых разных общественных организаций практически об одном и том же — разгроме демократического движения по всей стране. Руководитель когда-то мощной курской организации «Дем. Россия» рассказывал, как до 1991 года их десятитысячное объединение и собственная газета «Солидарность» подвергались постоянным грабежам, конфискациями, провокациями КГБ. Но после 1991 года с отменой Ельциным решения Совета Конституционного надзора о незаконности действий на основе необнародованных инструкций, начались аресты, все новые и новые уголовные дела. Уничтожив «Дем. Россию» в Москве в 1993 году, ее теперь добивали по всей стране. Народно-трудовой союз попытавшийся провести всероссийский съезд в Симбирске успешно добивали там. В. Потешный рассказывал о разгроме свободных профсоюзов — в особенности такого мощного, как шахтерский. Галина Дундина из Архангельска о теперь уже ставших привычными уголовных делах — как судят правозащитницу Гридасову, которая избила восемь милиционеров. Да еще  доклад  отца Георгия Эдельштейна о высших иерархах Московской патриархии, вплоть до патриарха Алексея — сотрудниках, агентах и осведомителях КГБ. О провокациях и операциях ГБ в российском Пэн-клубе говорил его председатель. О деле Казанцева, фирма которого сперва по поручению Барсукова (директора ФСБ) и Коржакова (директор службы охраны президента) занималась закупкой подслушивающего оборудования для установки в Кремле и Белом доме, но потом заказчики решили, что сами могут на этом заработать и нашли других поставщиков. Но когда обиженный Казанцев, с которого потребовали вернуть уже частью потраченный аванс, все выяснил и дал интервью о том, что найденные Барсуковым и Коржаковым фирмы-поставщики прямо аффилированы с ЦРУ, то есть прослушивать Кремль будет американская разведка, он тут же оказался в Лефортово. А если к этому прибавить  доклад  майора Лыкова (потом он был зверски убит своими же коллегами) о том, как он пытается бороться с коррупцией в Саратове, то картина получалась довольно однообразной, но представительной. Я в своем выступлении говорил о том, что как возвращение коммунистов, так и сохранение нынешнего режима — одинаково безрадостные для России и всех нас перспективы.

К тому же я забыл упомянуть о том, что на конференции были докладчики из большинства республик бывшего Советского Союза. Если в России 15% вновь назначенных Ельциным представителей президента в областях были штатными сотрудниками спецслужб, то во вновь появившихся государствах многое происходило не совсем так, хотя активность спецслужб была высока повсюду. В Белоруссии, как и в России, свободные профсоюзы были уничтожены, даже формально запрещены, указ Лукашенко был признан недействительным Конституционным судом, на что тот ответил:

— Я не буду выполнять решения Конституционного суда (как Ельцин в 1993  году , разгромил Верховный совет, тоже вопреки в том числе, и решению Конституционного суда России).

Петр Коломиец рассказывал об арестах в Казахстане русских казаков, Генрих Алтунян с несколько большим оптимизмом говорил о положении на Украине. Были  доклады  из Армении, Грузии. Азербайджанец Фазиль Ирзабеков (организация «Гражданское единство») с беспокойством говорил о продолжающейся в том числе и в России активной пропаганде (радио «Маяк», телеканал «2х2») японской террористической организации «Аум Сенрике» (и это после разрешения секретарем Совета безопасности России Лобовым членам этой организации тренироваться на российских полигонах и продажи им бронетранспортеров).

Без преувеличения можно сказать, что это была серьезная и важная  конференция , но она, конечно, не могла заменить полноценной общественной жизни в стране. К сожалению, ее материалы мы не смогли сразу же издать, а отредактированный и подготовленный к печати Леной Ознобкиной экземпляр, уже даже смакетированный, был украден из офиса «Гласности» при его последнем разгроме. Уцелели лишь расшифровки стенограмм, которыми я и пользуюсь. Может быть когда-то их опять удастся подготовить к печати.

Через  год , в декабре 1997  года  мы смогли провести седьмую  конференцию  « КГБ : вчера, сегодня, завтра».

С таким отчаянием, как в  докладе  на седьмой  конференции  я говорил только в день убийства Тимоши (еще не зная об этом, конечно) на антифашистском Круглом столе. Там я говорил об уничтожении демократического движения в России, здесь — об окончательном захвате власти в стране небывалой в мире по совершенным преступлениям и мощи уголовной с первого дня своего создания фантастической бандитской группировкой — Комитетом государственной безопасности — ЧК, ГПУ, ОГПУ, НКВД, ФСБ. Я перечислил лишь малую часть совершенных ими, теперь захватившими все звенья власти в России, преступлений и впервые в жизни с отчаянием сказал, что не знаю, что же можно сделать.

Но выступавший после меня академик Яблоков сказал:

— Я с ужасом слушал выступление  Сергея  Ивановича.

И дальше говорил о том, что у них (впрочем, он не сказал «у них») удалось отбить — с помощью мощного европейского вмешательства — капитана Никитина и, может быть, еще кого-то удастся спасти. Впрочем,  доклады   Сергея  Ковалева о принимаемых Думой законах, и Александра Яковлева, которому осталось только публиковать документы из советской истории не были столь оптимистичны. Александр Николаевич говорил о том, что вновь делается все, чтобы скрыть правду о преступлениях совершенных ЧК и советским руководством, скрыть или уничтожить еще существующие документы. О том же говорил и историк Никита Петров из «Мемориала», а потом еще несколько сотрудников региональных его отделений, которые, как и в Москве, серьезно занимались историей советских репрессий, уничтожением народов России. Это был единственный случай широкомасштабного сотрудничества «Гласности» с «Мемориалом» (бывало, впрочем изредка и единство в отношении к войнам в Чечне) и при всей бесспорной значительности их работы, их трусливо-предательское отношение к демократическому движению в России, да еще именно в то время, когда еще была надежда хоть какие-то демократические институты и завоевания сохранить, для меня оставалось основным в отношении к этой так замечательно уцелевшей и процветающей (на фоне убийства десятков тысяч людей) правозащитной организации.

Кроме борьбы русских экологов за выживание и попыток хоть что-то обнародовать из советской истории, важной темой конференции стала тема о наркотиках и спецслужбах. Несколько академичный, но поразительный в своей полноте  доклад  о том, какие наркотические вещества применяются спецслужбами прочел полковник Лекарев. Его рассказ о наркотических веществах, изменяющих сознание, взгляды человека, делающих его легко внушаемым, напомнили мне два случая в политической жизни девяностого  года , когда один из наиболее антикоммунистически настроенных депутатов Верховного Совета, тяжеловес чемпион мира Юрий Власов после нападения на него и каких-то уколов вдруг совершенно переменил свои взгляды и стал советским державником. Подобная метаморфоза произошла и со всем нам хорошо известным и любимым диссидентом Степаном Хмарой. После ареста на несколько месяцев в Киеве он вдруг стал отчаянным антисемитом, порвал с демократическим движением «Рух», одним из основателей которого он являлся и примкнул к полуфашистским националистическим организациям на Украине. Распыление отравляющих веществ в форме аэрозолей мной было описано в выступлении на пятой  конференции  в воспоминании о соседе по камере в Чистопольской тюрьме Володе Балахонове, который после месячного пребывания в отдельной палате института им. Сербского, внезапно начинал жаловаться на головные боли и кричал: «Газы, газы», показывая на угол камеры, из которого они якобы исходили.

Из  доклада  журналиста Максима Гликина стало ясно, почему Татьяна Георгиевна Кузнецова не смогла спасти своего подзащитного, двадцатилетнего мальчишку, который убил людей, четырежды — раз за разом, при том, что он делал все, чтобы вылечиться от наркомании — вновь сажали его на иглу. Выяснилось, что подразделение МВД по борьбе с наркотиками сперва выходя на мелких, потом все более крупных наркоторговцев, вышло и на их центрального наркобарона. Все оказались сотрудниками ФСБ. Искалеченному мальчишке, которого защищала Кузнецова, мстили — дали двадцать  лет , за то, что он убил их сотрудников — средней руки наркодилеров. И всем объяснили на будущее — наркоторговцев трогать нельзя.

В  2000   году   конференции  « КГБ : вчера, сегодня, завтра» оставались актуальны, как и издание нами бюллетени «Государственная безопасность и демократия».

КГБ, как мы и предсказывали десять  лет  назад, и практически в одиночку пытались этому сопротивляться открыто пришел к власти в России. Оставалось только понять, как происходил захват власти в стране советскими спецслужбами и к чему это в результате приводит. В конце  ноября  двухтысячного года мы с невероятным трудом провели новую  конференцию . Проводить ее пришлось в микроскопическом зальчике музея Сахарова — Самодуров, понимая реакцию Елены Георгиевны, не посмел мне отказать, хотя ему явно этого очень хотелось и воспользовавшись правом хозяина что-то совершенно неприличное лгал перед ее началом.

Впрочем за год до этого как раз музей Сахарова оказался тем единственным в Москве местом, где я проводил пресс-конференцию Марины Салье и Владимира Иванидзе о финансовых аферах Путина в Петербурге. В результате одной из них редкоземельный элемент скандий был получен по специальному именному распоряжению Гайдара, якобы для поддержки голодающего населения Петербурга (это недавно обнаружил Андрей Илларионов, Владимир Путин — был очень мелким для Гайдара чиновником и совершенно неясно откуда вице-премьер вообще знал его фамилию). Зато скандий этим человеком, сделавшим столь блестящую карьеру, продавался им при  международной  цене 12-13 тысяч долларов по сорок пять дойчемарок, да и на эти деньги продукты питания в Санкт-Петербург не поступили. Марина Евгеньевна еще наивно надеялась, что обнародование этих документов может помешать избранию Путина. Но никто не соглашался проводить ее пресс-конференцию, да и журналисты (свободной России), если и пришли на нее, то никто ничего не опубликовал. Подготовил статью только Владимир Иванидзе, выступавший на пресс-конференции, материалы которого были еще обширнее, чем у Салье, но и его статья была снята в газете «Ведомости». Владимир был уволен, а пришедшие в газету сотрудники ФСБ, по его словам, поражались — «откуда вы все это взяли, ведь мы все документы уничтожили». Впрочем Марина Салье скопировала свои материалы еще в начале девяностых  годов .

В своем вступительном слове на конференции я говорил о том, что нашей задачей является хотя бы выяснение того механизма, с помощью которого происходил захват власти в России. Но «Гласность» не была аналитической структурой и , к сожалению, только двое из выступавших говорили об общегосударственных проблемах — Владимир Иванидзе (Марина Салье к этому времени уже скрылась после пресс-конференции на десять  лет  в псковской деревне — вероятно, у нее были для этого основания) и Станислав Лекарев, в прошлом полковник КГБ — последний, кто еще отваживался выступать на наших конференциях. Но оба они говорили хотя и об общем, но настоящем: Владимир о том, как происходит захват гигантской собственности открыто пришедшими к власти сотрудниками КГБ теперь уже породнившимися с крупнейшими бандитскими группировками (Тамбовской, Ореховской и другими), Лекарев со знанием дела — о генетическом и структурном сходстве и приемах работы спецслужб и мафии. Была правда, еще пара  докладов  бывших сотрудников КГБ — полковника Преображенского и присланный из США генерала Калугина, но они, пожалуй, не были ни аналитическими, ни актуальными, да еще исторический  доклад  об Андропове Игоря Минутко.

Все остальные сорок с лишним выступлений были по сути дела об одном и том же: как по всем регионам России (Москва и Самара, Смоленск и Саратов, Дальний Восток и Новочеркасск) фабрикуются повсеместно уголовные дела против ученых, нагнетая шпиономанию и страх в академической среде, подвергаются разгрому буквально все виды общественных организаций — профсоюзные, религиозные, еще уцелевшие филиалы партий и главное — правозащитные и экологические, на Кубани вслед за Грицанем люди неудобные КГБ погибали странно и скоропостижно. Выступали адвокаты, пытавшиеся защитить арестованных в российских судах, в Страсбурге, в Комитете ООН. Как мы знаем, все это происходило без большого успеха. Нередко страдали сами адвокаты — в машине Карины Москаленко в Страсбурге оказалась ртуть и она едва не погибла,  Сергей  Бровченко сам попал в лагерь и все было в этом же роде.

КГБ официально пришел к власти в России и устанавливал «новый порядок».

В 2002  году  я уже отчетливо понимал, что с «Гласностью» пора кончать. Подробнее я об этом напишу чуть ниже. Но на прощанье мне хотелось провести последнюю  конференцию  « КГБ : вчера, сегодня, завтра» только с одной темой — спецслужбы России — результат их управления страной. Путин уже был почти три  года  у власти — все было совершенно очевидно (хотя я это деликатно назвал «успехи и поражения»), пора было за них  подводить   итоги . Сперва, правда, мы провели еще один — уже пятнадцатый юридический круглый стол. Посвящен он был тексту нового «Уголовно-процессуального кодекса» и «проблемам следствия в России — опасность следствия, подчиненного спецслужбам». Хотя, как всегда, к нам собрались не просто лучшие, но и, на первый взгляд, очень влиятельные юристы: Валентин Ковалев — в недавнем прошлом министр юстиции России, Петр Кондратов — судья Конституционного суда,  Сергей  Пашин — автор правовой реформы в России,  Сергей  Попов — депутат Государственной Думы, генерал МВД  Сергей  Вицин, Юрий Антонян — заместитель директора ВНИИ МВД и другие замечательные юристы — всех не перечислишь, но я во вступительном слове говорил о принципиальном отличии этого круглого стола фонда «Гласность» от большинства предыдущих. Будучи лишь в малой теперь степени структурой информационной, и уж, конечно, не профессионально юридической, но бесспорно общественно-политической, фонд «Гласность», проводя «круглые столы» по правовым вопросам всегда стремился оказать существенное влияние на российское законодательство и правоприменительную практику, сделать первое более демократическим и цивилизованным, а действия из него вытекающие — максимально безвредными для населения. И в начале девяностых  годов  нам это отчасти удавалось. Выработанные на «круглых столах» замечания к принимаемым законам нередко учитывались Верховным Советом РФ и первой Государственной Думой.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2374 : 07 Августа 2018, 14:18:44 »

->
Цитата:
Сегодня, несмотря на всю привычную представительность очередного «круглого стола» было очевидно, что мы (если не обманывать себя) можем лишь констатировать, что новый Уголовно-процессуальный кодекс (о чем сделал  доклад  замечательный юрист, в прошлом — один из руководителей Генеральной прокуратуры Юрий Костанов) во многих отношениях жестче, чем был его советский аналог, а следствие (о нем говорил Валентин Ковалев) все в большей степени подчинено спецслужбам, причем и количество спецслужб, имеющих «собственные» следственные управления неуклонно возрастает. То есть каждая спецслужба в зависимости от собственных (часто — личных) интересов может вести следствие, как ей захочется. Было, очевидно, что теперь повлиять на управляемых из Кремля законодателей уже никто не может. В этом понимании «круглый стол» тоже предварял девятую  конференцию  « КГБ : вчера, сегодня, завтра».

Впрочем, к нашей  конференции  готовились не только мы, но и ФСБ. Еще за  год  до этого, после того, как меня не удалось очередной раз уговорить найти в правительстве Путина «истинное понимание» (на конференции о  Международном  уголовном суде) и не удалось купить проектом о возвращении владельцам конфискованных картин из музеев, по-видимому, было решено по привычной им уголовной методе «не хочешь по хорошему, попробуем по плохому» и на наш офис открыто, среди белого дня был произведен налет.

Сперва десяток омоновцев в масках, с помповыми ружьями в руках пытались выломать входную (но железную) дверь в квартиру. Потом их кто-то надоумил и они выломали кухонную дверь, которая тоже была дубовой, но они очень старались.

Ворвались в офис, положили всех на пол (в том числе случайно пришедшего к маме одиннадцатилетнего сына нашего бухгалтера), к этому времени подъехали и журналисты и ворвавшийся бойцы никак не могли объяснить, почему они здесь оказались и чего хотят. Даже документы никакие (хотя бы для виду) не забрали, даже не придумали, кого они здесь ищут. Так и убрались, оставив выломанной дверь, а мне полгода милиция и прокуратура отвечали, что не могут установить, кто и зачем к нам вломился.

Дней за пять или шесть до конференции мы обнаружили, что в железной двери возле замка появились две просверленные дырки. Решили, что нужно дежурить в офисе и по ночам. Это, конечно, тоже было ФСБ замечено и учтено. Но восемнадцатого ноября вызвавшийся дежурить наш компьюторщик Всеволод Шидловский на дежурство опоздал, пришел только в одиннадцать часов вечера и, как выяснилось, опоздал «совершить преступление». Когда он пришел, у подъезда уже стояли четыре милицейские машины, дверь в офис еще не была выломана и Всеволод ее открыл сам. В некоторой растерянности милиционеры объяснили, что их якобы час назад вызвали соседи, возмущенные тем, что из наших окон бросали петарды и нарушали общественный порядок. Эти уверенные в себе свидетели стояли тут же. Но было очевидно, что в офисе никого нет, а хулиган Шидловский к месту своего преступления попросту опоздал. Думаю, что это была неудавшаяся попытка арестовать его, а потом меня шантажировать (проведете конференцию — дадим вашему сотруднику года три за хулиганство, откажетесь — выпустим).

Но возникало одновременно и множество других проблем в последние недели перед конференцией. Секретарь фонда внезапно исчезла, прихватив с собой все записи о входящих и исходящих телефонных звонках. Сменивший ее секретарь явно провоцировал скандалы в офисе и предлагал сотрудникам наркотики. На должность юриста фонда пытался устроиться майор контрразведки даже не уволившийся с предыдущего места службы. За это же время исчез ряд документов из архива фонда, в первую очередь связанных с жалобами на спецслужбы. И уж, конечно, происходила «работа» с намеченными нами выступающими на конференции. Но это было подведение  итогов  не только «Гласности», но и России и конференция, хотя, конечно, и была ослаблена усилиями КГБ, но все-таки оказалась блестящей по своему составу и по прозвучавшим на ней  докладам .

Только Калманович, как и полагается советскому шпиону и сотруднику ГРУ прямо меня обманул и уже в день конференции объявил, что не придет. Александр Яковлев попал в больницу с воспалением легких, а его  доклад , который он хотел передать хотя бы для сборника, таинственно исчез из его компьютера. Сатаров, в прошлом помощник Ельцина, обсуждавший план конференции со мной, почему-то в присутствии двух других помощников президента: Краснова и Батурина очень настороженно отнесся ко многим моим соображениям, но прислал для выступления своего помощника В.Л. Римского с очень дельным  докладом  о коррупции. Гозман мне сразу же откровенно сказал, что «он человек Чубайса» и поэтому выступать не может, под каким-то предлогом отказались и такие разные люди, как экономист Владимир Мау и публицист Виктор Шендерович. Андрея Бабицкого для рассказа о Чечне КГБ просто не впустил в Москву (он работал на радио «Свобода» в Праге), Алексей Симонов так опоздал на конференцию, что сорвал круглый стол о свободе печати и Валентину Оскоцкому (второму содокладчику) пришлось выступать буквально с тезисами на пленарном заседании. Еще и Ковалева не было в Москве и вместо него выступал Лев Левинсон, что, прямо скажем, было не хуже. И все же я был очень доволен конференцией, которая, конечно, не в общественно-политическом (людей в большом зале «Геликон-оперы» впервые было немного — и это тоже была работа КГБ) своем значении и даже не в общественном сознании (почти никто тогда не хотел понимать то, что было сказано), но в своем содержательном уровне была одной из лучших и самых значительных из всего, что сделал фонд «Гласность».

Я, в своем вступительном слове, еще не имея материалов Ольги Крыштановской (она выступала на конференции, но и сама к тому времени не собрала этих материалов) о том, что 35% кабинета Гайдара состояло из сотрудников КГБ и ГРУ, еще не зная последующих открытий Андрея Илларионова о том, что Гайдар был сам, практически, агентом КГБ в демократическом движении России, говорил об остальных 60% его правительства и аппарата, как о «доверенных лицах» КГБ и этот термин впервые прозвучал с полным обоснованием именно в этом контексте. Главное же, говорил о так называемом «августовском путче» 1991 года, как о бесспорной победе Крючкова, победе неизбежной по той подготовке, которая была проведена, по той структуре советского общества, которая реально существовала, при любом раскладе сил в эти августовские дни. Этого никто не хотел признавать.

Потом была очень серьезная историческая часть; где основными были  доклады  петербургского историка Феликса Лурье о провокации, как основе дореволюционного политического сыска, Рудольфа Пихои о планах Берии по захвату власти и более осторожный, но содержательный  доклад  Георгия Арбатова о планах Андропова.

Параллельно шел круглый стол о судебной реформе, где ее создатель и руководитель  Сергей  Пашин, генерал Вицин, судья Миронов и другие говорили о ее гибели. Кроме того был целый ряд  докладов  из Чехии Павела Зачека, сенатора Збигнева Ромашевского из Польши (чем я воспользовался, чтобы рассказать впервые о Собчаке в Мадриде, поскольку Збигнев был свидетелем этого), Ригварса Янсонса из Латвии и много других: Евгения Кима (того единственного депутата Верховного Совета, который признался, что был завербован КГБ), Виктора Тополянского, Шмидта, Вдовина, полковников Макарева и Никулина и других.

Но главное для меня было не в этом. Из упоминавшегося уже  доклада  Римского о коррупции становилось ясно, что стала она глобальной и поразила сверху донизу весь правящий аппарат России. Из чудовищного  доклада  Ани Политковской, вырисовывалась буквально фантастическая картина торговли русских офицеров трупами убитых, инициирование нападений на собственные штабы, для чего из лагерей привозились уже арестованные чеченцы, тут же расстреливались и трупы их как нападавших раскладывались на месте сражения.

Не менее впечатляющими были блестящий  доклад  академика Богомолова (которого я держал в запасе) об экономическом положении России и катастрофа русской хозяйственной жизни. На таком же уровне — Андрея Пионтковского о ее внешней политике, поставившей впервые в русской истории Россию в положение изоляции от всего окружающего мира.

Нагнетание шпиономании (об этом и говорил Юлий Шмидт), крах российской судебной системы — были уже очевидны многим, кто с этим соприкасался или интересовался тем, что происходит в стране.

Из одних  докладов  была очевидна фантастическая в своей беспримерности деградация российской армии, спецслужб, всего правящего аппарата, в дополнении с другими: об экономике и внешней политике.

Становился ясным общий  итог  конференции — крах планов Андропова-Крючкова-Путина, очевидная полная неспособность российских спецслужб к управлению страной. Думаю, что Андропов и Крючков (а, может быть, и Путин в начале — кто его знает) искренне полагали, что Россия управляемая офицерами КГБ станет более мобильной, четко организованной, более могущественной (вероятно, даже вновь объединит Советский Союз, а может быть и Варшавский договор — ведь в других республиках свои же коллеги). Но ни к чему кроме катастрофы для России и чудовищного обогащения генералов КГБ (в погонах и без) это не привело. Со стороны и даже в предвидении этот  итог  мог быть очевиден с самого начала, но неспособность российского общества понять что же происходит в России, изо всех сил сопротивляться этому, заставила всех убедиться в этом на деле, на собственном невеселом опыте.

Я, как уже рассказывал, с 1990  года  постоянно говорил о том, что КГБ идет к власти в России. И к нам не было обычных гэбэшных подходов, нас не удавалось ни купить, ни запугать, а потому с «Гласностью» постоянно боролись, да и у меня у самого был жесткий тюремный опыт, отсутствие политических и финансовых амбиций, поэтому для нас стало раньше чем для других, очевидно, что происходит в Советском Союзе, в России. Никто (кроме спецслужб, конечно) не относился к нашему пониманию серьезно, воспринимали его как блажь, выдумку — «где, какие спецслужбы, нет уже никакого КГБ», говорило множество людей просто внутренне боявшихся дать себе отчет в том, что происходит в России.  Году  в девяносто шестом даже колумнист «Internatinal Gerald Tribune» почему-то захотел написать обо мне, приехал в Москву, действительно на первой полосе была его вполне дружелюбная, если не хвалебная статья, но кончалась она абзацем примерно таким — «все хорошо у Григорьянца, но есть один пунктик помешательства — он всюду видит КГБ».

К двухтысячевторому  году  многие, наконец, увидели КГБ. Но теперь уже надо было  подвести   итоги : на что же способны доблестные чекисты, захватив власть. Оказалось, что только развратить и ограбить всю страну и набить собственные карманы. Это и был  итог  девятой  конференции  « КГБ : вчера, сегодня, завтра».

Не обошлось, конечно, и без крупной провокации. Перед  конференцией  я долго говорил с Виктором Лошаком — тогда редактором «Московских новостей», где был опубликован месяца за два до конференции один из самых страшных документов русской истории — уже упоминавшийся мной, когда я писал об убийстве Тимоши, план (осуществленный и с многочисленными примерами в статье Королькова) по созданию во всех регионах России террористических групп из сотрудников КГБ, ГРУ и МВД для убийств «нежелательных лиц». Куда до этого единственная, но почему-то вошедшая во все учебники, опричнина Ивана Грозного. Юрий Костанов на конференции оценивал этот небывалый даже в русской истории государственный бандитизм с «правовой» (хотя о каком праве тут могла быть речь) точки зрения. Храбрый (и, видимо, пострадавший из-за этой публикации) Виктор Лошак обещал прислать на конференцию своего корреспондента. Я его не знал и не до него мне было, но уже в ближайшем номере «Московских новостей» целый разворот — вторая и третья полоса — был посвящен нашей конференции.

Но публикация была вполне обыкновенно советской хотя чтобы было все ясно надо рассказать об еще одном  докладе  на конференции. Недели за две до нее меня встретила довольно известная журналистка Лидия Графова — раньше она была одной из либеральных авторов двусмысленно-либеральной, основанной «для расширения влияния Комитета государственной безопасности на советскую интеллигенцию» «Литературной газеты». В последние  годы  она создала организацию помощи беженцам, но тоже какую-то странную: лет за пять до этого она просила моей помощи или совета в деле получения французской визы, которую ей не давали. В разговоре выяснилось, что она для чего-то поддерживала отношения с главой одной из сектантски-уголовных организаций, который уже был выслан из Франции и разыскивался полицией. Но в России Графова занималась благородным делом, уже знала о готовящейся конференции и стала меня просить разрешить ей выступить — ведь беженцы так бесправны и их преследует КГБ. Я неохотно согласился — это явно было не в теме конференции, но решил — пусть будет еще один второстепенный доклад.

Но когда в конце последнего, второго дня я дал ей слово, на трибуне Графова не стала говорить даже о беженцах, от всего услышанного у нее началась хорошо разыгранная женская истерика (когда вышел через три дня номер газеты стало очевидно, что все было запланировано) и, заламывая руки и воздевая их к небу, минут десять Графова причитала:

— Как нам нужны хорошие спецслужбы.

Именно (и только) выступлению Графовой и была посвящена вся громадная (две страницы) статья в «Московских новостях» под названием «В поисках доброго Кащея». И речь шла о том, что правозащитники провели конференцию, желая найти общий язык и пути к сотрудничеству с КГБ. Правда, Виктор Лошак сделал все, чтобы как можно меньше лично меня обидеть — нигде в статье не было написано, что конференцию проводит фонд «Гласность» — только неведомые правозащитники, хотя в центре и была моя фотография с Богомоловым, а весь крайний столбец сверху донизу состоял из совершенно точных и жестких цитат из моего доклада, но нигде я не был упомянут, как организатор конференции, то есть вся эта гнусная и заранее подготовленная (с Графовой, конечно, я предложил ей написать опровержение — она отказалась) статья, как бы совершенно не имела отношения ни ко мне, ни к «Гласности».

Но была на этом газетном развороте и еще одна вещь, вызывавшая у меня просто глубочайшее отвращение. Под «замечательной» статьей о конференции была помещена подборка ответов известных правозащитников: Буковского, Ковалева, Алексеевой, Рогинского и Подрабинека, на вопрос газеты «почему правозащитное движение утратило влияние на власть?». Все ответы были практически одинаковы — конечно, я не знаю насколько точно они были воспроизведены в газете, но выдержки из моего очень жесткого доклада были приведены безукоризненно, да и сами ответы правозащитников вполне соответствовали их позициям. Поэтому я буду комментрировать эти газетные тексты.

Все пятеро с незначительными вариациями повторяли одно и тоже:

— Влияние на власть мы никакого не имели (Ковалев).

— А разве когда-то мы имели влияние на власть в России? (Алексеева).

— Создана бюрократическая система «представителей по правам» (Буковский).

— Никакого влияния на власть правозащитники не утратили, по той простой причине, что никогда его не имели… (Рогинский).

— Правозащитное движение деградирует (Подрабинек).

Я уже писал о том, что не нужно было превращаться из численно незначительной, но очень заметной части российского демократического движения к тому же повторявшего во всех охотно предоставленным им СМИ «это мы победили» в правозащитников. Не надо было принимать самое активное участие в уничтожении демократического движения в России, как Рогинский и Ковалев или пассивной поддержки этого процесса. Не надо было поддерживать разгром российского парламента и принятие авторитарной конституции. Наконец, они могли, если хотят, перечеркивать собственное прошлое, у некоторых не только лагерное и тюремное, но и ту его часть, пока живо было демократическое движение, где Ковалев был одним из самых популярных политиков (самой популярной «ширмой» режима Ельцина) в России (использовал ли он это — другое дело), Буковский едва не стал (и хотел этого) мэром Москвы, Алексеева пробиралась во власть, как могла, но слишком поздно этим занялась. Я сам получил несколько «лестных» предложений (но отказался, считая, что будучи независимым смогу сделать больше), но не благодаря своим «необычайным способностям и таланту», а потому, что тоже был частью еще мощного тогда демократического движения.

Перечеркивать свои судьбы, опиравшиеся на демократическое движение России, они, конечно, имели право, но при этом, как очевидность перечеркивалось и все, совсем немалое, чего смогло добиться демократическое движение в целом в России, пока оно существовало в своем совсем немалом влиянии и на президента и на Верховный Совет. Хотя оно, конечно, никогда не было у власти в России, как любили сперва утверждать эти же диссиденты («мы победили!»). Косвенно перечеркивались судебная реформа, запрет введенный еще в 1990 году Советом Конституционного надзора (и тут же отмененный Ельциным в декабре 1991 года) на использование в государственной практике любых неопубликованных указов и инструкций (парализовавший легальную деятельность КГБ), создание «самиздата» — демократической печати по всей стране и никогда уже не реализованный, но вполне приличный на бумаге «Закон о печати» и многое, многое другое. Это единодушное мнение правозащитников о том, что они никогда ничего не стоили и на что не были способны, оскорбляло меня больше, чем клеветническая статья о конференции фонда «Гласность».

14. Конец  фонда  « Гласность »

Posted By Sergey Grigoryants on 20.05.2016


Но работу « Гласности » надо было прекращать. Для этого было много причин, но главной была одна — мы семнадцать лет боролись не жалея ни здоровья, ни жизни с самой зловещей силой, которую создала в своей истории Россия — Комитетом государственной безопасности, предсказали его приход к власти, устояли до той поры, когда выяснилось, что к управлению страной эта уголовная организация не способна, но больше уже ничего не могли сделать. Начиналась новое время: правление России уже разложившимся (как коммунистическое руководство до этого) трупом этой структуры, который, однако, вполне еще был способен просидеть на троне, как давно умерший китайский император, еще лет двадцать — заражая и без того вымирающую и отравленную страну все новыми дозами своего трупного яда. Ничего сделать мы уже не могли. Вероятно, мы плохо работали, если в отличие от других все понимая, допустили всю эту катастрофу в России, но все определялось не только силой противника, но и нашими весьма скромными способностями и возможностями. Делать вид, что я еще что-то могу, реально кому-то помогаю — то есть обманывать окружающих мне было противно.

Когда-то, в восемьдесят третьем году, после моего второго ареста один из пяти моих следователей спросил меня с неподдельным интересом:

— Сергей Иванович, зачем вам все это нужно — выпускать какой-то бюллетень, защищать людей, озлобленных на власть? У вас же все есть — я знаю, что вы гораздо богаче меня. Если бы хотели, продолжали бы печататься, да и остальную часть семейной коллекции мы бы вам вернули. А так была одна тюрьма, теперь будет вторая…

Это был тот же следователь, который на мою демагогическую жалобу, что первый раз дело было сфабриковано, потому что сотрудники КГБ постоянно агитировали меня сотрудничать, а «разве плохого человека будут звать в КГБ?» и рассказ о том, что мне сулили дачу в Красногорске и какие-то немыслимые заработки, коротко заметил:

— Все равно бы обманули…

— А я не проверял.

Но на этот раз я ему ответил вполне серьезно, что хочу, чтобы хотя бы мои дети жили в лучшей стране, чем я.

Теперь я в своей личной жизни тоже мог подвести итог: сын мой Тимоша вскоре после «победы демократии» в России был убит сотрудниками КГБ, после предупреждения оттуда же, что «сохраняется опасность для вашей жены и дочери» им, не желавшим уезжать из России, пришлось просить о защите у правительства Франции.

Были проблемы трудные, но менее катастрофические. Почти два года « Гласность » не получала ни одного гранта и денег не было совсем. Пришлось отказаться от обоих офисов, все перевезти на Чертановскую, где раньше был склад изданных нами книг и мастерская. Это был результат совместных усилий КГБ и правозащитных организаций, разозленных тем, что « Гласность » отказывалась поддерживать их вранье о «сетевых проектах», сотнях, если не тысячах блестяще работающих под их руководством общественных организаций и, следовательно, росте демократии в России. В результате во всех наблюдательных советах  фондов  Рогинский, Алексеева и Пономарев всегда голосовали против проектов « Гласности ». Я уже не мог продать что-то из коллекций, потому что с девяностых годов многое изменилось: антикварная торговля стала профессиональной и не допускающей конкуренции, а появившиеся дилеры хотели стать миллионерами за две недели и готовы были сразу что-то купить только за такие гроши, которые не спасали положение. Уходили последние сотрудники, шло откровенное разграбление « Гласности ». Шофер мой вскоре признался, что раньше был офицером связи Гейдара Алиева, тут же предложил, что может возить меня на «Мерседесе» с мигалкой, но, главное, когда по-прежнему преследуемые как дикие звери «портосовцы» попросили у меня однажды разрешения переночевать на Чертановской, вдруг в девять вечера дверь открылась и появился этот шофер, у которого не могло быть ключей. По-видимому, в это время именно он выкрадывал основные части архива и, главное, подготовленные к печати макеты книг.

И все же я, вероятно, со всем этим справился бы, если бы считал нужным — не в первый раз мне уже пришлось бы восстанавливать « Гласность » после разгромов и грабежей (заметим, что только нас и громили регулярно), хотя устал я к этому времени безумно, то и дело просто засыпал сидя за столом, да и никакого серьезного заместителя у меня уже не было. Но были и две другие причины, почему мне не хотелось, было особенно трудно вновь восстанавливать « Гласность », находить для нее какие-то деньги. За эти годы Россия переменилась. Почти все как-то привыкли, смирились с властью КГБ и в отличие от прежних полутора десятилетий уже почти никто не хотел идти работать в « Гласность ». Андрей Парамонов несколько лет до этого работавший моим заместителем, сказал мне:

— Сейчас не время для таких проектов, как у « Гласности ». Наступило время «малых дел».

Другие просто отказывались, но я и не очень искал. Кроме того в последние годы я чувствовал себя, как Ирина Алексеевна в годы гибели «Русской мысли» — почти в полном одиночестве. Конечно, мне никто не писал таких гнусных писем, как получала она в последние годы, и не писал обо мне таких статей, как Лара Богораз о «Русской мысли», но общего у « Гласности » и раньше с другими правозащитниками было немного — мы стремились изменить положение к лучшему в своей стране: создать независимую печать, воспрепятствовать новой войне в Чечне, не допустить прихода КГБ к власти. Другие организации скорее отказывались от тех возможностей, которые у них были, выбирали пути более осторожные и безопасные. В последние годы мне было просто мучительно приходить хотя бы изредка на собрания «Общего действия» в Сахаровский музей, таким чужим и мелким мне казалось почти все, что я там слышал.

Но я все же попытался найти себе преемников в « Гласности ». Андрей Парамонов, как я уже писал, отказался. Отказался и Владимир Кара-Мурза, которого я знал гораздо меньше, но его журналистская работа мне очень нравилась. В конце концов я остановился на братьях Бровченко Юрии и Сергее. К сожалению, это был неудачный выбор, хотя сперва мне казалось, что два брата, оба юристы — это такая мощная основа, которая может, пусть совершенно по иному, чем со мной, восстановить и укрепить « Гласность ». Но Юра Бровченко хотел, умел работать и вообще был вполне подходящим человеком для « Гласности », но ему, да еще с семьей просто не на что было жить в Москве, а  фонд  пока не мог обеспечить ему никакого заработка и он вынужден был уехать в Харьков. Сергей же, старший брат, был совершенно не годен для правозащитной деятельности, личные интересы для него всегда были на первом месте и года через два, боясь оказаться в каком-либо двусмысленном положении, я забрал у него печать  фонда , отказался продлевать его членство в DPI Организации Объединенных наций и попросил не называться председателем  фонда , что он тем не менее изредка делал.

Так  фонд  « Гласность » окончательно прекратил свою практическую работу.
« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 14:46:43 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2375 : 07 Августа 2018, 14:47:00 »

->
Цитата:
15. Послесловие. Три документа

Posted By Sergey Grigoryants on 20.05.2016


«Гласности» уже не было, с правозащитным миром я с большим удовольствием не общался, как, впрочем, и со всем общественно-политическим миром времени Путина. Они уже давно забыли обо мне и я старался забыть о них, приводя в порядок семейные коллекции — в первую очередь археологию Российской империи, начало которой положили еще два моих прадеда. Правозащитная среда меня еще к тому же всегда очень раздражала своей малой цивилизованностью. Но изредка ко мне попадали какие-то бумаги или вести из этого мира, и о трех из них я хочу мельком сказать.

Первой были две странички вырванные из отчетного доклада директора ФСБ за 2004 год, где перечисляя достижения своей организации за это время он с гордостью упоминал и о том, что удалось подавить работу наиболее радикальных антиправительственных общественных организаций. Было понятно, а потому мне это и показали, что речь идет о фонде «Гласность». В определении антиправительственная, конечно, он был прав — разницы между правительством России и утвердившейся даже формально во власти гигантской террористической организации ЧК-ФСБ, о заслугах которой ничего не сказал Нюрнбергский процесс, но будем надеяться Гаагский международный трибунал скажет свое слово. В частности поэтому созданию его помогал и фонд «Гласность». Между Кремлем и Лубянкой — двумя преступными центрами управления страной разницы уже никакой не было.

Вторым документом было разосланное правозащитным группам письмо, довольно длинное, начало которого я процитирую:

«Дорогие коллеги!

Не так давно группа российских правозащитников, в составе которой были и мы — Олег Орлов (ПЦ «Мемориал») и Татьяна Локшина (центр «Демос»), посетила Женеву, где встречалась с делегациями стран членов Европейского Союза, участвующих в работе Комиссии ООН по правам человека. В ходе этих встреч до нас была доведена информация, которая может представлять интерес для всего российского правозащитного сообщества.

На наше недоумение — почему, в отличие от прошлых лет, страны-члены ЕС на данной сессии не озабочены вопросом соблюдения прав человека в России, нам отвечали, что ЕС создал специальную «переговорную площадку» с РФ, на которой и будет вестись основной диалог по этой теме. Именно через этот механизм ЕС будет пытаться оказывать воздействие на Россию и надеется, что он окажется более эффективным, чем давление на таких форумах, как Комиссия по правам человека ООН или ПАСЕ.

Речь идет о специальных встречах «ЕС-Россия», посвященных проблемам соблюдения прав человека.

Такие встречи должны проходить раз в полгода. Первая встреча уже прошла в Люксембурге 1 марта 2005 г. Наши собеседники согласились с тем, что она была пустой. Представители стран членов ЕС объяснили это тем, что первая встреча была совершенно не подготовлена, но важен сам факт ее проведения. Следующие же встречи должны проходить совсем по-другому и наполниться конкретным содержанием. В связи с этим, по их словам, особая роль ложится на российские НГО, которые должны предоставить ЕС серьезные «досье» по разным аспектам нарушений прав человека в России, включая хорошо документированные случаи нарушений. Следующая встреча ЕС-Россия по вопросу прав человека пройдет в Москве в октябре 2005 г.

Наши собеседники опять же согласились с тем, что по итогам встречи в Люксембурге Россия выпустила победный пресс-релиз, из которого следовало, что ЕС не имеет претензий к России в области соблюдения прав человека. По их словам, этот пресс-релиз искажал реальность, в дальнейшем нельзя допускать подобного, оговорив с российской стороной, что пресс-релизы по результатам встреч должны быть согласованы обеими сторонами.

Мы высказали сомнение в оправданности формата таких встреч, которые фактически выводят из публичного пространства дискуссию Европы и России о правах человека…».

О Татьяне Локшиной я говорить не могу — она в демократическом и правозащитном движении России человек сравнительно новый, но на месте Олега Орлова я бы посовестился писать такое письмо. Он — пусть и не из худших, но все же руководителей «Мемориала» — организации которая наряду с КГБ, Егорм Гайдаром приняла основное участие в уничтожении демократического движения в России в 1992-1993 годах. Организации которая и в дальнейшем в конце девяностых — начале двухтысячных ради получения стотысячных и миллионных грантов писала «сетевые» проекты, тем самым обманывая весь мир (с Алексеевой и Пономаревым), что в России активно действует множество влиятельных правозащитных организаций, охотно сотрудничающих с правительственными организациями. И это в то время, когда шло глобальное уничтожение (вплоть до убийств) на самом деле уже еле существовавших остатков демократического движения. И теперь Орлов возмущен тем, что европейские страны недостаточно активно берутся защищать, точнее насаждать и укреплять демократию в России, ту самую, которая была предана русскими коллегами Орлова (иначе, как говорил председатель «Мемориала» Арсений Рогинский «на Лубянку нас в архив не пустят»).

Приложена была к этому письму «консолидированная» просьба еще уцелевших (во многих случаях какой ценой?) на всем гигантском пространстве России двадцати пяти правозащитных организаций к Европейскому союзу защитить у нас свободу печати, соблюдение избирательных прав, реформировать правоохранительные органы и судебную систему, избавить от расовой дискриминации и т. д. Это европейцы, а не мы должны быть всем этим озабочены и наводить порядок в России. А мы, уцелевшие, ничем не хотим рисковать.

Впрочем, время шло и даже все те, кто вел себя так тихо и послушно, кто был так счастлив встречаться с Путиным в Георгиевском зале Кремлевского дворца, вдруг узнали, что и они сами очень близки к английским шпионам и что кабинетов на Старой площади для них точно не будет. И тогда «Общее действие» (Алексеева, Пономарев и другие) вдруг вспомнили (или узнали), что оказывается на свете есть КГБ-ФСБ, и что (о, ужас!) оказывается даже президент Путин — подполковник этой организации.

И они «мужественно» (конечно с абсолютным бесстыдством украв чужое название и спекулируя на чужой судьбе) решили провести конференцию «КГБ: вчера, сегодня, завтра». Они даже совместно написали проект конференции и тут выяснилось, что ничего кроме их собственных (вполне бессмысленных, поскольку сами они ничего не понимали и всего боялись) выступлений там нет, а из тех, кто в этом что-то понимал, нет ни одного, кто бы доверял этой компании.

И тогда ко мне приехал Эрнст Черный с просьбой помочь и уверением, что именно он был против того, чтобы присваивать чужую судьбу. И составленной «Общим действием» программой — совершенно бессмысленной. Это и был третий из упоминаемых мной документов. И сперва я согласился. Конечно, сказал, что ни с кем из них «соорганизатором» я не буду, в лучшем случае дам им выступить, хотя обычно мы не допускали людей, которые не знают, о чем говорят. К этому времени я уже полагал, что мало подвести итоги правления КГБ в России, надо еще провести завершающие слушания о самом механизме, процессе захвата власти в России. Это был важный и международный опыт захвата власти в гигантской стране спецслужбами. Тем более, что Алексеева с Пономаревым и «Мемориалом» впервые сами готовы дать на это деньги. И я даже начал вести какие-то предварительные консультации. До этого генерал Шебаршин — двухдневный председатель КГБ СССР и начальник внешней разведки пригласил меня в гости через своего родственника художника Славу Челомбиева. Для этого был благовидный предлог — будучи резидентом в Иране Шебаршин пристрастился собирать персидские рукописи, да и у меня есть довольно приличная исламская коллекция. Но главным, я думаю, было то, что он был одинок, ничего не пытаясь урвать лично для себя и иначе относясь к России, чем большинство его коллег по Лубянке и, конечно, знал, что я тоже не воспользовался ни одной из представлявшихся возможностей, карьерных или финансовых. Но мне это сходство казалось недостаточным и я тогда ответил, что у меня нет времени. Но на этот раз я позвонил Челомбиеву и сказал, что хотел бы повидаться. На этот раз Шебаршин ответил неопределенным отказом: то ли был обижен, то ли интерес у него пропал, потом оказалось, что был уже тяжело болен. Полковники КГБ, последние кто еще рисковал участвовать в наших конференциях, Петр Никулин и Станислав Лекарев уже были очень нездоровы. Чтобы понять как КГБ участвовало в уничтожении «Демократической России» я повидался с одним из ее администраторов Михаилом Шнейдером и руководителем центрального московского отделения Ильей Заславским (тем, что в бытность председателем Октябрьского райисполкома и насаждая «капитализм в отдельно взятом районе» убедил меня зарегистрировать в 1988 году фонд «Гласность»). Шнейдер говорил, что он ничего не знает и мало что помнит, Заславский, по старому знакомству, с исчерпывающей прямотой сказал мне:

— Я ничего не буду рассказывать об этом и Вы, Сергей Иванович, не найдете ни одного человека, который согласиться об этом говорить.

Для меня во всем этом не было ничего неожиданного. Мы с Андреем Солдатовым и Ириной Бароган, которые по молодости ничего не знали о 80-х и 90-х годах и даже писали, что правление Ельцина было временем расцвета демократии, но серьезно отслеживали работу ФСБ в двухтысячные годы, составили список из почти ста человек что-то знавших и понимавших, из которых человек десять могли согласиться выступить на конференции. И тут я остановился. Я понял, что со всеми этими людьми мне лично надо разговаривать и их уговаривать, что наступило время, когда уже ни с кем другим, самыми приличными и доверенными помощниками, на эти темы даже предварительно говорить никто не будет. И нельзя было их пригласить к себе, надо было ехать к ним или встречаться где-то в кафе. И на сотню таких переговоров я уже физически не был способен. Так все и кончилось. Конечно, никакое «Общее действие» по другим причинам все вместе на это не было способно и десятая конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра» проведена уже не была.

Все когда-то кончается. Но что-то начинается вновь. Пять лет назад это было невозможно, но сейчас… Кто знает?
14.02.2013 года.
Сергей Григорьянц.
Записан
Pipa
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 3493


Одержимая демоном


Просмотр профиля WWW
« Ответ #2376 : 07 Августа 2018, 15:08:25 »

Вот еще замечательная новость: капитализация компании Apple достигла триллиона долларов. Так много нулей, что и не вообразить. Иначе говоря, суммарная капитализация десяти крупнейших российских компаний, включая «Роснефть», «Газпром», Сбербанк, «ЛУКОЙЛ» и «Норникель» – в четыре раза меньше Apple. Даже сто первых российских компаний стоят 635 миллиардов долларов, то есть меньше одного Apple.

Принципиальный вопрос: почему американцы умеют добывать деньги посредством мысли, а мы можем озолотиться, только торгуя сырьем? При этом «денег из головы», если она, конечно, имеется, можно добыть неизмеримо больше, чем выкачать из недр. Что доказывает опыт самых дорогих компаний в мире – Apple, Google, Microsoft, Amazon, IBM, General Electric.

Ответ очевиден - в России пытаются строить феодально-воровскую пародию на капиталистический уклад экономики.

     Ваш вывод не очевиден :). Говоря о попытках, не надо путать желания с возможностями. Ведь мы сами в своей жизни очень многого делать даже не пытаемся, но не потому что не хотим, а просто потому, что трезво оцениваем свои возможности, которые далеки от осуществления градиозных планов и желаний. Вот и коммунизм не построили не потому, что не хотели, а потому что возможностей сделать это быстро не было.
     Сама по себе мысль капитализации в астрономических масштабах не приносит, в лучшем случае только перспективный стартап. Тогда как астрономические (сверх)доходы возникают только в двух случая. Первый случай - массовое производство НА ВЕСЬ МИР. Это тот случай, когда "с мира по нитке - голому рубашка". А поскольку с мира берется не по нитке, а гораздо больше, то и вместо рубашки возникают огромные капиталы. Второй случай - сращивании с государством, когда (сверх)доходы черпаются из госбюджета в объемах, сильно превышающих себестоимость продукции. Такова, например, наша оборонка и ее аналоги в зарубежных странах.
     Что же касается крупнейших ИТ-компаний, подобных Apple, то это в основном первый вариант - товары широкого потребления на весь мир. Отсюда большой оборот и наименьшие затраты на производство единицы продукции, дающие прибыль.
     Та же причина вызывает монополизацию путем сращивания компаний, производящих близкий ассортимент продукции. Здесь чаще всего одна компания поглощает другую, благодаря чему затраты на производство единицы продукции падают за счет увеличения тиража, а прибыль пропорционально растет.
     В автомобильной промышленности этот процесс особенно заметен, т.к. автомобиль одновременно дорог и пользуется широким спросом. Однако сверх доходы могут возникнуть здесь только тогда, когда фирма имеет огромные торговые сети по всему миру, техподдержку своих автомобилей, и массу потребителей, их покупающих. По этой причине "македонский автомобильный завод" :) не имеет перспектив, если продает свои автомобили только в Македонии. Да и российские автомобильные заводы по большей мере либо убыточны, либо еле сводят концы с концами. Т.е. здесь мы имеем явление положительной обратную связи, когда бедное предприятие хиреет не имея возможностей вкладывать много средств в разработки и модернизацию своего производства, из-за чего его продукция теряют покупательский спрос, вытесняясь продукцией более крупных компаний, которые могут себе позволить большие вложения в то и другое.
     Приведу еще известные лично мне примеры. Скажем производство продуктов тонкого органического синтеза (они же "реактивы и препараты") в Россия практически умерло, тогда как в СССР один лишь их каталог был толще тома Большой Советской Энциклопедии. Причина в том, что по себестоимости они не могут конкурировать с зарубежными, несмотря на плохой курс рубля к иностранной валюте и шкурнические повадки дилеров. А себестоимость производства здесь велика из-за того, что эти продукты потребляются в стране в малых объемах, из-за чего их производить приходится отдельными партиями по требованию, т.к. непрерывное производство не нашло бы столько покупателей на свой продукт. Например, производство ретинола (витамин А) в объёмах до тонны окажется убыточным, т.к. себестоимость его производства окажется в несколько раз выше, чем у продукта на мировом рынке. Но если производить тот же ретинол в объемах сотен тонн в год, то можно построить непрерывное производство, где себестоимость килограмма продукта будет минимальна. Здесь помимо всего прочего работает возможность отправлять маточники от кристаллизации и продукт более низкого качества на предшествующие технологические стадии производства, тем самым достигая высокий выход продукта наивысшего качества при минимальных затратах и высоком выходе. Подобная картина имеет место в производстве сахара из сахарной свеклы, когда сахар высшего сорта (крупные бесцветные прозрачные кристаллы) можно получить лишь в промышленном масштабе в кристаллизаторах размером с бассейн, но из одной отдельной свеколины его не получить даже в химлаборатории.
     Электронная промышленность. Недавно рекламировали российский процессор Байкал-1 (Baikal-T1), компьютер на котором стоит 80 тыс рублей, хотя производительность имеет на уровне планшета и требует специально написанных под него программ, т.к. имеет иную кодировку команд, чем иностранные аналоги. Т.е. таким продуктом за границей не поторгуешь - не найдешь за эту цену спроса, а потому его ныче силой навязывают МВД, Вооруженным силам и другим государственным структурам под надуманным предлогом безопасности от проникновения в компьютер иностранцев :). Но тем, не менее, тут не только российские мозги, т.к. архитектура его процессорного ядра лицензирована от компании Imagination Technologies, а производство заказано на Тайване на фабрике TSMC. Т.е. если во всем мире скажут "Россия - бяка" :), то мы даже свой Байкал произвести сами не сможем. А производство электроники - отдельная песнь, т.к. тайваньские фабрики TSMC стоят дороже всего совокупного российского бюджета :), но являются рентабельными лишь по той причине, что их клиентами является весь мир - большинство производителей процессоров давно продали свои фабрики, решив, что для них будет проще и дешевле заказать производство на той же TSMC, а своя фабрика будет не по карману в условиях, когда через каждые 5 лет приходится стоить новую с более совершенным техпроцессом.
     Из этих примеров становится ясно, что прогресс (особенно в ИТ-области) сильно зависит от концентрации производства, которое стало фактически общемировым, т.к. не могло бы быть эффективным в деревне или на необитаемом острове :). Ибо там нет не только соответствующей инфраструктуры, но потребителей продукции. Тогда как Россия по нынешнем меркам - ... большая деревня, т.к. ее интеграция в общемировую промышленность ограничена природным сырьем. Причем, даже нефть у нас покупают только сырую, т.к. мы сами слабоваты в технологиях ее переработки в моторное топливо.
     Вот и выходит, что в деревне может быть только феодальный строй :), а какой же еще? Ведь если хоть тысячу талантов сослать на необитаемый остров, но едва ли они смогут там создать космический корабль. Разве что только на бумаге. По тем же причинам талантливые ученые уезжают из страны, т.к. кроме как на бумаге свои идеи воплотить на Родине не могут. Да и те бумаги у нас котируются только тогда, когда их публикуют в иностранных журналах. Т.е. тормоз здесь - не мозги, а отсталая экономика. И ее причина ее отсталости не только в том, что она местами деградирует, но и и в том, что за рубежом технологии развиваются заметно быстрее. Из-за этого и экономический уклад у нас ближе к феодальному, т.к. для более прогрессивного уклада нет условий.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2377 : 07 Августа 2018, 15:19:55 »

Вот и выходит, что в деревне может быть только феодальный строй

а в городе - и феодальный и современный.. где есть каталоги лекарств толще тома БСЭ но вот сами лекарства ..

например Китай - уже город

как и Тайвань

но разница в свободах огого

тайваньские фабрики TSMC стоят дороже всего совокупного российского

это потому что когда Тайвань был деревней там не было энкавэдистов-ленинцев и прочих рэкетменов прикрывающихся сказками-утопиями

в Россия практически умерло, тогда как в СССР один лишь их каталог был толще тома Большой Советской Энциклопедии
производство ретинола (витамин А) в объёмах до тонны окажется убыточным, т.к. себестоимость его производства окажется в несколько раз выше, чем у продукта на мировом рынке.

<a href="https://youtube.com/v/TM6_dI4eiqY?t=32" target="_blank">https://youtube.com/v/TM6_dI4eiqY?t=32</a>

интересно что Мясников против витаминов
https://drmyasnikov.ru/movie/polza-i-vred-vitaminov-video/
https://www.youtube.com/results?search_query=мясников+витамины

Цитата:
https://info.wikireading.ru/78176

Мы знаем, что дополнительное снабжение витамином А необходимо во многих бедных и неразвитых странах, чтобы предотвратить слепоту. Процессы зрения тесно связаны с ретинолом и витамином А. Существует очень много капель на их основе, таблетированные витамины, содержащие бета-каротен и ретинол. Бета-каротен и ретинол — это различные составные части витамина А.

Долгое время врачи надеялись, что он поможет вылечить катаракты и улучшить зрение. Однако появились работы, показывающие, что витамин А не только не предотвращает развитие катаракты, но и чреват очень серьезными побочными явлениями (имеется в виду синтетический витамин А, но не тот, который поступает с пищей).

Поскольку существуют упомянутые теоретические исследования о возможной связи гиповитаминоза и развития онкологии, идея дополнительного снабжения организма человека витаминами в целях предотвращения рака легла в основу многих клинических испытаний. Больным начали давать различные виды витаминов и смотреть, что происходит в течение ряда лет. В частности, давали составляющее витамина А — бета-каротин.

Когда стали приходить первые результаты, доктора ужаснулись, и исследование пришлось остановить: через пять лет в группе лиц, которые получали бета-каротин, случаев рака легких стало значительно больше (правда, это касалось только курильщиков, некурящие раком легких почти не болеют). С тех пор мы понимаем, что бета-каротин связан с увеличением смертности от рака легких среди курильщиков. Это доказанный факт. Также хорошо известно тетрагенное (вредное) воздействие витамина А на плод (ребенок рождается с дефектами). У пожилых женщин витамин А усиливает остеопороз…

Неожиданные неблагоприятные результаты многотысячных, правильно проведенных исследований коснулись очень многих синтетических витаминов. В лучшем случае оказывалось, что ожидания, которые на них возлагались в плане профилактики заболеваний, не оправдывались.

Любимый всеми витамин С содержится в больших количествах во фруктах и в овощах. Он необходим для стимуляции иммунной системы, для строительства соединительной ткани, участвует в процессе заживления. Полагается, что витамин С может предотвращать простуду, до сих пор идут исследования на эту тему.

Похожими исследованиями занималась моя бабушка. Ее кандидатская диссертация в послевоенные годы была посвящена витамину С и его воздействию на иммунную систему и при простуде. С тех пор прошло немалое время, но, в принципе, мало что изменилось. Тогда было замечено, что витамин С в обычных дозах не предотвращает болезнь, но в больших дозах может сокращать ее продолжительность. В 50-х годах об этом писала моя бабушка, а сейчас американцы выдают это как нечто новое, подтверждая бабушкины выводы убедительным статистическим материалом.

В отношении теории о снижении раковых заболеваний при приеме витамина С доказательная медицина (большие исследования, ретроспективные анализы, недавнее испытание на 15 000 человек) говорит следующее:

1. Никакого эффекта на предупреждение рака витамин С не оказывает.

2. В отношении сердечно-сосудистых заболеваний употребление витамина С тоже ничего позитивного, к сожалению, не дает.

Отдельно стоит поговорить про витамин Е. Медики много говорят про антиоксиданты, в частности про витамин Е, и рекомендуют его для предотвращения рака, сердечно-сосудистых заболеваний, инфекции.

Сначала от этого заблуждения отказались кардиологи. Несколько лет назад появилась «первая ласточка»: в рекомендациях съезда американских кардиологов был обозначен специальный параграф: «Мы больших не рекомендуем витамин Е для предотвращения сердечно-сосудистых заболеваний!».

Чуть позже подоспели результаты исследований, которые убедительно показали, что витамин Е в больших дозах увеличивает смертность от всех причин, и в частности от рака и сердечно-сосудистых заболеваний!!! Был рассмотрен уровень заболеваемости людей: кто из обследуемых имел болезни и какие, сколько из них лежало в больницах, сколько умерло или ушло на инвалидность, кто из них принимал витамин Е. Полученные результаты сравнивали с контрольной группой.

ВЫВОДЫ:

1. Прием витамина Е не дает никак перспектив в плане предотвращения рака.

2. Витамин Е может увеличивать смертность от разнообразных причин: онкология, атеросклероз, почечная недостаточность, диабет, кроме, пожалуй, тромбозов.

А сейчас помогите мне, я редко смотрю телевизор: у нас в стране по-прежнему идет реклама антиоксидантов и витамина Е?

Витамины группы В, которые нам жизненно необходимы, находятся в молоке, мясе, яйцах, зеленых овощах, листьях, бананах, орехах, картошке, во всех овощах. Проверка действия витаминов затронула и их. Ученые исходили из того, что теоретически витамины В могут понижать риск развития рака, так как вмешиваются в механизмы синтеза ДНК и восстановления разрушенного ДНК.

К сожалению, на практике определить такую связь не получается, нет доказательств того, что прием синтезированных витаминов группы В является сколько-нибудь значимым в предупреждении рака. То же оказалось и в отношении сердечно-сосудистых заболеваний: экспериментальные доказательства предположения, что витамины группы В благотворно действуют на сосудистую стенку, не подтвердились.

Заметки на полях

Хорошо сказал один доктор, когда представитель фармацевтической компании доказывал полезность препарата и приводил в пример положительный результат в опытах с мышами. Врач ответил: «Я мышей не лечу!».

Из всех витаминов, которые мы сегодня можем рекомендовать, здоровым людям стоит обращать внимание на фолиевую кислоту и витамин D. Фолиевая кислота содержится в овощах, особенно зеленых, мясе, зернах, орехах. На нее тоже возлагались большие надежды в области предотвращения рака, гипертонии, болезней сердца, снижения слуха и даже старческого слабоумия.

большинство производителей процессоров давно продали свои фабрики, решив, что для них будет проще и дешевле заказать производство на той же TSMC

с оруэлловскими закладками и шпионскими модулями

https://yandex.ru/yandsearch?text=«reserve_hap»%20АНБ
https://www.google.ru/search?&q=«reserve_hap»+BringUP

Цитата:
https://news2.ru/story/528719/
Российские программисты обнаружили в процессорах Intel тайный модуль, при активизации которого компьютер превращается в бесполезный ящик с проводками и детальками. Корпорация Intel — крупнейший в мире производитель микропроцессоров
...
в марте этого года компьютерный аналитик из компании Embedi Максим Малютин выяснил, что с 2008 года миллионы рабочих станций и серверных процессоров Intel поставлялись с уязвимостью, позволяющей не только удаленно заражать системы вредоносным ПО, но и фактически брать их под сторонний контроль. Проблема была связана с технологией Active Management Technology (AMT), которая позволяет системным администраторам в удалённом режиме (через веб-интерфейс) осуществлять различные действия: включать выключенные компьютеры, управлять устройствами ввода и исполняемыми программами, и так далее. Фактически, AMT позволяет в удалённом режиме выполнять все те действия, которые вы можете делать, имея физический доступ к ПК. Так вот, как выяснил Максим Малютин, для доступа к АМТ можно в поле авторизации набрать любую комбинацию знаков. Мало того, это поле можно вообще оставить пустым. «Аутентификация по-прежнему работает, — не без ехидства отметил Малютин в своем сообщении Intel. — Просто имеется способ ее полного обхода». По просьбе корпорации он не стал открыто сообщать об обнаруженной уязвимости
...
Специалисты российской компании Positive Technologies Дмитрий Скляров, Марк Ермолов и Максим Горячий сосредоточили усилия на анализе внутренней архитектуры микропроцессора Intel Management Engine (ME). В первую очередь такой выбор был обусловлен важностью данной детали — именно этот процессор обеспечивает запуск в работу всех систем компьютера и имеет доступ практически ко всем данным. Так что наличие в нем уязвимости для стороннего проникновения даст хакерам неограниченные возможности для злоупотреблений. При анализе вшитой программы микропроцессора внимание специалистов Positive Technologies привлек модуль с именем «reserve_hap», так как напротив него имелся комментарий — High Assurance Platform (HAP) enable («включение Платформы высокой надежности»). Первой мыслью аналитиков было активировать этот модуль, и посмотреть, что будет. Результат оказался неожиданным – микропроцессор перестал реагировать на команды и воздействия из операционной системы. Как выяснилось, такой эффект связан с тем, что микропроцессора Intel (ME) управляет всей последовательностью запуска компьютера. Сам он активируется еще при включении стационарного компьютера в сеть или при подключении аккумулятора к ноутбуку. Затем, при нажатии на кнопку включения, он инициирует работу центрального процессора и операционной системы. Именно на этой стадии специалисты и обнаружили воздействие «reserve_hap» – при активации этого модуля микропроцессор не запускает операционную систему, а просто зависает в бесконечном цикле. «Таким образом, мы нашли недокументированный режим, который позволяет перевести микропроцессор Intel ME в режим отключения на ранней стадии, — констатируют исследовали. — C большой долей уверенности можно сказать, что выйти из этого режима Intel ME уже не в состоянии, так как в других модулях не найдено кода, который позволял бы это осуществлять». Марк Ермолов и Максим Горячий поделились своим открытием с Intel, и получили от корпорации следующий ответ: «В ответ на запросы от клиентов „с особыми требованиями“ мы иногда реализуем возможность изменения или отключения некоторых функций. В данном случае изменения были сделаны по просьбе производителей оборудования для выполнения требования правительства США по программе создания “Платформ высокой надежности». Остается последний вопрос – кто же может активировать модуль «reserve_hap»? Ответ на него легко понять, если посмотреть, кто занимался созданием “Платформ высокой надежности". А инициировало этот проект Агентство национальной безопасности США в 2007 году.

Цитата:
https://habr.com/company/pt/blog/336242/

Как выключить ME

Как выключить ME — этот вопрос часто задают некоторые владельцы компьютеров x86-архитектуры. Тема деактивации неоднократно поднималась, в том числе и исследователями нашей компании.

Актуальности этому вопросу добавляет недавно обнаруженная критическая (9,8 из 10) уязвимость в Intel Active Management Technology (AMT) — технологии, которая базируется на Intel ME.

Сразу огорчим читателя — полностью выключить ME на современных компьютерах невозможно.
...
Intel дает производителям материнских плат возможность задать небольшое количество параметров ME. Для этого компания предоставляет производителям оборудования специальный набор программного обеспечения, в который входят такие утилиты, как Flash Image Tool (FIT) для настройки параметров ME и Flash Programming Tool (FPT), реализующая поддержку программирования flash-памяти напрямую через встроенный SPI-контроллер. Данные программы недоступны конечному пользователю, но их без труда можно найти в интернете. Из этих утилит можно извлечь большое количество файлов формата XML (подробное Intel ME: The Way oftheStatic Analysis), изучение которых позволяет узнать много интересного: структуру прошивки ME и описание PCH strap — специальных конфигурационных битов для различных подсистем, интегрированных в микросхему PCH.

Нас заинтересовало одно из таких полей с именем «reserve_hap», так как напротив него имелся комментарий — High Assurance Platform (HAP) enable.

Рисунок 3. PCH strap для High Assurance Platform

Поиск в Google не был долгим. Буквально вторая ссылка говорит, что такое название носит программа по созданию доверительных платформ, связанная с Агентством национальной безопасности (АНБ) США.

Цитата:
http://safe.cnews.ru/news/top/2017-08-30_v_protsessorah_intel_najdeny_sledy_vypolneniya

Российские исследователи придумали, как отключить потенциально уязвимый механизм управления центральным процессором Intel ME. При разработке метода в файлах конфигурации были найдены следы выполнения программы АНБ по созданию доверительных платформ.

...
https://habr.com/company/pt/blog/417505/
https://habr.com/company/pt/blog/302292/
https://habr.com/company/pt/blog/346974/
https://habr.com/company/dsec/blog/282546/

« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 16:45:14 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2378 : 07 Августа 2018, 16:34:19 »

Цитата:
https://vk.com/public12637912
Радио Свобода
34 минуты назад

Одобренный Конгрессом США оборонный бюджет на 2019 год предусматривает отход от магистрального курса последних пятнадцати лет – борьбы с терроризмом.

Но при этом в нем появился пункт, обязывающий министерство финансов уведомлять конгрессменов обо всех активах, принадлежащих Владимиру Путину (!!!), а также российским олигархам и крупным госчиновникам.

Цитата:
http://ehorussia.com/new/node/16008

Лондон намерен конфисковать оффшорные миллиарды Путина
26 марта, 2018 - 15:32

Комитет по иностранным делам британского парламента рассмотрит возможность введения санкций в отношении офшорных капиталов окружения Путина, сообщает BuzzFeed.

Комитет начал расследование в связи с серией убийств, в которых подозревают Россию. Их кульминацией стал химический теракт с применением оружия массового поражения в Солсбери 4 марта против Сергея Скрипаля и его дочери, а также убийство 12 марта бывшего партнера Бориса Березовского Николая Глушкова.

Лондон будет выявлять российские миллиарды в скандально известных британских налоговых гаванях, таких как Каймановы острова, Бермудские и Британские Виргинские острова.

Две недели назад в британском парламенте был поднят вопрос о происхождении миллиардов, которые, по данным британских депутатов, Путин и его ближайшее окружение прячут в офшорах.

Теперь комитет по иностранным делам, который следит за деятельностью Министерства иностранных дел и MI-6, должен определить, как правительство может наказать санкциями Путина и его окружение, подозреваемых в сокрытии миллиардов, выведенных из России.

14 марта происхождение миллиардов Путина обсуждалось в парламенте Британии после выступления премьер-министра Терезы Мэй по поводу химической атаки с применением нервно-паралитического вещества российского производства "Новичок" в Солсбери.

Парламентарии ранее несколько раз поднимали вопрос о происхождении денег россиян, проживающих на территории королевства или имеющих там бизнес, а также призывали ужесточить ответственность за отмывание денег. Премьер пообещала, что к имуществу российских лиц, которые не смогут объяснить законность происхождения этого имущества, будут применены правовые меры.

Парламентарии также потребовали от премьера задействовать лоббистов, чтобы обнаружить активы путинских представителей в Британии. Глава комитета по иностранным делам британского парламента, консерватор Том Тагендхэт заявил, что Путин и его приближенные за 17 лет его правления украли у граждан страны миллиарды долларов "и даже больше".

Он призвал Мэй использовать все средства для того, чтобы обнаружить эти наворованные богатства.

Том Тугендхат заявил, что Россия практикует "крайне враждебный" подход к Британии. Он призвал правительство дать ответ, "показав, как олигархи, в том числе президент, скрыли сотни миллиардов долларов" в британских владениях.

"В подозрительных смертях в Британии и во всем мире есть явная закономерность, выявленная в прошлом году BuzzFeed", - заявил парламентарий.

"Нападение на Скрипалей и убийство Николая Глушкова ее только подтвердили. Очевидно, что мы не можем закрыть глаза на эти деяния. В ответ Соединенное Королевство не будет нарушать закон, но при этом не следует смотреть сквозь пальцы на использование наших финансовых и юридических служб для сокрытия российских капиталов в подконтрольных нам юрисдикциях", - подчеркнул он.

Комитет по иностранным делам британского парламента проведет первое слушание, посвященное расследованию, уже в среду, 28 марта.

В начале марта с призывом к главе британского МВД Эмбер Радд провести расследование подозрительных смертей 14 выходцев из России обратилась председатель парламентского комитета по вопросам внутренних дел Иветт Купер. Британская полиция не сочла их подозрительными, но спецслужбы США считают их связанными с государственными органами России, указала Купер.

В прошлом году портал BuzzFeed опубликовал статью, в которой говорилось, что русские киллеры, выполняющие заказы Кремля казнили как минимум 14 человек. Однако смерть всех этих людей британская полиция признала либо самоубийством, либо несчастным случаем, указывали журналисты.

В частности, подозрительной BuzzFeed кажется смерть 31-летнего сотрудника британской разведывательной службы МI-6 Гарета Уильямса, обнаженное тело которого было обнаружено в 2010 году в закрытой на замок спортивной сумке в лондонской квартире, где он жил. По версии портала, его могли убить за строго засекреченную работу, касавшуюся России.

Ранее издание сообщало, что найденный мертвым в 2016 году британский эксперт по радиации Мэтью Панчер, принимавший участие в расследовании обстоятельств отравления и смерти экс-сотрудника ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне, был убит. До этого смерть Панчера была официально признана самоубийством.

Кроме того, BuzzFeed опубликовал разведданные США, связывающие смерть еще двух человек в Великобритании с убийством Литвиненко. Речь идет о расследовавшем коррупционную деятельность российских спецслужб в Италии российском дипломате Игоре Пономареве, скончавшемся в Лондоне за два дня до отравления Литвиненко при странных обстоятельствах, и о писавшем о смерти Литвиненко журналисте The Times Дэниэле Макгрори, который умер за пять дней до выхода в эфир документального фильма об этом деле.

В еще одной статье BuzzFeed News описывал подозрительную смерть британца Скота Янга, который выпал из окна в Лондоне. По версии издания, его также могли убить по приказу Кремля. Янг был посредником в сомнительных делах, работавшим на мировых супербогачей.

Среди скончавшихся при подозрительных обстоятельствах журналисты называли и российского олигарха Бориса Березовского, скончавшегося в 2013 году в Британии. Кроме того, BuzzFeed сообщил, что спецслужбы США передали британскому правительству разведданные, гласившие, что российский разоблачитель Александр Перепиличный, скончавшийся в Суррее в 2012 году, был, вероятно, тоже убит по приказу Кремля.

Как пишут журналисты,  были убиты и деловой партнер Березовского Бадри Патаркацишвили, который скоропостижно умер от предполагаемого сердечного приступа в 2008 году, а также их знакомый, сооснователь ЮКОСа Юрий Голубев, умерший в 2007-м. Жертвами киллеров Кремля могли стать Стивен Мосс, который в 2003 году в возрасте 46 лет тоже скончался от внезапного сердечного приступа, и Стивен Кертис, погибший в катастрофе вертолета в 2004 году. Они помогали путинским ворам переводить деньги в Британию.

Трое из близких друзей и деловых партнеров Янга - Пол Касл, Робби Кертис и Джонни Эличаофф, которые, как предполагалось, свели счеты с жизнью за четыре года до смерти Янга, - также были включены в список вероятных жертв Кремля.

Рейтер сообщает, что министр обороны Британии Гэвин Уильямсон заявил в ходе визита в Эстонию, что "уже есть ордера на арест сомнительного имущества, в отношении которого в Великобритании недавно начал действовать новый закон. Наша цель обеспечить, чтобы любое непонятным образом добытое имущество было взято на учет, и для этого предпринимаются необходимые шаги", - сказал на пресс-конференции в Таллине Уильямсон.


Глава минобороны отметил, что он не готов рассказать о возможных дальнейших шагах Лондона в отношении России. Об этом должна сообщить премьер-министр Тереза Мэй, пояснил он.
Уильямсон предупредил, что терпение международной общественности по "делу Скрипаля" на пределе. По его словам, поддержка Британии со стороны союзников сама по себе стала поражением для Путина.

Цитата:
<a href="https://www.youtube.com/v/dDGn3rJ6B40" target="_blank">https://www.youtube.com/v/dDGn3rJ6B40</a>

Дмитрий Штейнер4 месяца назад
Ничего ведь супер агрессивного не сказала, все логично. Наши же в ответ сейчас говном кидаться начнут.

Tadas ir Blinda4 месяца назад
Вован пукин за 15 лет незаконного удержания власти завоевал для вас:
-1 место в мире по абсолютной величине убыли населения
-1 место в мире по детскому алкоголизму
-1 место в Европе по количеству самоубийств среди детей и подростков
-1 место в Европе по уровню умышленных убийств
-1 место в мире по смертности от сердечнососудистых заболеваний
-1 место в мире по онкологическим больным на душу населения
-1 место в мире по количеству абортов
-1 место в мире по объемам торговли людьми
-1 место в мире по объему потребления героина
-1 место в мире по числу курящих детей
-1 место в мире по количеству ДТП
-1 место в мире по потреблению табака
-1 место в коррупционном рейтинге Европы
...
-101 место в мире по эффективности правительства
-127 место в мире по показателям здоровья населения
-134 место в мире по продолжительности жизни мужчин
-159 место в мире по уровню политических прав и свобод
-173 место по степени свободы прессы
Продолжительность жизни - 116 место
Свобода слова - 181 место
Здравоохранение - 55 место
Рейтинг стран по научной продуктивности университетов - 30 место
И теперь самый главный показатель:
Страны с богатейшими природными ресурсами и их добыче - почетное 1 место.
« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 17:36:19 от Oleg » Записан
Pipa
Администратор
Ветеран
*****
Сообщений: 3493


Одержимая демоном


Просмотр профиля WWW
« Ответ #2379 : 07 Августа 2018, 18:41:45 »

тайваньские фабрики TSMC стоят дороже всего совокупного российского

это потому что когда Тайвань был деревней там не было энкавэдистов-ленинцев и прочих рэкетменов прикрывающихся сказками-утопиями

     Нет, не поэтому. На самом деле этот Тайвань развился не как государство, а как территория, дешево сдаваемая в аренду :). Да и те самые фабрики, которые TSMC, принадлежат не тайваньцам и не тайваньскому государству, а частному иностранному капиталу (преимущественно тем же американцам). Американцам, но не Америке! Т.е. это чисто частные фабрики, а на Тайване они оказалась только затем, чтобы спасти прибыль от налогообложения. К тому же Тайвань - это остров, а потому и нет таможенников, берущих мзду за переход товара через границу. И рабочий труд там исключительно дешев.
     В целом  ситуация как с ... заповедником :). Т.е. если целью является размножение животного мира, то создают заповедную территорию, на которой запрещена охота любого типа, а то и вообще посещение людьми без особого разрешения. Тогда на этой территории скоро разведется много разной живности. Но можно задаться и другой целью - выколотить с этой территории как можно больше мяса. Тогда результат будет противоположным - даже если там было много животных, то скоро останется совсем мало, если вообще что-то живое останется.
     Точно та же ситуация и с экономикой. Если не давить производителя налогами, но производство будет развиваться. Но если налоги постоянно повышать, стараясь выжать их по максимуму, и еще обирать на границе при экспорте продукции (как за перевоз, так и с вырученной от продажи суммы), то любое производство так можно разорить, особенно с тем раздутым чиновничьи аппаратом, который кормится на многочисленных разрешениях/лицензиях, без которых ничего делать нельзя.
     Отсюда и двоякое отношение к "удаленным территориям". Одни из них используются, чтобы спрятать доходы от своего государства, а другие, как колонии, откуда ценности вывозятся в метрополию.
     После распада СССР наши вожди тоже думали, что станем, как Тайвань, после того, как к нам попрут инвестиции. Однако жадность сослужила плохую службу - что-то строить в России стало невыгодно (за исключением примитивной сборки из импортных деталей для продажи в самой России), а про производство на экспорт и речи быть не могло. Поэтому Россия стала "развиваться" по второму пути - как колония или сырьевой придаток. Капиталы в России не приживаются - вывозятся за границу, т.к. производить здесь что-то не выгодно.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2380 : 07 Августа 2018, 19:56:08 »

ситуация как с ... заповедником
фабрики, которые TSMC, принадлежат не тайваньцам и не тайваньскому государству, а частному иностранному капиталу (преимущественно тем же американцам)

вики говорит что это TSMC покупает в америке себе заповедники

Цитата:
https://ru.wikipedia.org/wiki/TSMC
TSMC владеет компанией WaferTech (США), а также долей в совместном предприятии SSMC (Сингапур).

ну, может сначала то и были заповедником а заработали бабок и сами стали скупать заповедники

то есть ктото работает (тайваньцы) а ктото на тачанках носится с сабелькой до сих пор лагерную коммунизьму устанавливает с отменой всем денег общими жёнами и колхозными гулагопрожектами

После распада СССР наши вожди тоже думали, что станем, как Тайвань, после того, как к нам попрут инвестиции. Однако жадность сослужила плохую службу

жадность ленинцев и прочих ленивцев давно известна

Капиталы в России не приживаются - вывозятся за границу.

как и "мозги"
вывозятся их обладателями
от гулагостроителей
Записан
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2741



Просмотр профиля
« Ответ #2381 : 07 Августа 2018, 20:20:56 »

энкавэдистов-ленинцев и прочих рэкетменов прикрывающихся сказками-утопиями

Да везде в нормально развитых странах есть ленинцы. Европы и Америки уже давно взяли на вооружение его теорию и адаптировали под свои страны. Поэтому у них хорошая социальная поддержка и для студентов, и для безработных, и для пенсионеров.
И только Олегу любы-дороги мафиози, блокирующие и красные, и желтые чакры.

Вобщем-то логика мафиози понятна, они на этой пропаганде население огромной страны разграбляют. А вот когда сам народ выступает за то, чтобы кастрировать и жёлтую, и красную чакры - то это уже полноценный запуск программы самоуничтожения.

Поэтому единственный выход спасения из этой ситуации, бороться не с коммунизмом, социализмом или капитализмом. А с Суррогатом - мафиозным режимом, который уничтожает как частный бизнес, так и социальную поддержку.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2382 : 07 Августа 2018, 20:29:52 »

бороться не с коммунизмом, социализмом или капитализмом. А с Суррогатом - мафиозным режимом, который уничтожает как частный бизнес, так и социальную поддержку.
И только Олегу любы-дороги мафиози, блокирующие и красные, и желтые чакры.

ленинизьм то как равз и уничтожал частный бизнес и его обладателей. миллионами. в лагерях

но некоторым астралопитекам-чакравартинкам невдомек

везде в нормально развитых странах есть ленинцы

типа северной кореи так любимой урбисом

Цитата:
А. Илларионов о визите в Северную Корею

�Во время встречи российской делегации 17 июля 2000 г. в Пхеньяне вдоль пути следования кортежа от аэропорта до центра города на протяжении примерно 10-15 км по обеим сторонам дороги были выстроены сотни тысяч людей (по оценкам российских наблюдателей – не менее 700 тысяч, по официальным северо-корейским данным – около 1 млн). Кортеж двигался медленно, неоднократно останавливаясь, – говорили, что первая машина, в которой ехали лидеры двух стран, делала остановки в тех местах, где коллективы народного творчества исполняли очередной танец ликования.

Подавляющее большинство людей, выстроенных вдоль трассы, составляли женщины, одетые в национальные корейские платья светлых цветов – преимущестенно розовых и голубых оттенков, а также дети. Мужчин практически не было – может быть, процентов десять от общего числа. На ногах у женщин – что-то вроде тапочек, сделанных из пластмассы.

Женщины были чудовищной худобы и почти одинаковой конституции. Возраст многих женщин было совершенно невозможно определить. Лица большинства из них напоминали черепа, обтянутые тонкой, совершенно иссушенной, часто расстрескавшейся, серо-коричневой кожей. Первая мысль, пришедшая немедленно в голову, – что в рационе питания этих людей совершенно нет жиров – даже не столько мяса, сколько жиров. В России (да и в других странах) таких лиц никогда не видел.

Передний ряд женщин стоял строго на границе проезжей части дороги, за ним – несколько следующих рядов. При приближении к центру города количество рядов увеличивалось, и плотность встречающих возрастала. Перед первым рядом женщин примерно в метре-полутора от него и на расстоянии примерно 20-30 метров друг от друга лицом к женщинам (и соответственно спиной к проезжающим машинам) стояли цепью крепкого вида мужчины в темной одежде. За последним рядом женщин располагалась еще одна цепочка мужчин в темной одежде. Их было видно хуже.

Женщины улыбались, рукоплескали проезжавшим машинам, размахивали платочками, яркими плакатиками, скандировали что-то на корейском языке и ПОДПРЫГИВАЛИ. Это трудно представить сейчас, это нелегко было видеть и тогда. Они постоянно ПОДПРЫГИВАЛИ.

Колонна в очередной раз остановилась – очевидно, впереди очередной народный ансамбль исполнял новый красивый народный танец. Мерседес года 1952 выпуска, в котором ехал я, шел одним из последних в кортеже. Мы стояли, возможно, уже минут 10 или 15, окруженные с обеих сторон несколькими сотнями непрерывно подпрыгивавших женщин.

Момент счастья встречи, предполагавшийся по замыслу организаторов, очевидно, длительностью в нескольких секунд проезда кортежа автомобилей, явно затягивался. Женщины, продолжавшие все это время ПРЫГАТЬ, и выражавшие таким образом свое ликование по поводу приезда лучших друзей северокорейского режима, начали, видимо, уставать. Их прыжки постепенно становились реже и ниже.

Одна из женщин в первом ряду, видимо, не совершила очередного, полагавшегося по ритму, прыжка или сделала его не совсем высоким. Тогда стоявший перед ней и немного наискок от нее мужчина в темной одежде молниеносно сорвался с места и кулаком нанес мощный удар ей прямо в лицо. Тело несчастной отлетело метра на два и опрокинулось на женщин, стоявших в следующих рядах.

От такого удара не поднимаются – мелькнула у меня мысль. И еще одна: ее сейчас отнесут в сторону и положат где-нибудь под дерево. К моему глубочайшему изумлению и ужасу, буквально через несколько секунд эта женщина, оттолкнутая стоявшими сзади другими женщинами, вернулась на свое место и стала прыгать еще более исступленно и, как мне показалось, еще более высоко и с еще более безумно-радостной улыбкой на лице.

Тут и другие женщины вокруг стали улыбаться еще сильнее и прыгать еще энергичнее. Тут я заметил, что мужчины за задними рядами женщин тоже пришли в движение, причем в руках у них обнаружились палки (или дубинки), на которых до этого момента не обращал внимания. По каким частям тела приходились удары – видно не было. Однако судя по тому, что задние ряды пришли в совершеннейшее неистовство энтузиазма, похоже, что работа проводилась не напрасная.

Сопровождавшая нас в машине миловидная сотрудница северокорейского МИДа отвернулась от окошка, к которому были прикованы взгляды всех сидевших в машине, и в очередной раз заговорила о том, как весь корейский народ искренно любит своего Дорогого Лидера.


Вскоре кортеж тронулся с места и двинулся дальше�.

aillarionov.livejournal.com/370155.html
Записан
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2741



Просмотр профиля
« Ответ #2383 : 07 Августа 2018, 20:42:40 »

ленинизьм то как равз и уничтожал частный бизнес и его обладателей. миллионами. в лагерях

Ленинизм уничтожил такой же феодальный Суррогат, закупоривший своим смрадом все чакры, в том числе и духовные. Поэтому и попам тоже досталось.

Вот и сейчас, в отсутствии революционных Махатм, Суррогат снова поднял голову, окреп, напитался кровью народной. Поэтому страна обескровлена, поэтому низкие зарплаты и отсутствие рабочих мест.
А значит пришла пора народу в очередной раз конфисковать у него все заводы, почты-телеграфы, банки и пароходы  :)
И вот тут уже можно подумать, порассуждать что и в пользу каких чакр мы будем конфисковывать?
Нефть с газом, металлургические и нефтеперерабатывающие заводы наверное нужно отдать в пользу адептов красной чакры?
Есть возражения?
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3199



Просмотр профиля
« Ответ #2384 : 07 Августа 2018, 20:47:10 »

порассуждать что и в пользу каких чакр мы будем конфисковывать?

<a href="https://www.youtube.com/v/YLw2UuHhKek" target="_blank">https://www.youtube.com/v/YLw2UuHhKek</a>

Цитата:
Шесть тонких центров[39] [чакры] — лишь ментальные представления, имеющие значение только для начинающих в йоге. Мы проецируем себя на идолы и почитаем их, так как не понимаем истинного

http://flib.flibusta.is/b/436404/read
- Собрание произведений 2234K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Рамана Махарши

занятные наблюдения про БИ.. в частности тайваньские - где ленинистов и пр астралопитеков могут сильно обломать
Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/489389/read
- Взрослые сказки о Гун-Фу. Часть I: Ци-Гун 1373K - Михаил Владимирович Роттер
https://www.ozon.ru/person/17924675/

Набор сказок начинается со сказки об учителе, так как Ци-Гун (или У-Шу, что часто почти одно и то же) не театр и начинается не с вешалки, а с учителя. Дело в том, что учитель в азиатской традиции – это совсем не то, что школьный учитель на Западе или даже университетский профессор.

Это фигура совсем другого уровня, скорее даже из совсем другой области. На Западе ученики совершенно не обязаны слушать, что им говорит учитель, а исполнять – тем более. Наоборот, у студентов есть даже такая игра – кто сумеет более успешно «не послушать» преподавателя. Выражается она в том, что наибольшей доблестью при сдаче экзамена считается получение наивысшей оценки при минимальном объеме знаний (а лучше при полном их отсутствии). Формулируется это примерно так: «Смотрите, как я развел этого лоха. Совсем ничего не учил, немного поканючил и этот дурачок поставил мне пять».

Вот совершенно непридуманная история. Исходные условия примерно такие. Студент весь семестр изо всех сил старался вести себя очень вежливо: здоровался на каждом углу, почтительно именовал «препода» по имени-отчеству, при каждом удобном случае старался завести беседу. Препод очень вежливо отвечал, но тоже, будучи отнюдь не таким дураком, как это казалось студентам, прекрасно понимал, к чему идет дело, и держался весьма отстраненно.

И вот настал момент истины – экзамен, где сложилась стандартная ситуация: студент знает на два, препод легко ставит три (он действительно такой лох, что двоек не ставит никому), а учитывая старательную вежливость студента, так же легко ставит четыре. Но неожиданно четверки оказывается мало, и между участниками происходит такой исключительно «взаимовежливый» диалог (приведен практически дословно).

– Ну ладно, объем ваших знаний мне очевиден. Учитывая вашу «старательную вежливость» в течение всего семестра, ставлю вам четыре. Надеюсь, вам хватит?

– Ой, что вы, мне надо пять. Только пять.

– Но вы же знаете на два. Будете спорить? Задать еще пару вопросов?

– Что вы, не надо больше вопросов. Я согласен, что ничего не знаю.

– Ну вот. Знаете на два, я ставлю три, согласен даже на четыре. Но пятерка вместо двойки… Такое даже мне кажется неправильным. Зачем вам пять? Четыре для получения стипендии вполне достаточно.

– Да не нужна мне эта стипендия. Я ее не получаю, я на «контракте», а не на бюджете.

– Тогда почему обязательно пять?

– Нужно очень!

– Ладно, я любопытный, пять поставлю, но только при одном условии: вы честно скажете, зачем вам пятерка.

– Если я первую сессию сдам на все пятерки, то папа мне купит машину. Я со всеми уже договорился, а вы «не договариваетесь».

– А выучить не пробовали? За такой-то приз!

– А зачем? Вы же все равно поставите!

Представить процесс подобной «торговли» между традиционным азиатским учителем и его учеником просто невозможно: традиция подобного «развлечения» просто не предусматривает. Там подход другой: хочешь учиться – учись, не хочешь – пошел вон. Правда, подчеркнем еще раз: речь идет исключительно о традиционном обучении, когда ученик жил «при учителе» и полностью зависел от него. В наши дни, разумеется, ситуация меняется. Теперь, скорее, учитель зависит от ученика: «Кто платит деньги, тот и заказывает… И не только музыку».

Есть еще одно значимое различие. Западный учитель – это часть учебного учреждения: школы, института, университета, маленькая деталь большой машины. А студенты такие вещи прекрасно чувствуют. Понимание того, что на самом деле препод ничего не решает (как бы он ни выделывался, все равно в конце концов он сделает так, как ему прикажет декан или «завкаф»), не добавляет уважения к этому самому преподу.

В Азии ситуация прямо противоположная. Тут в принципе не существует никакой школы. Традиционный учитель сам и есть школа. Есть в деревне хороший учитель – есть школа. Умер учитель (или переехал в соседнюю деревню) – школа тут же распадается, ученики бросают заниматься или переходят к другим учителям, у которых могут быть совершенно другие методы обучения и, соответственно, другая школа.

Поэтому такой учитель – это некий символ, олицетворяющий собой систему и одним этим уже вызывающий уважение со стороны учеников.

Однако здесь возникает крайне неприятный эффект. Став «человеком-символом», Учитель начинает казаться чем-то большим, чем он есть на самом деле. И вот тут-то и кроется западня. Когда ученики воспринимают наставника как обычного человека, наделенного каким-то специфическим мастерством высокого уровня, – это хорошо и правильно. Как только они начинают делать из обычного человека сакральную фигуру, происходит, так сказать, «разрыв реальности», несоответствие реального человека (пусть и большого мастера) и идеализированной, выдуманной фигуры «Наставника» (обязательно с большой буквы, а лучше сплошными большими буквами).

Такое несоответствие может привести к весьма печальным последствиям, которые хорошо описываются знаменитой фразой Киплинга «Акела промахнулся». Аналогия весьма явственная: обычный волк на охоте вполне может промахнуться, ничего особенного, «дело житейское». А вот промах вожака (Акелы) – это повод для его немедленной отставки с последующим смертельным поединком. Здесь примерно такая же история. Ошибка обычного человека – это всего лишь ошибка, а ошибка Наставника может стать крушением мифа о его великой мудрости и мастерстве.

Кстати, именно так и бросают заниматься многие люди. Например, они узнают, что их многоуважаемый учитель, преподающий им оздоровительный Ци-Гун, сам ходит лечиться к западному врачу. Для тех, кто понимает, что их учитель точно такой же человек, как они, ничего не меняется. Ну, болеет учитель и что с того. Все болеют (если бы можно было не болеть, наверное, можно было бы и не умирать). Совсем не так думает тот, кто уже успел «возвести учителя на пьедестал». Ход мыслей примерно таков: «Не может быть! Даже он болеет! Или система не работает, или он не мастер!» И так далее – сплошные восклицательные знаки. И как следствие, совершенно логичный вывод: если учитель болеет, что же говорить обо мне. А за этим логичным выводом – столь же логичное решение: бросаю заниматься, мне тут точно делать нечего.

Выход простой и записан тысячи лет назад: «Не сотвори себе кумира». В нашем случае еще проще: учитель – обычный человек, обладающий определенным мастерством в определенной области. Его ученики вполне могут быть мастерами такого же уровня (или даже выше) в чем-то другом.

Итак, чтобы успешно заниматься и не разочароваться (даже получилась неожиданная рифма), не нужно ожидать от учителя слишком многого.

Это тем более важно потому, что восточные учителя совершенно не торопятся «нести знание» в массы. Психология их проста. С чего мастер должен отдавать секреты, доставшиеся ему с таким трудом, каким-то не слишком знакомым людям? Пусть они платят за это деньги, – это не слишком важно. Мастер сам отмерит, что (и кому) он собирается отдать за эту сумму. И это чаще всего не совпадает с представлениями ученика на эту же тему.

Разумеется, может (вообще при длительных занятиях так и должно быть) случиться и так, что «учительско-ученические» отношения превратятся в дружеские и тогда ученику удастся получить от учителя так называемую полную передачу или школу целиком.

Однако подобное происходит достаточно редко (слишком много факторов должно сойтись), так что рассчитывать на это никак не следует. Поэтому подход «что даст, то и даст и за это ему большое спасибо» будет, пожалуй, самым удобным.

В качестве иллюстрации ниже приведена «слегка биографическая» сказка про учителя (хотелось написать про «усредненного» учителя, но учителя «усредненными» не бывают, тем более такие), который отнюдь не был ангелом.

Сказка об учителе Мине
(Рассказана самим учителем Минем)


    Добрые люди не должны в подавленном состоянии даже в малой степени ненавидеть врагов, сколь плохи они ни были бы. Стоит, подобно желанию, возненавидеть саму ненависть. (488)

   Только сильный человек, имеющий великое мужество побеждать ненависть любовью, – истинный Мудрец». (490)
        «Гуру Вачака Коваи»


Минь (который тогда не был мастером) родился во вьетнамской деревне, которую он сам называл совершенно обыкновенной. Семья, правда, у него была не совсем обычной, но, по вьетнамским меркам, тоже ничего особенного. Дедушка специализировался на лечении иглами и травами, а папа держал деревенскую школу боевых искусств. Вообще Минь рассказывал, что только в самых глухих деревнях настоящие мастера и остались.

– Конечно, – говорил он, – в городах тоже умеют драться, все хулиганы учатся этому, но умеют они достаточно плохо и искусством назвать это никак нельзя. Я сам много жил в больших городах и в каждом из них много дрался, но так ни разу не получил. У нас все просто: переезжаешь на новое место и идешь вечером на улицу. Правда, некоторые любители подраться предпочитают ходить на городские танцы, но я все-таки больше люблю для этой цели городские улицы – нужно только выбрать подходящую, где много шпаны и совсем не бывает милиции. Гулять долго не придется – хулиганы тебя сами найдут.

Это процедура такая – проверять «на прочность» каждого нового молодого человека. Очень похоже на поведение обезьян в джунглях. Каждая из них должна завоевать свое место в стае. На улице такая же стая и такие же обезьяны, только хитрее и опаснее. В настоящих обезьянах есть даже некоторое благородство. Я имею в виду не всякую мелочь, а горилл. Вообще горилла – это существо, обладающее огромной силой духа, куда там некоторым людям. Она никогда не сдается, убить ее руками или ножом и остаться в живых невозможно. Этого даже я не смогу. Да что там я. Даже мой учитель Ван, который всю жизнь охотился на тигров с луком и ножом, не смог бы. Горилла «обнимает» человека, с которым дерется, и уже не отпускает его. Тот может бить ее ножом сколько угодно. Она, конечно, умрет от ран, но и своего врага задушит наверняка.

У городских хулиганов, разумеется, нет ни такой готовности умереть, ни привычки драться один на один, однако к обычным дракам они вполне привычны, драться они любят, можно сказать, они этим живут. Практически все они из бедных семей, других развлечений у них просто нет. Друг с другом им скучно, уже известно, кто на что готов, кто самый сильный, кто самый слабый, а кто просто трус. И тут на фоне этой скуки появляется новый персонаж. Как же тут удержаться, чтобы не попробовать «на зуб» нового человека.

Всякий раз, попадая в новое место, я отправлялся туда, где собиралась эта шпана. Искать их никогда не приходилось. Приходишь на окраину и видишь их сразу, они всегда стоят отдельно, нормальные люди их обходят.

И тут прихожу я – богато одет, на ногах сверкающие туфли, в зубах самая дорогая сигарета.

И в таком виде иду я прямо к ним и прошу (очень нагло!) быстренько дать мне спички или зажигалку – прикурить. Они дуреют, это же они каждый вечер выбирают человека покрепче и требуют (это, понятное дело, для начала) у него дать им закурить.

Но у этих парней быстрая реакция (причем всегда одинаковая), они мгновенно приходят в себя и сразу берутся за меня всерьез. Я обычно их сначала даже не бью. Это они бьют, но почему-то не попадают. А потом как получится.

Был у меня однажды такой случай. Прибежал мой троюродный или «четвероюродный» (точно не помню, запутался, в общем, «седьмая вода на киселе») брат, которого я, честно говоря, не слишком люблю – уж очень он хвастливый. Драться умеет не очень (так, стандартная полугодовая подготовка спецназа), а всем рассказывает, какой он большой мастер. В тот раз нарвался он на шестерых человек с палками. Ну, те его, само собой, отлупили. Он кое-как пришел в себя и бегом ко мне. А я лежу сильно пьяный и выходить мне никуда совершенно неохота. Тем более получил мой братец за дело, уж я-то его знаю. Так что сначала я ему добавил «от себя» – скотина такая, говорит, что он мастер, а сам не может защитить себя от какой-то деревенщины (всего 6 человек!) с палками. Но подумал и решил все-таки выйти, заступиться за него, а то эта деревенщина будет потом всю жизнь на каждом углу рассказывать, как они мастера отлупили.

Ну, вышел я, а эти дурачки, как я и думал, никуда не ушли, смеются, радуются, как они настоящего мастера одолели. Ну, думаю, сейчас я вам настоящего мастера покажу. Будь это в джунглях, я бы, конечно, всех их убил. Но город – не джунгли, к тому же место и время были совсем неподходящие. Летний вечер, светло, много народу кругом, бабушки сидят на скамеечках, отдыхают, разговаривают. Ну ладно, повезло ребятам, урок им, конечно, будет, но полегче. Сказал я этим придуркам, что думаю о них, их родне, всей их деревне, откуда они приперлись в большой город, где таким, как они, делать нечего. Да и о том «мастере», которого они отколотили, тоже сказал.

Слушали они, конечно, недолго, я и половины не успел сказать, у нас есть такие замечательные ругательства, хуже даже, чем русские. Так что вместо того чтобы подумать, кто я такой и почему себя так веду, они набросились на меня.

Бабушки на скамейках сначала испугались, стали кричать «спасите, человека убивают», но вскоре увидели, что хотя эти дурачки палками машут, но никто из них почему-то не попадает. А у нас хотя по-настоящему воинскому искусству почти никто не обучен, но все знают, что такое есть. Так что бабушки быстро поняли, кто я такой, что я умею и что происходит, перестали кричать и стали мне аплодировать. Приятно было, поэтому я продолжал «играть» с этими щенками. Тут совершенно неожиданно появилась милиция. Надо сказать, я этому очень удивился, у нас они приезжают очень не скоро и очень редко. Беспокоиться мне было нечего, у нас в стране очень уважают настоящих мастеров и есть неписаный обычай – если в уличной драке замешан мастер, его отпускают без разговоров. Все знают, что мастера просто так не дерутся, а вот тот, кто связался с мастером, точно был не прав. Его забирают в кутузку и там спрашивают по полной выкладке.

Я не знаю случаев, когда бы это правило не действовало. Милицию тоже обучают рукопашному бою, причем очень уважаемые мастера. И если такой наставник узнает, что его ученики-милиционеры взяли другого мастера без серьезнейшего повода, то обычная, так сказать, среднестатистическая норма побоев на занятиях сменится кошмаром. И никто такому мастеру слова не скажет, наоборот, похвалят («у сурового учителя хорошие ученики»): он должен учить рукопашному бою, он и учит, старается. Если кого-то и покалечит – не беда, новых наберут, больше будут стараться. У нас не Европа, жизнь и здоровье человека недорого стоят.

Один из моих учителей, многоуважаемый мастер Ван, зарабатывал (в основном охотой на тигров и иногда лечением) по нашим меркам более чем прилично, денег почти не тратил и все их хранил у себя дома в тумбочке. Правда, иногда он дарил очень крупные суммы (по-моему, он их не считал, просто отмеривал на глаз или по весу) тем, кому считал нужным, – ученикам, пациентам, иногда совершенно незнакомым и даже подозрительным людям. Но через некоторое время тумбочка снова наполнялась, совсем пустой я ее никогда не видел. Представить трудно – полная тумбочка денег! Дом не запирался, тумбочка тоже, так что про эти деньги знала вся деревня. Украсть никто не пытался (боялись старика очень, он был еще и мастером Кхи-Гонг и слыл колдуном), но завидовали многие. В общем, кто-то из завистников сообщил в милицию, что у старика куча (так оно и было – куча не слишком аккуратно сложенных банкнот) денег. А откуда у простого старика может быть такая сумма?

На письменное заявление милиция не могла не отреагировать, так что пришлось выезжать, проверять «сигнал на месте». К кому они едут, милиционеры из анонимного письма знали весьма приблизительно (знали бы точно – вообще бы не поехали), но на всякий случай приехали впятером (потом я узнал, что все они считались экспертами рукопашного боя). Больше просто в легковую машину не влезло, а наносить уважаемому человеку «визит» на нескольких машинах было бы просто неприлично. Решили бы, что милиция боится «беззащитного» старика-лекаря.

Что происходило в хижине, я не знаю, так как пришел только к финальной сцене. Я совершенно не понял, что произошло, увидел только, как милиционеры по очереди вылетели в одно и то же окно. Самое смешное было дальше: видимо, они поняли, с кем имели дело, поэтому никто из них не только не потянулся за оружием (у каждого была кобура с пистолетом), но и не произнес ни слова. Все молча встали, отряхнулись, сели в машину и уехали в явной спешке.

Одного из этих пятерых я знал (когда-то проводил занятия у них в группе) и не поленился через несколько дней съездить поговорить с ним.

И он поведал мне о том, что сказал им, увидев их разбитые лица, их «милицейский» мастер рукопашного боя. «Вы идиоты, – орал он, – вы такие идиоты, что я даже бить вас не буду. Не поможет! Да вы хоть знаете, с кем связались?! Он старый и больной, он еле ходит, все об этом знают. Но таких, как вы, может убить десяток голыми руками, не сходя с места. Но это чепуха. Он же мастер Кхи-Гонг. Он перекроет тебе ток энергии (для этого ему много не нужно, просто потрогает тебя за руку, или косо посмотрит на тебя, или сыграет на флейте у тебя под окном) и ты не сможешь есть, ты оглохнешь, ты умрешь через месяц. Всем известно, что этот старик сумасшедший, просто за бранное слово он может наказать человека так, что тот будет помнить всю жизнь. Это традиционный мастер Кхи-Гонг, слышите, вы, идиоты. Таких нужно или вообще не трогать, или убивать сразу – пулю даже он не остановит. Правда, такую ситуацию он почувствует заранее. Так что ваше счастье, что у вас дурного в мыслях не было. Иначе сейчас я бы уже ехал к нему умолять, чтобы он восстановил вам движение энергии там, где он ее перекрыл. И все равно мне к нему ехать, извиняться за вас! И что он мне скажет, я даже думать не хочу».

И действительно, я сам видел, как «милицейский» мастер приезжал к моему учителю. Тот был в хорошем настроении, сказал, что совсем не в обиде. Даже наоборот. Приехали мальчики, развлекли его, старика. Если им понравилось, пусть еще приезжают. Если будут себя вежливо вести, то дедушка им позволит «поиграть» со своим любимым учеником Минем (это он меня имел в виду). Только пусть мальчики имеют в виду, что Минь не такой добрый, как дедушка. Он еще молодой, злой, одними синяками там не обойдется, потом придется долго лечиться. Но это ничего. Надо будет, дедушка сам же и полечит.

Подобных историй я знал немало. Была история, когда милиция делала вид, что не знает о смертельном поединке, смотреть который съезжались со всей страны. Наоборот, они переодевались в гражданское и сами шли смотреть на это зрелище.

Поединок был принципиальный. Вьетнамский мастер уехал в Таиланд и, забросив национальное боевое искусство, многие годы занимался традиционным тайским боксом у лучших мастеров Таиланда. Его возвращение в страну, разумеется, не прошло незамеченным и был организован поединок между «изменником» (ставшим к тому времени известнейшим тайским боксером) и лучшим тогдашним мастером Вьетнама, бойцом настолько сильным, что, когда он делал нижнюю подсечку, пальцы его босой ноги взрыхляли землю, как плуг.

Но тут, однако, нашла коса на камень. Никто никого не убил и поединок вроде бы закончился вничью. Однако старые мастера, наблюдавшие это смертельное «шоу», утверждали, что «таец» был точно сильнее и, продлись бой еще немного, «отечественный» боец точно бы проиграл.

Видимо, он и сам так думал, поэтому решил закончить дело «по гамбургскому счету». Узнав, что «таец» работает водителем-дальнобойщиком, он, вооруженный простой палкой, вышел на шоссе, по которому должен быть ехать «таец».

«Таец», будучи воином до мозга костей, узнав «отечественного», остановил машину и вышел ему навстречу. При этом, видя, что его противник вооружен, он прихватил с собой монтировку. Далее все произошло, как рассчитывал «отечественный», который знал, что в тайском боксе не упражняются с оружием так настойчиво, как это делают во Вьет-Во-Дао. Поединок, как это и предполагалось с самого начала, закончился смертью. Смертью «тайца», который, однако, успел оставить метку «отечественному», лишив его зрения на один глаз. Разумеется, все знали, кто убил водителя-дальнобойщика и почему самый сильный мастер Вьетнама неожиданно ослеп на один глаз. Но никто из милицейских и пальцем не пошевелил, чтобы уличить убийцу.

Зная все это и имея в кармане мастерское удостоверение (без него я из дому не выходил), я был совершенно уверен, что милиция мне голову морочить не будет. Просто заберет тех шестерых ребятишек с палками и повезет их учить уму-разуму. Однако я забыл, что был сильно, как бы это помягче сказать, выпивши и старший милиционер решил все-таки выяснить у свидетелей, что же на самом деле тут произошло. И бабушки, которым я только что устроил представление, меня не подвели. Они дружно, будто сговорившись заранее, рассказали, как эти шестеро негодяев избивали палками одного несчастного молодого человека. И только один затесавшийся среди них дедушка неожиданно сказал: «Точно, били они его долго. Только никак понять не могу, как это они ни разу не попали». Услышав «народную версию» происшедшего, старший милиционер тонко улыбнулся, вежливо взял под козырек и уехал, забрав с собой хулиганов, чуть «не убивших» уважаемого мастера.
*

Уехав из Вьетнама, я никак не мог понять, как западные любители воинских искусств осмеливаются называть себя мастерами. У нас совсем не так. Учитель не торопится давать ученику мастерский пояс, а ученик (умный) так же не торопится его получать. Логика здесь простая: пока я ученик, я никого не интересую, что взять с ученика. А вот у мастеров свои счеты, сводя которые можно получить тяжелое увечье или даже погибнуть.

В детстве, живя еще в деревне, я был свидетелем, как выясняли отношения два традиционных мастера. Причем оба они были в очень почтенном возрасте, когда нормальные люди сидят дома и растят внуков, а то и правнуков. Эти же двое всю жизнь спорили, чье мастерство «утонченнее, чище и выше», и наконец на старости лет решили выяснить, кто из них на самом деле круче.

Поступили они просто. Сообщили всем, что уходят в уединенное место, откуда вернется только один из них. Рано утром они взяли лодку и отправились за реку. Место это я знал, так как часто ходил туда подглядывать, как они тренируются. Мои дед и отец, разумеется, об этом знали, но делали вид, что не замечают моих отлучек. Тогда мне казалось, что я очень хитрый и нашел способ обвести их вокруг пальца. Потом, когда у меня появились свои ученики, я понял, что они тогда делали: давали мне возможность учиться у других мастеров, причем не из-под палки, а как бы «по секрету», чтобы мне было еще интереснее. Они знали, что, если они начнут меня посылать смотреть, как занимаются какие-то дедушки, мне тут же станет скучно. А вот тайком…

Так что место мне это было хорошо знакомо, поэтому я вплавь пересек реку и добрался до него еще до того, как туда на своей лодке прибыли старики. Такого скучного зрелища, как их схватка, я в жизни не видел. Старики стояли друг напротив друга больше двух часов. Как я тогда вытерпел и не смылся, я не знаю. Удерживала одна мысль: сейчас два больших мастера покажут все, на что они способны.
« Последнее редактирование: 07 Августа 2018, 21:28:17 от Oleg » Записан
Страниц: 1 ... 157 158 [159] 160 161 ... 169 Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал