Главная arrow Форум arrow Тематические разделы arrow Человек будущего arrow C Новым Годом,Империя!
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
C Новым Годом,Империя!
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
21 Сентября 2018, 21:19:28
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Тематические разделы
| |-+  Человек будущего (Модератор: Quangel)
| | |-+  C Новым Годом,Империя!
0 Пользователей и 7 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 146 147 [148] 149 150 ... 166 Печать
Автор Тема: C Новым Годом,Империя!  (Прочитано 355805 раз)
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2695



Просмотр профиля
« Ответ #2205 : 09 Июля 2018, 22:30:54 »

про толстого - это ваш склероз. ссылку в студию

Толстой - это красная тряпка для любого кремлебота. Так что не надо с больной головы на здоровую. Нормальный оппозиционер не будет гадости из методичек суррогата по интернетам разносить:

Вот это да! - "великий русский" очень хорошо "записывал на подкорочку", всё то, чему его учил раввин из Минска Шломо (Залкинд) Минор.В своей жизни Лев Толстой был, как сейчас принято говорить - сексуальный маньяк. Уже в наше время вышло несколько книг, в которых раскрывается эта сторона жизни Толстого. Секс - это основная мотивирующая сила "великого русского писателя". Как вы думаете, за что Толстого в основном любят на Западе? За секс и психологию бабника 19-ого века, а также как первопроходца полномасштабной порнографии 20-ого столетия.

Вот реальные тексты Толстого от которого суррогата корёжит :):



Так что Толстой уже сто лет назад все манипуляции с  олимпиадами, крымнашами и мундиалями описал. Но Суррогат побуждает человека тысячелетиями наступать на одни и те же грабли. Видела многих граждан, которые болели фанатизмом и исцелились. Но того, кто бы от вируса Суррогата излечился ещё не встречала. Видимо тут какие-то необратимые процессы запускаются в психических и физических структурах.
« Последнее редактирование: 09 Июля 2018, 22:51:39 от Ариадна » Записан
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2695



Просмотр профиля
« Ответ #2206 : 10 Июля 2018, 06:34:38 »

Сборная России прекратила выступление на чемпионате мира, и пенсионная "реформа" (плюс целый перечень сопутствующих ей мероприятий того же порядка) выходит на первое место по вниманию к ним.

В конце июня - начале июля были опубликованы текущие итоги опросов общественного мнения. Если не вдаваться в тонкости и цифры, общий итог - рост тревожности и резкое недовольство властью. Причем даже Путину не удалось по обыкновению отсидеться в кустах - его тоже связывают с предстощим ограблением пенсионеров. Сам он своим привычкам не изменил: когда у страны наступает сложный период, Путин предпочитает исчезнуть и выставить впереди себя разных петрушек. Задача лидера нации - быть только там, где победа. Во всех остальных случаях он не при чем.



При этом политическое решение на самом высоком верху очевидно существует. Партия власти мобилизовала свой актив с требованием разъяснять и снимать негативные настроения, пропаганда несет уже откровенный бред, выдумывая все новые аргументы в пользу масштабного воровства. Доходит дело до того, что звучат заявления вроде: "не дело улицы решать столь ответственный вопрос". Естественно, что мафиози действуют строго в рамках уголовных понятий, стараясь "вмазать" все уровни власти в решение по повышению пенсионного возраста: всем региональным "парламентам" разослан текст законопроекта с требованием до 17 июля предоставить положительное заключение. Круговая порука, ничего нового. Логично: вас, ребята, взяли во власть не только для того, чтобы вы воровали. У вас есть не только сладкие права, но и суровые обязанности - брать на себя часть ненависти народа.

Правда, регионы без особого энтузиазма относятся к этой идее и стараются максимально отодвинуть срок своего одобрения законопроекта. Во многих регионах осенью выборы, и очевидно, что совместить задачу победы Единой России с одобрением зверского закона даже при тотальных фальсификациях будет крайне сложно. Поэтому регионы спешно уходят на каникулы, кто не успел, и обещают одобрить - но позже. Когда-нибудь потом.

Однако так или иначе, но вариантов все равно нет. Существуют совершенно объективные причины для того, чтобы приступить к ликвидации остатков социальных гарантий. Повышение пенисонного возраста во многих регионах будет означать фактическую отмену пенсий: по разным данным более чем в половине регионов в итоге к 30 годам не более 10-15% населения вообще будет доживать до пенсий, а сократившийся возраст "дожития" сделает выплату подачек выжившим делом малообременительным - те, кому повезет, все равно будут жить на пенсии очень недолго.

Причины, побуждающие власть идти на истребление населения, вполне очевидны: оно просто лишнее для выстроенной экономики трубы. Примитивная присваивающая экономика не нуждается в таком избыточном и бесполезном населении, а алчность правящей касты можно ликвидировать только вместе с ней самой. В текущем плане власть уже банкрот, поэтому ей требуются экстраординарные мероприятия, позволяющие существовать в состоянии полного дефолта по всем государственным обязательствам перед народом. В сущности, есть только два пути, позволяющие решить возникшую катастрофическую ситуацию - уход нынешней власти в полном составе и создание антикризисных структур управления, способных остановить распад страны, либо введение прямой фашистской диктатуры, которая будет давить возникающее недовольство народа и способствовать ускоренному его сокращению. На этом пути тоже есть несколько сценариев, и далеко не все из них провальны для диктатуры. Есть варианты, при которой она частично сумеет сохранить свою власть, правда, при этом придется пожертвовать целостностью страны, но в конце концов, в 91 году мы это уже проходили.

Пока же ситуация остается прежней - лидер нации сидит в кустах и делает вид, что он не в курсе происходящего, правительство готовит "реформу", у народа очень быстро растет тревога, но пока все идет в относительно предсказуемом русле. Протесты предсказуемо пассивны и слабы - не зря в рамках "управляемой демократии" зачищены любые структуры, способные стать организующим началом борьбы народа за свое будущее. Пока все идет по плану.

https://el-murid.livejournal.com/3848285.html
Записан
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2695



Просмотр профиля
« Ответ #2207 : 10 Июля 2018, 09:23:44 »

Но того, кто бы от вируса Суррогата излечился ещё не встречала.

Вот ещё пример местного адепта Суррогата. Классика :):

Я считаю, что людей на Земле должно быть менее миллиарда. Скорость потребления накопленных состояний, не должна превышать скорости регенерации и пополнения этих состояний. Когда заработает такой механизм, то ценность человеческой жизни возрастёт значительно, а значит и законы неизбежно станут вырабатаваться в обществе всё более и более справедливей.


Хроника Великой Битвы с Суррогатом: Путин vs Народ

<a href="https://youtube.com/v/2k_6j5kM3EM" target="_blank">https://youtube.com/v/2k_6j5kM3EM</a>
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2208 : 10 Июля 2018, 23:48:54 »

Цитата:
http://carnegie.ru/commentary/71546

18.07.2017
Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм
За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Китай изобретает цифровую диктатуру.

Кто идейный вдохновитель?

Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита (社会信用体系).

Более точный по смыслу перевод этого термина – система социального доверия. О создании такой системы думали еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао (胡锦涛), руководившем страной с 2002 по 2012 год. В 2007 году были опубликованы «Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита» (国务院办公厅关于社会信用体系国务院办公厅关于社会信用体系建设的若干意见).

Тогда проект был очень похож на расширенную систему скоринга – оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. «Используя международный опыт, совершенствовать системы скоринга в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов, качества продукции» – такая задача была поставлена в документе.

Уже после прихода к власти Си Цзиньпина (习近平) Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ – «Программу создания системы социального кредита (2014–2020)» (国务院关于印发社会信用体系建设规划纲要(2014–2020年)的通知). В ней система изменилась до неузнаваемости.

Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту (身份证). Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.

Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в «Программе Госсовета», чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу» («让守信者处处受益让失信者寸步难行»).

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Конечно, доподлинно неизвестно, кому именно в высшем руководстве КНР принадлежит идея создания такой системы. Но учитывая тот факт, что система преобразилась после прихода к власти нового поколения руководителей, а также то внимание, которое уделяет нынешний председатель КНР борьбе с коррупцией, можно предположить, что идейный вдохновитель всевидящей системы социального кредита сам Си Цзиньпин.

Отвечает за создание и внедрение в жизнь системы, судя по всему, Государственный комитет по развитию и реформам КНР (中华人民共和国国家发展和改革委员会). По крайней мере, именно он публикует разнообразные отчеты о том, как продвигается работа по созданию системы социального кредита. Текущую работу курирует замглавы комитета по развитию и реформам Лянь Вэйлан (连维良). Он также проводит совещания с отраслевыми ведомствами и ассоциациями, доносит до них указания, полученные от первых лиц страны.

Город-сказка

Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн (荣成) в провинции Шаньдун (山东). Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо – дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Возникает вопрос: как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой – минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники – получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс «Хуаньцюван» (环球网).

Но проблема в том, что когда четко не оговорено, что можно, а что нельзя, то начинается административный произвол. Практически невинные люди могут пострадать. Представим себе ситуацию: человек поставил нестандартные колеса на машину и поехал из Жунчэна в теплый Гуанчжоу (广州). Показания спидометра слегка искажаются, и по дороге камеры сфотографировали номер раз пятнадцать за незначительное превышение скорости. А 75 баллов – минус из кармы. По возвращении из поездки расстроенный водитель идет в аптеку покупать успокоительное. Расплачивается с помощью мобильного приложения, которое передает куда следует данные о покупках. Система оценивает его как психически неуравновешенного и снова понижает рейтинг. В результате образцовый патриот и общественник уже даже в таксисты не годится.

Как работает система?

Для юридических лиц правила игры сформулированы более четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если никаких претензий нет – компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта» (容缺受理). Это значит, что если при обращении в какую-либо инстанцию компания представила неполный комплект документов, ее обращение все равно принимается в работу, а недостающие документы просто можно донести потом или даже прислать скан.

Тем, у кого низкий рейтинг, – дорогие кредиты, повышенные ставки налогов, запрет на эмиссию ценных бумаг, запрет на инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается.

Но как именно будет функционировать система оценки социального доверия для физических лиц, до сих пор остается загадкой. Что известно на сегодняшний момент? Данные о человеке будут собираться из всевозможных государственных структур, правоохранительных и муниципальных органов, с одной стороны. С другой стороны, это указано в программе Госсовета, данные будут собирать восемь частных компаний.

Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации (全国信用信息共享平台), которая, кстати, уже работает. Она будет обрабатывать этот массив данных и формировать рейтинги. Рейтинги компаний можно будет посмотреть в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний (全家企业信用信息公示系统), а данные о физических лицах – на информационном портале Credit China (信用中国网).

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, – Alibaba (阿里巴巴集团) и Tencent (腾讯). Почему выбраны именно эти компании, понятно. Tencent – владелец мессенджера WeChat (微信), которым пользуются 500 млн человек. Alibaba – крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж составляет более $23 млрд. Причем и Tencent, и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на сервисы мобильных платежей этих двух компаний – Alipay (支付宝) и WeChatPay (微信支付) – приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг $5,5 трлн.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что ты покупаешь, где покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь, в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем и о чем ты общаешься в чате, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo (微博) – крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, – знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности (中华人民共和国国家安全部).

Кстати, Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit (芝麻信用管理有限公司). По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом – твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

Также, по признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня (李颖赟), на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью изданию Caixin (财新), где Ли Инъюнь заявил, что «те, кто по 10 часов в день играет в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Эта тема широко обсуждалась среди пользователей китайского сервиса микроблогов Weibo (微博), аналога Twitter. Они даже попытались разработать собственную стратегию повышения рейтингов. Так, например, блогеры утверждают, что если поддерживать на счете Alipay более 1000 юаней, хотя бы раз в три-пять дней совершать маленькие покупки, использовать сервисы по управлению благосостоянием и p2p-займам, например Zhaocaibao (招财宝), то твой рейтинг в Sesame Credit значительно вырастет. Таким образом, есть версия, что консюмеризм может быть одним из существенных факторов благонадежности.

Под колпаком

В компании подчеркивают, что пока Sesame Credit – это пилотный проект и дело сугубо добровольное. Однако, во-первых, пользователей активно подталкивают предоставлять личную информацию и заманивают в сети рейтингов, играя на самых высоких чувствах. Например, на любви. Китайский сервис знакомств «Байхэ» (百合网), аналог Tinder, обещает одиноким сердцам поднять их анкеты в результатах поиска на первые строчки, чаще высвечивать их профили на главной странице, если у них будет высокий рейтинг Sesame.

Во-вторых, многие даже не знают, что машина уже работает против них и они давно под колпаком. Взять, например, расплодившиеся в огромных количествах в Китае различные сервисы шеринга (краткосрочной аренды). Во всем мире в основном существует два типа шеринга: каршеринг (аренда автомобилей) и байкшеринг (аренда велосипедов). В Китае же в аренду можно взять и велосипеды, и зонтики, и зарядки для телефонов, и баскетбольные мячи.

Бизнес-модель такой аренды, как может показаться, крайне неэффективна. Аренда велосипеда в крупнейшем сервисе байкшеринга Ofo (ofo小黄车) стоит всего полтора юаня в час, баскетбольный мяч в Zhulegeqiu (猪了个球) можно взять поиграть за один юань в час, столько же стоят зонтики Molisan (魔力伞). Зачастую все эти вещи не оборудованы никакими датчиками геолокации, защитой от кражи. Неудивительно, что многие фирмы практически сразу разоряются. Например, Wukong Bicycle (悟空单车) из Чунцина (重庆) была вынуждена закрыться, потому что 90% велосипедов компании было украдено.

Но, может быть, задача совсем в другом? Делимый продукт выдается через специальное мобильное приложение. Поэтому информация о пользователе все равно в руках компании. И на нечестных воришек, которые, казалось бы, безнаказанно обрели баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. И к 2020 году, когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грешки.

А судьи кто?

Вопросов, даже чисто юридических, к системе социального кредита пока остается немало. Например, насколько правомерно использование компаниями личных данных клиента в пользу третьей стороны, которой в данном случае является государство. Конечно, западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом.

К примеру, российское представительство Google не так давно было оштрафовано по решению суда за чтение электронных писем. Житель Екатеринбурга подал иск к Google после того, как посчитал, что контекстная реклама, предложенная ему в почтовом сервисе, была подобрана после прочтения его электронной почты. Суд постановил, что Google нарушила права гражданина на личную тайну и тайну переписки. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных в составлении рейтингов.


Второй вопрос: какие поощрения и какие санкции ожидают людей с высоким или низким рейтингом? Официальные документы четкого ответа не дают. «Руководящие рекомендации Госсовета КНР по становлению и совершенствованию механизмов поощрений лиц с высоким рейтингом доверия и наказаний лиц, утративших доверие, для ускорения создания системы социального кредита» (国务院关于建立完善守信联合激励和失信联合惩戒制度加快推进社会诚信建设的指导意见) содержат весьма размытые формулировки.

Обладателям высоких рейтингов сулят упомянутую выше систему «принятия неполного комплекта», обещают «зеленый свет во всех административных процедурах», а также серьезную поддержку и преференции в образовании, трудоустройстве, открытии бизнеса, социальных гарантиях. Тем, у кого низкий рейтинг, напротив, грозят всевозможные административные препоны, ограничения в покупке недвижимости, авиабилетов, билетов на высокоскоростные поезда, ограничение выезда за границу, ограничение на проживание в отелях люкс.

До тех пор, пока четкие меры не будут выработаны наверху, в каждом регионе будут свои правила, и ограничиваться они будут лишь фантазией местных властей. Уже сейчас в Пекине серьезно карают за перепродажу железнодорожных билетов; в провинции Цзянсу (江苏) – если не навещаешь родителей достаточно часто (при этом нигде не написано, как часто их надо навещать); в Шанхае – за сокрытие предыдущего брака или за необоснованное использование клаксона в автомобиле; в Шэньчжэне (深圳) – за переход дороги в неположенном месте.

Наконец, самый главный вопрос: а кто судья? Кто решает, что можно, а что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? А если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены? Кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинг подсчитан неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения. На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5300 человек. К концу июня нынешнего года таких людей было уже 7,3 млн.


Общество китайской мечты

По мнению китайских властей, в условиях стремительного роста экономики КНР, где важную роль играет кредитование, необходимость системы скоринга очевидна хотя бы по экономическим мотивам. Впрочем, социальные и политические факторы для властей не менее важны. Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь (邓聿文) так писал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек – что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению ряда близких к власти интеллектуалов, общество, где честный считается лузером, где сплошь и рядом подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, – такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и в конченом итоге власть партии.

Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. Цель была заявлена уже в 2012 году, вскоре после назначения Си генсеком – воплощение китайской мечты (中国梦). А что такое китайская мечта, каким именно должно быть гармоничное общество? Ответы на эти вопросы китайское руководство ищет, видимо, в историческом опыте.

Примерно в 400 году до н.э. великий китайский реформатор Шан Ян(商鞅)приказал народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. По закону на дверях домов должны были висеть таблички с подушевой описью семей. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству сотский староста. Эта система называлась «баоцзя» (保甲). Идущий уже свыше двух тысяч лет спор между последователями Шан Яна, легистами (法家), которые выступали за управление обществом с помощью жесткой системы поощрений и наказаний, и конфуцианцами (儒家, ратовавшими за воспитание в народе этических начал с помощью образования и личного примера властей предержащих, стал одним из главных стимулов для развития управленческой мысли в Китае.

Власти экспериментального Жунчэна решили применить проверенные тысячелетиями методы в новой системе социального кредита. Только все население города поделено на блоки не из 5–10, а из 400 семей. Но они также должны следить друг за другом. Кроме того, назначаются специальные наблюдатели, ответственные за каждый блок, которые его регулярно проверяют, собирают фото- и видеодоказательства плохого поведения и отправляют эти данные куда следует.

Политические эффекты подобного механизма социального контроля в Китае описаны давно. Еще живший в II–I веках до н.э. классик китайской историографии Сыма Цянь (司马迁), младший современник Полибия, писал, что баоцзя с ее круговой порукой и взаимной слежкой нередко использовалась властями в целях борьбы с оппозицией и выколачивания налогов с населения.

Конечно, в официальных документах упоминается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК провинции Сычуань (中共四川省委党校) недавно подписала с Университетом электроники и технологий КНР (电子科技大学) соглашение о создании первой в стране системы рейтингов и оценки надежности для чиновников низового уровня. Система называется «Умное красное облако» (智慧红云).

С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать такие данные о каждом чиновнике, как посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение. Система будет сопоставлять данные о доходах чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных, а также информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться степень его политической благонадежности. Отмечается, что таким образом можно будет гораздо эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров.

А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал систему социального кредита «кошмаром Джорджа Оруэлла». Время покажет, превратится ли система социального кредита в невиданную ранее цифровую диктатуру XXI века, всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за тобой. Неясно также, будет ли существовать какой-либо контроль и ограничения для самого Большого брата. Пока же вполне резонным для жителей Китая кажется совет Оруэлла из «1984»: если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя
.
Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4025



Просмотр профиля
« Ответ #2209 : 11 Июля 2018, 09:06:59 »

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм
Эта палка тоже с двумя концами. Может вылиться в особо изощренную форму диктатуры. Как например, описанная в пророческой фантастической повести Ефремова "Час быка". Найти золотую середину, когда система будет служить интересам общества, исключительно сложно. Всегда остается искушение приспособить ее для обслуживания "особо выделенных".
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2210 : 11 Июля 2018, 11:26:49 »

Может вылиться в особо изощренную форму диктатуры.  Найти золотую середину, когда система будет служить интересам общества, исключительно сложно. Всегда остается искушение приспособить ее для обслуживания "особо выделенных".

дык уже выливалась не раз у коммуно-утопистов (особо выделяющихся) - о чём и сия темка

<a href="https://www.youtube.com/v/fQkvq4Vu-ag" target="_blank">https://www.youtube.com/v/fQkvq4Vu-ag</a>
Записан
Ариадна
Ветеран
*****
Сообщений: 2695



Просмотр профиля
« Ответ #2211 : 11 Июля 2018, 12:28:32 »

Вот поэтому и нужно проектировать Анархо-СССР  :) Общество нового типа, которого ещё не было нигде и никогда! Большие братья в такой среде не заводятся. А функцию общественного контроля за использованием средств научно-технического прогресса выполняют анархо-трансгуманисты (шестая чакра).


Анархо-Трансгуманизм

Анархо-трансгуманисты выступают в поддержку:

- Разработки и технологии, способные, в дальнейшем расширить возможности и свободы человека (кибернетика, загрузка сознания, иммортализм, генная инженерия).

- Разработки способные сократить загрязнение планеты, и/или откатить уже принесенный вред (переработка отходов, чистые источники энергии, клонирование).

- Наиболее быстрое и доступное внедрение тех решений и идей, которые способны решить актуальные современные проблемы, такие как голод и нищета (экстракорпоральное мясо, альтернативная энергетика, еще раз генная инженерия).

И против:

- Неравномерного доступа к плодам прогресса, нельзя допустить чтобы лучшие разработки медицины или технологии были доступны только "элите".

- Использования технологических достижений для укрепления вертикали власти - новые разработки должны приносить пользу человечеству, а не усилять власть государства.

- Распространения невежества среди людей. Политического ("должен же быть кто-то главный!"), социального ("клоны/роботы захватят мир!!"), и религиозного ("генная инженерия - грех, нельзя вмешиваться в божий промысел!!!").

https://vk.com/anarcho_transhumanism
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2212 : 11 Июля 2018, 13:56:13 »

вождисткам тянущим всех в совок под партноменклатуру - свежая статеечка от Илларионова

Цитата:
https://aillarionov.livejournal.com/1073129.html

Юбилеи событий, создавших современный свободный мир
   
Свободный мир – весьма юный исторический феномен. Большую часть своей истории подавляющее большинство человечества прожило в несвободе. Лишь относительно недавно впечатляющие успехи политической и правовой системы свободного мира (личные, гражданские, экономические, политические свободы; верховенство права; республиканское государственное устройство; политическая демократия; разделение государственной власти и ее ограничение; гражданский контроль над вооруженными силами; религиозная и идеологическая терпимость) позволили ей распространиться по значительной части планеты. Однако первоначально политическая и правовая система свободного мира, создавшего институциональные традиции, регулярно воспроизводящиеся и не прерывавшиеся в мире вплоть до сегодняшнего дня, родилась и смогла (почти чудом) выжить в течение первых примерно полутора столетий на совсем небольшой, даже по европейским меркам, территории. Как бы ни относиться к появлению современного свободного мира – как к исторической случайности или исторической закономерности, время и место его появления локализуется достаточно точно.

Речь, естественно, идет о Нидерландах. Точнее, если использовать официальное название того времени, о Республике Соединенных Провинций Нидерландов. Поначалу это была совершенно крошечная территория с незначительным населением. В 1576-1577 гг., в самый тяжелый период Восстания против Габсбургов и католицизма, политических, экономических и религиозных преследований со стороны испанцев, часть провинций Голландии, Зеландии и Утрехта, контролировавшаяся восставшими, не превышала 6 тысяч кв.км с населением не более 250-300 тыс.чел. В переводе на современные российские реалии – это меньше числа жителей одного Одинцовского района Московской области (320 тыс.чел. в 2016 г.).



Повстанческие районы в 1576-1577 гг. (отмечены штриховкой).

Против жителей восставших провинций испанский король Филип II двинул Армию Фландрии, военное соединение нового типа, первую постоянную армию нового времени, беспрецедентную по уровню подготовки и военному опыту, численность которой в пик боевых действий достигала невероятные для своего времени 86 тыс. солдат.

Несмотря на несопоставимость экономических, финансовых, демографических ресурсов противников
(на рубеже 16 и 17 веков число всех жителей Республики составляло около 1,5 млн.чел. по сравнению с 52 млн.чел., проживавших только в европейских владениях Габсбургов), несмотря на мощный поток золота и серебра из американских колоний Испании, предоставивший Империи огромные средства для финансирования военных действий, несмотря на 80-летнюю длительность Войны за независимость – несмотря на все это нидерландцы смогли выстоять и победить. А политические и правовые институты свободного общества, закрепившиеся в Республике во время Восстания и Войны за независимость, постепенно распространились по всему миру.



Б. ван Бассен. Заседание Генеральных Штатов Республики в Рыцарском зале Бинненхофа, Гаага, 1651 г.

По странному стечению обстоятельств несколько важнейших событий, приведших к первой победе политической и правовой системы свободного мира, институциональная преемственность с которой сохраняется до сегодняшнего дня, произошли в годы, заканчивающиеся цифрами восемь и девять. Поэтому нынешний, 2018-й, и следующий, 2019-й, годы оказываются временем, на которое приходится несколько юбилеев, дающих удобный повод вспомнить, как именно происходило становление современного свободного мира, а также, возможно, извлечь из этого полезные уроки для сегодняшнего дня.

26 июня 1548 г. (470 лет назад) – ратификация аугсбургским рейхстагом Священной Римской Империи Бургундского договора, создание т.н. Бургундского круга, впервые объединившего семнадцать провинций Нидерландов в единую самоуправляемую административную единицу, отличную от других провинций Империи. Год спустя император Карл V закрепил появление новой провинции Империи своей Прагматической санкцией 1549 г.

23 мая 1568 г. (450 лет назад) – битва при Хейлиргелее, начало Войны за Независимость, растянувшейся на 80 лет, первая победа восставших, гибель в сражении командовавшего нидерландским отрядом 27-летнего Адольфа Оранского, брата лидера восставших Вильгельма I Оранского.

Май 1578 г. (440 лет назад) – переход Амстердама, крупнейшего на тот момент (30 тыс. жителей) и богатейшего города провинции Голландии, до тех пор сохранявшего лояльность испанскому королю Филиппу II, на сторону восставших.

23 января 1579 г. – заключение Утрехтской унии, формирование военно-политического союза северных провинций Нидерландов.

Апрель 1588 г. (430 лет назад) – отказ Генеральными штатами семи нидерландских провинций – Голландии, Зеландии, Утрехта, Гельдерна, Оверэйссела, Фрисландии, Гронингена – от дальнейшего поиска претендентов на позицию монарха для участников Утрехтской унии, провозглашение самоуправляемой Республики в виде Конфедерации семи объединенных провинций.

31 июля – 8 августа 1588 г. (430 лет назад) – разгром объединенным англо-голландским флотом испанской Непобедимой Армады, снятие непосредственной угрозы рекатолизации Англии и Нидерландов.

30 января 1648 г. (370 лет назад) – заключение Мюнстерского договора, закончившего Восьмидесятилетнюю войну (1568-1648 гг.) официальным признанием Испанией независимости Нидерландов.

1-5 ноября 1688 г. (330 лет назад) – фантастическое по дерзости, успеху и историческим последствиям вторжение нидерландского экспедиционного корпуса во главе с Вильгельмом III Оранским в Англию, приведшее к свержению католического короля Якова II и его бегству во Францию, т.н. английская «Славная революция», в ходе которой протестантский штатгальтер Голландии Вильгельм был провозглашен королем Англии, властные полномочия были перераспределены в пользу парламента, принят Билль о правах (16 декабря 1689 г.); решающая победа свободного политического и правового режима в Англии, радикальное изменение геополитического баланса в Европе.

В коротком тексте невозможно затронуть все особенности и последствия формирования первого свободного политического и правового режима в истории. Но некоторые уроки этого процесса можно отметить.

1. Свободный человек – это вооруженный человек. Борьба за свободу – это по необходимости и вооруженная борьба.

2. Борьба за свободу может быть весьма длительной. В случае Республики Нидерландов достижение более или менее решающей победы заняло почти полтора столетия (пять-шесть поколений).

3. Цена свободы высока. Для победы в Восстании и Войне за Независимость потребовались невероятные ранее финансовые усилия. В боях, осадах, от голода погибла примерно пятая часть жителей (600-700 тыс.чел. из примерно 3,2 млн.чел. населения Габсбургских Нидерландов). В первом же сражении Войны пал брат Вильгельма I Оранского Адольф. Сын Вильгельма Филипп-Вильгельм, студент Лёвенского университета, в 13-летнем возрасте был похищен агентами Габсбургов, переправлен в Испанию в качестве заложника, он больше никогда не смог увидеть отца. Сам Вильгельм I Оранский, переживший несколько покушений, был убит католиком-фанатиком 10 июля 1582 г.

4. Завоевать свободу в одиночку невозможно. Борьба за свободу – это всегда кооперация, это всегда совместные действия. Победа Нидерландской революции – это результат коллективных усилий жителей десятков городов, нескольких провинций, в течение десятилетий сообща отстаивавших, в том числе вооруженным путем, свободу для всех.

5. Борьба за свободу интернациональна. Наряду с голландцами и жителями других провинций Нидерландов в рядах бойцов за свободу Республики сражались англичане, шотландцы, немцы, шведы, французы-гугеноты. Неоценимую услугу победе свободы оказали протестанты, воевавшие на фронтах гражданских войн во Франции, Германии, Богемии. Без их усилий и без их жертв Республика была бы быстро задушена, а вместе с нею была бы уничтожена первая политическая и правовая система свободного мира.

6. Борьба за свободу требует союзников. За годы Восстания, Войны за Независимость, последующих войн – вплоть до победы английской Славной революции 1688 г., обеспечившей относительную безопасность первой Республики нового мира, ее политической и правовой системы, – в союзниках у нее в разное время были Англия, Франция, Испания, германские княжества. Те же государства успели побывать и военными противниками Республики.

7. Какой бы трудной, отчаянной и даже обреченной ни казалась бы и ни была бы на самом деле борьба за свободу в самые тяжелые моменты Восстания и Войны за Независимость (например, после падения Наардена и Хаарлема, во время осады Лейдена в 1574 г.), уверенность в правоте своего дела никогда не покидала борцов за свободу.

самое дорогое Бургундское - в том Бургундском круге

https://yandex.ru/images/search?text=бургундское

https://ru.wikipedia.org/wiki/Нидерланды
« Последнее редактирование: 12 Июля 2018, 15:43:27 от Oleg » Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4025



Просмотр профиля
« Ответ #2213 : 11 Июля 2018, 16:39:02 »

Лилия Шевцова: Передача власти по наследству стала невозможной. Куда бежать?]

Цитата:
«Оттоманская система пала, потому что она пренебрегла человеческой природой. Первая трещина прошла тогда, когда приближенные падишаха захотели повторить свою судьбу в своих детях». ( Арнольд Тойнби). Уточню: смертельный удар по оттоманской империи нанесли ее верные «псы» - янычары, когда они приобрели вкус к собственности и торговле. А следовательно, к обогащению, что начало их отвлекать от защиты власти и государства. Впрочем, по той же причине пала и могущественная Спарта. Соединение репрессивного аппарата, власти и собственности оказалось гибельным для многих цивилизаций.

Сегодня Россия оказывается перед аналогичным вызовом. У нас произошло сращивание не только власти и собственности (что существовало всегда), но «властесобственность» ( термин Юрия Пивоварова и Андрея Фурсова) попала под контроль своего репрессивного кнута. Чего прежде не бывало.

Теперь же этот монстр создает основы для продления своей жизни. Понятно как- через «воспроизводство в детях». По примеру оттоманов. Причем, дети российской элиты дадут фору отпрыскам старой партийной номенклатуры и советских вождей. Высшим успехом, которого добились в своей жизни прежние дети, было директорство академического института, ректорство вуза и владение парикмахерской. Детям вождей вообще не повезло. Они кончали трагически, как дети Сталина и дочь Брежнева. Либо завершали, экономя на лекарствах.
Цитата:
Мирный переход власти требует от правящей элиты понимания, что не нужно бетонировать свои позиции, пытаясь продлить себя в бесконечность. Что не нужно выкорчевывать оппозицию, которая, придя к власти, должна стать гарантом безопасности старой элиты, чтобы обеспечить свою будущую безопасность. Кремль, бетонируя подходы к власти, забывает, что бетон придется взрывать. А взрыв может разнести в клочья не только властную конструкцию, но и государство.

Начавшийся в России процесс передачи государственных ресурсов в руки детей правящей элиты говорит о том, что она избрала свою судьбу. Скорее всего, она не может поступить иначе. А это уже диагноз и ее собственный приговор самой себе.

А что же все-таки делать правящим детям, чтобы не попасть под каток будущих зачисток? Бежать! И лучше сменить фамилию. И чем раньше, тем лучше!
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2214 : 12 Июля 2018, 15:29:10 »

Цитата:
https://averrones.wordpress.com/2011/08/14/fifes/

Правовая база данных по-голландски
Сегодня юристы и сочувствующие при необходимости узнать текст закона пользуются благословенными дарами прогресса: компьютерными базами данных, будь то отдельные программы или интернет-сервисы. Уже трудно представить, что всего два-три десятилетия назад все эти тексты надо было хранить в бумажном виде, не говоря о подклейке в них изменений и дополнений. Однако ещё кошмарнее была ситуация с правовыми базами в Голландии в XVI веке. Там в каждом городе, городке, городишке, селе, деревне и деревушке был прочный ларчик, в который местные жители трамбовали все подтверждения своих привилегий начиная с раннего средневековья, причём никакой особенной каталогизации и не делалось. Даже на уровне всей провинции был такой сундук, ключи от которого находились у Адвоката провинции, у кого-то из королевской Счётной палаты и у двух депутатов штатов: одного от городов и одного от феодалов.

Что такое привилегии в то время? Это святое. Это основа основ всего европейского государства. Привилегии, права и свободы были как у отдельных лиц от короля до башмачника Гуго, так и у корпораций торговцев зерном или мостостроителей. Были привилегии и у населения городов-регионов-провинций в целом. Соблюдались эти права очень строго. Нет у короля привилегии назначать городские суды — значит не может. Нет у короля прерогативы собирать такие-то налоги — значит не может собирать, иначе проблем не оберётся. И потому стояли по всей Европе за привилегии горой, особенно сильно всякие горожане, а поскольку горожан больше всего было в Голландии, то там и происходило больше всего интересных случаев, касающихся привилегий. Местные считали, что если в отношении кого-то король или местный феодал привилегию нарушит, то потом и до других очередь дойдёт, а потому стояли голландцы «один за всех и все за одного», как будто все в глубине души мушкетёры. При этом правда были нюансы. Когда чужая привилегия городу не мешает, то город готов её защищать, а те чужие привилегии, которые городу мешают — их защищать не надо, их надо стараться отменить, давая взятки правильным людям наверху. Так что, шла обычная грызня, сильный кушал слабого, но — кушал обоснованно и не без хлопот, а порой и давился откушенным.

Государи, естественно, к XVI веку пыл по раздаче привилегий поумерили, а то раньше было это отличным способом получить поддержку и сундук золота от благодарного населения — тактическим выигрышем за счёт стратегического тупика. Так вот, раздавать привилегии стали реже, но к тому времени сундуки, ларцы и ящички в городах и сёлах уже просто ломились от древних бумаг. Содержалось это счастье в таком прекрасном порядке, что требовалось с полдюжины юристов нанимать, чтобы те рылись в этой куче с месяц, но всё же находили, скажем, документ от графа Флориса V, выданный в конце XIII века. Естественно, что иногда заявленные права другой стороной (соседним городом, деревней, графом или императором) принимались без спора, а иногда вытаскивались противоположные привилегии и начинался юридический спор. Происходил он следующим образом.

После того, как к бюргерам или сельчанам (которые в этом учились у горожан) прибегал главный юрист с криками «нашли! нашли родимую!», они немедленно вытаскивали из сундуков доспехи и оружие и строем маршировали по округе с дудками и барабанами, стараясь попасться на глаза нарушителю привилегий. Да, источники не описывали например, был ли у них огнестрел, сколько было арбалетов и алебард, но вот дудки и барабаны упоминались обязательно как некий неотъемлемый символ защиты прав. Вот так они и разгуливали, демонстрируя всем встречным историю нескольких поколений оружейного прогресса, поскольку с новинками военной промышленности у бюргеров было туго. Иногда от сознания своей крутости и ради развлечения эти борцы что-нибудь по дороге ломали, но до кровопролития обычно не доходило.

После подобного перфоманса опять в дело вступали юристы, и начинались уже чисто правовые обсуждения, прерываемые звуками дудок и барабанов за окнами
ратуши. Главное было не слишком наглеть и иметь настоящие привилегии, подтверждённые документами. Плюс против императора так выступали только в экстренных единичных случаях, а то император-то что — он, если его достанут, совершит непотребство: приведёт полсотни рыцарей и пару тыщ ландскнехтов, повесит каждого десятого «бунтовщика» и уйдёт, ободрав знамёна и проткнув барабаны, да ещё и прикажет оставить в стенах проломы в назидание будущим поколениям. Поэтому обычно старались даже случайно не обидеть ни одного чиновника, назначенного не местными органами, а императором. У императора, конечно, много дел, денег лишних нет, и если ландскнехты приходят и уходят, то с бюргерами потом надо жить, но мало ли что, когда задета честь — разум молчит.

Короче, было весело. Правда, когда всё же доходило до битв, правда, то было совсем даже не весело, потому что битва Золотых Шпор одна, давно, и тогда ещё не было огнестрела. Достаточного количества наёмников закупить как-то не выходило, а среди бюргеров военному делу обучались только тогдашние шизомилитаристы из гильдий арбалетчиков и аркебузиров, которых в XVII веке знатно рисовал Рембрандт и которые в наше время по лесам со страйкболом шныряют. Но не будем о грустном.

Вот парочка примеров борьбы за права. В 1564 году не понравилось трём деревням, что dijkgraaf («граф плотин», который на деле не граф, а назначаемый на 6 лет чиновник) и heemradschap (комитет по дамбам) неподалёку от этих деревень строят две неудобные плотины на Рейне, которые станут основанием для каменного моста близ Бодегравена. Деревни обратились в Совет Голландии, тыча в привилегию от 1395 года о том, что такое может быть совершено только с согласия пяти деревень из местного района. Согласия они не давали, а деньги на строительство с них требуют — нехорошо выходит, не по закону. Совет Голландии решил, что дело сельчане говорят, прекратить надо работы. «Граф плотин» на приказ наплевал. Тогда с этих трёх деревень собрались две сотни мужиков, вооружились, взяли дудки-барабаны, пошли и сломали обе дамбы к чёртовой бабушке.

Эрих фон Брауншвейг, местный феодал, чьим интересам отвечало строительство моста, оченно обиделся и пожаловался в Совет Голландии, мол, паршивцы совсем обнаглели, криминальные дела творят, да ещё portus armorum, во всеоружии! Кого-то из зачинщиков даже арестовали, но Совет Голландии подумал и сказал, что «граф плотин» сам виноват, а потому всех немедленно надо отпустить и обид впредь не чинить.

Или вот январь 1566 года — аж 500 серьёзно настроенных мужиков похватали оружие и выступили из деревни Ассендельфта к дороге на Эдам (естественно, дудки, барабаны, флаги, все дела).

Там они сломали мешающий им шлюз и окружили господина Себастьяна Краналса, дийкграфа дренажных шлюзов, и несколько часов с ним проникновенно беседовали, «используя угрожающие слова». Потом часть борцов за права и привилегии пошла к Ассембургскому замку, взобрались на одну из внешних башен и совершили там «мелкие деяния вандализма».
Потом они отправились в город Бевервийк, где захватили шерифа и принялись его всячески обижать. Шерифа проволокли по залитым грязью улицам и заставили вернуть незаконно присвоенные «кастрюлю и котелок». Ему даже угрожали обнажённым мечом, но тут встрял некто Корнелис Виллем Герритзон, сказав «Не убивайте его пока, сначала я ему кое-что зачитаю».
Затем Герритзон зачитал шерифу непонятную бумагу, которую назвал привилегией, и все удалились с чувством выполненного долга. Шериф оказался злопамятным и через несколько месяцев арестовал Герритзона. Защитника привилегий в итоге судил Совет Голландии за государственную измену, точнее lèse majesté. Шериф-то был местный чиновник, и с ним всё сошло бы с рук, но вот Краналс был королевским чиновником, и оскорбляя его, мятежники оскорбили короля. Знать надо было, перед кем мечом размахивать
.

http://ru.artsdot.com/@@/8Y36N5-Dirck-Van-Delen-великий-Зал-бинненхоф-в-Гаага
https://commons.wikimedia.org/wiki/Bartholomeus_van_Bassen
« Последнее редактирование: 12 Июля 2018, 16:12:13 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2215 : 12 Июля 2018, 16:02:01 »

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/449626/read
- Нидерланды. Каприз истории (пер. Андрей Константинович Игнатенко) (Национальная история) 2287K - Геерт Мак

Согласно подсчетам французов, в середине XVII века около трех четвертей мирового флота ходило под нидерландским флагом.
Практически все слои нидерландского общества пользовались плодами этих успехов и связанного с ними благосостояния. В списках акционеров ООК и ВИК — тысячи имен: бургомистров и купцов, но также пасторов, школьных учителей и даже прислуги. Об острых социальных конфликтах XVI века после 1590 года стали забывать. Образование и культура переживали расцвет. Амстердам стал финансовым центром Европы с такими новинками, как газеты, отлично организованная торговая биржа и городской обменный банк, благодаря которому международное денежное обращение было радикально модернизировано: любую валюту можно было обменять здесь на сертификаты с фиксированной стоимостью.
Впрочем, возник серьезный внутренний конфликт по поводу войны с Испанией: у принца Маурица были монаршие амбиции, и он очень хотел продолжать воевать, чтобы «освободить» и Южные Нидерланды. Великий пенсионарий ван Олденбарневелт, как и купцы, был противником продолжения войны, которая стоила кучу денег и препятствовала свободной торговле. Кроме того, он предпочитал иметь на южной границе слабую, оккупированную Испанией страну, чем сильную и всегда щедрую на сюрпризы Францию.

К тому же в молодой Республике стали возникать неизбежные конфликты относительно власти. Насколько свободными были отдельные провинции внутри нидерландского единства? Где фактически находился центр власти? У влиятельных Штатов Голландии, или у Генеральных штатов, или у общего собрания представителей всех провинций? Или в самом могущественном городе Амстердаме? Эта неопределенность вела к ситуации, напоминавшей обстановку в США во время Гражданской войны.
Нидерландцы до сегодняшнего дня являются мастерами ослаблять остроту политических и социальных конфликтов, превращая их в религиозные разногласия. Вот и та запутанная политическая ситуация в конце концов была переведена на язык теологических споров. В Лейденском университете возник бурный диспут между профессорами-кальвинистами Арминием и Гомаром о так называемом предопределении: оказывает ли жизненный путь человека влияние на то, где будет его место после смерти — на небе или в аду? «Несгибаемые» ортодоксальные «гомаристы» давали на этот вопрос отрицательный ответ: Бог все предопределил заранее. Более умеренные «арминиане» считали, что и сам человек может влить на свою судьбу. Дискуссия разгоралась, как пожар, во всех общинах пасторы становились на чью-либо сторону, и наконец благочестивая страна вновь была охвачена волнением. Споры о многообразии, толерантности и дальнейшем пути развития снова выплеснулись наружу, как кипяток из чайника. Что есть истинная вера? И еще круче: существует ли вообще истинная вера?
Вопрос получил политическую окраску, когда умеренные пасторы в своей петиции — «Ремонстрации», — направленной Штатам Голландии, призвали к большей гибкости и толерантности. Ортодоксальные пасторы в «контрремонстрации» потребовали неукоснительно следовать единственному, по их мнению, верному учению. Штаты Голландии под руководством ван Олденбарневелта сделали выбор в пользу толерантности. Статхаудер Мауриц после долгих колебаний выбрал противоположную точку зрения, открыто посетив летом 1617 году в Гааге богослужение контрремонстрантов. Реакция Штатов Голландии была исключительно резкой: было заявлено, что каждая провинция считает себя в праве самостоятельно решать политические и религиозные вопросы. В результате всего этого два выдающихся и наиболее успешных лидера Республики оказались по разные стороны баррикад.
Конфликт разрастался, в некоторых городах была создана милиция, чтобы противостоять Маурицу, и в конце концов Генеральные штаты решили созвать национальный синод, чтобы урегулировать вопрос. Этот синод, проходивший в Дордрехте, после двух месяцев заседаний, в январе 1619 года, изгнал из собрания умеренных ремонстрантов, составил символ веры в строго кальвинистском духе — нам еще вдалбливали его в школе — и принял решение о новом переводе Библии на народный язык, чтобы иметь самый чистый источник веры. Этот «перевод Генеральных штатов», получивший в некоторых кругах почти сакральное значение, сыграл позднее важную роль в формировании единого нидерландского языка. Впрочем, свобода совести признавалась. Впоследствии контрремонстранты сцепились уже между собой: «Начинается ли предопределение Божие до того, как Ева вкусила от яблока, или только после того?»
Последовала и человеческая драма. Престарелый Великий пенсионарий Йохан ван Олденбарневелт был арестован, судим за государственную измену и осужден на смертную казнь. На следующий же день, 12 мая 1619 года, он был обезглавлен на площади Бин-ненхоф в Гааге. Это было не что иное, как переворот, ибо Мауриц, низвергая Великого пенсионария, хотел установить единоличную власть. Мауриц до последнего надеялся, что ван Олденбарневелт будет просить о помиловании, но его старый союзник и советник от этого отказался.
Опираясь на трость — в нидерландских коллекциях находятся не менее четырех «подлинных» экземпляров, — Олденбарневелт взошел на эшафот. Его последние, обращенные к слуге слова были словами опытного, рассудительного управляющего, который ставит точку в конце скучного документа: «Покороче, покороче».
...
в XVIII веке Нидерланды не оказались в изоляции и не остановились в развитии. Многие города сохранили определенную динамику. Вольтер, который со времени своего первого путешествия в Голландию в молодые годы охотно и часто посещал Нидерланды, окрестил Амстердам «мировым складом». «От Гааги до Амстердама эта страна — один-единственный земной рай», — писал он, восхищенный лугами, каналами и рядами деревьев, в октябре 1722 года своей приятельнице во Францию. Особенно сильное впечатление произвел на него Амстердам. «В гавани находилось более тысячи кораблей. Среди 500 тысяч жителей города [в действительности их было едва ли половина этого] нельзя сыскать ни одного бродяги, голодранца, франта или наглого грубияна. Мы встретили статского пенсионария, шедшего сквозь толпу пешком и без лакеев. Здесь не становишься свидетелем, как кто-то рассыпается перед другим в любезностях, и здесь не собираются толпы народа, если мимо проходит принц. Работа и умеренность, ничего другого они не знают».
Характерна также та энергия, с которой Нидерланды налаживали хорошие отношения с молодой американской республикой, надеясь завязать новые торговые связи с этим развивающимся континентом. Первые приветственные выстрелы в честь корабля под только что появившимся американским флагом были сделаны пушками нидерландского форта на антильском острове Синт-Эстатиус 16 ноября 1776 года. Будущий президент Джон Адаме в качестве первого посланника Нового Света в 1780 году посетил (проездом из Парижа) Амстердам и Гаагу, два главных города единственной другой эффективно функционирующей республики в мире. Он был принят с распростертыми объятиями, получил военный заем в пять миллионов гульденов, а вскоре Нидерланды признали Соединенные Штаты как независимое государство.
Риск нового военного конфликта с Великобританией воспринимался как неизбежное зло и вскоре обернулся войной, когда британцы в том же, 1780 году при захвате одного американского корабля обнаружили целый пакет компрометирующих соглашений. Из них становилось ясно, что прежде всего город Амстердам заключил серьезные договоры с мятежниками о поставках оружия и о других формах поддержки. Такие решения определялись не только торговыми интересами. Существовало большое сочувствие американскому стремлению к независимости, отчасти из-за общей неприязни к британцам, отчасти из-за исторических параллелей: нидерландской республике тоже пришлось освобождаться от власти Испанской империи в трудной борьбе — и не в последнюю очередь также из-за старых идейных связей с североамериканскими колониями.
Отчасти эти связи имели религиозный характер. Относительно либеральная республика Нидерландов часто служила промежуточной стоянкой для малых и более крупных меньшинств, которые преследовались где-либо в Европе, прежде чем они перебирались в Новый Свет. Так, например, в конце XVI века в Мидделбурге и Амстердаме обосновались несколько десятков семей, которые относились к английской секте браунистов. Это было пиетистское движение, направленное на индивидуальное и «чистое» исповедание веры и около 1580 года во главе со своим проповедником Робертом Брауном отделившееся от государственной церкви Англии.
Браун считал существовавшие церковные общины «очагами разврата», а прихожан «заложниками самого антихриста». По его учению, долг каждого христианина стремиться к наивозможной чистоте — purity — жизни и веры. Существующая церковь коррумпирована властью и деньгами. Ее место должны занять независимые общины, внутри которых каждый мог бы проповедовать и свидетельствовать об Откровении.
В Англии Брауна и его последователей вскоре стали преследовать. Он сам и многие члены его секты бежали сначала в Мидделбург, а затем в Амстердам, где сначала они жили в большой нищете. В 1620 году часть из них отправилась в город Саутгемптон, чтобы оттуда с более крупной группой религиозных сепаратистов на корабле «Mayflower» («Майский цветок») лондонской компании «Вирджиния» отплыть в Новый Свет. Половина пионеров (их было чуть более сотни) погибла в первую американскую зиму от холода и лишений, остальные тоже не выжили бы, если бы им не помогли индейцы. Однако эта экспедиция «отцов-пилигримов» стала первой попыткой англичан основать на практически неизвестном континенте гражданское поселение. Их маленькая колония Плимут признана всеми как начало того, что должно было стать новой великой державой — Соединенными Штатами.
...
Северные и Южные Нидерланды по прошествии веков значительно отдалились друг от друга. Север все эти годы — за исключением времени французского господства — оставался независимой протестантской буржуазной республикой. Католический юг был в разные периоды владением Испании, Австрии и Франции, и его жители восприняли Нидерландское королевство просто как новую оккупационную власть. Большим влиянием в южных провинциях пользовались либералы, а им совершенно не по вкусу пришлось своенравное и авторитарное правление короля Вильгельма I. Чиновничество и в то время еще франко-говорящая буржуазия во Фландрии отклонили новые законы о языке, согласно которым нидерландский должен был вводиться в сфере управления, в армии и в школах.

На севере бельгийское восстание произвело противоположный эффект. Ответом на него было сплочение жителей раздробленной страны, состоявшей из городов и провинций, в некую «представляемую нацию»; впервые речь могла идти о настоящих национальных чувствах. Пятого октября 1830 года, спустя более месяца после начала восстания, король Вильгельм I призвал своих «верных подданных» выступить с оружием в руках против «жалкой толпы» бельгийских мятежников. «Вперед! К оружию по срочному призыву вашего государя! К оружию, со смирением и молитвой уповая на Всемогущего Господа, столь часто спасавшего Нидерланды и Оранских в дни тяжких испытаний…»
Своим призывом король затронул чувствительные струны. Повсюду проходила мобилизация ополчения, тысячи добровольцев записывались в армию, чтобы проучить «трусливых бельгийцев», патриотические стихи передавались из уст в уста. Бельгийское восстание рассматривалось как губительное последствие Французской революции, и нидерландцы считали свою страну в этом европейском кризисе оплотом христианской морали, форпостом, который они любой ценой будут защищать.


Хотя в декабре 1830 года великие державы на Лондонской конференции признали независимость Бельгии, 2 августа 1831 года почти 40-тысячная нидерландская армия под командованием кронпринца Вильгельма вторглась в Бельгию. Многие ее стрелки научились обращаться с оружием в самый последний момент. Ситуация на бельгийской стороне была еще печальнее. С военной точки зрения этот «десятидневный поход» для нидерландцев был успешным: спустя чуть более недели их войска уже стояли под самым Брюсселем.

Для патриотически настроенных рифмоплетов наступили золотые дни, но в результате этой победы Нидерланды выиграли мало. Вмешались правительства Франции и Британии, с юга навстречу войскам кронпринца двигался большой французский контингент, и, уступая давлению, кронпринц Вильгельм вынужден был срочно вывести свою армию с бельгийской территории. Гаага тем самым теряла контроль над ситуацией. Вновь великие державы решили судьбу и Нидерландов, и Бельгии, и они же определили нашу южную границу. Впрочем, слишком большого внимания этому вопросу они не хотели и не могли уделить: бельгийский мятеж отнюдь не был исключением. 1830 год был и в других странах Европы революционным годом; бельгийское восстание и его последствия стали лишь одной проблемой среди многих.
...

После 50-х годов перестало быть само собой разумеющимся, что рабочие, если они не связаны конфессионально, преимущественно голосуют за социал-демократов. Район Амстердам-Норд, где в 70-е годы повсюду висели плакаты коммунистов, в 90-е удивительно часто голосовал за правых популистов. С 70-х годов некоторые старые партии прекращали свое существование, другие объединялись между собой. Три крупные конфессиональные партии — одна католическая и две протестантские — вместе образовали Христианско-демократический призыв (ХДП); коммунисты, две пацифистски-социалистически-экологически ориентированные партии и левая христианская партия объединились в партию «Зеленые левые». Уже в 60-е была основана новая леволиберальная партия — «Демократы 66». Но последствия этой секуляризации и «деколонизации» для политической культуры в целом стали очевидными только в конце XX века. Неожиданно нидерландские политики по-настоящему были вынуждены заново выстраивать свою политику; возможно, теперь им даже придется впервые поучиться тому, что такое делать политику.
«Революция» 60-х годов проходила в Нидерландах — как в Англии, но в отличие от Германии и Италии — в более или менее игровой манере. В период между 1965 и 1967 годами тон задавало так называемое движение «Прово», рыхлая коалиция художников, студентов и рабочей молодежи, которые выступали против буржуазной унифицированной культуры района Лёйкенстраат. Движение заявляло о себе прежде всего посредством так называемых хэппенингов и других полукультурных-полуполитических уличных акций. «Прово» во многих отношениях напоминало берлинское движение «Дада», заявившее о себе около 1920 года. Активисты «Прово» часто выходили на демонстрации с белыми транспарантами без всяких надписей, что не мешало полиции грубо вырывать их из рук демонстрантов.
Интуитивно это движение задевало две болевые точки нидерландского общества. С одной стороны, его участники постоянно насмехались над боязливым (еще кризисным) менталитетом и моралью старших поколений, которые больше совсем не сочеталась с благополучием и свободой 60-х годов. Впрочем, одновременно они подшучивали и над набиравшим силу материализмом. Один из их лидеров, «борющийся с курением маг» Роберт Яспер Хроотфелд, каждую неделю — по старой нидерландской традиции с поднятым указательным пальцем — произносил проповедь на площади Спей в Амстердаме, направленную против безумия «одержимых потребителей». «В Западной Европе у нас есть все: телевизоры, соковыжималки и мопеды. Если в Китае еще нет соковыжималок, то у них единственная цель — заполучить их как можно скорее».
Затем, как и в других частях Европы, факел бунта приняли хиппи и студенты. Но студенческое движение и здесь зашло в тупик марксистского догматизма, хиппи закрылись в собственных анклавах, и, оглядываясь на прошлое, можно прийти к выводу, что лишь женское движение имело в те годы наиболее конкретные достижения. Хотя и здесь можно задать вопрос: не в большей ли степени эмансипации нидерландской женщины способствовали фармацевтическая фирма «Органон», производившая противозачаточные пилюли, и закон о социальной помощи, принятый усилиями честной католички, министра Марги Кломпе, благодаря которому государство впервые гарантировало помощь разведенным женщинам и их детям?
Но эти годы были важной фазой, когда «колонны» одна задругой лопались, как яйца в гнезде динозавра. Наряду с этим происходила смена поколений в нидерландской элите. В определенном смысле «революция» 60-х в Нидерландах была отложенной революцией 1945 года. Впервые после войны снова стали задавать порой весьма болезненные вопросы о периоде оккупации, отчасти потому, что новое поколение требовало убедительных ответов, отчасти потому, что поколение Сопротивления, которое во время и сразу же после войны мечтало о новом, освободившемся от «колонн» нидерландском обществе, теперь наконец увидело свой шанс и стремилось им воспользоваться. События оккупации, таким образом, все же стали частью национального автопортрета и даже существенной его частью, ведь здесь же шла речь о мериле добра и зла.
Впервые за долгое время стали раздаваться призывы к восстановлению республики. Когда наследная принцесса Беатрикс в марте 1966 года выходила замуж за симпатичного немецкого дипломата Клауса фон Амсберга, частью общества это было встречено с возмущением, и не в последнюю очередь в кругах бывших участников Сопротивления. Активисты «Прово», которые использовали любую возможность, чтобы обнародовать свою точку зрения, приложили все усилия, чтобы сорвать торжества. Кадры с их дымовой шашкой возле свадебной королевской кареты обошли весь мир. Но и в общепризнанных партиях, таких, как Партия труда, проводились серьезные дискуссии, не следует ли опять отменить монархию.

Так далеко дело не зашло, хотя королевскому дому в 70-е годы пришлось пережить большие неприятности по поводу так называемого дела Локхида, запутанной коррупционной истории вокруг закупки боевых самолетов для нидерландских военно-воздушных сил, в которой оказался замешанным муле королевы Юлианы, принц Бернард, пользовавшийся ранее большой популярностью. В конце концов против принца не стали возбуждать уголовное дело, но правительство выступило с резким его осуждением и вынудило его подать в отставку с поста генерального инспектора вооруженных сил и сложить с себя многие другие официальные должности. И все же из этого скандала монархия вышла в результате даже окрепшей: многие республиканцы пошли на попятную, когда появилась возможность вместе с ее супругом лишить трона и саму королеву. Республиканский принцип не стоил для них тех проблем, которые могли бы возникнуть в связи с «королевским вопросом», как это произошло в Бельгии, оказавшейся на несколько лет парализованной после Второй мировой войны.

Популярность нидерландской монархии и мягкость ее противников объяснялись прежде всего личными качествами трех женщин, которые занимали трон в XX веке. Королева Вильгельмина, несмотря на некоторые упущения, за годы Второй мировой войны как глава лондонского правительства в изгнании более чем выдержала испытание. «Единственный мужчина в нидерландском кабинете», — говорил о ней Уинстон Черчилль. За годы правления ее мягкой и миролюбивой дочери Юлианы было несколько скорее хаотичных периодов: ее пацифистские идеи в разгар «холодной войны» не всегда находили понимание правящего кабинета, а ее супруг, этот «шоу-принц», уже тогда был замешан в сомнительных делах. Но тем не менее она была всеобщей любимицей, и даже активисты «Прово» питали к ней слабость.

Королева Беатрикс, взошедшая на престол в 1980 году, когда Амстердам вновь был довольно неспокоен, — на этот раз из-за планируемого размещения в Нидерландах оружия средней дальности — снова натянула поводья (характерно, что она вернула в обиход обращение «Ваше Величество», тогда как ее мать предпочитала, чтобы ее называли просто «госпожа») и завоевала уважение благодаря той особенной основательности и профессионализму, с которыми она выполняла свои обязанности главы государства. Она могла бы стать великолепным президентом, признавали даже многие антимонархисты. Ее муж Клаус, скончавшийся в 2002 году, спустя недолгое время благодаря своему уму и социальной отзывчивости стал одним из самых популярных представителей дома Оранских, и не в последнюю очередь среди тех, кто в 1966 году выражал ему свою глубокую неприязнь.

Усиление монархии объясняется также королевской позицией в вопросе государственного строительства. В отличие, например, от Швеции функции главы нидерландского государства не являются чисто формальными и репрезентативно-церемониальными. Здесь королева играет и политическую роль, хотя и косвенным путем. Она «неприкосновенна» — «обладает иммунитетом», — а всю ответственность берут на себя министры, но это «ее» правительство управляет страной, что находит выражение в ритуале ежегодной тронной речи. Формально она является также президентом Государственного совета, конституционного консультативного органа правительства. Члены этого совета назначаются короной, то есть королевой и министрами, и сюда должен быть представлен каждый проект закона, прежде чем оказаться на рассмотрении парламента. Вице-президента и фактического председателя этой высшей консультативной коллегии охотно именуют «вице-королем Нидерландов».

Политическую роль королева играет в первую очередь при формировании правительства, если после выборов возникает необходимость создания правящей коалиции, что не совсем просто из-за относительно большого числа партий, представленных во Второй палате (причем некоторые из них имеют всего лишь одно, два или три места). С разрушением системы «колонн» этот процесс становился все длительнее и сложнее. Королева обычно назначает на первой фазе так называемого информатора, который должен прозондировать возможность формирования правительства. При этом в большинстве случаев речь идет об опытном политике из числа принимаемых в расчет партий, который сам политически уже не активен, и с его назначением она может придать процессу формирования правительства совершенно определенное направление.

Так, королева Юлиана из-за кулис сознательно дала зеленый свет формированию довольно-таки левого кабинета Йоопа ден Эйла в 1973 году, пестрой компании «прогрессивных» и «прогрессивно-конфессиональных» сил, которые должны были придать политическую форму идеям нового времени: распределение доходов, знаний и власти как можно более широким кругам населения, демократизация образования, женская эмансипация, защита окружающей среды, усиление контроля государства в вопросах землепользования и добычи полезных ископаемых, меры по устранению недостатка жилья, помощь «третьему миру».
Бросается в глаза, что во всех общественных дискуссиях относительно курса этого кабинета международная позиция Нидерландов почти не играла никакой роли. Стране по-прежнему удавалось не замечать крупных проблем силовой политики; вновь в течение 25 лет это маленькое, но богатое государство пребывало в безопасности на периферии Европы, хотя в других отношениях в достаточно удобной ситуации.

Нравственная безупречность была в те годы важнейшим критерием оценки как в политике, так и в общественной жизни. В этом свете рассматривался также поток иммигрантов из Средиземноморского региона, который с 60-х годов постепенно становился непрерывным, а в 70-е уже десятки тысяч семей, в основном турецкого и марокканского происхождения, оставались в стране на постоянное проживание. Но разве несколько сотен тысяч нидерландцев индонезийского происхождения, приехавших на «родину» после объявления независимости колонии, были приняты без проблем?
...
Да, были трудности с 12,5 тысячами амбонезцев[17], бывшими солдатами нидерландской колониальной армии и их родственниками, которые в 1951 году после военных акций индонезийцев против амбонезийских сепаратистов прибыли в Нидерланды и долгие годы вынуждены были жить в лагерях для беженцев. Их пребывание в стране рассматривалось как временное, к их интеграции в нидерландское общество сначала совсем не стремились. Многих из них поддерживала вера в возвращение в свою собственную, независимую от Индонезии республику, и нидерландское государство не мешало им предаваться этим иллюзиям. Когда жители южной части Молуккских островов поняли свое заблуждение, растущая горечь выплеснулась в 1975 и 1977 годах в несколько террористических актов воинствующих молодых людей — взятие заложников в двух поездах, в индонезийском генеральном консульстве в Амстердаме, в административном здании и в начальной школе, — вследствие которых Нидерланды были вынуждены выступить за создание независимой республики Южных Молуккских островов. Большинство случаев захвата заложников и операций по их освобождению сопровождались жертвами. Но даже эти отвратительные террористические акты не нарушили надолго внутреннего мира. Почему же сейчас интеграция новых иммигрантов не должна получиться, несмотря на первоначально натянутые отношения между местными жителями и вновь прибывающими в некоторых проблемных кварталах?

Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2216 : 12 Июля 2018, 16:11:04 »

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/16/71799-shvatka-liberalov-i-populistov

взоры всего мира обратились на маленькие Нидерланды. Парламентские выборы в них расценивались как лакмусовая бумажка, барометр, тест на политическую мутацию Европы в сторону национальной изоляции после более чем полувека стирания границ, открытия внешнему миру, культурной и религиозной толерантности.

В рыбном ресторане «Симонис» в порту Схевенингена, пригорода Гааги, в день выборов было многолюдно, как в любой день. Это скорее огромная столовая, где по громкой связи, пробиваясь сквозь шум и гвалт, выкрикивают номера готовых заказов. Продукция свежайшая, вкуснейшая и дешевая, что одинаково привлекает портовых рабочих, бюргерские семьи, экспатов и дипломатов. Тема выборов обсуждалась в разговорах, но о том, кто за кого голосовал, соседи старались не говорить, чтобы не поругаться. Общество расколото.

Европа в последние лет десять находится в плену проблем, сначала экономических и финансовых, потом — связанных с иммиграцией.  Первый удар по послевоенному порядку нанес Brexit, второй — победа Трампа (хотя это и другой континент). Голосование голландцев — в одном ряду с ними. Оно дает пищу для прогноза результатов президентских выборов во Франции в апреле и мае, парламентских — в Германии в сентябре. Кто-то назвал его четвертьфиналом соревнования между либеральной и право-популистской моделями в Европе. Полуфиналом будут выборы во Франции, финалом — в Германии.

Голландские выборы свелись к состязанию между лидером праволиберальной Народной партии за свободу и демократию (VVD), действующим премьер-министром Марком Рютте и Гертом Вилдерсом, возглавляющим националистическую, антииммигрантскую, антиисламскую Партию свободы (PVV).  На фоне миграционного кризиса его популярность выросла, и в рейтингах его партия вырвалась на первое место.

Вилдерс, моложавый красавец 53 лет с густой копной высвеченных пергидролем соломенных волос, стал кумиром испуганных глобализацией масс наряду с британцем Найджелом Фаражем и француженкой Марин Ле Пен. Если он на выборах не станет первым или если результат его партии окажется ниже, чем дали опросы, значит охвативший Америку и Европу популистский тренд остановлен, полагали эксперты. После выборов Трампа к данным опросов относятся с недоверием.

ак бы то ни было, 50-летний премьер Рютте, бывший кадровик транснациональной корпорации Юнилевер, известной в сфере торговли продуктами питания, бытовой химии и парфюмерии, взял на себя миссию остановить цепную реакцию популизма.

«Это третье голосование после британского (Brexit) и американских выборов, — провозгласил он на избирательном участке в гаагской школе. — Впереди выборы во Франции и Германии. Большой демократии, какой являются Нидерланды, выпал шанс остановить эффект домино дурного популизма».

Основанная в 2006 году отколовшимся от либералов Вилдерсом Партия свободы (PVV) состоит из него самого и кучки друзей. У нее нет ни иерархической структуры, ни сети низовых организаций. Ее сила — в идее, лозунгах, привлекающих массы. За ним уже укоренился комментарий в прессе: тысяча критических твитов, и ни одного решения».

Фонд друзей Герта Вилдерса находится в Гааге по адресу Бинненхоф, 1 - среди главных правительственных зданий. Престижнее некуда.  Рядом - готический замок Риддерзаал, где осенью король  выступает с тронной речью на открытии сессии парламента.

Здесь желающие могут ознакомиться с программой партии, уместившейся на одной странице листовки. Вот текст манифеста:

ВЕРНЕМ СЕБЕ НИДЕРЛАНДЫ!
Миллионам нидерландцев надоела исламизация страны.
Хватит массовой иммиграции и предоставления убежища, террора, насилия, отсутствия безопасности.
Вот наш план: вместо того, чтобы финансировать весь мир и людей, которых мы не хотим здесь видеть, мы дадим деньги простому голландцу. Партия свободы предпримет следующие действия:

1. Деисламизация Нидерландов:

- Нулевая квота на убежище и прекращение иммиграции из мусульманских стран, закрытие границ.

- Изъятие всех выданных беженцам видов на жительство в определенный срок, закрытие центров по приему беженцев.

- Запрет хиджабов в государственных учреждениях.

- Запрет других проявлений ислама, которые противоречат государственной политике

- Превентивное заключение под стражу радикальных мусульман.

- Лишение (нидерландского) гражданства и высылка преступников с двойным гражданством

- Запрет на возращение в Нидерланды участников войны в Сирии.

- Закрытие всех мечетей и мусульманских школ, запрет Корана.

2. Восстановление независимости Нидерландов. То есть выход из ЕС.

3. Прямая демократия: обязывающие референдумы, передача власти гражданам.

4. Полная отмена страхования (здоровья) на собственный риск.

5. Снижение арендной платы (за жилье).

6. Обязательная (минимальная) пенсия с 65 лет, существенная индексация дополнительной (трудовой) пенсии.

7. Никаких больше денег на помощь развитию (слаборазвитых стран), на ветряные мельницы (экологическую энергетику), искусство, инновации, вещание и т.п.

8. Прекращение урезания расходов на домашний уход (за больными), на уход за пожилыми, больше персонала на больничную койку.

9. Больше денег на оборону и полицию.

10. Снижение подоходного налога.

11. Сокращение вдвое налога на транспортные средства».
Как практически все это сделать, Вилдерс не уточняет. Да это и неинтересно обывателю, сделавшему его кумиром.

На телевизионных дебатах премьер Рютте напирал на некомпетентность Вилдерса, на его неспособность осуществить провозглашенные лозунги. Например, закрыть шенгенские границы. «Это мы с вами, как и другие закнопослушные граждане, будем стоять в очередях на КПП, а преступников и нелегальных  мигрантов закрытие границ не остановит», — убеждал он. Предлагаемую Вилдерсом изоляционисткую программу он назвал губительной для миллионов граждан страны, которая живет экспортом. Они потеряют рабочие места.

Рютте в своей кампании настойчиво напоминал об экономическом прогрессе Нидерландов при его правительстве. По прогнозу Еврокомиссии на этот год, ВВП страны вырастет на 2%, по сравнению с 1,6% по еврозоне, а безработица сократится до 5,2% на фоне 9,6% по еврозоне.

Вилдерс напирал на национальный суверенитет, идентичность, патриотизм.  Вперемешку со снижением налогов, особенно с транспортных с редств. Экономика — явно не его конек. «Завтра будет напряженный день», — написал он накануне выборов в своем твиттере.

И день выдался действительно напряженным. Граждане голосовали активнее, чем на предыдущих выборах, явка была выше. На избирательных участках, устроенных в школах, вокзалах и даже в частных домах, выстраивались очереди. Явка в 81% стала самой высокой за 30 лет. Саспенс был в том, что до последнего момента 40 процентов избирателей не определились в своих предпочтениях.

Голосование на этот раз было подчеркнуто традиционное. Бумажный бюллетень и красный карандаш. Без уже привычных интерактивных экранов и  компьютеров, а там, где их используют для подсчета голосов, без подключения к интернету. Подальше от греха и от хакеров — неважно каких, русских или местных. Хотя специалисты уверяли, что страхи преувеличены, некоторые политики не переставали призывать к бдительности.
Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4025



Просмотр профиля
« Ответ #2217 : 13 Июля 2018, 08:58:38 »

Пять золотых медалей завоевали российские школьники на международной математической олимпиаде



Цитата:
Российская сборная завоевала второе место

Российские школьники завоевали пять золотых медалей на международной математической олимпиаде, сообщает РИА Новости, ссылаясь на пресс-службу Министерства просвещения.

    «Сборная команда российских школьников показала блестящий результат на завершающейся 59-й международной математической олимпиаде в городе Клуж (Румыния). Российские школьники завоевали 5 золотых и 1 серебряную медаль, выведя нашу команду в тройку лучших по итогам олимпиады. Всего в состязании приняли участие 116 команд из разных стран мира. По итогам соревнований сборная России заняла 2-е место. В прошлом году наша сборная остановилась на 11-м месте», — говорится в сообщении.

С победой на международной олимпиаде школьников поздравила министр просвещения Ольга Васильева.

В этом году в сборную России вошли шесть школьников: Марат Абдурахманов из Челябинска, Артур Герасименко и Егор Рябов из Москвы, Станислав Крымский и Владимир Петров из Санкт-Петербурга и Сергей Лучинин из Кирова.

Как добавили в министерстве, руководителем сборной команды России на 59-й международной математической олимпиаде, как и в прошлом году, выступил Назар Агаханов, член консультативного совета международной математической олимпиады, доцент кафедры высшей математики МФТИ, кандидат физико-математических наук, руководитель отделения математики лаборатории по работе с одаренными детьми МФТИ.

Если уж столько много слов о технологическом рывке было из уст первого лица государства, то следовало бы их чествовать на государственном уровне, а не футболёров хреновых.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2218 : 13 Июля 2018, 12:19:28 »

"судьба математика".. при муравьинолжесоцьялистическом госкапитализьме

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/477194/read
- Час Быка (Великое Кольцо - 3) 2864K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Иван Антонович Ефремов

Он поспешил в кабинет на четвертом этаже института, заперся там и, ободряя себя курительным дымом, принялся за вычисления. Лицо его то кривилось в саркастической усмешке, то расплывалось в злобной радости. Наконец он схватил записи и поехал в приемную Высшего Совета, где находился переговорный пункт для вызова наиболее ответственных сановников по не терпящим отлагательства делам государственного значения.

На видеоэкране появился надменный «змееносец».

Окрыленный открытием, Нар-Янг потребовал соединить его с Владыкой. Тайна, которую он раскрыл, настолько важна и велика, что он может доверить ее лишь самому Чойо Чагасу.

«Змееносец» из глубины экрана долго всматривался в астрофизика, обдумывая что-то, и наконец его злое и хитрое лицо выразило подобие улыбки.

— Хорошо! Придется подождать, сам понимаешь.

— Конечно, понимаю…

— Так жди!

Экран погас, и Нар-Янг, опустившись в удобное кресло, предался честолюбивым мечтам. За такое донесение его наградят орденом «Змеи и Планеты», званием Познавшего Змея, дадут красивый дом на берегу Экваториального моря. И Гаэ Од-Тимфифт, знаменитая танцовщица, которой он давно домогается, станет уступчивой…

Дверь с грохотом распахнулась. Ворвались двое здоровенных «лиловых». За спинами их маячил бледный дежурный по приемной. Прежде чем астрофизик опомнился, его вытащили из кресла и, заламывая руки назад, потащили к выходу. Испуганный и возмущенный Нар-Янг закричал о помощи, угрожая пожаловаться самому Чойо Чагасу. Удар по голове, на миг затуманивший зрение, оборвал его излияния. Опомнившись уже в машине, бешено прыгавшей по неровной дороге в гору, ученый попытался спросить схвативших его людей, куда и зачем его везут. Крепкая пощечина прекратила вопросы.

Его вытолкнули из машины перед глухими воротами темно-серого дома, обнесенного чугунной стеной. Сердце Нар-Янга затрепетало в смешанном чувстве страха и облегчения. Жители столицы боялись резиденции Ген Ши, первого и самого грозного помощника Чойо Чагаса. Астрофизика рысью погнали вниз, в полуподвальный этаж. В ярко освещенной комнате ошеломленный Нар-Янг зажмурил глаза. Одно мгновение потребовалось охранникам, чтобы срезать с его одежды застежки, снять пояс, распороть снизу доверху рубашку. Подтянутый, суховатый ученый превратился в жалкого оборванца, уцепившегося за свои постыдно сползающие брюки. Жестокий пинок в спину — и, дрожа от страха и ярости, он оказался у большого стола, за которым сидел Ген Ши. Второй на планете владыка улыбался приветливо, и Нар-Янг почувствовал уверенность.

— Мои люди перестарались, — сказал Ген Ши. — Я вижу, вам неточно передали приказ, — обратился он к «лиловым», — привезти не преступника, а важного свидетеля.

Ген Ши помолчал, разглядывая желтокожего астрофизика, потом тихо сказал:

— Ну, выкладывай сообщение! Надеюсь, ты решился потревожить владыку по действительно важной причине, иначе, сам понимаешь, — от улыбки Ген Ши приободрившийся было Нар-Янг зябко поджал пальцы на ногах.

— Сообщение важное настолько, что я изложу его лишь самому великому, — твердо сказал он.

— Великий занят и повелел два дня его не тревожить. Говори, да побыстрее!

— Я хотел бы видеть владыку. Он разгневается, если я скажу кому-нибудь другому. — Ученый опустил глаза.

— Я тебе не кто-нибудь, — угрюмо сказал Ген Ши, — и не советую упорствовать.

Нар-Янг молчал, стараясь преодолеть страх. Они не посмеют ничего ему сделать, пока он владеет тайной, иначе она погибнет вместе с ним.

Астрофизик молча помотал головой, боясь выдать словами свой испуг. Ген Ши так же молча закурил длинную трубку и дымящимся концом ее показал в угол комнаты.

Мигом к Нар-Янгу подскочили «лиловые», содрали с него брюки; другие охранники сняли чехол с предмета, стоящего в углу комнаты. Ген Ши лениво встал и приблизился к грубому деревянному изваянию умаага. Прежде этих животных, ныне почти вымерших, разводили на планете Ян-Ях для езды верхом и в упряжке. Морда умаага была оскалена в зверской усмешке, а спина стесана в виде острого клина.

«Лиловый» спросил:

— Простое сиденье, владыка, или?..

— Или! — ответил Ген Ши. — Он упрямый, а сиденье требует времени. Я спешу.

«Лиловый» кивнул, вставил рукоятку в лоб деревянной скотины и стал вращать. Клиновидная спина, точно пасть, стала медленно раскрываться.

— Что ж, надевайте ему стремена! — спокойно сказал Ген Ши, выпуская клубы дыма.

Прежде чем охранники схватили его, Нар-Янг понял свою участь. В народе давно уже ходила молва о страшном изобретении Гир Бао, предшественника Ген Ши, с помощью которого могли добиться любого признания у мужчин. Их сажали верхом на умаага, и деревянные челюсти на спине изваяния начинали медленно сдвигаться. Дикий ужас сломил все упрямство и человеческое достоинство астрофизика. С воплем «Все скажу!» он пополз к ногам Ген Ши, вжимаясь в пол и моля о пощаде.

— Отставить стремена! — скомандовал владыка. — Поднимите его, посадите, нет, не на умаага — в кресло!

И Нар-Янг, проклиная себя за низость доноса, дрожа и захлебываясь, рассказал, как сегодня утром земной гость проговорился на заседании физико-технического института, не догадавшись о выводах, какие ученые Ян-Ях сделают из обрисованной им картины вселенной.

— И ты один нашелся умный?

— Не знаю… — Астрофизик замялся.

— Можешь называть меня великим, — снисходительно сказал Ген Ши.

— Не знаю, великий. Я сразу же пошел чертить и вычислять.

— И что же?

— Звездолет пришел из невообразимой дали космоса. Не меньше тысячи лет потребуется, чтобы сообщение отсюда достигло Земли, две тысячи лет на обмен сигналами.

— Это значит?! — полувопросительно воскликнул Ген Ши.

— Это значит, что никакого второго звездолета не будет… Я ведь присутствовал в качестве советника на переговорах с землянами… И еще, — заторопился Нар-Янг, — показанное нам заседание земного совета, разрешавшее уничтожить Ян-Ях, — обман, блеф, мистификация, пустое запугивание. Никого стирать с лица планеты они не будут! У них нет на это полномочий!

— Ну, такие дела возможны и без полномочий, особенно если далеко от своих владык, — подумал вслух Ген Ши и вдруг грозно ткнул пальцем в ученого: — Никто об этом не знает? Ты никому не проговорился?

— Нет, нет, клянусь Змеем, клянусь Белыми Звездами!

— И это все, что ты можешь сообщить?

— Все.

Опытное ухо Ген Ши уловило заминку в ответе. Он поиграл изломанными, как у большинства жителей Ян-Ях, бровями, пронизывая жертву безжалостным взглядом.

— Жаль, но все же придется прокатить тебя на умааге. Эй, взять его!

— Не надо! — отчаянно завопил Нар-Янг. — Я сказал все, о чем догадался. Только… Вы помилуете и отпустите меня, великий?

— Ну? — рявкнул Ген Ши, сокрушая последние остатки воли ученого.

— Я слышал разговор двух наших физиков, случайно, клянусь Змеем! Будто они разрешили загадку защитного поля землян. Его нельзя преодолевать мгновенными ударами вроде пуль или взрыва. Чем сильнее удар, тем больше сила отражения. Но если рассечь его медленным напором поляризованного каскадного луча, то оно поддается. И один сказал, что хотел бы попробовать свой квантовый генератор, недавно изготовленный им в рабочей модели.

— Имена?

— Ду Бан-Ла и Ниу-Ке.

— Теперь все?

— Полностью все, великий. Более я ничего не знаю. Клянусь…

— Можешь идти. Дайте ему иглу и плащ, отвезите куда надо.

К натягивающему брюки Нар-Янгу подошли «лиловые».

— Еще двоих за этими физиками! Нет, берите только Ду Бан-Ла. С женщиной придется возиться, они всегда упорнее!

Старший из «лиловых», низко кланяясь, исчез за дверью. Другие подвели ученого к выходу. Едва он ступил за порог, как офицер в черном, молча стоявший в стороне, выстрелил ему в затылок длинной иглой из воздушного пистолета. Игла беззвучно вонзилась между основанием черепа и первым позвонком, оборвав жизнь Нар-Янга, так и не успевшего научиться простой истине, что никакие условия, мольбы и договоры с бандитами невозможны. Остатки старой веры в слово, честь или жалость погубили множество тормансиан, пытавшихся выслужиться перед олигархами и поверивших в «законы» и «права» шайки убийц, какими были, по существу, Совет Четырех и его высшие приближенные.


а не футболёров хреновых.

<a href="https://www.youtube.com/v/wNyjgbLiAq0" target="_blank">https://www.youtube.com/v/wNyjgbLiAq0</a>

сие "выставочные образцы" .. для ВДНХ прикрывающего развалины госкапиталистического совкостроительства. Как и "люди-экспонаты" впрочем

Цитата:
Чеди медленно встала и вышла, с удовольствием после духоты вдыхая прохладный воздух. Она остановилась у тонкой, квадратного сечения колонны из дешевого искусственного камня, все еще продумывая сцену всеобщего покаяния под гипнозом. Внезапно она почувствовала на себе упорный взгляд, обернулась и оказалась лицом к лицу с атлетически сложенным «кжи» в зеленой одежде с нашитым на рукаве знаком сжатого кулака. Небольшая группа людей среди «кжи» достигала возраста в 30 земных лет. Это были так называемые «спортивные образцы» — профессиональные игроки и борцы, ничем не занятые, кроме мускульных тренировок, развлекавшие огромные толпы на стадионах зрелищами, похожими скорее на массовые драки.

Спортивный «образец» смотрел на нее упорно и бесцеремонно, как и многие другие мужчины, встречавшиеся здесь Чеди. Еще в садах Цоам привыкла она к манере жителей Ян-Ях раздевать взглядом. На Земле в наготе, в естественном виде человека, никто не находил ничего особенного, ничего возбуждающего во всяком случае, тем более постыдного. Конечно, каждый должен быть чистым и не принимать неэстетичных поз, чему учили с первого года жизни. У жительницы Земли взгляды мужчин Ян-Ях могли вызывать только неприятное чувство, как взгляды сумасшедших.

«Образец» спросил:

— Приехала издалека? Недавно здесь? Наверное, из хвостового полушария?

Если уж столько много слов о технологическом рывке было из уст первого лица государства, то следовало бы их чествовать на государственном уровне

слова говорят об одном а дела - о противоположном ?

ну дык сие стратегия "дымовой завесы от Ильича" - хотя кобобланковцам верующим в словеса гимны и знамёна утопизьма "стратегию мутной водички", "дезинформ-вбросов", "отвлекающих манёвров" и прочих бутафорий-мимикрий - не понять, они так и не успели научиться этой простой истине
« Последнее редактирование: 13 Июля 2018, 13:51:15 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3146



Просмотр профиля
« Ответ #2219 : 13 Июля 2018, 13:39:51 »

эбаут рассейский школьнег-информатег Дурофф. бунтарский дух и капиталы - кто кого поборол и на сколько его хватило

Цитата:
Способности к программированию и бунтарский дух Павел Дуров начал проявлять еще в школе.

Однажды Дуров взломал школьные компьютеры и разместил на рабочих столах фото учителя информатики с подписью «Must die» («Должен умереть»). Информатик, к счастью, не пострадал, а Дурову досталось. Тем не менее в 2001 году он окончил гимназию с отличием и поступил на Филологический факультет СПбГУ (специальность «Английская филология и перевод»). Дуров выпустился с красным дипломом и сразу после окончания университета создал социальную сеть «ВКонтакте», вдохновившись проектом Facebook американца Марка Цукерберга. И началось…

https://www.cosmo.ru/stars/krupnim-planom/blokirovka-telegram-i-eshche-10-skandalov-s-uchastiem-pavla-durova/

Цитата:
https://4pda.ru/forum/index.php?forums%5B%5D=263&topics%5B%5D=717365&act=search&source=pst&query=Telegram

https://4pda.ru/forum/index.php?act=findpost&pid=46099872&anchor=Spoil-46099872-144

О тонкостях приватности в Telegram Bots API: «это не баг, это фича»
Почему двухфакторная авторизация в Telegram не работает
Как взломать Telegram и WhatsApp: спецслужбы не нужны
Telegram внесен в реестр организаторов распространения информации
Telegram сам добавляет чужие контакты? Это норма
Telegram попросит паспорт
Мессенджер Telegram сливает метаданные всем желающим
Анализ безопасности Telegram   PDF
Telegram, AKA “Stand back, we have Math PhDs!”
О "самом безопасном" Телеграме
Сравнение с Signal (Пост neonedrid #73388860)
Об отслеживании местоположения (Пост Aeronliru #68454877)

Цитата:
https://4pda.ru/forum/index.php?showtopic=717365&st=680#entry48453177

Еще раз тезисы по телеграму.
- В телеграме имеется лишь аутентификация по телефонному номеру. Т.е. на анонимность пользователя разработчикам плевать с большой колокольни.
Ведь что уж сложного было сделать возможность аутентификации через e-mail, заботясь о пользователях, которые не хотят связываться с телефонными номерами.
Возможность аутентификации через e-mail помогла бы и в случаях, когда оператор мобильной связи может передавать смс-сообщения с кодами подтверждения в третьи руки, либо при взломе аккаунта у оператора.
Более того, есть подозрение, что конечной целью Дурова является создание очередной соцсети.
Сам принцип функционирования телеграма, когда при добавлении номера в контакты можно отследить появление или наличие абонента в сети, является весомой социальной функцией.
Еще можно увидеть, какая в телеграме существует прекрасная свободная система банов:
Telegram (Пост Rejjin #48437630)
- Телеграм без ведома и спроса пользователя забирает к себе на сервера его базу контактов с устройства.
Конечно же, для удобства...
В случае отсутствия у пользователя двухфакторной аутентификации у злоумышленника появляется возможность при наличии соответствующей сим-карты получить доступ к контактам на другом устройстве посредством синхронизации с облака.
Однако, и при ее наличии всё далеко не гладко:
Двухфакторная авторизация в Telegram всё ещё/снова не работает
А так, в совокупности с первым пунктом появляется прекрасная возможность создавать базы пользователей со всего мира и связи между ними.
Сколько стоит такая информация у компетентных органов, я промолчу...
- Даже секретные чаты страдают уязвимостями. К примеру, по умолчанию вложения (аудио, видео, другие пересылаемые файлы) в секретных чатах сохраняются в незашифрованном виде на карте памяти по пути
/sdcard/Android/data/org.telegram.messenger/cache
Учитывая, что есть немало прошивок, где картой памяти является внешняя microSD-карта, стоит ли говорить, насколько рады будут злоумышленники такому раскладу.
- Разработчикам стоило бы описать жирным шрифтом эти моменты в официальном FAQ, чтобы неискушенные пользователи могли хотя бы представлять, какие потенциальные угрозы сохраняются при пользовании Телеграмом
- Вы не заметили, как часто стали появляться сообщения, что телеграм хотят позапрещать, как копирасты и спецслужбы на него ополчились, как в этих ваших интернетах готовятся о нем чернуха?!
А я заметил. Но что-то разговоров много, а в итоге к Телеграму присоединяются только новые миллионы пользователей.
Конечно, это просто совпадение...

Для тех, кто уже начал осознавать, что на данный момент представляет собой Телеграм, есть скрываемая возможность деактивировать аккаунт через
https://my.telegram.org/auth?to=deactivate
Насколько при этом информация пропадает с серверов Телеграма мне сложно сказать: думаю, остается, но по крайней мере телеграм не сможет собирать о вас новую информацию.
Есть еще один путь. А именно, сообществу пользователей надавить на Дурова, чтобы он наконец-то закрыл описанные выше потенциальные уязвимости.
Но поскольку сообществу, судя по всему, более важны чатики, пакеты стикеров, котики и хомячки, то, думаю, ничего в ближайшем времени не изменится.
Приветствуется распространение этой информации.
Рад буду услышать ответы техподдержки Телеграма или самого господина Дурова по этим пунктам.
P.S. Спасибо тем, кто сделал донос и удалил предыдущие тезисы: появился повод более полно систематизировать информацию.
Это сообщение уже так просто не удалить, оно надежно сохранено в сейфе )
P.P.S. В дискуссии появилось мнение, что
- телеграм ни на что не претендует (на офсайте говорится только об обеспечении лишь некоторых моментов безопасности, а что пишут в шапках топиков самых популярных форумов не важно)
- телеграм не обязан быть анонимным
- телеграм не обязан шифровать вложения секретных чатов на карте памяти
- телеграм может делать что угодно с контактами пользователя, раз тот дал к ним доступ при установке телеграма
- проблемы хомячков, которые не понимают или не знают указанных выше моментов, ведутся на пиар и т.п., никого не волнуют
Тоже мнение.
P.P.P.S. Надо сказать, что первые 2 пункта тезисов применимы и к другому популярному мессенджеру: Signal Private Messenger
Однако, у Signal открыт полностью весь исходный код (в том числе серверный), есть шифрование вложений на карте памяти, да и пиарят его в СМИ значительно меньше.

а тем временем хомячки и журналисты ведут битву за эту бутафорию не поняв что их уже продали

Цитата:
https://roskomsvoboda.org/40327/

11.07.2018
Битва за Telegram: оперативные сводки
РосКомСвобода продолжает оказывать юридическую помощь пользователям и интернет-бизнесу в обжаловании неправомерных действий и решений российских спецслужб и Роскомнадзора, в связи с чем нами был подготовлен дайджест всех произошедших к этому времени событий в рамках общественной кампании

В рамках кампании «Битва за Telegram» РосКомСвобода продолжает борьбу по защите прав пользователей и интернет-бизнеса, обжалуя неправомерные действия и решения российских спецслужб и Роскомнадзора, которые в середине апреля текущего года, нарушив конституционные права граждан, заблокировали на территории России популярный мессенджер Telegram. Ранее владелец мессенджера, Павел Дуров, отказался передавать ФСБ «ключи шифрования» для доступа к пользовательской переписке, поскольку это сделает небезопасным общение в нем, а также нарушает конфиденциальность.
К этому моменту нашими юристами были проведены следующие действия:
В Мосгорсуд подано административное исковое заявление о признании незаконными действий ФСБ России по истребованию у компании Telegram LLP информации, необходимой для декодирования сообщений всех пользователей;
Порядка 50 индивидуальных и 1 коллективная жалоба от российских пользователей подано в Следственный комитет России и МВД РФ о проверке действий руководства Роскомнадзора на предмет умышленного создания препятствий в работе веб-ресурсов путем включением целых подсетей IP-адресов в реестр;
В Арбитражный суд Москвы подано административное исковое заявление о признании незаконными действий Роскомнадзора в по включению IP-адресов, принадлежащих британскому VPN-сервису, в Единый реестр.
.
Далее мы представляем актуализированную информацию о том, как обстоят дела в российских судах и правоохранительных органах на данный момент:
1. В начале апреля 2018 в Мещанский суд города Москвы был подан иск в связи с требованиями ФСБ по предоставлению “информации, необходимой для декодирования сообщений пользователей Telegram” (по сути — «ключи» для дешифровки всех сообщений). Однако 22 марта 2018 суд вынес определение об отказе в принятии административного иска, ссылаясь на то, что “из содержания иска не следует, что обжалуемые действия нарушают либо иным образом затрагивают права, свободы и законные интересы административных истцов”.
Таким образом, суд не захотел увидеть в таком требовании какого-либо нарушения прав пользователей на тайну переписки, и сразу отказал в судебной защите. 4 апреля 2018 года на Определение суда была подана частная жалоба. 22 мая текущего года апелляционная инстанции Мосгорсуда отказала в удовлетворении частной жалобы и оставила ранее вынесенное определение в силе. Не согласившись с подобными выводами, юристы РосКомСвободы в настоящее время готовят кассационную жалобу в Президиум Мосгорсуда, которая будет подана на следующей неделе.
.
2. После регистрации жалобы в пользу заявителей, как и ожидалось, начался ее затяжной редирект по разным органам и инстанциям. Конечно, сразу было очевидно, ни одному правоохранительному и надзорному органу не хочется решать неудобный вопрос, связанный с явным превышением Роскомнадзором возложенных на него полномочий. Несмотря на указание нами при подаче заявления на возможное наличие состава ч. 2 ст. 13.18 КоАП РФ (воспрепятствование работы сайтов), производство по которому относится к подведомственности органов полиции, в МВД почему-то решили, что это не про них, и переадресовали жалобу в Генпрокуратуру.
GenProc_Darbinyan
Но в Генпрокуратуре еще раз все внимательно изучили и отправили жалобу обратно в МВД, и что странно, в сам Роскомнадзор. При этом прокурора Королева Д.Л., принявшего решение, никак не смутило положение п. 6 ст. 8 Федеральный закона №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», запрещающее направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется.
В итоге в МВД РФ все-таки спустили жалобу в ГУВД Москвы, откуда сообщили, что 11 июня 2018 материал все же был зарегистрирован в КУСП и направлен в УВД САО г. Москвы для проверки и принятия процессуального решения.
Записан
Страниц: 1 ... 146 147 [148] 149 150 ... 166 Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал