Главная arrow Форум arrow Тематические разделы arrow Человек будущего arrow C Новым Годом,Империя!
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
C Новым Годом,Империя!
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
17 Ноября 2018, 08:40:08
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Тематические разделы
| |-+  Человек будущего (Модератор: Quangel)
| | |-+  C Новым Годом,Империя!
0 Пользователей и 8 Гостей смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 ... 138 139 [140] 141 142 ... 169 Печать
Автор Тема: C Новым Годом,Империя!  (Прочитано 417418 раз)
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4041



Просмотр профиля
« Ответ #2085 : 13 Июня 2018, 10:26:40 »

День национального позора

Цитата:
28 лет назад, 12 июня 1990 года, Советом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете РСФСР, утверждавшая верховенство республиканских законов над законами СССР и раздел общенародного достояния.

Это был шаг к уничтожению социализма и развалу первого в мире социалистического государства – СССР. Год спустя, 12 июня 1991 года, президентом России был избран Борис Ельцин – один из виновников разрушения государства, построенного трудом нескольких поколений советского народа.

Результатами совершённого предательства и уничтожения Советского Союза стали массовое обнищание населения, разруха в промышленности и сельском хозяйстве.
Цитата:
И можно как угодно вымученно иронизировать по поводу состоявшегося в конце мая в Брюсселе очередного саммита НАТО, да только зримым итогом его стало как раз присоединение к этому блоку православной Черногории, ставшей уже 29-м его участником.

 

«Отныне Адриатическое море полностью закрыто для российских военных кораблей», — радостно рапортуют натовские политики.

Всего же за время «демократического» правления в России число её явных противников, входящих в НАТО, увеличилось почти вдвое.

Это — уже военно-политическая цена «достижений» России после краха Советского Союза.

Не угодно ли поплясать в честь такого вашего «достижения» 12 июня, господа?
Цитата:
Сегодня число однозначно одобряющих роль И.В. Сталина как главы государства и Верховного Главнокомандующего выросло до 50 процентов.

Если добавить сюда число тех, кто оценивает роль И.В. Сталина «отчасти положительно, отчасти отрицательно» (32 процента), то можно констатировать, что в российском обществе постепенно, сквозь морок оголтелой телевизионной пропаганды, но всё-таки складывается общественный консенсус вокруг крупнейшей — наряду с В.И. Лениным — фигуры всей отечественной истории.

Количество же тех, кто продолжает разделять пещерные антикоммунистические взгляды, постепенно снижается.

Так, число их по сравнению с 2005 годом снизилось с 11 до 8 процентов.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2086 : 13 Июня 2018, 11:03:42 »

Это был шаг к уничтожению социализма и развалу первого в мире социалистического государства – СССР.

Это был шаг к уничтожению тоталитаризма и развалу первого в мире тоталитаристического государства – СССР.

Сегодня число однозначно одобряющих роль И.В. Сталина как главы государства и Верховного Главнокомандующего выросло до 50 процентов.

неужели у нас 50% холуёв внучеков энкавэдистов вертухаев лакеев стукачей идиотов и просто целовальников ?

а, ну да, третья часть самых умных и достойных была уничтожена в гулаговских концлагерях ильича.. забыл совсем..

хотя цифры другие http://www.levada.ru/2016/03/25/figura-stalina-v-obshhestvennom-mnenii-rossii/

тут валере не помешает самому опросить народ на улице а не слепо верить ольгинским кремлеботам

ждём видео с опросами

Цитата:
https://meduza.io/feature/2017/07/30/dazhe-pochitateli-stalina-ne-hoteli-by-zhit-v-te-vremena

«Даже почитатели Сталина не хотели бы жить в те времена»

Специалисты рассуждают, произошло ли в России развенчание сталинского мифа

30 июля 1937 года вышел секретный приказ НКВД под номером 00447. Создававшийся при личном участии Иосифа Сталина приказ, по которому 390 тысяч человек были казнены и 380 тысяч отправлены в ГУЛАГ, стал крупнейшим актом об уничтожении людей в Советском Союзе.
С момента начала Большого террора прошло ровно 80 лет — имя Сталина по-прежнему занимает первые строчки в опросах о популярных правителях ХХ века, а его образ упрощается и мифологизируется. За последние сто лет было лишь две попытки провести массовую дискуссию о Сталине. Первая — при Хрущеве — закончилась его свержением, вторая — при Ельцине — отошла на второй план из-за небывалых для нескольких поколений социально-экономических проблем.
Десталинизация и сейчас волнует абсолютное меньшинство: общество к Сталину либо равнодушно, либо даже благосклонно. «Медуза» поговорила с известными учеными и специалистами о том, произошла ли десталинизация в российском обществе и почему фигура Иосифа Сталина по-прежнему так популярна.

Илья Венявкин
Историк советской литературы и культуры, директор образовательных программ InLiberty


Десталинизация в России не произошла по целому ряду причин. Обычно в качестве [основной] причины называют действия российской власти в 1990-е — борьба с советским наследием не стала для Бориса Ельцина по-настоящему серьезной повесткой. [В августе 1991-го] на следующий день после провала путча, когда люди собрались на митинг на Лубянской площади, дело окончилось только демонтажом памятника Дзержинского.

В само здание КГБ никто не решился войти — и дальше вопрос о недопустимости существования главного репрессивного института страны на том же месте, где он и был 70 лет, практически не поднимался. По большому счету, ничем окончилась попытка провести открытый [судебный] процесс против КПСС.

Логику Ельцина, наверное, можно понять — его интересовал перехват политических и экономических рычагов управления страной, символическая политика занимала его гораздо меньше.

Кроме того, при Ельцине не произошло радикального обновления элит — в значительной мере у власти остались люди, успевшие продвинуться по номенклатурной сетке при СССР. Наиболее очевидным образом преемственность элит проявила себя уже при Владимире Путине, когда оказалось, что и через 25 лет после распада Советского Союза первые роли в государстве играют бывшие сотрудники КГБ СССР и члены КПСС.

Оказалось, что в отсутствие собственной идеологии советское прошлое играет важную роль в легитимации сегодняшнего политического режима: борьба со Сталиным и советским прошлым может обернуться для нынешней власти серьезными проблемами.

Ни от какой власти нельзя ждать, что она сама своими руками начнет производить критику прошлой государственности и демонтировать сложившиеся институты. Для этого нужно мощное общественное давление. И в этом смысле выяснилось, что после 1991-го года запрос на десталинизацию со стороны общества был недостаточно мощным. Как показывает недавний случай Дениса Карагодина, в одиночку установившего имена людей, причастных к казни его деда, последовательные и продуманные индивидуальные усилия могут давать очень мощный результат. К сожалению, таких инициатив у нас все еще немного. Увидев, что государство само не проводит десталинизацию, общество не нашло в себе сил и интереса сделать это самостоятельно.

К этой неудаче я лично отношусь с большим сожалением, однако не вижу какой-то отдельной трагедии. Мне кажется, чем дальше мы отдаляемся от советского времени и чем меньше остается людей, имеющих личные счеты со сталинизмом, тем меньше шансов на то, что десталинизация станет каким-то отдельным и мощным общественным явлением.

Надо понимать, что история сталинизма нас волнует не только сама по себе — необходимость почтить память безвинных людей, пострадавших от государства, отменить невозможно. Но это и важный вопрос устройства общества, в котором мы сейчас живем.

Когда мы говорим о десталинизации сегодня, мы имеем в виду необходимость тотальной деавтоматизации насилия: нам нужно научиться распознавать насилие, вшитое во многие общественные институты, и перестать признавать его нормальным. В этом смысле борьба за права людей в интернатах, тюрьмах, армии, школе является сегодня продолжением десталинизации российского общества. И не имеет принципиального значения, упоминаем мы Сталина или нет, когда говорим о том, что любая власть не имеет права попирать достоинство человека. Эта борьба в любом случае продолжится — с отсылкой к истории или без.

Олег Будницкий
Историк, директор Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий НИУ ВШЭ

На мой взгляд десталинизация в России, конечно, произошла. В этом нет никаких сомнений: если мы посмотрим опросы общественного мнения, то даже сегодняшние почитатели Сталина не хотели бы жить в те времена. Это достаточно ясно говорит об истинном отношении к той эпохе и тем государственным деятелям. Плюс есть вполне четкая позиция государства, что Сталин — это преступник. Все остальное — спекуляции людей, в том числе во власти, которые используют историю в спорах, но истории на самом деле не знают.

Если говорить о результатах различных опросов, которые свидетельствуют об улучшении отношения людей к Сталину, то тут дело в том, что история и Сталин — хорошая почва для различных манипуляций. Люди не изучают документы о том, что происходило на самом деле, не изучают историю, а смотрят по телевизору фильмы, где показывают Сталина в образе мудрого вождя, или читают написанные подонками книги о том, что Берия был «эффективным менеджером». Плюс важный фактор - Великая Отечественная война. Хотим мы того или нет, но победа во многом ассоциируется со Сталиным. Люди не обращают внимания на просчеты Иосифа Виссарионовича во внешней политике, из-за которых СССР фактически остался один на один с Германией, или на то, что победа была добыта миллионами жизней. Ведь те демографические проблемы, которые мы испытываем до сих пор, — это отчасти отголоски войны. Деятельность Сталина в целом нанесла огромный урон генофонду страны.

Юрий Сапрыкин
Журналист


В России десталинизация уже случилась. Я вспоминаю свое детство, которое пришлось на поздний застой, — тогда слово «Сталин» звучало примерно так же, как «Солженицын». Это было что-то запретное, что нельзя было нигде и никак упоминать.

Политика поздней дряхлой коммунистической партии заключалась в том, чтобы забыть Сталина, вычеркнуть его отовсюду. Его появление в виде мудрого дедушки-полководца — достаточно гомеопатическое, впрочем, — в военных фильмах-эпопеях Юрия Озерова, выглядело совершеннейшим шоком, до этого никто из нас с этим персонажем не сталкивался. Для человека, выросшего в конце 1970-х — начале 1980-х, такого исторического персонажа не было.

Кроме коротких появлений в военном кино, Сталин появлялся в виде портретиков на лобовых стеклах автомобилей. Дальнобойщики ставили на стекло иногда Сталина, иногда Высоцкого. Это были фигуры примерно одного порядка — запрещенные народные герои. В этом виде он олицетворял, конечно, не репрессии и массовые убийства, а порядок, которого простому человеку в позднем Советском Союзе не хватало. Никто не знал про репрессии — эта тема не поднималась, но никто и не думал о Сталине как о великом государственном деятеле, это было вычеркнуто из истории и массовой культуры.

Вторая волна десталинизации — перестроечные годы, когда через тридцать лет после XX съезда КПСС вновь возникла тема разоблачения культа личности и преступлений сталинизма, тогда было опубликовано огромное количество исторических свидетельств, «Архипелаг ГУЛАГ» и все запретные книги о лагерях — это без сомнения произвело сильное впечатление и осталось в коллективной памяти.

В 1990-е Сталин снова превратился в протестный плакатик на лобовом стекле, знамя людей, которые были недовольны новой властью, новыми порядками в независимой России, знамя левой оппозиции, необязательно объединенной в какие-то партии или союзы, — это было просто стихийное построение людей, пострадавших от 1990-х годов.

Неприятная вещь стала происходить недавно — ресталинизация. У этого нового ползучего культа нет никаких корней, кроме желания начальства. Нет никакого народного запроса на памятники Сталину, люди не пишут президенту: «Верните нам Сталина». Это осознанная политика начальства — насаждение мягкого сталинского культа как некоторого ориентира: нынешняя власть к этому стремится, это хорошо, этому надо подражать. А с другой стороны, это такое пугало для чуть более либеральной и европеизированной общественности: нынешняя власть — такая, бойтесь ее, тут еще и народ мечтает вернуть Сталина, поэтому все надежды на нынешнюю власть, только она может от этой стихии вас спасти.

Сталин становится символом недовольства нынешними порядками — отсюда и установки мемориальных досок; опросы, в которых между Сталиным, Горбачевым и Ельциным люди выбирают Сталина. Все это должно создать атмосферу легкого страха и невроза на тему того, что нынешняя власть — страшная, но народ еще страшнее, и только власть от него может защитить.

Никита Петров
Историк, заместитель председателя общества «Мемориал»


События советской эпохи — в прошлом, но что нас сегодня беспокоит? Нас беспокоит, что страна до сих пор не руководствуется законом в своей повседневной жизни, а имеющиеся законы носят имитационный характер. Есть Конституция, которая гарантирует права и свободы, а есть жизнь, в которой все это попирается. Мы видим, как мы возвращаемся к тем практикам, которые были в СССР, когда политическая воля руководства, а вовсе не законы, определяла повседневную жизнь. С этой точки зрения, десталинизация — это как раз отказ от той практики, от тех правил и привычек беззакония, которые сложились при советской власти.

С другой стороны, под советским прошлым нужно четко провести юридическую черту и сказать, что советская эпоха была эпохой не только беззакония, но и эпохой тоталитарного и преступного государства. Сегодня эта черта не подведена.

Конечно, если под десталинизацией узко понимать увековечивание памяти жертв политических репрессий, то в этом отношении что-то делается, но это находится в постоянном противоречии с попытками протащить имя Сталина на карту России или педалировать темы 1945 года, увязывая его с личностью Сталина. И в этом смысле мы действительно видим когнитивный диссонанс в головах российского руководства. Поэтому программы десталинизации, даже достаточно осторожные, не вызывают никакого государственного одобрения.

К сожалению, государство и наше население оказались неспособны жить в правовых демократических условиях. Постоянно шло сползание к прежним практикам, потому что по-другому не умеют и не привыкли. Не привыкли, когда в стране существует разноголосица мнений. Ведь почему государство взялось за историю — это самый удобный предмет школьной программы, который позволяет внедрять государственную идеологию. Примат государства над правами личности — это сегодняшняя визитная карточка Кремля. В том числе поэтому тема десталинизации непопулярна у россиян. С помощью пропаганды, радио, телевидения государство вбило многим гражданам в голову мысль, что наша особость должна выливаться в агрессивную ксенофобию. Все попытки критиковать прошлое преподносятся как козни Запада. Или других стран, которые, как говорит государство, жили ничуть не лучше нас. Хотя это безусловно неправда — такого ужаса, как в СССР, не было нигде, кроме нацистской Германии.

Недавний опрос показал, что 25% россиян помнят о том, что в их семьях были репрессированные. Но это не отменяет тот факт, что большинство не хочет помнить о репрессированных родственниках. Свою роль в этом играет и невежество — в школе не рассказывали о советских репрессиях, которые начались не при Сталине — и не кончились с его смертью.

« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 15:27:17 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2087 : 13 Июня 2018, 11:28:09 »

add

https://www.youtube.com/results?search_query=Денис+Карагодин+нквд

<a href="https://www.youtube.com/v/qry9qbxw4TE" target="_blank">https://www.youtube.com/v/qry9qbxw4TE</a> <a href="https://www.youtube.com/v/611qk3jZd_A" target="_blank">https://www.youtube.com/v/611qk3jZd_A</a>

Цитата:
https://blog.stepanivanovichkaragodin.org/?p=10931

"Мне помогают расстрелянные"

Расследование в отношении судьбы КАРАГОДИНА Степана Ивановича
Родился в 1881 году, убит сотрудниками НКВД СССР 21 января 1938 года.





Цитата:
http://maxpark.com/community/3782/content/5561796

Денис Карагодин установил имена всех, кто повинен в расстреле его прадеда в 38 году

Крестьянин Степан Иванович Карагодин был арестован в ночь на 1 декабря 1937 года сотрудниками Томского ГО НКВД, осужден Особым Совещанием как организатор шпионской-диверсионной группы и резидент японской военной разведки и приговорен к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в  1938. Жена и дети не знали о расстреле и надеялись, что Степан Иванович жив. В конце 50-х они получили справку о реабилитации, в которой говорилось, что он "умер в заключении".

Правнук Степана Ивановича, выпускник философского факультета Томского университета, Денис Карагодин решил установить имена всех, кто повинен в фальсификации обвинения против арестованных по "Харбинскому делу", и проследить преступную цепочку – от кремлевских инициаторов Большого террора до простых исполнителей в Томске, вплоть до водителей "черных воронков" и машинисток, перепечатывавших бумаги НКВД. Архивы советских спецслужб крайне неохотно делятся информацией, но Денису удалось раздобыть множество документов, свидетельствующих о том, как работала машина сталинских репрессий, убивавшая ни в чем не повинных людей.

Карагодин поставил вопрос об уголовной ответственности государства и конкретных исполнителей террора.


В статье, посвященной расследованию Дениса Карагодина, доктор исторических наук Иван Курилла пишет: "Карагодин поставил вопрос об ответственности государства и конкретных исполнителей террора, причем не политической, о которой говорили, начиная с XX съезда КПСС, а самой что ни на есть уголовной ответственности. В России такой шаг выглядит одновременно естественным и невозможным. У россиян не было ни своей комиссии по национальному примирению, ни своего трибунала для палачей. Денис Карагодин предложил свою форму выяснения отношений с прошлым: личное расследование и личный иск по поводу гибели прадеда".

Сейчас все материалы, необходимые для подготовки этого процесса, собраны. В ноябре Денис получил последний ключевой документ: акт о приведении Томским горотделом НКВД в исполнение приговора в отношении 36 человек, в том числе Степана  Карагодина и шестерых его "подельников".

"Теперь у нас есть вся цепочка убийц полностью: от политбюро до конкретного палача", – пишет Денис Карагодин.

Всего в этот день – 21 января 1938 года – в тюрьме города Томска сотрудниками горотдела НКВД были расстреляны 64 человека. Люди, не упомянутые в акте, проходили в номенклатурной отчетности по другим приговор-спискам.

Не исключено, что вообще впервые в истории России человеку был выдан такой документ.

Самое главное – то, что в документе указаны имена непосредственных палачей: Это помощник начальника Томской тюрьмы Зырянов, комендант горотдела НКВД Денисов и инспектор Носкова.

Денис Карагодин добивался получения этого документа не один месяц. Его многочисленные письменные и устные запросы всегда заканчивались одним и тем же – формальными отписками или сообщениями о том, что данного документа нет.

Оказавшись в отчаянном положении и не желая сдаваться, Денис разработал сложный план действий. Он надеялся найти помощь в Госдуме или даже в РПЦ. Однако, после его повторного запроса, из архива Управления ФСБ России по Новосибирской области неожиданно пришло письмо с копиями документов о расстреле и именами палачей.

В 2012 году я начал собирать сведения о сотрудниках НКВД по ведомственным и политическим архивам, но оказалось, что могут помочь и потомки людей, родственники которых были расстреляны в Томске.

Мне начали приходить письма через сайт. Из присылаемых материалов я по крупицам "снимал" данные сотрудников НКВД: кто производил арест, кто обыскивал, кто был понятым, кто вел следствие, кто подписывал санкции на арест и т.п.

Именно эти сведения мне и не предоставляли, скрывали, что такие архивы вообще существуют.

Однажды мне написал человек, родственник которого был расстрелян. Благодаря документам, которые он прислал, я выявил сотрудников НКВД, убивших Салихова Алексея Ивановича
– он был расстрелян 5 июля 1938 года.

Причем выяснилось, что он жил на одной улице с моим прадедом Степаном Ивановичем Карагодиным, буквально через два дома. При анализе его документов была обнаружена странная запись на выписке из акта о расстреле. На ней значилось, что "акт о приведении приговора в исполнение хранится в Особом архиве 1-го спецотдела НКВД СССР". Прежде я такого не встречал. А главное – именно эти сведения мне и не предоставляли, блокировали любые попытки доступа к ним; более того – скрывали, что такие архивы вообще существуют. "Сведений не имеем" – был стандартный ответ.

Я направил похожий запрос в Управление ФСБ России по Новосибирской области, полагая, что получу очередную отписку. Ответа не было несколько месяцев, и я направил запрос повторно. Полученный "технический ответ" оказался абсолютно ошеломительным – мне прислали искомый мною акт расстрела!

Вопрос Дмитрия Волчек – главного редактора сайта Радио Свобода:

– У вас есть догадки, почему они его прислали?

– Во-первых, сам запрос был сформулирован крайне точно: была указана вся номенклатура приказов и дат. Все эти сведения – не для рядового человека и даже не для каждого историка.

Историки и специалисты, с которыми я успел поговорить, не могут поверить в то, что мне это удалось. Некоторые были просто в шоке от того, что такие документы все же существуют и добиться их реально. Не исключено, что вообще впервые в истории России человеку был выдан такой документ.

Весной 2016 года в читальном зале библиотеки Томского университета я открыл подшивку томской газеты "Красное знамя" за 1937–1938, начал искать фотографию прокурора Николая Пилюшенко. Был такой массовый убийца, абсолютный маньяк. В 1939 его, правда, арестовали, обвинив в "правотроцкистском контрреволюционном заговоре", но потом просто отпустили – повезло. Более того, он был признан жертвой политических репрессий и вошел в Книгу памяти Томской области как пострадавший.

Газета "Красное знамя" – умопомрачительное чтение. На каждом листе – крики о наступлении со всех сторон на "нашу социалистическую родину" фашистов всех мастей (включая даже "фашистских пиратов") и раскрываемых "мудрым руководством НКВД" заговорах.

"Отработав" 1937 год полностью, а это 242 номера, я нашел интересные сведения. Несколько фотографий региональных сотрудников НКВД, награжденных высшими государственными наградами; в публикациях не указывалось, за что именно они награждены, но я точно знал за что – за массовые убийства. Это был зенит их успеха. На одном из этих снимков была и Носкова, в заметке под ее фото была подпись – "одна из активных сотрудников Томского горотдела НКВД".

21 января 1938 в Томске этими деятелями были убиты 64 человека. И это только в один день. До этого дня были такие же массовые убийства, и после тоже, и месяцами ранее, и месяцами позже. Это был конвейер, хладнокровная машина убийства, простой механизм, рутина.

– И вы хотите вычислить совершенно всех, вплоть до водителей "черных воронков" и машинисток, печатавших документы?

– Не хочу, а сделал это.И это не просто фамилии и должности, но и весь объем персональных данных (ФИО, год и место рождения, послужной список, номера приказов о награждении, присвоение званий, свидетельства о смерти и фотографии).

Главное – это расстрельная команда, за которой я охотился. Я их достал! Всех.

Я установил весь список водителей гаража Томского горотдела НКВД, и на пару машинисток горотдела у меня тоже есть данные. Но это все же факультативная цель. Машинистку мы не "притянем" как соучастницу (хотя, если отработать почерк печатных машинок и сличить график смен, это возможно). Водителя же как соучастника "притянем" 100%. Для этого будет достаточно всего лишь наряда на транспорт на конкретные даты – в принципе, думаю, это выполнимо.


Я нашел ведомости по зарплате 1936–38 годов, хотел понять, был ли скачок по выплатам в этот период. Решил даже делать таблицу, выявлять по косвенным признакам, по каким-то ассоциативным связям, и вот буквально – бах, и тебе всё присылают.

Я думаю, они сами не поняли, что они сделали. Ну, что значит всё присылают? Только каракули их автографов и фамилии (без инициалов), других сведений, конечно же, не предоставлено.

Имена, отчества, послужной список, год рождения, фото и т. п. – это я уже установил самостоятельно. Такую информацию по моему линейному запросу, конечно же, они бы мне не предоставили.

Прошедшие выходные я провел за расшифровкой полученных документов и дорабатыванием профилей убийц; и вдруг неожиданно понял, что мое расследование завершено.

Это НКВД, а позже и КГБ СССР скрывало следы своих преступлений – массовых убийств, фальсифицируя документы в ЗАГСах. Вот, смотрите: по расстрельному делу проходят восемь человек, семь расстреляно. Свидетельства о смерти в Томском ЗАГСе на всех сфальсифицированы – стоят ложные даты и ложные причины смерти. О том, как именно это происходило (включая и секретные внутриведомственные приказы), можно также прочесть на моем сайте.

– Вы пишете, что выявили и внутрикамерного агента-провокатора. Кто этот человек?

– Это основная "наседка" Томского горотдела НКВД – Пушнев Иван Федорович, 1911 года рождения.

Причем не простая "наседка", а настолько лютая, что позволяла себе даже учить следователей (кадровых сотрудников горотдела), как именно им следует работать с подследственными. По заданию НКВД он выдавал себя за представителя польского Генштаба, "завербовал" в несуществующую "Партию народных героев" более тридцати человек, в том числе свою жену, после чего их всех арестовали, Пушнину инсценировали побег из тюрьмы, а арестованным по делу объявили, что он умер, и для убедительности показывали его фотокарточки в гробу. Всех обвиняемых по делу "Партии народных героев" приговорили к расстрелу.

В 1958 году Военная прокуратура отказалась реабилитировать Пушнева с формулировкой "как лицо, занимавшееся фальсификацией уголовных дел"; однако уже в 1990 году с формулировкой "лицо, не являвшееся штатным сотрудником НКВД" его реабилитировали.

– И этот внутрикамерный агент выбивал показания и из вашего прадеда тоже?

– Мы не можем это утверждать. Но пытки в Томском горотделе НКВД активно применялись; это называлось "мировые" – меры физического воздействия. У меня есть официальные документы, свидетельствующие об этом.

Причем нужно понимать, что к одним подследственным могли применять именно физическое насилие, например, бить большими томами книг по голове, зажимать пальцы дверьми, ставить на "выстойку", "высотку", различные растяжки, тривиально избивать и т. п., а к некоторым подследственным применяли и более изощренный способ: достаточно было просто показать первый лист их же анкеты из только что начатого дела, где они сами же и указывали при первом допросе состав и членов своей семьи, и пригрозить репрессиями в их адрес… –

Каждая история – это ад, и ты должен в него входить, не выходя при этом и из ада российской бюрократии. Теперь нам известна абсолютно вся цепочка убийц: от организаторов в Москве до конкретных палачей в Томске

​– Наше расследование завершено – это главное. Мы узнали то, что хотели знать несколько поколений нашей семьи, – имена всех убийц. И мы сделали это. Каждый делал свою часть. Моя началась в 2012 году и закончилась 12 ноября 2016 года.

 Вторая часть проекта расследования – это привлечение к уголовной ответственности всех лиц, виновных в убийстве Степана Ивановича Карагодина.

Абсолютно всю цепочку: от организаторов этого конкретного убийства – членов Политбюро в Москве (во главе с гражданином Джугашвили Иосифом Виссарионовичем, 1878 года рождения, более известного под псевдонимами Коба, Сталин) до конкретных палачей в городе Томске (граждан: Зырянова Николая Ивановича, 1912 года рождения; Денисова Сергея Тимофеевича, 1892 года рождения и Носковой Екатерины Михайловны, 1903 года рождения). Цепочка убийц достаточно длинная – более 20 человек: организаторы, руководители, исполнители, соучастники – все. Включая и водителя черного "воронка" – он пойдет как соучастник. Обвинение: группа лиц по предварительному сговору совершила массовое убийство.

Сценарии этой юридической процедуры (о привлечении к ответственности) уже разработаны.

<a href="https://www.youtube.com/v/qP47vIq3Tzc" target="_blank">https://www.youtube.com/v/qP47vIq3Tzc</a> <a href="https://www.youtube.com/v/SW54VkRD6QE" target="_blank">https://www.youtube.com/v/SW54VkRD6QE</a>
« Последнее редактирование: 13 Июня 2018, 11:55:51 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2088 : 13 Июня 2018, 11:50:18 »

add

обновился Илларионов

Трампъ теперь уже с китайскими товаrищщами по-ленински пригрозили гулагом нескольким Че-ЫЫ отморозкам и вся Великая Могучая и Непобедимая Северная Корея мгновенно сдулась и забыла про ядреную дубину

бланко-кобовский-концлагерный терроризьм со взятием заложников и их расстрелами заработал ! правда для десятки олигархов-уголовников но все же ..

<a href="https://www.youtube.com/v/6S6BbxhAF8c" target="_blank">https://www.youtube.com/v/6S6BbxhAF8c</a>

Цитата:
https://aillarionov.livejournal.com/1070106.html

Что такое конкретные карательные меры против высших руководителей Кореи и членов их семей в исполнении заботливых китайских товарищей северокорейскому руководству, очевидно, подробно объяснять было не нужно.

Дальнейшее теперь хорошо известно.

Шестое испытание ядерного оружия Северной Кореей (на сей момент) оказалось последним (всего Ким Чен Ын провел четыре ядерных взрыва: 12 февраля 2013 г., 10 декабря 2015 г., 6 января 2016 г., 3 сентября 2017 г.). После доведения Директивы ЦК КПК до сведения северокорейского руководства:
- новых ядерных испытаний больше не проводилось,
- 28 мая 2018 г. северокорейский ядерный полигон Пунгери был взорван,
- 12 июня 2018 г. Ким Чен Ын оказался в Сингапуре, где
- подписал обязательство о полной денуклеаризации Корейского полуострова и возвращении в США останков американских солдат, погибших во время Корейской войны.

Таким образом, то, что произошло только что на наших глазах, объясняется, по всей видимости, совместным действием двух достаточно убедительных аргументов – реальной угрозой военного удара по Северной Корее со стороны США и более чем реальной угрозой санкций (конкретных карательных мер против высших руководителей КНДР) со стороны Китая.

При этом следует заметить, что военная угроза со стороны США существовала на всем протяжении жизни северо-корейского режима (хотя и с разной степенью вероятности), а фактор китайских санкций появился с сентября прошлого года. Поэтому, кажется, именно этот, второй, фактор, сыграл в этой истории главную роль.

Два наблюдения естественно напрашиваются из этой истории.

Первое – шокирующее отличие от позиции и действий Пекина позиции и действий Кремля.

Второе – всем тем, кто серьезно задумывается об эффективных средствах по противодействию диктаторским режимам, нарушающим международное право, следует внимательно изучить опыт применения (угрозы применения) санкций (конкретных карательных мер против высших руководителей таких режимов), на наших глазах уже приведших, пусть к первым, но уже вполне заметным практическим результатам.

Ваш департамент должен в то же время серьезно предупредить корейские власти не
переусердствовать с ядерной проблемой. В настоящее время для нашей страны нет проблемы, чтобы настоятельно требовать от Кореи немедленного и полного отказа от своего ядерного оружия. Вместо этого мы просим Корею сохранять сдержанность и через несколько лет, когда условия созреют, провести постепенные реформы и в конечном итоге удовлетворить требование денуклеаризации на Корейском полуострове. Если Корея настаивает на том, чтобы действовать произвольно, наша страна дополнительно оценит такие действия и в одностороннем порядке введет конкретные карательные меры против высших руководителей Кореи и членов их семей.

Your department should at the same time seriously warn the Korean authorities not to
overdo things on the nuclear issue. Currently, there is no issue for our country to forcefully ask
Korea to immediately and completely give up its nuclear weapons. Instead, we ask Korea to
maintain restraint and after some years when the conditions are ripe, to apply gradual reforms
and eventually meet the requirement of denuclearization on the Korean Peninsula. If Korea
insists on acting arbitrarily, our country will further assess it and unilaterally impose specific
punitive measures against Korean senior leaders and their family members.
http://freebeacon.com/wp-content/uploads/2018/01/PRC-Central-Committee-document-translation-revised.pdf

Комментарии

https://www.bbc.com/russian/news-39096797
Брат Ким Чен Ына умер в муках в течение 15-20 минут
..
правовое государство не может в принципе применять или угрожать применением подобных карательных санкций против членов семьи. И на сегодняшний день подобными санкциями такой стране как Россия может угрожать только Китай-исходя из ее реальных возможностей и с учетом того, что Китай является неправовым государством.
..
порядочным государствам крайне рекомендуется иметь в союзниках страну-отморозка, на которую можно переложить грязную работу.
..

Цитата:
https://rtvi.com/news/severnaya-koreya-unichtozhila-svoy-yadernyy-poligon-/

Северная Корея уничтожила свой ядерный полигон

Взрывами были уничтожены три тоннеля, которые вели к подземным объектам, и наблюдательные вышки на территории полигона, пишет AP.  

На церемонии закрытия полигона присутствовали представители нескольких зарубежных СМИ, в основном телеканалов, рассказывает агентство.

КНДР две недели назад объявила, что закроет Пунгери в конце мая. Сообщалось, что на церемонию позовут журналистов из США, России, Китая, Великобритании и Южной Кореи.

Через несколько дней после анонса власти Северной Кореи начали работы по сносу ядерного полигона.

Северокорейская республика объявила о заморозке ядерной программы в апреле, в рамках налаживания отношений с Южной Кореей и США. AP отмечает, что уничтожение полигона не является «необратимым шагом» для ядерной программы страны.

но есть и злопыхающие куды ж без них

Цитата:
https://topwar.ru/142139-unichtozhili-li-v-kndr-svoy-yadernyy-poligon.html

ядерный испытательный полигон Пунгери вышел из эксплуатации ненадолго, и на нем еще можно произвести минимум два, а как максимум 8-10 подземных ядерных взрывов.

<a href="https://www.youtube.com/v/5WidHwBc4_Q" target="_blank">https://www.youtube.com/v/5WidHwBc4_Q</a>
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 00:17:26 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2089 : 13 Июня 2018, 23:15:13 »

отличие политики от быкования в государственных делах .. инструкция от бессмертных даосских патриархов по квантовой недвойстенности и слоистой природе реальности мультиверсных листов

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/218567/read
- Дао дэ цзин [с иллюстрациями] (пер. Владимир Вячеславович Малявин) 2656K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Лао Цзы

Мы приходим к фундаментальному для символического миропонимания принципу недвойственности бытия. Этот принцип утверждает, что в мире все столь же едино, сколь и различно.
В мире, согласно Лао-цзы, нет чистых сущностей. Прежде всех явлений существует символический круговорот начинающегося начала, саморазличающегося различия. Все, что кажется нам простым и однозначным, содержит в себе бесконечно сложный мир ... акцент даосов на сокровенности их истины – это не поза и не игра в таинственность, а следствие уже известного нам тезиса о слоистой природе реальности
..
формулируется центральная идея Лао-цзы: недвойственность Небесного пути и путей человеческих.
..
тексты из могилы в Годяне не составляют цельной книги: одна из глав, например, повторяется дважды, а планки, на которых записаны фрагменты будущего «Дао дэ цзина», составляют три связки (их принято называть Лао-цзы А, Лао-цзы В и Лао-цзы С). В одной из этих связок (Лао-цзы С) фрагменты «Дао дэ цзина» дополняются отдельным сочинением на космогонические темы. Порядок фрагментов совершенно не соответствует традиционной нумерации глав, но есть основания полагать, что тексты внутри каждой связки были собраны по определенному тематическому признаку: почти все фрагменты в связке Лао-цзы А касаются искусства управления государством, а фрагменты в связке В имеют отношение к телесно-духовному совершенствованию мудреца.
...
мечта о полном жизненном благополучии заставляет человека метаться между формалистикой технического господства и культом чувственного наслаждения, порождая невроз и смутное чувство тревоги, которые прорываются в почти маниакальной заботе о «безопасности» – личной, государственной и даже глобальной. Наследие даосов содержит радикальное средство от современных страхов: человек, открывшийся пустоте и, следовательно, обнявший смерть, будет в безопасности.
...
высокий пафос даосской мудрости не мешает Лао-цзы выступать в роли знатока «реальной политики» и управления государством. Многие из его советов уже нетрудно предвидеть: Лао-цзы требует прежде всего не нарушать управлением покоя (читай: цельности) народного быта и править большим государством так, как варят мелкую рыбешку, чистить которую – занятие хлопотное и неблагодарное. Мудрый правитель, вновь и вновь повторяет он, не должен вникать в административную рутину, за всем надзирать и все контролировать. Он вообще не должен (не может?) обнаруживать себя. Мы сталкиваемся с идеей управления, в корне отличной от западного понятия политики – действия всецело публичного, доступного наблюдению, часто откровенно зрелищного. Здесь, напротив, политика есть среда, сила и искусство интимной со-общительности людей – нечто незаметное, чуждое публичности, но в высшей степени эффективное как средство сплочения и умиротворения народа. Подлинное основание такого рода политики как внутреннего воздействия есть, конечно, «сокровенное совершенство», которое предстает как разрыв в опыте, тайна власти, ибо мощь жизненного Хаоса непостижима и не имеет формальных критериев легитимности. Но эта сила внушает безукоризненное доверие. Не случайно даосский патриарх не единожды заговаривает о важности безмолвно-доверительных отношений между людьми.

Как видим, политическое кредо Лао-цзы не лишено «макиавеллистских» оттенков, с воодушевлением развитых и раздутых впоследствии китайскими идеологами деспотизма. Настоящий государь должен быть – да и не может не быть – непонятным и даже незаметным для толпы, ведь он знает как раз то, что не может быть предметом общедоступного знания. Он принимает метафизический ужас пустоты – невыносимый для простого смертного. Он – истинный подвижник Великого Пути, превозмогший в себе всякую корысть и пристрастность. Но как раз это обстоятельство сообщает моральный авторитет его власти и позволяет ему поддерживать некий негласный консенсус со своими подданными, иметь «одно сердце с народом» и притом честно соблюдать правила благопристойности (и то, и другое – тоже тема Макиавелли, о чем часто забывают). Но правитель един с народом по пределу знания.

III
Не возвышайте «достойных» –
Тогда люди не будут соперничать.
Не цените редкостные товары –
Тогда люди не будут разбойничать.
Не выставляйте напоказ привлекательные вещи –
Тогда в людских сердцах не будет смущения.
Вот почему премудрый человек, управляя людьми,
Опустошает их головы
И наполняет их животы,
Ослабляет их стремления
И укрепляет их кости.

В 1-й строке упоминаются «достойные» (сянь), к которым в конфуцианской традиции относили тех, кто достоин государственной службы. Ван Би поясняет, что имеются в виду «умелые люди». В комментарии Хэшан-гуна к этой категории причислены те, кто «отбрасывает естество и почитает изящные манеры, увлекается спорами, произносит красивые речи, отворачивается от Пути и жаждет власти». Дэцин указывает, что «почитание достойных» вызвано «жаждой славы», которая порождает соперничество среди людей.
В 8-й строке говорится буквально об «опустошении сердца». Древние китайцы считали «сердце» вместилищем разума. Китайские толкователи единодушно отождествляют «опустошение сердца» с его «упокоением» и «отсутствием желаний». Чжан Чжунъюань переводит: «дает отдохновение уму» (relaxing their minds). Что же касается «наполнения живота», то Хэшан-гун разъясняет смысл этого наставления в следующих словах: «Лелеять в себе Путь, обнимать единое, хранить в себе пять видов духов». В даосской традиции «пустота в сердце» и «наполненность в животе» являются важными принципами психофизического совершенствования.

..Мудрость для Лао-цзы – это умение «рассеивать» все затруднения еще до того, как они проявятся. Попытка же судить о действительном положении дел, исходя из внешних явлений и абстрактных понятий, неминуемо закончится неудачей: поступающий так подобен неопытному дровосеку, который, взявшись за топор, рискует поранить руку.
Действительность – всегда тоньше и проще, чем нам представляется. А всякая идеология – топорная работа.
В конце концов, отшельник Лао-цзы, проповедующий выведение вовне своей внутренней самости, совпадение истока и исхода бытия, не может не быть «мастером публичности», каковым по определению является политик. Но он достоин успеха в политике только потому, что знает ее истинный, сокровенный исток: сердечную глубину человеческой жизни. Награда его политическому мастерству – добродушная безмятежность подданных.

Так даосская идея «таковости» бытия возвращает к непосредственности жизненного опыта, к миру повседневности, одновременно сообщая им некую метафизическую глубину. Лао-цзы рисует свою «утопию» (см. гл. LXXX), которая поражает сочетанием натуралистических и символических черт. Обитатели его идеальной древности живут простыми человеческими радостями, получая удовольствие от еды, радуясь обновкам, празднуя свои праздники. Эти простодушные дети природы не знают письма, не ведут счета и не имеют желания путешествовать, потому что безотчетно вверяют себя всеединству пустоты. Утопия отодвинута в «глубокую древность», но не потому, что рисует некое первобытное состояние общества. Она есть аллегория первозданной спонтанности в человеческом существовании. Жители даосской утопии целиком погружены в повседневную жизнь и непроизвольно радуются ей – так даосский мудрец живет «неприметно-тонкими» свершениями жизни. Их жизнь описана чередой экспрессивно-обособленных метафор – только так и можно говорить о жизни, мудрость которой есть забытье, несвершение, постоянное «развязывание узлов». Эти мудрые люди древности, говорит Лао-цзы, не уезжали из дома, потому что «были почтительны к смерти». Ибо, поистине, кто живет по пределу знания, всегда помнит о смерти. И самое поразительное: они «до самой смерти не хотели знаться друг с другом». Оттого, надо думать, что «открытие себя открытости бытия» превосходит всякую общественную форму, скорее, является самим условием человеческой социальности. Даосский социум есть среда тайного опознания «небесной» цельности бытия, которое составляет самое условие человеческой социальности. В нем люди живут рядом, не будучи вместе. Такова правда Пути: быть с людьми умеет только тот, кто умеет не быть с ними.
...
Мудрый правитель, по Лао-цзы, не подстрекает людей к соперничеству, не обольщает их наградами и не запугивает наказаниями. В конце концов и то, и другое бессмысленно: злодея никакими наказаниями не устрашить, а порядочный человек и без наград будет трудиться честно. Цель мудрого правления состоит в достижении или, скорее, возвращении к органической цельности жизни. Для этого потребно разумное ограничение претензий рассудка – источника чрезмерных желаний. Великий Путь мироздания исключает всякое насильственное, нарочитое действие и сам собою осуществляется там, где нет соблазнов, порождаемых богатством, властью или славой. Политики же, которые призывают к «прогрессивному развитию» и «общественным инициативам», просто не ведают, что творят: рано или поздно они станут жертвой собственной близорукости. Секрет успешной политики – в «упорядочивании себя» (по-китайски буквально: «упорядочивании своего тела»). Хэшан-гун поясняет: «Премудрый человек управляет государством как собственным телом. Он устраняет желания и прогоняет заботы. Он умиротворен и безмятежен, скромен и уступчив и не прибегает к силе. Если преобразующее влияние внутреннего совершенства (дэ) достигает своего предела, люди обретут покой». Но надо иметь в виду, что Лао-цзы говорит не о технике духовного совершенствования, а об условиях, делающих это совершенствование возможным. Заниматься йогой, не сделав сознание «пустым», – все равно что, как выразился один позднейший писатель, «отгонять мух тухлятиной». А тот, кто воплотил в себе покой, уже не нуждается ни в какой технике.

XVII

С наивысшими было так: низы просто знали, что они есть.
Ниже стояли те, кого все любили и прославляли.
Еще ниже стояли те, кого боялись,
А ниже всех – те, кого презирали.
Тому, кто в себе не имеет достаточно доверия, доверия не окажут.
Нерешительный! Вот так он ценит слова.
Добьется успеха, сделает дело,
А люди говорят: «У нас все получилось само собой».

«Непорочное правление» – так озаглавлена эта глава у Хэшан-гуна. Содержащиеся в ней суждения достойны войти в золотой фонд политической мудрости всех времен. Прежде чем «употреблять власть», всегда полезно задуматься, из чего власть происходит. Исток же власти – нечто совсем иное, нежели «властные функции». Чжуан-цзы говорил, что истинный правитель «предоставляет мир самому себе». Вопрос в том, найдутся ли политики настолько разумные, чтобы всерьез думать об этом и руководствоваться наставлениями даосских учителей.
Ван Би описывает плоды мудрого правления в следующих словах: «Первые признаки того, что само по себе таково, невозможно узреть, его первозданное устремление невозможно постичь. Тот, кто все свершает бездействием и претворяет учение без слов, предопределяет появление вещей еще до того, как они обретут форму. Поэтому он достигает успехов, свершает дела, а народ не ведает, почему так получилось».

XVIII

Когда Великий Путь в упадке, являются «человечность» и «долг».
Когда возникают суемудрие и многознайство, является великая ложь.
Когда среди родичей нет согласия, являются почтительность и любовь.
Когда государство во мраке и в смуте, являются «преданные подданные».

Согласно Лао-цзы, ирония «достижений цивилизации» состоит в том, что проповедь добра и рассуждения о духовности точно указывают, чего лишилось общество (но всегда несет в себе великий и вечный поток жизни). Хэшан-гун закономерно дает этой главе заголовок «Падение нравов». Вот замечания двух средневековых комментаторов о «великой лжи» всякой идеологии.
Ван Цзефу: «Путь скрывается в бесформенном, имена же рождаются в том, что имеет недостаток. Поскольку Путь скрывается в бесформенном, не существует различия между большим и малым. Поскольку имена рождаются в том, что имеет недостаток, появляются человечность и справедливость».
Люй Хуэйцин: «Нет большего воровства, чем когда совершенство становится предметом знания. Когда есть осознание предмета, появляется и внешний взгляд, внутреннее же узрение погибает. Тогда возникают суемудрие и многознайство, и человек покоряется великой лжи».

...
Как писал даосский учитель Хуан Юаньцзи, господин человеческий жизни – это его дух, а слуга – жизненная энергия (ци). Подвижник Пути должен сделать так, чтобы его дух и жизненная энергия «вернулись к корню», а для этого он должен «позволить энергии легко течь». Тот, кто не умеет соблюдать баланс между «тяжелым» и «легким», неизбежно «потеряет слугу», а значит, не сможет быть и государем.
...
«Если управлять государством посредством Пути, в государстве будет покой, а люди будут воодушевлены. Тогда сможешь продлить свою жизнь и не будешь знать конца»

XXXVII

Путь вечно в недеянии,
А в мире все делается.
Если князья и цари смогут блюсти его,
Вещи сами себя претворят.
Если потом они возымеют желание действовать,
Я сдержу их безымянной простотой.
Безымянная простота не таит никаких желаний.
Когда в покое не родится желаний,
Поднебесный мир выправится сам собой.

Теперь мы можем увереннее ответить на вопрос, почему Лао-цзы говорит не об отказе от желаний, а о сдерживании их. Как явствует из этой главы, желания для него – неизбежные спутники метаморфоз, которые постоянны как сам жизненный рост. Каждое новое впечатление рождает и новое желание. Мудрый умеет сдерживать не просто желания, а скорее, свою привязанность к желаниям. Вот почему он «ограничивает желания» парадоксальным на первый взгляд способом – предоставляя всему свободу быть… В этом, согласно традиции, и заключается искусство политики: у Хэшан-гуна глава названа «Осуществление управления».

«Тот, кто следует Пути, не говорит, а наставляет личным примером». «Выгоду недеяния» Хэшан-гун комментирует в политических понятиях: речь идет о том, что мудрое правление приносит выгоду народу.

LVII

Государством управляй прямо,
На войне применяй хитрость
И посредством бездействия завладевай Поднебесной.
Отчего мне известно, что это так?
Вот отчего:
Чем больше в мире запретов, тем люди беднее.
Чем больше народ знает о выгоде, тем больше в царстве смуты.
Чем больше в народе мастерства и сноровки, тем больше безделиц.
Чем больше в стране законов и приказов, тем больше разбойников.
Посему премудрые люди говорили:
Я не действую, а люди сами становятся лучше,
Я привержен покою, а люди сами себя выправляют,
Я не вмешиваюсь в дела, а люди сами богатеют,
Я не имею желаний, а люди сами блюдут простоту.

В первых двух строках противопоставляются «прямые», то есть «честные», «регулярные», освященные моральным авторитетом традиции правила управления государством и «нерегулярные» приемы ведения военных действий, военные «хитрости», которые на войне дают наибольший эффект и притом вполне позволительны. В ряде древних списков вместо знака «прямой», «честный» фигурирует знак «должное управление», «политика», что не меняет существенно смысла фразы. В годяньском списке вместо «государство» сказано «удел».
...
«Когда государством управляют посредством Пути, в нем царит покой. Когда государством управляют прямо, в нем начинаются военные хитрости.
..
«Если правитель не выправляет себя, то, даже если низы прямы, воцаряется обман».
..
Мудрый политик умеет примирять людей и демонов посредством своего великого смирения, которое равнозначно «сбережению сущего». Не вмешиваясь в естественное течение событий, он дает всему быть и тем самым, как ни странно, указывает каждой вещи ее действительное место.
..
«Когда люди болеют, они дорожат врачом. Когда у них случается несчастье, они почитают духов. Когда у власти мудрый правитель, у людей мало желаний, а когда у людей мало желаний, они здоровы и ведут правильный образ жизни. В таком случае они не имеют недугов в теле и не несут наказаний в жизни.

LIX

В правлении людьми и служении Небу
Нет ничего лучше, чем быть бережливым.
Кто умеет беречь, первым изготовится.
Первым изготовиться означает копить Совершенство.
Кто умеет копить Совершенство, тот все превзойдет.
Если он все превзойдет, никто не будет знать, где его предел.
Кто не имеет предела, может владеть царством.
А кто владеет матерью царства, будет жить долго.
Вот что такое «глубокий корень, прочная основа»,
Это Путь вечной жизни и долгого взгляда.

Линь Сии развивает эту тему, разъясняя, что в этом пассаже говорится о единстве управления государством и «вскармливания жизни» в самом себе: «Тот, кто может вскармливать жизнь и сберегать ее, будет жить долго».
..
Комментарий Янь Цзуня: «Образы вверху и внизу друг другу соответствуют, внутреннее и внешнее друг другу откликаются, как тень следует за телом, а эхо – за звуком. Поэтому путь управления государством и основа жизни народа – это быть бережным по отношению к предку. Посему мудрый правитель скрывает свой облик, живет в убогом жилище, отказывается от пяти ароматов, устраняет звуки и цвета, знание свое черпает в неведении, понимание находит в безмолвствующей речи. А посему в сокровенном уподоблении всех вещей мир достигает согласия

LXI

Большое царство – как низина, куда стекаются воды:
Средоточие мира, Сокровенная Родительница мира.
Самка всегда одолеет самца покоем, и, покоясь, пребывает внизу.
Посему большое царство возьмет малое, если будет ниже его,
Малое царство будет взято большим, ибо находится ниже его.
Вот так, себя ставя ниже, забирают других
И, стоя ниже, дают другим взять себя.
Большое царство хочет только объединить и пестовать других,
Малое царство хочет только примкнуть к другим и им послужить.
Чтобы те и другие смогли получить то, что хотят,
Большому царству подобает быть внизу.

Мы встречаем в этой главе отклик на политическую обстановку в конце царствования Чжоу – эпоху невиданно обострившегося соперничества между отдельными царствами, что сопровождалось, разумеется, поглощением более слабых и мелких уделов их могущественными соседями. От такого мыслителя-отшельника как Лао-цзы менее всего можно было бы ожидать интереса к дипломатии. И тем не менее патриарх даосизма выступает как автор одной из самых оригинальных дипломатических концепций, где во главу угла ставится принцип самоумаления. В человеческом мире такое самоумаление есть не что иное, как «совершенство умаления» (название этой главы у Хэшан-гуна), и оно составляет сущность социальных ритуалов. Исповедуемый Лао-цзы принцип отношений между силами разной величины действует двояко: он позволяет «брать» самому и позволяет «быть взятым» другими – сообразно существующей иерархии сил. Если, согласно Лао-цзы, бытие есть со-бытие и в конечном счете сама со-бытийность вещей, а жизнь, по своей сути, – это чистая со-общительность, то даже союзы государств, как и союзы людей, вполне естественны и служат интересам как сильных, так и слабых партнеров. Цзян Шэн в своих комментариях к «Дао дэ цзину», которые приводит Цао Синьи, уверяет, что, если применить принцип «собирающего совершенства» в мировой политике, большие государства достигнут безопасности и благополучия через три года, государства средних размеров – через семь, а малые государства – через десять. «Если же результата не будет, – добавляет Цзян Шэн, – следует собрать все доски, с которых печатают “Дао дэ цзин”, и сжечь их».

LXXV

Люди голодают оттого, что верхи забирают себе зерно.
Вот отчего голодают люди.
Людьми трудно управлять оттого, что верхи деятельны.
Вот отчего ими трудно управлять.
Люди ни во что не ставят смерть оттого, что верхи слишком любят жизнь.
Вот отчего люди ни во что не ставят смерть.
Поистине, те, кто живет без мысли о жизни, лучше тех, кто ценит жизнь.

Лао-цзы, как безупречно честный и вдумчивый советник государей, самым резким образом предостерегает хозяев этой жизни от упоения властью и могуществом. Предостерегает в первую очередь по соображениям практической политики: гармония между верхами и низами жизненно необходима государству. Но в этом напоминании есть и куда более глубокий практицизм непосредственного жизненного опыта: корень важнее верхушки, покой души важнее самой громкой славы. Воистину живет тот, кто ничем не дорожит в этой жизни.
Комментарий Ван Би: «Здесь говорится о том, что пороки народа и неустройство в управлении идут от верхов, а не от низов. Народ же следует верхам».
...
в китайской стратегии атака приуготовляется отходом и т. д. Это не технический прием, а следование некоему высшему закону мироздания, исключающее произвол и интеллектуальный анализ. Победа здесь достается тому, кто глубже проник в исток спиралевидной «оси Пути». Тот, кто прозрел сокровенные «семена» явлений, способен предвосхищать и упреждать события. Разыскание фокуса этой двуслойной сферы – непосильная задача для ratio. Но можно понять, что есть некая невидимая глубина опыта, где всякое движение предваряется абсолютным покоем. Такая не-двойственность одного и другого, неисчислимый, но неустранимый разрыв между ними заслуживает названия «тончайшего». Эта внутренняя глубина понимания, равнозначная бесконечной действенности и потому делающая возможным любой успех, не может быть объективирована и представлена на всеобщее обозрение. Стремление свести ее к предмету, представить равнозначно забвению Пути.

находим десять отличий

<a href="https://www.youtube.com/v/AKFGsanHNcI" target="_blank">https://www.youtube.com/v/AKFGsanHNcI</a> <a href="https://www.youtube.com/v/l0Ogr6waE9M" target="_blank">https://www.youtube.com/v/l0Ogr6waE9M</a> <a href="https://www.youtube.com/v/zw0myilf4Zk" target="_blank">https://www.youtube.com/v/zw0myilf4Zk</a> <a href="https://www.youtube.com/v/ZMmFI7hqcF4" target="_blank">https://www.youtube.com/v/ZMmFI7hqcF4</a> <a href="https://www.youtube.com/v/I9X7xzT7H8o" target="_blank">https://www.youtube.com/v/I9X7xzT7H8o</a>
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 11:50:29 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2090 : 14 Июня 2018, 13:48:47 »

"Age of Delirium" Film by David Satter, with RUSSIAN subtitles / Фильм Дэвида Саттера "Век безумия"

<a href="https://www.youtube.com/v/VQjZa7TiIVA" target="_blank">https://www.youtube.com/v/VQjZa7TiIVA</a>

https://www.youtube.com/results?search_query=Дэвид+Саттер

https://www.ozon.ru/person/1506615/ - что есть почитать , http://www.findbook.ru/search/d1?authors=Саттер , http://flib.flibusta.is/a/164159

Цитата:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Сэттер,_Дэвид

С 1976 по 1982 годы был специальным корреспондентом Financial Times в Москве. Он хорошо владел русским языком, мог общаться с гражданами СССР. В 1979 году советские власти попытались выслать его из СССР, однако после предупреждения от США и Великобритании, когда те заявили, что вышлют советских корреспондентов, отказались от этого намерения. В марте 1980 года Сэттер сообщил об утечке спор сибирской язвы на военном объекте в Свердловске, что впоследствии было подтверждено Борисом Ельцыным, который в то время был первым секретарём обкома КПСС.
В 1982 году он вернулся в США и стал работать в The Wall Street Journal экспертом по СССР. В настоящее время он является старшим научным сотрудником в Институте Хадсона, а также в Школе фундаментальных международных исследований при Университете Джонса Хопкинса.
В своих статьях Девид Сэттер неоднократно критиковал советские власти за проводимую ими политику и призывал международное сообщество влиять на них мирными путями.
В постсоветское время он также критиковал власти и Президента России. В частности, в статье 1993—1994 годов «Ельцин: тень сомнения» он критиковал ельцинское использование силы против российского парламента и предупредил, что «он (Ельцин) укрепил русскую традицию неуважения к компромиссу и доверие силе, которая с течением времени может стать противоположностью прогресса всех демократических сил».
В книге «Тьма на рассвете» Сэттер утверждал, что за взрывами многоквартирных домов в Москве и Волгодонске стоит ФСБ. Он также появлялсе в фильме режиссёра Андрея Некрасова «Недоверие», где также утверждал, что за взрывами домов стоит ФСБ.
С сентября 2013 года он работал в Москве сотрудником радио «Свобода». В декабре 2013 года Дэвид Сэттер выехал в Киев и намеревался обратиться в российское посольство для продления визы, однако ему было отказано в получении российской визы без объяснения причин[1][2]. Сообщили только, что: «Компетентные органы решили, что Ваше дальнейшее присутствие на российской территории нежелательно».
Позже МИД разъяснило причину, по которой было отказано в выдаче визы[3]:
Ему было отказано в многократной визе на основании грубого нарушения российского миграционного законодательства. Фактически с 22 по 26 ноября 2013 г. этот гражданин США находился на территории России незаконно.
— МИД России[4]
По мнению британской газеты The Times, причиной отказа на въезд в Россию послужила книга Сэттера 2003 года Darkness at Dawn, в которой утверждается, что взрывы жилых домов в Москве были провокацией ФСБ, спланированной для того, чтобы объединить Россию вокруг Владимира Путина[5][6].
Дэвид Сэттер намеревается обжаловать решение Таганского районного суда Москвы и вернуться в Россию[7].

Библиография
Age of Delirium: The Decline and Fall of the Soviet Union, Yale University Press, 2001, ISBN 0-300-08705-5
Век безумия : распад и падение Советского Союза. — М.: Объединенное гуманитарное издательство, 2005. — 397 с. — ISBN 5-94282-302-2.
Darkness at Dawn : The Rise of the Russian Criminal State. — New Haven: Yale University Press, 2003. — ISBN 978-0-300-09892-1.
Тьма на рассвете: Взлёт Российского Уголовного Государства. — М.: Объединенное гуманитарное издательство, 2004. — 314 с. — ISBN 5-94282-242-5.
It Was a Long Time Ago and It Never Happened Anyway: Russia and the Communist Past. — New Haven: Yale University Press, 2012. — 383 p. — ISBN 0-300-11145-2.
Как Путин стал президентом. — М.: Алгоритм, 2013. — 208 p. — (Проект «Путин»). — 4000 экз. — ISBN 978-5-4438-0167-4.
Менше знаєш, краще спиш = The Less You Know the Better You Sleep. — Киев: Дух и Літера, 2016. — 200 p. — ISBN 978-966-378-465-6.

Ссылки

Официальный сайт Дэвида Сэттера http://davidsatter.com/
Biography at the Hudson Institute site
Латыш Ю. Перестройка в СССР и суверенизация Украины глазами западного человека (по мемуарам Д.Саттера).
Нация, не признающая вины. «Совершенно секретно», № 6 (289) (27 мая 2013). Проверено 14 января 2014.
Владимир Абаринов. Страна, которая нас потеряла. «Совершенно секретно», № 7(170) (1 июля 2003). Проверено 15 января 2014.
Дэвид Саттер o своей новой книге «Меньше знаешь, крепче спишь»

Цитата:
https://www.svoboda.org/a/24203394.html

Тьма на рассвете

Повсюду я слышу язык философии и повсюду вижу никуда не исчезнувший гнет. Мне говорят: "Нам бы очень хотелось обойтись без произвола, тогда мы были бы богаче и сильней; но ведь мы имеем дело с азиатскими народами". А про себя в то же время думают: "Нам бы очень хотелось избавить себя от разговоров про либерализм и филантропию, мы были бы счастливей и сильней; но ведь нам приходится общаться с европейскими правительствами". Астольф де Кюстин. Россия в 1839 году

Владимир Абаринов: Американский журналист Дэвид Саттер написал книгу о российских реформах. Но, право, на сегодня мало ли в Европе и Америке издано трудов, авторы которых повествуют о тернистом пути российских реформаторов, об испытаниях, выпавших на их долю, об ожесточенном сопротивлении советской номенклатуры, о непоследовательности высшего политического руководства страны, вынужденного отступать под натиском антиреформистских сил: Завершаются такие повествования, в зависимости от политических воззрений автора, либо выводом о том, что реформаторы в России потерпели жестокое поражение, либо - в последнее время особенно часто - что Россия после лет блужданий в потемках все же выбирается на столбовую дорогу цивизизации, благо есть новый мессия.

Дэвид Саттер придерживается иной точки зрения. Он не считает, что реформаторы в России потерпели поражение или допустили какие-то роковые ошибки. Наоборот - российские реформы вполне удались. Цель выполнена. Но неужели нынешний российский режим - это именно то, что хотели построить реформаторы? Дэвид Саттер сегодня в студии Радио Свобода в Вашингтоне.

Дэвид Саттер: Не думаю, что они так уж стремились создать столь экономически неэффективный режим. Однако, по-моему, они не уделили должного внимания тому, что рыночная экономика требует законодательных ограничений. В результате они создали рыночную экономику, которая, как они считали, будет продуктивной. Но она такой не стала, а в точном смысле слова не стала и рыночной. Думаю, они полностью отдавали себе отчет в том, что строят криминальный капитализм в России, но полагали, что криминальный капитализм эволюционирует во что-то лучшее. А в итоге он ни во что хорошее не эволюционировал. Вот в чем состоит мой вывод. Они были готовы терпеть определенный уровень коррупции и стремились, прежде всего, создать в обществе ситуацию, при которой так называемые реформы будет невозможно обратить вспять независимо от воли народа. Мне представляется, что они надеялись получить в результате своих действий процветающее демократическое общество. Но из этого ничего не вышло.

Владимир Абаринов: Сегодня уже многие забыли, с чего началась "шоковая терапия".

Дэвид Саттер: Процесс реформ в России официально начался 2 января 1992 года либерализацией цен. Люди, которые прожили всю свою жизнь с контролируемыми ценами, а потом испытали на себе эффект хаотических экономических реформ периода перестройки, накопили большие суммы денег на своих сберегательных счетах по одной простой причине: в условиях контролируемых цен инфляция выражается в дефиците товаров. Не было ничего, что можно было бы купить, поэтому они клали деньги на сберегательные счета. 2 января 1992 года цены были отпущены без всякого предупреждения. В результате Россию захлестнула волна гиперинфляции, и волной этой начисто смыло накопления всего населения страны. Я был в России в то время и помню, как однажды вечером в дверь моей квартиры постучали. На пороге стояла женщина. Она сказала, что собирает деньги на похороны одного из жильцов дома. Нечто подобное происходило тогда по всей стране - у людей не было лишних денег ни на свадьбу, ни на похороны. На 10 тысяч рублей, которых еще совсем недавно хватило бы на машину, теперь можно было купить лишь пару башмаков. Граждане России были фактически ограблены. Когда возник вопрос, как можно было уничтожить накопления всего населения, Егор Гайдар ответил, что деньги на сберегательных счетах не были реальными, потому что они не соответствовали товарным ресурсам общества. Никто не спросил его, был ли реальным труд, вложенный в эти "нереальные" деньги. Этот вопрос не задавали себе и сами молодые реформаторы.

Владимир Абаринов: В книге о России Дэвид Саттер пишет о том, что российские реформаторы, будучи теоретически радикальными оппонентами коммунистической доктрины, на самом деле усвоили многие философские основы коммунизма. Они вынесли из советской эпохи и бездумно применили принцип экономического детерминизма, который гласит, что экономический базис определяет характер политической и нравственной "надстройки" общества. Они, пишет Саттер, попросту сказали: если Маркс говорит, что надо уничтожить частную собственность, чтобы достичь утопии, все, что мы должны сделать, это восстановить частную собственность, и настанет капиталистическая утопия. Второе слагаемое российских реформ Саттер называет "социальным дарвинизмом". Это, говоря попросту, закон естественного отбора, при котором люди должны были выживать в отчаянных обстоятельствах при полном безразличии государства.

Дэвид Саттер: Каким-то жутким эхом заявления Сталина, который сказал в 1929 году, что у Советского Союза есть только 10 лет на индустриализацию, звучали слова Анатолия Чубайса, говорившего: "У нас есть считанные месяцы на приватизацию". Они спешили, потому что ощущали себя ничтожным меньшинством во враждебном окружении. Чисто теоретически они предвидели, что население встанет в оппозицию реформам, тогда как случилось ровно противоположное - население поддержало реформы и было готово к жертвам, если бы только люди были убеждены, что реформы проводятся справедливо и дают хоть какие-то результаты. Экономические реформы пользовались огромной поддержкой в России - до тех пор, пока они осуществлялись честно и справедливо. Спешка, с которой собственность передавалась в частные руки кого угодно, без малейшего соблюдения каких бы то ни было правил, обратила народ в противника реформ, потому что люди не видели в них ничего, кроме обыкновенного грабежа.

Владимир Абаринов: И, наконец, третья неотъемлемая черта российских реформ - это разгул преступности, коррупция. Это тоже следствие марксисткой индоктринации: реформаторы были убеждены, что первоначальный капитал всегда создается криминальным путем? И закрывали глаза на криминализацию экономики?

Дэвид Саттер: Это был вопрос приоритетов. Их первым приоритетом было передать собственность в частные руки, и сделать это как можно скорее. Их не заботило, в чьих руках оказалась эта собственность - в итоге те, кто был вхож в правительственные кабинеты и преуспел в преступных операциях - они и составили основу новой России.

Владимир Абаринов: После либерализации цен пришли ваучеры. Гражданам России объяснили, что это - их доля национального богатства. Но мало кто сумел с толком этой долей воспользоваться.

Дэвид Саттер: На самом деле большинство людей, получив ваучер, не имели понятия, что с ним делать. В стране, где в течение 70 лет не было частных инвестиций, не было и экспертов по инвестициям. Собирать ваучеры начали криминальные элементы, скупая их у алкоголиков и пенсионеров, которые не знали, как их употребить. И ваучеры отдавались иногда по цене бутылки водки. Был период, когда людей всячески соблазняли подозрительные инвестиционные фонды, выпускали глянцевые брошюры, зполненные диаграммами, показывающими, как будет умножаться цена вложенного в фонд ваучера. Люди сдавали свои ваучеры и больше никогда об этих фондах ничего не слышали - они бесследно исчезали. Или же они пытались инвестировать свои ваучеры в предприятие, на котором работали. Что происходило в этом случае? Несмотря на то, что они стали, так сказать, "акционерами", администрация предприятия сохраняла за собой полный контроль и принимала решения абсолютно не считаясь с мнением "акционеров". Люди не получали никакой выгоды от своих вложенных в дело ваучеров. А потом им перестали платить зарплату. В этот момент на территории предприятий появились маленькие фирмы, предлагающие рабочим купить у них их ваучеры. Люди, которым были крайне нужны деньги, потому что администрация им не платила, за бесценок продавали свои ваучеры администрации же. Все это было грандиозным мошенничеством, за которое народ России так и не простил Чубайса.

Владимир Абаринов: Но ведь была и приватизация жилья - люди бесплатно получили в полную собственность квартиры, в которых в тот момент жили.

Дэвид Саттер: Да, и во всех российских городах появились квартирные банды. Помню листовку на стене. Листовка гласила: "Вы преклонных лет и больны? Позвольте нам заботиться о вас. Мы будем платить за вашу квартиру до конца ваших дней. Единственное условие - завещайте ее нам". Я смотрел на эту листовку и чувствовал, что у меня кровь стынет в жилах. Ничего хорошего человеку, который согласится подписать такое соглашение, ждать не приходится. И действительно, люди, соглашавшиеся на эту аферу или на одну из множества других таких же, вскоре умирали насильственной смертью. Но самое страшное состоит в том, что для того, чтобы заключать такие сделки, гангстерам нужна поддержка местных должностных лиц - начальника милиции, заведующего паспортным столом, управдома - тех, кто способен указать им одиноких стариков, больных и алкоголиков. Эти должностные лица прекрасно знали, что ничего хорошего этим старикам и инвалидам интерес гангстеров не сулит. Но им было все равно - их безразличие было куплено взятками.

Владимир Абаринов: Дэвид Саттер жил и работал в России - сначала корреспондентом газеты Wall Street Journal, затем New York Times. Его книга наполнена частными сюжетами из жизни россиян тех лет. Записывая их рассказы, он скрупулезно фиксирует даты, названия учреждений, фамилии чиновников, цитирует казенные бумаги. Вот, хотя бы, история злоключений Галины Андреевой, дочь которой Светлана 13 июля 1998 года разрешилась от бремени в московском роддоме номер десять, но младенца так и не увидела. Ей сказали, что ребенок умер, однако ни протокола вскрытия, ни свидетельства о смерти, ни трупа не показали и на руки не выдали. Галина бросила все и начала поиски внука, живого или мертвого. В то время в российских городах как раз ходили слухи о похищениях новорождённых младенцев, и Галина питала надежду, что раз уж зюзинская районная прокуратура не может найти ребенка, он, возможно, еще жив. В глубине души она догадывалась, что никакая прокуратура его и не ищет, но боялась признаться себе в этом и решила исчерпать все возможности до конца. Спустя месяц она, наконец, вышла на след пропавшего младенца. Набрав номер крематория Николоархангельского кладбища, она узнала, что тело ее внука кремировано минуту назад. Когда она попросила выдать ей прах, директор заведения сказал, что "от детей ничего не остается, только дым".

Признаемся самим себе: нам этот случай вовсе не представляется выходящим из ряда вон. Беспощадный переходный период, когда мы не жили, а выживали, очерствил и ожесточил сердца. Из множества подобных мелких сюжетов складывается панорама, свидетельствующая о непомерной цене реформ в стране, на языке которой сказаны великие слова о том, что не стоит высшая гармония слезинки хотя бы одного замученного ребенка.

За ваучерной приватизацией последовала денежная. В ней народ участия уже не принимал.

Дэвид Саттер: К началу 1994 года - года, когда началась денежная приватизация - население страны уже разделилось на немногочисленное меньшинство коррумпированных инсайдеров, которые аккумулировали огромные суммы денег и собственности, и массы, впавшие в полнейшую бедность. В этих обстоятельствах коррумпированные связи между так называемыми предпринимателями и правительством сыграли свою роль в денежной приватизации. Теоретически это делалось через аукционы. Но результат этих аукционов был определен заранее. И многие из этих аукционов происходили только на бумаге. В тех редких случаях, когда кто-то всерьез претендовал на собственность, хозяин которой уже был назначен, и действительно вступал в борьбу на аукционе, его неизбежно вынуждали снять свою заявку под угрозой лишения жизни.

В то же самое время значительная часть уличной торговли оказалась под контролем гангстеров, которые тоже аккумулировали згначительные средства и начали превращаться в вооруженный кулак так называемой новой русской буржуазии. Функция гангстеров была сродни функции юристов в правовом государстве - они разрешали деловые споры. Только в отличие от юристов, работающих в рамках закона, эти просто убивали людей, если не могли договориться иначе. Россию захлестнула эпидемия заказных убийств, которая продолжается до сих пор.

Заключительная стадия приватизации, крупнейшая в истории мирная смена собственника - это программа "долги за акции". К 1995 году правительство стало банкротом. Ельцину предстояли новые выборы. И олигархи, которые прежде зависели от правительства, начали диктовать свои условия. Программа "долги за акции", незаконность и аморальность которой никогда не отмечалась западными правительствами и международными финансовыми институтами, работала очень просто. Избранные банки стали кредиторами правительства под залог самых ценных, лучших предприятий бывшей советской промышленности - таких как "Норильский никель", который обеспечивает бoльшую часть мирового производства палладия и других редкоземельных стратегических материалов, не говоря о никеле. Когда правительство не могло вернуть свои долги, а это неизбежно случалось, собственность переходила в руки олигархов. Эти олигархи финансировали успешное переизбрание Ельцина.

Из книги Дэвида Саттера "Тьма на рассвете". 15 мая 1999:

"Депутат Государственной думы от фракции "Российские регионы" готовился к голосованию по проекту постановления об импичменте президенту Ельцину, когда в дверь его кабинета постучали, и вошел незнакомец, представившийся как "доброжелатель", который хочет предложить "очень выгодную сделку".

"Вы можете получить большие деньги, помочь себе, а заодно помочь и нам", - сказал вошедший, не уточняя, кто эти "мы".

Из пяти обвинений против Ельцина только одно, война в Чечне, имело высокий шанс собрать большинство в две трети голосов, необходимых для импичмента. Поэтому слова незнакомца о том, что его главным образом заботит, не собирается ли депутат голосовать за обвинение по Чечне, не стали для депутата неожиданностью. "Вы можете голосовать за импичмент, - сказал он. - Только не голосуйте за пункт о Чечне. Вы можете сказать, что вы выступаете за импичмент, но не можете поддержать обвинение в развязывании войны против Чечни, потому что вы не считаете, что ответственность за нее несет президент".

Повисла многозначительная пауза, и незнакомец сказал: "Я могу предложить вам 30 тысяч долларов".

Депутат встал с кресла: "Простите, но вы, кажется, ошиблись дверью".

В то же самое время другого депутата от фракции "Регионы России" посетил точно такой же визитер, предложивший хозяину кабинета те же самые 30 тысяч. Депутат, не приняв предложение, все же проявил интерес к сделке. Правда, он настаивал, что должен проголосовать хотя бы за один пункт обвинения. Посетитель спросил, за какой именно. Депутат сказал, что будет голосовать за обвинение в незаконном развале Советского Союза.
Визитер повеселел. "Мы уважаем ваш выбор", - сказал он. Сошлись на 52 тысячах долларов:

...Когда дебаты подошли к концу, заместитель главы президентской администрации Сергей Зверев, хорошо знающий депутатов, начал говорить журналистам, что постановление об импичменте принято не будет. Лоббисты, имевшие вид людей, только что покинувших тюремные камеры, собрались в буфете на первом этаже, беспрерывно курили и пили пиво, создавая полукриминальную атмосферу.

Когда был объявлен перерыв на обед, персонал Думы начал печатать бюллетени для голосования по каждому пункту обвинения. Депутаты должны были получить их до трех часов пополудни. Зюганов заявил журналистам, что пункт относительно Чечни соберет 300 голосов, необходимых для импичмента, и что обвинение в Беловежском сговоре, возможно, тоже. Его оптимизм пошел на убыль вследствие нескольких обстоятельств. Во-первых, появились сведения, что ряд депутатов не забрали свои бюллетени. Кроме того, депутаты и их помощники сообщили журналистам, что ставки продолжают расти - лоббисты предлагают колеблющимся депутатам от 50 до 70 тысяч долларов.

Коммунисты и фракция "Яблоко" приняли решение голосовать за импичмент по чеченскому пункту. "Российские регионы" тоже склонялись к импичменту, однако члены фракции могли голосовать по собственному усмотрению. Именно на членах этой фракции лоббисты и сконцентрировали свои усилия.

Лидеры коммунистов собрались на совещание за закрытыми дверями, и когда они вышли к журналистам, то были молчаливы и мрачны; контраст особенно бросался в глаза по сравнению с их недавним оптимистическим оживлением. В конце концов, секретарь компартии по идеологии Александр Кравец появился в зале для пресс-конференций и занял место перед микрофоном. Толпа репортеров умолкла и обратилась в слух. "Депутатов купили", - сказал Кравец. - "Начальная цена составляла 30 тысяч долларов. Если депутат соглашался голосовать против всех обвинений, он мог получить гораздо больше".

Голоса все еще подсчитывались, но, учитывая заявление Кравца, напряжение спало. Теперь уже никто не ожидал, что постановление об импичменте Ельцина будет принято.

В 5:30 счетная комиссия объявила, что по критически важному пункту о Чечне "за" подали голоса 283 депутата. Это было значительное большинство, однако для квалифицированного большинства в две трети не хватало 17 голосов.

Владимир Абаринов: После того, как коммерческие банки стали кредиторами правительства, олигархи оказались в полной мере хозяевами страны, пишет Дэвид Саттер. Однако затем случился сбой - кремлевской коррупцией вдруг заинтересовался генеральный прокурор. Это ведь - одно из ваших наблюдений?

Дэвид Саттер: Все шло как по маслу. Кучка бесчестных дельцов завладела богатством, созданным трудом населения всей страны. И им было нечего опасаться. Они разбрасывали деньги направо и налево - легко щедро тратить деньги, которые ты украл. Дорогостоящие привычки русских нуворишей ясно говорили о том, что они просто ни во что не ставят народ. Но день расплаты, в конечном счете, настал - в 1998 году, когда после неудачной попытки - попытки, которая едва не удалась - подвергнуть Бориса Ельцна импичменту Ельцин был вынужден согласиться с назначением премьер-министром Евгения Примакова. Примаков никогда не был другом Америки и демократии. Однако у Примакова было одно важное качество - он не был коррумпирован. И он распорядился начать расследование некоторых грязных игр русских олигархов. Исполнителем был тогдашний генеральный прокурор Юрий Скуратов. Расследование коснулось ближайших клевретов Ельцина. Скуратов смертельно напугал хозяев России тех лет.

Владимир Абаринов: Напомним, мы беседуем с американским журналистом Дэвидом Саттером, в прошлом корреспондентом газет Wall Street Journal и New York Times в Москве.
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 16:30:25 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2091 : 14 Июня 2018, 14:03:11 »

Цитата:
https://www.svoboda.org/a/24203395.html

Тьма на рассвете (ч.2)

"Тьма на рассвете". Так называется книга американского журналиста Дэвида Саттера о российских реформах и о политических процессах, которыми эти реформы сопровождались. В первой части программы Дэвид Саттер говорил о том, как российские реформаторы, закрывая глаза на криминальный характер приватизации, создали политическую систему, получившую название олигархического капитализма. В ходе президентской кампании 2000 года эта система подверглась первому серьезному испытанию - председатель правительства Евгений Примаков инициировал расследование фактов коррупции на самой вершине российской властной пирамиды.

Дэвид Саттер: Расследование коснулось ближайших клевретов Ельцина. Скуратов смертельно напугал тогдашних хозяев России.

Скуратов заявил тогда, что в руководстве страны нет лица, против которого нельзя было бы завести уголовное дело, и я уверен, что это правда.

Владимир Абаринов: Дэвид Саттер говорит, что не питает иллюзий по поводу мотивов Евгения Примакова, который метил тогда на президентский пост. Еще в горбачевские времена ветеран аппаратной политики Примаков в качестве председателя комиссии Верховного Совета СССР боролся со "случаями необоснованных привилегий должностным лицам", но так и не одолел эту напасть. Но тогда, быть может, генеральный прокурор Юрий Скуратов действовал из благородных побуждений, во имя истины и справедливости, как должностное лицо, призванное по долгу службы разоблачать коррупцию? Или он просто выполнял заказ Примакова?

Дэвид Саттер: Я, разумеется, уверен в последнем. В послужном списке Скуратова нет ничего, что заставило бы видеть в нем героя. И уж конечно, его поведение никоим образом не свидетельствовало о том, что он - человек, исполняющий высокую миссию. Если бы он чувствовал и верил, что исполняет высокую миссию, он не оказался бы в ситуации, когда его можно было так легко скомпрометировать. Но в известном смысле это не имеет значения. Ведь какой бы ни была мотивация, это - первая попытка вскрыть криминальные действия высокопоставленных и влиятельных фигур ельцинского окружения.

Владимир Абаринов: В конце концов, Юрий Скуратов пал жертвой увлечения дамами легкого поведения. 17 марта 99 года сделанная скрытой камерой видеозапись плотских утех прокурора была показана всей стране по телевидению. Указом президента Скуратов был отстранен от занимаемой должности в связи с возбуждением против него уголовного дела по обвинению в злоупотреблении служебными полномочиями. Вслед за ним, 12 мая 99 года, лишился должности премьер-министра и Евгений Примаков, а вместе с ним и весь состав его кабинета. Его место занял лояльный Кремлю Сергей Степашин. Дэвид Саттер утверждает в своей книге, что операцией смещения Скуратова руководил Владимир Путин. На чем основана эта версия?

Дэвид Саттер: Он стоял в то время во главе ФСБ и исполнял много деликатных поручений после истории со Скуратовым, включая предоставление полного иммунитета Ельцину и членам его семьи. Это означает, что он был облечен чрезвычайным доверием. А завоевать доверие можно лишь своей прошлой деятельностью. Совершенно очевидно, что устранение Скуратова было операцией приоритетной. Так что эпизод со Скуратовым был как раз тем случаем, на котором можно было доказать свою надежность - надежность, которую искал Ельцин, если он рассчитывал избежать уголовного преследования после своего ухода. Путин предоставил Ельцину и его семье необычайно широкий иммунитет, защищающий от какого бы то ни было вмешательства правоохранительных органов. Ясно, что Ельцину была нужна такая защита.

Владимир Абаринов: Именно в марте 1999 года начался стремительный карьерный взлет малоизвестного стране Владимира Путина. 29 марта он был назначен секретарем Совета Безопасности. 9 августа того же года президент подписал указы об освобождении от занимаемой должности Сергея Степашина, проработавшего премьером меньше трех месяцев, и о назначении первым заместителем председателя правительства Российской Федерации Владимира Путина. Другим указом от того же 9 августа Путин был назначен исполняющим обязанности председателя правительства. Спустя всего пять дней, 16 августа 1999 года, Государственная Дума утвердила это назначение, и Владимир Путин стал полноправным премьер-министром. Тогда же президент Борис Ельцин объявил его своим преемником. Однако, если посмотреть российские газеты за май 1999 года, когда был отправлен в отставку Примаков, то можно убедиться, что еще за три месяца до своего назначения Владимир Путин в списке реальных кандидатов на пост главы правительства не значился.

Дэвид Саттер: Дальнейшие события привели, на мой взгляд, непосредственно к взрывам жилых домов в 1999 году. Популярность Ельцина в тот момент упала до двух процентов. Люди, проводящие опросы, знают, что при любом опросе 6 процентов опрошенных не понимают вопроса. Так что есть большие сомнения, поддерживал ли Ельцина в России хоть кто-то. Такой же опрос, касающийся его новоназначенного после блестящей операции с Юрием Скуратовым премьер-министра Владимира Путина, показал, что два процента населения хотят голосовать за Путина. Совпадение цифры наводит на мысль, что люди, возможно, не понимали, о ком их спрашивают. Так или иначе, картина выглядела мрачно, и было очевидно, что оппозиционный политический блок Примакова и Лужкова, каждый из которых, несомненно, привел бы с собой другие коррумпированные элементы, угрожал разрушить благосостояние олигархов круга Ельцина и привлечь некоторых из них, если не всех, к уголовной ответственности.

Владимир Абаринов: Дэвид Саттер жил и работал тогда в России, поэтому его хроника событий того периода носит ярко выраженный личностный характер.

Дэвид Саттер: Я был в Москве в то время. Говорили о панике, охватившей правящие круги России. Циркулировали зловещие слухи, что могут произойти теракты, которыми воспользуются, чтобы объявить чрезвычайное положение. И я вспомнил, что в 1996 году были теракты - был взрыв в московском метро, который приписали коммунистическим оппонентам Ельцина. Правда, по некоторым признакам он нес на себе печать спецслужб. Зловещее напряжение возросло после взрыва в торговом комплексе на Манежной площади. В теракте погиб один человек. Теперь, глядя на все эти события в ретроспективе, я думаю, что это была проверка общественного мнения. Затем произошло загадочное вторжение исламских экстремистов из Чечни в Дагестан. Загадочным оно было во многих отношениях. Хотя бы, например, потому, что незадолго до вторжения с границы Чечни были сняты охранявшие ее российские войска. Однако вторжение, квалифицированное как нападение на Россию, стало приобретать весьма серьезное значение после того, как за ним последовали взрывы жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске. Приемы везде были одни и те же - везде применялся в качестве взрывчатки гексоген, заряды были заложены либо в подвалы зданий, либо рядом с ними, взрывы в большинстве случаев произошли посреди ночи с тем, чтобы поразить максимальное число жертв и терроризировать всю страну. Именно этого они и достигли.

До этого в России не было энтузиазма по поводу новой чеченской войны. Но после взрывов страна сплотилась. Руководство заявило, что в деле присутствует чеченский след. Не улики против Чечни, таких улик до сих пор никто не представил. Никакого подозреваемого не поймали. Но места преступлений быстро расчистили, хотя хорошо известно, что критически важные улики могут быть найдены на развалинах. Как они были найдены в 1998 году на развалинах наших посольств в Танзании и Кении, и эти улики повлекли за собой аресты. По всей стране жильцы начали сами охранять свои дома по ночам, и подавляющее большинство поддержало новую войну в Чечне. Эта война первоначально была успешной, и привела к резкому взлету популярности прежде неизвестного шефа ФСБ Путина до запредельного уровня.

Владимир Абаринов: Теракты следовали один за другим. 31 августа - взрыв на Манежной площади. 40 пострадавших, одна женщина скончалась. 4 сентября - взрыв пятиэтажки в Буйнакске, убиты 62 человека. 9 сентября - взрыв девятиэтажного жилого дома в Москве на улице Гурьянова - погибли 94 человека. 13 сентября - взрыв восьмиэтажного дома на Каширском шоссе - 119 погибших. Спустя еще три дня в Волгодонске при аналогичных обстоятельствах погибли 17 человек.

Особое место в этом ряду занимает инцидент в Рязани. 22 сентября в этом городе в подвале жилого дома - по счастливой случайности до взрыва - были обнаружены мешки, заполненные белым порошком, и взрывное устройство. Объявив поначалу о предотвращении теракта, российские власти спустя двое суток заявили, что в Рязани проводились "учения", что в мешках был сахарный песок, а детонатор - ненастоящий.

Дэвид Саттер считает эту версию невероятной.

Дэвид Саттер: В стране, которая была и без того взбудоражена, будоражить людей еще больше ложной тревогой! Этим можно достигнуть лишь того, что люди откажутся верить своим глазам, когда столкнутся с реальной угрозой. На короткий срок информация о рязанских "учениях" ошеломила страну, а потом была забыта или почти забыта. Но если ФСБ заложила настоящую бомбу в Рязани, то это ясное указание на то, что и другие бомбы были заложены ФСБ. Это означает, что роль коррумпированной группы, которая распоряжается страной, была закреплена посредством актов террора. И это, конечно, делает Владимира Путина плохим партнером в нашей кампании против терроризма. Во всяком случае, ненадежным партнером.

Владимир Абаринов: Но ведь обвинения в причастности ФСБ к взрывам остаются недоказанными.

Дэвид Саттер: В этих требованиях доказать содержится искажение доктрины о презумпции невиновности, впервые появившейся в англосаксонском праве. Презумпция невиновности придумана для того, чтобы защитить права частного лица от посягательств государства. Она неприменима к правительству, которое подозревается в совершении масштабных преступлений против собственного населения. Если ФСБ невиновна, у нее есть все возможности доказать свою невиновность и мгновенно развеять все сомнения на этот счет. Для этого она должна сделать совсем немного: показать приказ о проведении "учений", показать мешки и взрыватель и предъявить исполнителей этого приказа, которых, я убежден, уже давно нет в живых.

Владимир Абаринов: Поговорим о политике нынешней администрации США. Республиканцы были когда-то непримиримыми критиками Билла Клинтона и Эла Гора, которые, по их словам, "потеряли" или "проиграли" Россию. В ходе президентской кампании 2000 года Джордж Буш заявил, что не допустит, чтобы деньги американского налогоплательщика "оседали в кармане Черномырдина и других". (Виктор Черномырдин сначала угрожал Джорджу Бушу судом, но затем от этой идеи отказался). Но когда предвыборная кампания закончилась победой кандидата от Республиканской партии, администрация Буша-младшего превратилась в одного из самых лояльных союзников Владимира Путина.

Дэвид Саттер: Ну, во-первых, важно иметь в виду, что роль, какую сыграл в поддержке российских экономических реформ МВФ, была продуктом политических решений, принятых администрацией Буша-старшего. А в администрации Буша человеком, который подготовил почву для этих решений, была Кондолиза Райс, впоследствии превратившаяся в критика российской политики Клинтона. Но Клинтон следовал тем же курсом, каким шел его предшественник, и, в конечном счете, дошел до крайности, до полной идентификации политики в отношении России с личностью Ельцина. Из этого отнюдь не следует, что администрация Буша более чувствительна в этом вопросе, чем администрация Клинтона, хотя республиканцы в целом традиционно более настойчивы, чем демократы, когда речь идет о признании фактов. Думаю, что осознание того, что Соединенные Штаты не полностью отдавали себе отчет в происходящем в России, не понимали природу этого общества и давали плохие советы, в Соединенных Штатах растет, но внимание законодателей занято сейчас другими проблемами. И если уж говорить начистоту, то никто не обязан следовать плохим советам. На самом деле ответственность за политику, которую выбрала Россия, несет сама Россия, даже если она получала неверные и ошибочные рекомендации от страны, которая пользовалась тогда в глазах русских высоким престижем и в которую многие российские так называемые реформаторы верили безоговорочно.

Владимир Абаринов: Книга Дэвида Саттера уже вышла в свет, когда в России Генеральная прокуратура начала следственные действия в связи с уголовными обвинениями, предъявленными некоторым ближайшим сотрудникам председателя правления нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Суть обвинений - злоупотребления, допущенные при приватизации. Автор книги "Тьма на рассвете" считает незаконной и безнравственной всю россицскую приватизацию. Как Дэвид Саттер относится к истории с Ходорковским?

Дэвид Саттер: Я считаю, что сейчас предпринимается очередная попытка отвлечь внимание российского общества от реальных проблем страны, найти ложную цель той враждебности и разочарованию, которые испытывают многие из-за трудностей жизни. А Ходорковский - удобная цель. Каждый отдельно взятый олигарх может быть привлечен к отвественности, потому что у всех есть за спиной что-то, за что можно привлечь. Но это не меняет суть олигархической системы - место одного олигарха занимает другой. Почему Ходорковский - удобная мишень? Прежде всего, согласно многим сообщениям, он самый богатый человек в России. Он получил свое благосостояние посредством незаконных и аморальных бизнес-схем, в которых участвовал с самого начала приватизации. Кроме того, он еврей, и это тоже делает его удобной мишенью. Не уверен, что следственные действия против него будут продолжены. Но если будут, то, с моей точки зрения, это будет явная попытка режима снискать популярность, еще раз создать впечатление, что правительство Путина всей своей мощью преследует кого-то - в прошлом это были чеченцы, теперь - олигарх. В России раздражены горсткой людей, которые сосредоточили в своих руках огромное богатство в то время, как вся страна впала в бедность, и любой шаг Путина, похожий на атаку на олигархов, будет популярен.

Владимир Абаринов: Адвокаты арестованных ведут активную защиту своих клиентов, сам Михаил Ходорковский тоже не отмалчивается, хотя и тщательно взвешивает каждое слово и воздерживается от встречных обвинений в адрес высшего политического руководства России. Создается впечатление, что он тоже использует ситуацию в своих интересах: пройдут выборы, пыль осядет, уголовные дела будут закрыты, и, в конечном итоге, Ходорковский докажет, что власть должна считаться с большим бизнесом. Не так?

Дэвид Саттер: Еще одно обстоятельство, о котором я забыл сказать -Ходорковский поддерживает оппозиционные партии. И это вовсе не совпадение, что первой мишенью Путина и его администрации оказался Гусинский, который поддержал Лужкова на президентских выборах 2000 года. Так что вполне может быть, что это еще и способ запугать Ходорковского. Но я не вижу, как эти события могут служить пропагандистским целям самого Ходорковского. Я думаю, все олигархи остро ощущают свою уязвимость. Богатые в России всегда чувствовали себя сидящими на вулкане, потому что общество в целом относится к ним с глубокой неприязнью. Поэтому вряд ли Ходорковскому или любому другому олихарху стоит привлекать внимание к нелегальным методам, при помощи которых они получили свое благосостояние, или даже к самой возможности привлечения их к ответственности. Их безопасность, по крайней мере, частично, основана на утверждении, что приватизация была честной, что она закончилась и не подлежит обсуждению - система построена, и нечего и думать изменить ее.

Владимир Абаринов: О новом переделе собственности, или даже о национализации собственности в России говорят давно, по крайней мере - с тех пор, как команда Путина почувствовала достаточно твердую почву под ногами. Кому-то даже кажется, что на волне острого недовольства итогами приватизации это совсем нетрудно. Возможна ли национализация частной собственности в сегодняшней России?

Дэвид Саттер: Полагаю, это трудно. Этого нельзя осуществить без того, чтобы не нанести катастрофический ущерб отношениям России с западнми экономическими институтами и западными инвесторами. Многие компании, приватизированные сомнительными методами, сейчас частично принадлежат западным собственникам. В случае национализации сразу возникает вопрос: а что делать с западными партнерами? Кроме того, управление национализированными компаниями ляжет тяжелым бременем и на правительство, и на страну. Во многих отношениях эти компании будут в лучшем состоянии, если останутся в частной собственности. И потом, вокруг частных компаний уже выросла целая структура институтов. Так что это приведет к хаосу, а главное - сократит то, в чем Россия нуждается больше всего - объем иностранных инвестиций. Наблюдая картину национализации только что приватизированных предприятий, иностранцы только утвердятся в мысли, что Россия остается беззаконной и непредсказуемой страной, в которую не стоит вкладывать средства. Поскольку такое мнение и так широко распространено, не в интересах России способствовать его еще более широкому распространению.

Владимир Абаринов: Недавно Дэвид Саттер снова побывал в России.

Дэвид Саттер: Я был там в июне. Дело Ходорковского в тот момент еще не началось. Однако был поднят вопрос о возможном участии ФСБ или о том, что ФСБ была заранее осведомлена о захвате заложников на Дубровке. И это тоже весьма тревожное развитие событий. У меня не было мысли или подозрений, что власти стояли за этим захватом или каким-то образом участвовали в нем, хотя я и считал использование газа варварством. Однако сейчас появились свидетельства, что власти заблаговременно знали о захвате. Это добавляет сомнений по поводу обстоятельств взрывов в жилых домах в 99 году. Возникает зловещий образ правительства, которое удерживает власть с помощью провокаций, а провокации, в свою очередь, типичный образ действий любой тайной полиции. Если эти методы будут применены в ходе предстоящих парламентских или президентских выборов, это будет означать, что в России возникла специфическая политическая система, при которой человека не трогают до тех пор, пока он не представляет угрозу власти, но как только он начинает представлять угрозу или как только преследование его оказывается полезным для сохранения существующей системы, его будут преследовать. Система, при которой реальной безопасности не существует, нет никакого подлинного, надежного соблюдения, уважения прав граждан - их жизнь может быть принесена в жертву в ходе кровавых провокаций, цель которых состоит лишь в том, чтобы ввести в заблуждение общество и усилить настроения, выгодные тем, в чьих руках власть.

Владимир Абаринов: Название книги Саттера, "Тьма на рассвете", явно перекликается с названием знаменитого антитоталитарного романа Артура Кёстлера, который в русском переводе называется "Слепящая тьма", а по-английски - "Тьма в полдень". Заголовок послелней главы книги Саттера - "Есть ли будущее у России?" Как отвечает автор на этот вопрос? Ждет ли Россию "Тьма в полдень"?

Дэвид Саттер: "Тьма в полдень"? Я думаю, Россия сталкивается с кризисом, системным кризисом. Она будет просто вынуждена иметь с ним дело, если не в эту предвыборную кампанию, то уж точно в следующую. Потому что страна действительно находится в угрожающем положении и из-за экономической стагнации, и из-за надвигающейся демографической катастрофы - сейчас в стране настолько неблагоприятное соотношение смертности и рождаемости, что тенденцию нельзя переломить, не изменив дух общества. В России говорят: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих". Судьба России в ее собственных руках. Она только должна понять раз и навсегда, что никакого "особого пути" не существует, что России необходимо принять универсальные ценности. Только таким образом миллионы достойнейших людей в этой стране получат возможность влиять на политический процесс, только на этом пути страна способна избежать испытаний и, возможно, даже будущей катастрофы, которая надвигается, потому что нынешнее благополучие неразрывно связано с высокими ценами на нефть, а это не будет продолжаться вечно.

Владимир Абаринов: Мы беседовали с американским журналистом Дэвидом Саттером - автором недавно вышедшей в свет книги "Тьма на рассвете". В прошлом Дэвид Саттер работал корреспондентом газеты "Wall Street Journal", а затем "New York Times" в Москве.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2092 : 14 Июня 2018, 14:12:50 »

Цитата:
http://www.agentura.ru/timeline/2004/satter/

Опубликована книга Дэвида Саттера "Тьма на рассвете"
Весной 2004 года на русском языке в издательстве ОГИ была опубликована книга американского политолога Дэвида Саттера "Тьма на рассвете. Становление российского криминального государства". Впервые книга была выпущена издательством Йельского университета менее года назад.

Вот что сам автор пишет в предисловии к книге:

В этой книге я попытался показать, как в России возникла и окрепла криминальная бизнес-элита, как она взяла под контроль государственный аппарат, что привело к обнищанию и деморализации подавляющего большинства населения. Книгу составили рассказы и истории простых людей, из которых видно, каким образом криминальная олигархия добилась господствующего положения в России, и которые воссоздают ту социальную атмосферу, в которой это могло произойти. В период реформ русские пережили духовный кризис, столкнувшись с новым для себя образом жизни, к которому они не были подготовлены предыдущим опытом. Я решил показать ситуацию в России через истории простых людей, так как, чтобы понять природу этого кризиса, недостаточно знания одних только фактов: необходимо понять каждого, кто живет в этой стране. К тому же сами истории — это способ хоть какой-то конкретной помощи. Датский романист Исаак Динезен как-то сказал: “Все печали можно превозмочь, если есть возможность поведать их кому-нибудь или же записать”.
В настоящее время книгу Саттера можно купить в следующих московских магазинах:

"Москва"
"Библио-Глобус"
"Билингва"
Кафе "Пироги" на Дмитровке, на Никольской, на Зеленом проспекте.
"У Кентавра"
"Гилея"
"Фаланстер"
"Графоман"
"Экспресс-хроника"
"Пушкинист"
http://www.findbook.ru/search/d1?title=Тьма на рассвете

  Кто такой Дэвид Саттер

Саттер родился в Чикаго в 1947 году, закончил университет Чикаго и Бэллио Колледж. Кроме того, он закончил Универститет в Оксфорде по курсу политической философии. В 1976-1982 гг. он работал московским корреспондентом Financial Times. Потом он стал специальным корреспондентом по советским делам The Wall Street Journal (1982-1988). Он также писал для Encounter, Los Angeles Times, National Interest, National Review, New Republic, New York Review of Books, Reader's Digest, и Washington Times.

В 1990 году он стал научным сотрудником Foreign Policy ResearchInstituteв Филадельфии (1990-1993). В настоящее время он является сотрудником Гудзоновского института, а также преподает в Школе высших международных исследований Университета Джонса Хопкинса.

Он живет в Вашингтоне, женат, у него трое детей.

Кроме книги "Тьма на рассвете" (вариант на английском Darkness at Dawn: The Rise of the Russian Criminal State), он является автором Age of Delirium: The Decline and Fall of the Soviet Union.

Избранные главы на "Агентуре": http://www.agentura.ru/timeline/2004/satter/zakluchenie/
Заключение: Есть ли у России будущее?

Другие главы из книги, выложенные в Сети:

Грани.ру глава "Рязань" - http://www.grani.ru/Politics/Russia/FSB/m.61969.html
https://grani-ru-org.appspot.com/wiki/Blocked/

Цитата:
http://www.agentura.ru/library/vekbezumia/?print=Y

Agentura.ru - Глава восьмая. КГБ
     
Издательством ОГИ опубликована вторая книга американского журналиста Дэвида Саттера о России "Век безумия. Распад и падение Советского Союза".  Саттер работал московским корреспондентом Financial Times с 1976 по 1982 год.  "Век безумия" - книга о том, что предшествовало развалу огромной страны, о временах Брежнева, Андропова, Черненко и Горбачева. С разрешения автора мы публикуем главу о Комитете государственной безопасности СССР.

Список магазинов, где можно приобрести книгу:

в Москве:

Московский Дом Книги
Гилея
Экспресс-Хроника
Интеллектуальная книга
ПирОГИ
Bilingua
в Санкт-Петербурге:

филологический фак-т СпбГУ
РНБ
Фаланстер

Глава восьмая. КГБ

Никогда не разговаривайте  с неизвестными.
М. Булгаков. Мастер и Мар­га­ри­та


Ут­ром 27 ок­тя­б­ря 1990 го­да моск­ви­чи об­на­ру­жи­ли на пер­вой стра­ни­це "Ком­со­моль­ской прав­ды" со­вер­шен­но не­о­жи­дан­ную ста­тью. Не­смо­т­ря на глас­ность, КГБ ред­ко упо­ми­нал­ся в со­вет­ской прес­се, но в это ут­ро вни­ма­ние чи­та­те­лей при­влек­ла фо­то­гра­фия Ка­ти Майо­­ро­вой, ин­те­рес­ной тем­но­во­ло­сой де­вуш­ки чуть боль­ше двад­ца­ти лет, оде­той в бро­не­жи­лет.

Под за­го­лов­ком "Ка­тя Май­о­ро­ва — Мисс КГБ" шла ста­тья о том, что КГБ, как лю­бая дру­гая ор­га­ни­за­ция, то­же име­ет свою ко­ро­ле­ву кра­со­ты. Май­о­ро­ва, пи­сал ав­тор, но­сит свой бро­не­жи­лет с "утон­чен­ной мяг­ко­с­тью", слов­но мо­дель Пье­ра Кар­де­на. "Но ни­что так не под­чер­ки­ва­ет не­вин­ное оба­я­ние Ка­ти, по мне­нию кол­лег, как спо­соб­ность на­не­с­ти удар ка­ра­тэ по го­ло­ве про­тив­ни­ка".

По­сле по­яв­ле­ния ста­тьи в "Ком­со­моль­ской прав­де" в пресс-центр КГБ по­зво­нил Дэ­вид Рем­ник из "Ва­шинг­тон пост" и спро­сил, мо­жет ли Май­о­ро­ва дать ин­тер­вью. Он ожи­дал, что над ним по­сме­ют­ся, но че­рез де­сять ми­нут ему пе­ре­зво­ни­ли и ска­за­ли, что со­глас­ны.

— Я мо­гу взять фо­то­ап­па­рат? — по­ин­те­ре­со­вал­ся Рем­ник.

— Да, ко­неч­но.

Спу­с­тя не­ко­то­рое вре­мя Рем­ник при­ехал в од­но из зда­ний КГБ в цен­т­ре Моск­вы и встре­тил­ся с Май­о­ро­вой, оде­той в сви­тер из ан­гор­ской шер­сти и уз­кие джинсы.

Май­о­ро­ва не ска­за­ла ни сло­ва о сво­ей ра­бо­те в КГБ, но по­ве­да­ла, что лю­бит "Битлз", иг­ра­ет на ги­та­ре и встре­ча­ет­ся не толь­ко с со­труд­ни­ка­ми КГБ. Она сфотогра­фи­ро­ва­лась ря­дом с па­мят­ни­ком Дзер­жин­ско­му и до­ба­ви­ла, что уме­ет стре­лять из ре­воль­ве­ра. "Нам да­ют все­воз­мож­ные на­вы­ки", — объ­яс­ни­ла она.

Ти­тул Мисс КГБ был лишь ча­с­тью ши­ро­ко­мас­штаб­ных дей­ст­вий по из­ме­не­нию ими­д­жа ор­га­ни­за­ции. Гла­ва КГБ Вла­ди­мир Крюч­ков стал до­сту­пен для ин­тер­вью, в ко­то­рых он рас­ска­зы­вал о се­бе и ор­га­ни­за­ции, о пред­став­лен­ном с его точ­ки зре­ния про­шлом. "На­си­лие, негу­ман­ность, на­ру­ше­ние че­ло­ве­че­с­ких прав, — го­во­рил он в ин­тер­вью ита­ль­ян­ской га­зе­те "Уни­та", — все­гда бы­ли чуж­ды ра­бо­те на­ших се­к­рет­ных служб". Хоть эра Бреж­не­ва и "не бы­ла луч­шей в на­шей жизни", КГБ в то вре­мя все­гда дей­ст­во­вал в со­от­вет­ст­вии с дей­ст­ву­ю­щим за­ко­но­да­тель­ст­вом.

КГБ так­же стал про­во­дить экс­кур­сии по зда­нию Глав­но­го уп­рав­ле­ния на пло­ща­ди Дзер­жин­ско­го с по­се­ще­ни­ем ка­би­не­та на тре­ть­ем эта­же, где ра­бо­тал быв­ший пред­се­да­тель Юрий Ан­д­ро­пов, и му­зея, ко­то­рый по­ми­мо за­лов Ле­ни­на и Дзер­жин­ско­го имел зал с экс­по­на­та­ми, рас­ска­зы­вав­ши­ми об удач­ных опе­ра­ци­ях, прово­див­ших­ся в по­след­ние го­ды.

КГБ со­здал от­дел по свя­зям с об­ще­ст­вен­но­с­тью, воз­гла­вил ко­то­рый ге­не­рал Алек­сандр Кар­бай­и­нов, объ­яс­няв­ший од­но­му за­пад­но­му жур­на­ли­с­ту, что его от­дел су­ще­ст­ву­ет для то­го, что­бы по­ка­зать ми­ру, что цель КГБ — слу­жить об­ще­ст­ву, а не на­обо­рот.

Вот та­ким об­ра­зом КГБ пы­тал­ся из­ме­нить пред­став­ле­ние о се­бе в гла­зах со­вет­ско­го на­ро­да, де­лая это не по­то­му, что дей­ст­ви­тель­но ме­нял­ся, а что­бы со­здать миф.

КГБ был не­ви­ди­мой дви­жу­щей си­лой в СССР, от­вет­ст­вен­ной за все, что, ка­за­лось, про­ис­хо­ди­ло са­мо по се­бе, на­чи­ная от еди­но­глас­ных го­ло­со­ва­ний на за­водских со­бра­ни­ях и кон­чая аб­со­лют­ным без­мол­ви­ем, слу­жив­шим сво­е­об­раз­ным фо­ном для всей жиз­ни стра­ны.

Все дик­та­ту­ры в один го­лос про­воз­гла­ша­ют, что их граж­да­не сча­ст­ли­вы, но со­вет­ская по­ш­ла даль­ше, пы­та­ясь за­ста­вить на­род де­мон­ст­ри­ро­вать "сча­с­тье". Эти де­мон­ст­ра­ции во­все не бы­ли пу­с­тя­ком, они бы­ли жиз­нен­но важ­ны для ус­той­чи­во­с­ти ре­жи­ма, по­то­му что при­тя­за­ние на со­зда­ние об­ще­ст­ва, ха­рак­те­ри­зу­ю­ще­го­ся до­б­ро­воль­ным еди­но­ду­ши­ем, оп­рав­ды­ва­ло все­об­щую кон­цен­т­ра­цию вла­с­ти.

КГБ до­стиг сво­ей це­ли, за­став­ляя cовет­ских граж­дан иг­рать оп­ре­де­лен­ные ро­ли в иде­о­ло­ги­че­с­кой пье­се стра­ны, ис­поль­зуя раз­лич­ные сред­ст­ва: он со­здал об­щие ус­ло­вия для на­вя­зы­ва­ния на­ро­ду под­чи­не­ния, по­ме­с­тив всех под над­зор с по­мо­щью та­кой гу­с­той се­ти ин­фор­ма­то­ров, что не бы­ло клу­ба, жи­ло­го до­ма или ра­бо­чей бри­га­ды, где не ока­за­лось бы хоть од­но­го из них, и за­ста­вив всех по­ве­рить, что ни один че­ло­век, про­явив­ший по­ли­ти­че­с­кую не­за­ви­си­мость, не ос­та­нет­ся на ра­бо­те. В то же вре­мя КГБ ка­му­ф­ли­ро­вал свои дей­ст­вия, при­тво­ря­ясь, что дей­ст­ву­ет в рам­ках "де­мо­кра­ти­че­с­кой" иде­о­ло­гии, и при­ни­мал все не­об­хо­ди­мые ме­ры для то­го, что­бы ни­кто не уз­нал о гор­ст­ке лю­дей, имев­ших му­же­ст­во про­ти­во­сто­ять ре­жи­му.

Эти две функ­ции бы­ли вза­и­мо­свя­за­ны. В стра­не, где на­вя­зы­ва­лась ис­ка­жен­ная, лож­ная вер­сия дей­ст­ви­тель­но­с­ти, не­воз­мож­но бы­ло не по­дав­лять мень­шин­ст­во — ина­че боль­шин­ст­во мог­ло на­чать вы­хо­дить их под­чи­не­ния.

Склон­ность КГБ к со­зда­нию ил­лю­зий не бы­ла бе­зо­бид­ной стран­но­с­тью. Ми­раж еди­но­ду­шия, со­здан­ный все­об­щим под­чи­не­ни­ем, ока­зы­вал мощ­ное пси­хо­ло­ги­че­с­кое дав­ле­ние. В по­ло­же­нии, ког­да все во всем со­глас­ны, непод­чи­нив­ший­ся че­ло­век те­ря­ет на­деж­ду на то, что он мо­жет за­щи­тить свою ин­ди­ви­ду­аль­ность, и да­же на­чи­на­ет со­мне­вать­ся в сво­ем ду­шев­ном здо­ро­вье. И в ко­неч­ном сче­те он при­хо­дит к вы­во­ду, что пол­но­стью изо­ли­ро­ван.

Де­ся­ти­ле­ти­я­ми стрем­ле­ние КГБ со­здать осо­бую ре­аль­ность от­ра­жа­лось на судь­бах кон­крет­ных лю­дей.


В мае 1977 го­да, спу­с­тя два ме­ся­ца по­сле аре­с­та Ана­то­лия Ща­ран­ско­го, Вик­тор Бра­и­лов­ский, ев­рей и дол­го­сроч­ный "от­каз­ник", за­ме­тил за со­бой слеж­ку. Слеж­ка про­дол­жа­лась не­сколь­ко дней, как пеш­ком, так и на ма­ши­нах, и бы­ла очень плот­ной. Од­наж­ды не­мно­го впе­ре­ди и по­за­ди Бра­и­лов­ско­го воз­ник­ли лю­ди в тем­ных паль­то, точ­но как пе­ред аре­с­том. В кон­це кон­цов его вы­зва­ли в Ле­фор­то­во, где его до­про­сил стар­ший лей­те­нант КГБ Алек­сандр Со­лон­чев­ко.

— У ме­ня на­ко­пи­лось до­ста­точ­но ма­те­ри­а­лов, что­бы об­ви­нить вас в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не, — на­чал Со­лон­чев­ко, пе­ре­ли­с­тав ка­кие-то бу­ма­ги. — Но у нас гуман­ное го­су­дар­ст­во. Ес­ли вы со­гла­си­тесь стать сви­де­те­лем, мы не бу­дем пред­при­ни­мать ни­ка­ких дей­ст­вий про­тив вас.

За­тем Со­лон­чев­ко вы­нул за­яв­ле­ние в за­ру­беж­ную ев­рей­скую ор­га­ни­за­цию, на­пи­сан­ное от ру­ки:

— Экс­перт-гра­фо­лог за­клю­чил, что дан­ный ан­ти­со­вет­ский до­ку­мент на­пи­сан ва­ми.

Он про­тя­нул бу­ма­гу Бра­и­лов­ско­му и вни­ма­тель­но вгля­дел­ся в его ли­цо. Но Бра­и­лов­ский ни­как не сре­а­ги­ро­вал. Со­лон­чев­ко по­ло­жил до­ку­мент и стал рас­спраши­вать о дру­гих за­яв­ле­ни­ях и встре­чах ев­ре­ев, в осо­бен­но­с­ти о встре­че ев­рей­ских "от­каз­ни­ков" с груп­пой се­на­то­ров США в 1975 го­ду. И сно­ва Бра­и­лов­ский от­ка­зал­ся от­ве­чать. Со­лон­чев­ко до­стал вто­рое за­яв­ле­ние и спро­сил Бра­и­лов­ско­го, под­пи­сы­вал ли он его.

— Вы рас­сле­ду­е­те де­ло Ща­ран­ско­го, — от­ве­тил Бра­и­лов­ский, — но пы­та­е­тесь ис­поль­зо­вать мое по­ло­же­ние сви­де­те­ля, для то­го что­бы за­ве­с­ти де­ло на ме­ня.

Не­о­жи­дан­но Со­лон­чев­ко пре­кра­тил свои рас­спро­сы и ув­лек­ся длин­ной ре­чью. Рас­ха­жи­вая по ком­на­те, он об­суж­дал рус­ско­языч­ные ра­дио­тран­с­ля­ции по "Го­лосу Аме­ри­ки" и Би-би-си, вы­ска­зы­вал свою точ­ку зре­ния по по­во­ду раз­лич­ных дис­си­ден­тов, не за­быв и о Са­ха­ро­ве, и пы­тал­ся дать по­нять Бра­и­лов­ско­му, что Юрий Ор­лов — оп­ла­чи­ва­е­мый за­пад­ный агент и что под­держ­ка дис­си­ден­тов За­па­дом по­сте­пен­но ос­ла­бе­ва­ет.

— Ско­ро мы смо­жем сде­лать с ва­ми все, что за­хо­тим, — за­клю­чил он.

За­кон­чив речь, Со­лон­чев­ко сно­ва взял вто­рое за­яв­ле­ние и спро­сил Бра­и­лов­ско­го, под­пи­сы­вал ли тот его.

— Я мо­гу об­ви­нить вас по ста­тье 64* за пять ми­нут, — гро­зил Со­лон­чев­ко, — ес­ли вы не от­ве­ча­е­те на во­про­сы, я по­зо­ву сол­дат, и вас тут же аре­с­ту­ют.

Од­на­ко Бра­и­лов­ский все не от­ве­чал, и Со­лон­чев­ко за­вел но­вый мо­но­лог о си­ту­а­ции в со­вре­мен­ном ми­ре.

Шли ча­сы, а сле­до­ва­тель все не уни­мал­ся, про­дол­жая бес­связ­ный ана­лиз меж­ду­на­род­но­го и вну­т­рен­не­го по­ло­же­ния, пре­ры­ва­ясь толь­ко для то­го, что­бы спросить опять Бра­и­лов­ско­го о под­пи­си на про­ше­нии ев­ре­ев.

— Это про­ше­ние аб­со­лют­но бе­зо­бид­ное, и ва­ша под­пись на нем не оз­на­ча­ет ни­че­го не­за­кон­но­го, — по­вто­рял он, — я про­шу, что­бы вы от­ве­ти­ли на во­прос.

Тем не ме­нее Бра­и­лов­ский был не­пре­кло­нен.

В 8 ча­сов ве­че­ра ста­ло тем­неть, в до­мах че­рез ули­цу уже за­жг­лись ог­ни.

— Вик­тор Льво­вич, — ска­зал сле­до­ва­тель, — вы по­ни­ма­е­те, и я по­ни­маю, что до­ку­мент со­вер­шен­но бе­зо­бид­ный, а во­прос со­вер­шен­но не­ви­нен. По­че­му вы отка­зы­ва­е­тесь от­ве­чать на не­го це­лых один­над­цать ча­сов?

— Я по­ни­маю, и вы по­ни­ма­е­те, что это аб­со­лют­но бе­зо­бид­ный до­ку­мент и аб­со­лют­но не­вин­ный во­прос, — от­ве­тил Бра­и­лов­ский. — Так по­че­му же вы мне его за­да­е­те в те­че­ние один­над­ца­ти ча­сов?

Во вто­рой день до­про­сов сле­до­ва­тель по­вто­рил свое пре­до­сте­ре­же­ние на­счет об­ви­не­ния в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не и вер­нул­ся к на­пи­сан­но­му от ру­ки до­ку­менту. Со­лон­чев­ко по­вто­рил: экс­перт-гра­фо­лог за­клю­чил, что по­черк при­над­ле­жит Бра­и­лов­ско­му. И сно­ва под­след­ст­вен­ный от­ка­зал­ся от­ве­чать, и Со­лон­чев­ко раз­ра­зил­ся но­вой ре­чью, ко­то­рая на этот раз бы­ла о тра­ги­че­с­кой судь­бе ев­ре­ев, по­ки­нув­ших СССР. Со­лон­чев­ко пы­тал­ся убе­дить Бра­и­лов­ско­го, что все ев­рейские эми­г­ран­ты эго­ис­ты и ве­дут ни­щен­скую жизнь на За­па­де. До­прос длил­ся де­сять ча­сов, но вновь Бра­и­лов­ский от­ка­зал­ся от со­труд­ни­че­ст­ва.

На тре­тий день Бра­и­лов­ский ска­зал, что хо­чет сде­лать за­яв­ле­ние. Со­лон­чев­ко по­дал ему бу­ма­гу, и он на­пи­сал: "Я от­ка­зы­ва­юсь да­вать сви­де­тель­ские по­ка­зания по де­лу Ща­ран­ско­го".

Тут Со­лон­чев­ко вы­шел и че­рез не­ко­то­рое вре­мя вер­нул­ся вме­с­те со стар­шим сле­до­ва­те­лем КГБ, ко­то­рый сел на стул, по­ка Со­лон­чев­ко сто­ял в по­ло­же­нии "смир­но".

Стар­ший сле­до­ва­тель с оза­бо­чен­ным ви­дом об­ра­тил­ся к Бра­и­лов­ско­му:

— Вы де­ла­е­те ошиб­ку, ес­ли ду­ма­е­те, что вас не на­ка­жут. Вы по­лу­чи­те не­сколь­ко лет тру­до­вых ла­ге­рей, мо­жет быть, это и не­мно­го, но мы зна­ем, что вы не­здоро­вы, а со­вет­ские тру­до­вые ла­ге­ря — от­нюдь не до­ма от­ды­ха. У вас ма­ло шан­сов вы­жить. Пред­ла­гаю вам два-три дня по­ду­мать об этом, и ес­ли тог­да вы все еще про­дол­жи­те от­ка­зы­вать­ся от по­ка­за­ний, это ре­шит ва­шу судь­бу.

Че­ты­ре не­де­ли про­шло, а Бра­и­лов­ско­го не вы­зы­ва­ли для да­чи по­ка­за­ний. Ког­да же он был вновь вы­зван к Со­лон­чев­ко, у сле­до­ва­те­ля бы­ло сов­сем дру­гое выра­же­ние ли­ца.

— Вик­тор Льво­вич, — на­чал он, ка­чая го­ло­вой с яв­ной гру­с­тью, — вы сде­ла­ли очень пло­хую вещь. Вы на­ру­ши­ли за­кон — за­кон о том, что сви­де­тель обя­зан давать по­ка­за­ния. Вы хо­ро­шо зна­е­те, что дис­си­дент­ское дви­же­ние на­ста­и­ва­ет на том, что­бы мы дей­ст­во­ва­ли в рам­ках за­ко­на. Вик­тор Льво­вич, из ува­же­ния к дви­же­нию дис­си­ден­тов вы обя­за­ны дать по­ка­за­ния.

Во­ло­сы Бра­и­лов­ско­го вста­ли ды­бом. Поз­же он рас­ска­зы­вал сво­ей же­не: "Я был го­тов к че­му угод­но, но не к это­му". Тем не ме­нее он от­ка­зал­ся да­вать по­ка­зания.

Бра­и­лов­ско­го не вы­зы­ва­ли в Ле­фор­то­во до но­я­б­ря. На этот раз его встре­тил но­вый сле­до­ва­тель — Ко­валь.

— Вик­тор Льво­вич, — на­чал тот, — мне хо­те­лось бы знать, по­че­му вы от­ка­зы­ва­е­тесь от да­чи по­ка­за­ний. Мо­жет, вас не ус­т­ро­ил пре­ды­ду­щий сле­до­ва­тель? Солон­чев­ко еще очень мо­лод. Но да­вай­те по­го­во­рим се­рь­ез­но. Вы ожи­да­е­те ви­зу на вы­езд. Мы не смо­жем вы­дать вам ви­зу, по­ка вы не да­ди­те по­ка­за­ний…

Но Бра­и­лов­ский вновь от­ка­зал­ся от да­чи по­ка­за­ний про­тив Ща­ран­ско­го, и в ито­ге ему поз­во­ли­ли уе­хать.

Га­ли­ну Кре­мен до­пра­ши­вал май­ор Ска­лов, ко­то­рый про­из­нес длин­ную речь о кам­па­нии пре­зи­ден­та Кар­те­ра по пра­вам че­ло­ве­ка.

По­на­ча­лу Кре­мен пре­ры­ва­ла Ска­ло­ва яз­ви­тель­ны­ми за­ме­ча­ни­я­ми, но по­том за­тих­ла. Это был ее пер­вый до­прос, и, не­смо­т­ря на свое по­ло­же­ние, она на­шла речь Ска­ло­ва ин­те­рес­ной.

Ска­лов осуж­дал "от­каз­ни­ков", ко­то­рые, по его сло­вам, пы­та­лись за­пу­гать вла­с­ти. Он клял­ся, что та­кая так­ти­ка не сра­бо­та­ет.

— Мы не бо­им­ся по­ли­ти­ки Кар­те­ра, — за­ве­рял он, — и мы не ста­нем де­лать "от­каз­ни­кам" ни­ка­ких ус­ту­пок, что­бы об­ра­до­вать Кар­те­ра.

В 11 ча­сов ут­ра Кре­мен пре­рва­ла его и спро­си­ла:

— Ког­да у нас бу­дет пе­ре­рыв на обед?

— Обед в час, — от­ве­тил Ска­лов, рас­те­ряв­шись из-за во­про­са.

— Из­ви­ни­те, я долж­на пе­ре­ку­сить, — от­ве­ти­ла Кре­мен, вы­ну­ла из сум­ки яб­ло­ко и бу­тер­б­род и на­ча­ла есть пря­мо при Ска­ло­ве. Опе­шив, он ушел из ком­на­ты и вер­нул­ся че­рез пол­ча­са.

Ког­да до­прос во­зоб­но­вил­ся, Ска­лов спро­сил Кре­мен, зна­ет ли она Ща­ран­ско­го.

— К со­жа­ле­нию, нет, — от­ве­ти­ла Га­ли­на.

— По­че­му к со­жа­ле­нию? — за­ин­те­ре­со­вал­ся Ска­лов.

— Для вас он пре­ступ­ник, а я его та­ко­вым не счи­таю, — по­сле­до­вал от­вет.

Ска­лов спро­сил у Га­ли­ны, что она зна­ет о том, как спи­сок "от­каз­ни­ков" с ад­ре­са­ми их мест ра­бо­ты по­пал на За­пад. Он спро­сил, ка­ко­ва бы­ла роль Ща­ран­ско­го в пе­ре­да­че спи­с­ка и ка­кую роль он иг­рал в ор­га­ни­за­ции де­мон­ст­ра­ций. Кре­мен от­ве­ти­ла, что не мо­жет от­ве­тить на по­доб­ные во­про­сы. За­тем Ска­лов по­ка­зал ей раз­лич­ные про­ше­ния, под­пи­сан­ные ею са­мой и Ща­ран­ским. Он уточ­нил, под­пи­сы­ва­ла ли она эти бу­ма­ги. Она при­зна­лась, что да.

Ска­лов по­ин­те­ре­со­вал­ся, ви­де­ла ли она фильм "Скуп­щи­ки душ" о со­вет­ских ев­ре­ях-ак­ти­ви­с­тах, в том чис­ле и о Ща­ран­ском, ко­то­рый по­ка­зы­ва­ли по со­вет­ско­му те­ле­ви­де­нию.

— Я ви­де­ла его, — от­ве­ти­ла Га­ли­на, — и счи­таю его от­вра­ти­тель­ным.

Ок­но в ка­би­не­те Ска­лов бы­ло от­кры­то и вы­хо­ди­ло на тю­рем­ный двор. Вдруг Кре­мен ус­лы­ша­ла крик. Она по­лю­бо­пыт­ст­во­ва­ла у Ска­ло­ва, что это. Он от­ве­тил, что это в дру­гом по­ме­ще­нии идет фильм по те­ле­ви­зо­ру. И при­ба­вил, что ес­ли лю­ди не да­ют по­ка­за­ния до­б­ро­воль­но, то они мо­гут по­пасть в тюрь­му.

— Что вы слы­ша­ли про Ща­ран­ско­го от му­жа? — про­дол­жал до­прос Ска­лов.

— Я не мо­гу ска­зать что-ли­бо о сво­ем му­же.

— Что вы слы­ша­ли о свя­зи Ща­ран­ско­го с ЦРУ?

— Я не знаю Ща­ран­ско­го.

— Вы зна­ли пер­вую или вто­рую же­ну Ща­ран­ско­го?

— Я ду­ма­ла, что у не­го толь­ко од­на же­на.

— Вы ду­ма­е­те, что по­сле всех ва­ших про­ше­ний боль­ше "от­каз­ни­ков" по­лу­чат раз­ре­ше­ние на вы­езд?

— Это не име­ет от­но­ше­ния к де­лу.

Ща­ран­ский — над­мен­ный че­ло­век, — за­ме­тил Ска­лов, — он хо­дит буд­то гла­ва го­су­дар­ст­ва.

Тут Ска­лов при­нял­ся рас­ха­жи­вать по ком­на­те, ими­ти­руя по­ход­ку Ща­ран­ско­го. На­ко­нец сле­до­ва­тель вер­нул­ся за стол и за­явил:

— Ду­маю, что Алек­сандр Лунц* был ум­нее Ща­ран­ско­го. Лунц уе­хал, а Ща­ран­ский си­дит в тюрь­ме. Мо­жет, по на­уке Ща­ран­ский и умен, но по жиз­ни — ду­рак.

Ар­ка­дия Мая, уче­ного-ис­то­рика на пен­сии, то­же до­пра­ши­вал май­ор Ска­лов. Для пред­ста­ви­те­ля его по­ко­ле­ния уже про­стой вы­зов в Ле­фор­то­во был тя­же­лой пси­хо­ло­ги­че­с­кой трав­мой, по­то­му что из это­го ме­с­та лю­ди в 1930-х го­дах обыч­но не воз­вра­ща­лись.

С ут­ра Ска­лов не за­да­вал пря­мых во­про­сов о Ща­ран­ском, ко­то­ро­го Май в лю­бом слу­чае как сле­ду­ет не знал. Вме­с­то это­го сле­до­ва­тель ин­те­ре­со­вал­ся его пен­си­ей, пись­ма­ми род­ст­вен­ни­ков из Из­ра­и­ля. Май от­ве­тил, что его пен­сия к де­лу не от­но­сит­ся. А что до пе­ре­пи­с­ки с род­ст­вен­ни­ка­ми, то для КГБ это не со­став­ля­ет се­к­ре­та, ведь его поч­ту пол­но­стью про­сма­т­ри­ва­ют.

Ска­лов рас­сме­ял­ся от ду­ши.

— За­чем все эти во­про­сы? — по­лю­бо­пыт­ст­во­вал Май.

— Нам про­сто хо­чет­ся по­луч­ше вас уз­нать, — от­ве­тил сле­до­ва­тель.

По­сле обе­да Ска­лов стал спра­ши­вать Мая о де­я­тель­но­с­ти Ща­ран­ско­го.

— Мне ин­те­рес­но, ка­кие об­ви­не­ния предъ­яв­ле­ны Ща­ран­ско­му? — спро­сил Май.

Вме­с­то от­ве­та Ска­лов на­чал длин­ную речь, смыс­лом ко­то­рой бы­ло то, что КГБ и "от­каз­ни­кам" не­об­хо­ди­мо со­труд­ни­чать на поль­зу рас­сле­до­ва­нию.

— С мо­ей точ­ки зре­ния, — за­явил Май, — меж­ду на­ми не со­труд­ни­че­ст­во, а борь­ба.

— Что вы име­е­те в ви­ду? — вспо­ло­шил­ся сле­до­ва­тель. — Клас­со­вая борь­ба?
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 15:14:05 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2093 : 14 Июня 2018, 14:26:08 »

продолжеие про Щаранского ->

Цитата:
http://www.agentura.ru/library/vekbezumia/?print=Y

Май сно­ва спро­сил, в чем об­ви­ня­ют Ща­ран­ско­го.

Ска­лов на се­кун­ду за­ду­мал­ся, а за­тем ска­зал:

Ща­ран­ский пе­ре­дал за­пад­ным кор­ре­с­пон­ден­там се­к­рет­ные све­дения.

— Но ка­ким же об­ра­зом? — уди­вил­ся Май, — ведь Ща­ран­ский встре­чал­ся с жур­на­ли­с­та­ми от­кры­то?

— Он пе­ре­дал све­де­ния в ко­роб­ке спи­чек, — ска­зал Ска­лов.

По­том он спро­сил, что Май ду­ма­ет о встре­че Ща­ран­ско­го с кон­грессме­на­ми и се­на­то­ра­ми.

— А по­че­му вы спра­ши­ва­е­те? Ме­ня там не бы­ло.

— Да, пра­виль­но, мы зна­ем всех, кто там был.

— Так по­че­му вы спра­ши­ва­е­те ме­ня? — по­вто­рил Май.

— Мы хо­тим знать ва­ше мне­ние.

— Мое мне­ние сов­сем не важ­но для де­ла.

По­том Ска­лов вы­шел и вер­нул­ся с до­ку­мен­та­ми, в том чис­ле с ко­пи­ей из­ра­иль­ской га­зе­ты на рус­ском язы­ке, ка­ки­ми-то пись­ма­ми и фо­то­ко­пи­я­ми. Он спро­сил Мая, был ли Ща­ран­ский ав­то­ром пись­ма в из­ра­иль­скую га­зе­ту, рас­ска­зы­ва­ю­щую об из­би­е­нии не­сколь­ких со­вет­ских ев­рей­ских де­мон­ст­ран­тов.

— Вы долж­ны знать, кто на­пи­сал пись­мо, — за­ме­тил Ска­лов, — по­то­му что там упо­мя­ну­то ва­ше имя.

— Я не со­би­ра­юсь об­суж­дать это, по­то­му что га­зет­ная ста­тья — это не до­ку­мент. Кро­ме то­го, мое имя на­пе­ча­та­но с ошиб­кой.

Ска­лов по­ка­зал фо­то­ко­пии кол­лек­тив­ных пи­сем ев­ре­ев, но и их Май от­ка­зал­ся об­суж­дать.

— Ни­ког­да не по­ка­зы­вай­те ко­пии ис­то­ри­ку, — до­ба­вил он, — в ис­то­рии мно­го при­ме­ров фаль­си­фи­ка­ции.

За­тем Май раз­вер­нул про­чел лек­цию на эту те­му, при­ве­дя мно­го при­ме­ров удач­ных под­де­лок, упо­мя­нув и о де­ле Ше­ре­ме­те­вых, ко­то­рые под­де­ла­ли до­ку­мен­ты и сде­ла­лись соб­ст­вен­ни­ка­ми ог­ром­ных вла­де­ний в XVII ве­ке.

— Под­дел­ка бы­ла столь убе­ди­тель­на, — про­дол­жал Май, по­ка Ска­лов бе­зу­с­пеш­но пы­тал­ся пре­рвать его, — что ее не смог­ли раз­ли­чить вплоть до ХХ ве­ка.

— Вы под­пи­сы­ва­ли ка­кие-ни­будь из этих кол­лек­тив­ных пи­сем? — все же про­рвал­ся Ска­лов.

— Это что пре­ступ­ле­ние?

— Что вы зна­е­те о шпи­о­на­же Ща­ран­ско­го?

— Ни­че­го, я счи­таю это об­ви­не­ние аб­сурд­ным.

Май ви­дел, что Ска­лов за­пи­сал в про­то­кол толь­ко сло­во "ни­че­го". За­ме­тив, что Ска­лов не за­пи­сал от­вет пол­но­стью, Май на­ста­и­вал на том, что­бы сле­до­ва­тель до­ба­вил сло­ва "Я счи­таю это об­ви­не­ние аб­сурд­ным", а так­же свои за­ме­ча­ния о том, что Ща­ран­ский пе­ре­да­вал све­де­ния ино­ст­ран­ным кор­ре­с­пон­ден­там че­рез спи­чеч­ные ко­роб­ки. Ска­лов от­ка­зал­ся.

Вла­ди­мир Сле­пак знал Ща­ран­ско­го луч­ше, чем дру­гие "от­каз­ни­ки", но его до­пра­ши­ва­ли по­сле всех ос­таль­ных, воз­мож­но, по­то­му, что КГБ знал, что со­труд­ни­че­ст­во с ним — де­ло без­на­деж­ное, и на­де­ял­ся, что рань­ше "рас­ко­лет­ся" кто-ни­будь дру­гой.

Сле­пак на­чал с то­го, что по­про­сил сле­до­ва­те­ля Ко­ва­ля объ­яс­нить, в чем Ща­ран­ско­го об­ви­ня­ют. Сле­до­ва­тель от­ве­тил, что ему ин­кри­ми­ни­ру­ют 64-ю ста­тью — "из­ме­ну Ро­ди­не".

— В 64-й ста­тье мно­го па­ра­гра­фов, — за­ме­тил Сле­пак, — на­при­мер, от­каз вер­нуть­ся из-за гра­ни­цы, шпи­о­наж, по­бег из СССР. По ка­ко­му па­ра­гра­фу об­ви­ня­ют Ща­ран­ско­го?

Ко­валь ска­зал, что это тай­на след­ст­вия.

— Вам при­дет­ся ска­зать, в чем имен­но об­ви­ня­ют Ща­ран­ско­го, — про­дол­жал Сле­пак, — ес­ли не ска­же­те, я бу­ду вы­нуж­ден сде­лать вы­вод, что рас­сле­до­ва­ние не объ­ек­тив­но, и от­ка­жусь сви­де­тель­ст­во­вать.

Не­о­жи­дан­но для Сле­па­ка Ко­валь раз­го­ря­чил­ся:

— Мы хо­тим знать прав­ду. Ес­ли прав­да за Ща­ран­ским, тем луч­ше для не­го. Так по­че­му вы не хо­ти­те ему по­мочь?

— Вы мо­же­те пе­ре­ина­чить мои сло­ва, — не уни­мал­ся Сле­пак. — Ес­ли я ска­жу что-ни­будь в за­щи­ту Ща­ран­ско­го, вы ис­поль­зу­е­те это про­тив не­го.

Ко­валь пы­тал­ся убе­дить Сле­па­ка, что КГБ про­во­дит рас­сле­до­ва­ния стро­го по за­ко­ну, но по­сле столь­ких лет не­воз­мож­но­с­ти по­лу­чить раз­ре­ше­ние на вы­езд в Из­ра­иль, что бы­ло раз­ре­ше­но за­ко­ном, Сле­па­ка пе­ре­убе­дить бы­ло не­воз­мож­но.

— Я знаю мил­ли­он при­ме­ров, ког­да ва­ша ор­га­ни­за­ция от­прав­ля­ла не­вин­ных лю­дей в ла­ге­ря и на смерть, — ска­зал Сле­пак.

— Но это бы­ло трид­цать лет на­зад.

— Ма­ло что из­ме­ни­лось.

— Вы го­во­ри­те, ма­ло что из­ме­ни­лось, — ска­зал Ко­валь, — но мы сей­час вас не бьем и не за­со­вы­ва­ем вам под ног­ти игол­ки.

— Мно­гие из тех, кто со­вер­шал пре­ступ­ле­ния во вре­ме­на прав­ле­ния Ста­ли­на, сей­час на сво­бо­де, а ни­ка­ко­го рас­сле­до­ва­ния и не бы­ло, — ска­зал Сле­пак. — Ста­лин вновь ста­но­вит­ся ге­ро­ем.

— Он мно­гое сде­лал для стра­ны.

За­тем Сле­пак вы­нул за­яв­ле­ние, в ко­то­ром на­пи­сал, что осуж­да­ет факт рас­сле­до­ва­ния, и по­про­сил Ко­ва­ля вклю­чить это в де­ло. Но тот от­ка­зал­ся.

— Где же ва­ша объ­ек­тив­ность? — спро­сил Сле­пак. — Я пы­тал­ся дать вам сви­де­тель­ст­во в за­щи­ту Ща­ран­ско­го, а вы от­ка­зы­ва­е­тесь его при­ни­мать.

Не­мно­го поз­же Сле­пак на­пи­сал дру­гое за­яв­ле­ние и по­про­сил Ко­ва­ля пе­ре­дать его гла­ве след­ст­вен­но­го ап­па­ра­та КГБ, но опять Ко­валь за­про­те­с­то­вал:

— Ес­ли я от­ка­зал­ся при­нять его, то и он от­ка­жет­ся.

На об­рат­ном пу­ти Сле­пак пы­тал­ся всу­чить за­яв­ле­ние ох­ран­ни­ку у вхо­да, но тот то­же от­ка­зал­ся:

— Я ни­ког­да не бе­ру ни­ка­ких бу­маг.

Де­ло кон­чи­лось тем, что из бо­лее 200 до­про­шен­ных "от­каз­ни­ков" ни один не дал по­ка­за­ния про­тив Ща­ран­ско­го — это сви­де­тель­ст­во­ва­ло о се­рь­ез­ном мо­раль­ном со­про­тив­ле­нии. По­ве­де­ние "от­каз­ни­ков" бы­ло впол­не объ­яс­ни­мым, по­то­му что они рас­сма­т­ри­ва­ли след­ст­вие не как спо­соб уз­нать прав­ду, а как улов­ку, ра­зы­г­ран­ную с це­лью сде­лать пред­ва­ри­тель­ный вер­дикт прав­до­по­доб­ным. Един­ст­вен­ный, кто дей­ст­ви­тель­но дал важ­ные по­ка­за­ния, был во­все не "от­каз­ник", а Ро­берт Тот, мос­ков­ский кор­ре­с­пон­дент "Лос-Ан­д­же­лес таймс", ко­то­рый при­нял рас­сле­до­ва­ние за чи­с­тую мо­не­ту.

Вме­ша­тель­ст­во То­та на­ча­лось в суб­бо­ту 11 ию­ня 1977 го­да. Аген­ты схва­ти­ли его пря­мо на ули­це, ког­да он брал ста­тью по па­ра­пси­хо­ло­гии из рук ее ав­то­ра, мос­ков­ско­го би­о­фи­зи­ка Ва­ле­рия Пе­ту­хо­ва. То­та от­вез­ли в Ле­фор­то­во и тут же ос­во­бо­ди­ли, ска­зав, что он на­хо­дит­ся под след­ст­ви­ем по об­ви­не­нию в шпи­о­на­же и уе­хать из стра­ны не мо­жет. Тот за­вер­шал свое пре­бы­ва­ние в Моск­ве, на ру­ках у не­го бы­ли авиа­би­ле­ты на 17 ию­ня, че­рез шесть дней.

До­прос То­та на­чал­ся в сле­ду­ю­щий по­не­дель­ник и ка­сал­ся не ста­тьи, по­лу­чен­ной от Пе­ту­хо­ва, а ис­клю­чи­тель­но его свя­зей с Ща­ран­ским. Над го­ло­вой То­та ви­се­ло об­ви­не­ние в шпи­о­на­же, и он дал сле­до­ва­те­лям де­таль­ные све­де­ния о его свя­зях с Ща­ран­ским. По­след­ний был од­ним из глав­ных ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции для То­та, и ре­пор­тер по­дроб­но рас­ска­зал об их от­но­ше­ни­ях — с точ­ки зре­ния аме­ри­кан­ско­го за­ко­но­да­тель­ст­ва скры­вать ему бы­ло не­че­го. По со­ве­ту аме­ри­кан­ско­го по­соль­ст­ва Тот под­пи­сал про­то­кол до­про­са, да­же хо­тя он был на­пи­сан по-рус­ски, а Тот не знал этот язык.

Воз­мож­но­с­ти КГБ для фа­б­ри­ка­ции бы­ли бес­край­ние, и имен­но по­ка­за­ния То­та по­мог­ли КГБ со­ст­ря­пать де­ло про­тив Ща­ран­ско­го, ко­то­рое бы­ло пред­став­ле­но в ию­ле 1978 го­да. Спи­сок се­к­рет­ных пред­при­я­тий, яко­бы най­ден­ный двор­ни­ком в му­сор­ном ба­ке во дво­ре до­ма, где жил Тот, свя­за­ли с де­лом Ща­ран­ско­го, который был об­ви­нен в го­су­дар­ст­вен­ной из­ме­не и при­го­во­рен к 12 го­дам тру­до­вых ла­ге­рей.

Хо­лод­ным де­кабрь­ским днем Ва­си­лий Ба­рац, со­труд­ник со­вет­ско­го Ге­не­раль­но­го шта­ба, был вы­зван в ка­би­нет пол­ков­ни­ка Ко­жев­ни­ко­ва, воз­глав­ляв­ше­го пси­хи­а­т­ри­че­с­кое от­де­ле­ние кли­ни­ки при шта­бе.

Ба­рац по­про­сил об уволь­не­нии из ар­мии ме­сяц на­зад; он и Ко­жев­ни­ков до­го­во­ри­лись, что офи­ци­аль­ной вер­си­ей бу­дет то, что Ба­рац стра­да­ет от "ком­плек­са стра­ха". На са­мом де­ле Ко­жев­ни­ков знал, что при­чи­на, по ко­то­рой Ба­рац не мо­жет боль­ше ра­бо­тать в Ге­не­раль­ном шта­бе, за­клю­ча­лась в том, что КГБ за­те­ял след­ст­вие, по­до­зре­вая Ба­ра­ца в шпи­о­на­же.

Ба­рац по­лу­чил вы­зов, встал из-за сто­ла и сра­зу по­ехал к Ко­жев­ни­ко­ву.

— Из­ви­ни, — ска­зал Ко­жев­ни­ков, ког­да Ба­рац за­шел, — твое про­ше­ние об от­став­ке не удов­ле­тво­ре­но. Те­бе при­дет­ся вер­нуть­ся в гос­пи­таль Бур­ден­ко.

Ба­рац за­ка­чал го­ло­вой:

— Я ту­да не вер­нусь.

Ко­жев­ни­ков со­чув­ст­вен­но взгля­нул на не­го:

— Ес­ли ты не пой­дешь, те­бя от­ве­зут ту­да си­лой.

Ко­жев­ни­ков, вы­бе­жав в ко­ри­дор, стал звать са­ни­та­ров. У каж­до­го пси­хи­а­т­ра есть ключ, ко­то­рым он мо­жет за­пе­реть па­ци­ен­та; од­на­ко Ко­жев­ни­ков ос­та­вил дверь от­кры­той. Ба­рац, по­няв, что это оз­на­ча­ет, вы­ско­чил из ка­би­не­та и по­мчал­ся вниз по ле­ст­нич­ным про­ле­там. Он ныр­нул в ап­те­ку кли­ни­ки, че­рез слу­жеб­ный вход вы­скольз­нул на ули­цу и по­бе­жал вниз по Го­го­лев­ско­му буль­ва­ру в на­прав­ле­нии пло­ща­ди Кро­пот­ки­на.

Был про­моз­г­лый зим­ний день, и, ви­дя, что по­го­ни за ним нет, Ба­рац пе­ре­прыг­нул че­рез же­лез­ную ог­ра­ду, от­го­ра­жи­вав­шую буль­вар, пе­ре­сек его и по­пал в ла­би­ринт пе­ре­ул­ков за Ста­рым Ар­ба­том; он шел в на­прав­ле­нии ог­ром­но­го от­кры­то­го бас­сей­на, вы­ст­ро­ен­но­го на ме­с­те быв­ше­го хра­ма Хри­с­та Спа­си­те­ля. В от­ча­я­нии он ду­мал, что же пред­при­нять даль­ше, и на­ко­нец, по­шел к дру­гу, у ко­то­ро­го и пе­ре­но­че­вал.

По­бег Ба­ра­ца из кли­ни­ки был лишь од­ним из по­след­них эпи­зо­дов кош­ма­ра, ко­то­рый на­чал­ся не­сколь­ко лет на­зад. В 1960-х го­дах, бу­ду­чи сту­ден­том Выс­шей во­ен­но-ин­же­нер­ной ака­де­мии в Ки­е­ве, Ба­рац пред­ло­жил на ком­со­моль­ском со­бра­нии ис­клю­чить ал­ко­го­ли­ка Фе­до­то­ва. Фе­до­то­ва ис­клю­чи­ли, но, за­кон­чив обу­че­ние, Ба­рац стал ра­бо­тать в вы­чис­ли­тель­ном цен­т­ре Ген­шта­ба, где лич­ным со­ста­вом ру­ко­во­дил дя­дя Фе­до­то­ва, а гла­вой сек­то­ра, где ра­бо­тал Ба­рац, был отец Фе­до­то­ва. А вско­ре Ба­рац по­ссо­рил­ся и с Ана­то­ли­ем Ти­ши­ным, со­труд­ни­ком контр­раз­вед­ки КГБ* в вы­чис­ли­тель­ном цен­т­ре. Ка­за­лось, у Ти­ши­на есть что-то лич­ное про­тив сол­дат. Он об­ра­щал­ся с ни­ми в при­сут­ст­вии Ба­ра­ца не ина­че как с от­ре­бь­ем, и од­наж­ды де­ло меж­ду Ба­ра­цем и Ти­ши­ным ед­ва не до­шло до дра­ки.

Че­рез не­сколь­ко ме­ся­цев по­сле этой стыч­ки с Ти­ши­ным с Ба­ра­цем ста­ли слу­чать­ся стран­ные ве­щи. Он сда­вал эк­за­мен по не­мец­ко­му, ко­то­рый при­ни­ма­ли трое граж­дан­ских лиц и два офи­це­ра в фор­ме. Эк­за­ме­на­то­ры за­да­ва­ли во­про­сы це­лых пол­ча­са и, за­кон­чив, объ­я­ви­ли, что он по­лу­чил выс­ший балл — "от­лич­но". Но тут один из офи­це­ров за­го­во­рил с Ба­рат­цем на ан­г­лий­ском. Ба­рац толь­ко сто­ял и глу­по улы­бал­ся, по­то­му что не по­ни­мал, что ему го­во­рят.

Тут один из штат­ских ска­зал по-рус­ски:

— По­че­му вы скры­ва­е­те свое зна­ние ан­г­лий­ско­го?

— Из­ви­ни­те, — про­го­во­рил Ба­рац. — Я не знаю ан­г­лий­ско­го.

— Нет, зна­е­те, — на­ста­и­вал че­ло­век в штат­ском, — вы про­сто скры­ва­е­те это, вы мо­же­те го­во­рить на ан­г­лий­ском в со­вер­шен­ст­ве, луч­ше, чем я.

Ба­рац рас­те­рял­ся, но по­вто­рил, что не го­во­рит по-ан­г­лий­ски.

— Вы вре­те, — за­го­во­рил вто­рой офи­цер. — Вы зна­е­те ан­г­лий­ский, но по ка­кой-то при­чи­не хо­ти­те это скрыть.

Где-то дней че­рез де­сять Ба­рац столк­нул­ся с зам­по­ли­том ча­с­ти пол­ков­ни­ком Лев­ки­ным.

— По­че­му вы скры­ва­е­те тот факт, что зна­е­те ан­г­лий­ский? — спро­сил он. — Че­го вы бо­и­тесь? Вы долж­ны гор­дить­ся. Кто еще сре­ди нас го­во­рит на ино­ст­ран­ном язы­ке?

Ба­рац объ­яс­нил пол­ков­ни­ку, что не го­во­рит по-ан­г­лий­ски, но тот по­смо­т­рел на не­го осуж­да­ю­ще и по­шел прочь.

Ба­рац все­гда был очень ак­ку­ра­тен и по­ста­вил се­бе за пра­ви­ло дер­жать бу­ма­ги в оп­ре­де­лен­ном по­ряд­ке. Но тут он стал за­ме­чать, что каж­дый раз, как он воз­вра­щал­ся на свое ра­бо­чее ме­с­то, они все бы­ли пе­ре­пу­та­ны. По не­по­нят­ной при­чи­не все его кол­ле­ги ста­ли на­зы­вать его "бан­де­ров­цем", по име­ни гла­вы ан­ти­ком­му­ни­с­ти­че­с­ко­го ук­ра­ин­ско­го дви­же­ния Сте­па­на Бан­де­ры. Ба­рац на са­мом де­ле был ро­дом из рай­о­на Кар­пат, где бан­де­ров­цы про­яв­ля­ли боль­шую ак­тив­ность. Ба­рац ле­том 1973 го­да слу­чай­но по­ехал в от­пуск в Кар­па­ты, где встре­тил свою бу­ду­щую же­ну Га­ли­ну Ко­хан, ко­то­рая то­же бы­ла на по­до­зре­нии у КГБ.

В 1968 го­ду из Бе­вер­ли-Хиллз, штат Ка­ли­фор­ния, в СССР в гос­ти к се­мье при­ехал дя­дя Ко­хан, Ми­ха­ил Дям­ко-Дэй­вис. Дям­ко-Дэй­вис эми­г­ри­ро­вал пе­ред Пер­вой ми­ро­вой вой­ной и при­ехал в Кар­па­ты толь­ко в 1931 го­ду, на по­хо­ро­ны сво­е­го от­ца. Он встре­тил­ся с се­с­т­рой и Га­ли­ной в Уж­го­ро­де и, уз­нав об их жиз­ни, ре­шил ку­пить им ма­ши­ну. Дя­дя по­шел в ва­лют­ный ма­га­зин и за­ка­зал экс­порт­ную мо­дель "Вол­ги" для се­с­т­ры. Экс­порт­ная мо­дель бы­ла до­ро­же, у нее бы­ло боль­ше хро­ма и дви­га­тель по­луч­ше, чем у обыч­ной. Но Га­ли­на не смог­ла за­брать ма­ши­ну, по­ка дя­дя был в стра­не, по­то­му что за­ка­зы­вать нуж­но бы­ло че­рез Ки­ев.

Ви­за ис­тек­ла, и Дям­ко-Дэй­вис уе­хал. Но ког­да Га­ли­на по­ш­ла за ав­то­мо­би­лем, ей вы­да­ли обыч­ную "Вол­гу". Она по­про­бо­ва­ла от­ка­зать­ся, но ей от­ве­ти­ли, что вы­бо­ра у нее нет.

Че­рез не­сколь­ко ме­ся­цев Ко­хан еха­ла на ма­ши­не по уз­кой про­се­лоч­ной до­ро­ге, и тут ми­мо нее про­ехал в ка­зен­ном ав­то­мо­би­ле Сле­пи­чев, офи­цер ГАИ, при­сут­ст­во­вав­ший при по­куп­ке. Ко­хан свер­ну­ла на ав­то­за­пра­воч­ную стан­цию. Сле­пи­чев раз­вер­нул­ся и то­же за­ехал на за­прав­ку. Он вы­шел из ма­ши­ны и за­го­во­рил с Ко­хан. Он рас­ска­зал ей, что ее на­ду­ли с ав­то­мо­би­лем, и обе­щал встре­тить­ся и объ­яс­нить, как на­пи­сать пись­мо со­от­вет­ст­ву­ю­щим ор­га­нам вла­с­ти о слу­чив­шем­ся. Че­рез две не­де­ли Ко­хан про­чи­та­ла, что Сле­пи­чев "тра­ги­че­с­ки по­гиб". Лю­ди по­го­ва­ри­ва­ли об убий­ст­ве, но кон­крет­но ни­кто ни­че­го не знал. Поз­же до Ко­хан до­шли слу­хи, что при­чи­тав­ша­я­ся ей "Вол­га" те­перь при­над­ле­жит Луч­ку, ко­то­рый во вре­мя про­да­жи ав­то­мо­би­ля был на­чаль­ни­ком об­ла­ст­но­го МВД, а те­перь стал за­ме­с­ти­те­лем на­чаль­ни­ка Уж­го­род­ско­го от­де­ла КГБ. По­сле та­ких но­во­стей Ко­хан ста­ло дур­но, и с тех пор она жи­ла в по­сто­ян­ном стра­хе.

Она бы­ла учи­тель­ни­цей в шко­ле в де­рев­не Усть-Чер­ная, и, ко­неч­но, у нее слу­ча­лись мел­кие кон­флик­ты с дру­ги­ми учи­те­ля­ми. Од­наж­ды, ког­да Га­ли­на со­бра­лась ехать в де­рев­ню к ма­те­ри, на­хо­див­шу­ю­ся в 250 км от шко­лы, под ка­пот ее ма­ши­ны за­гля­нул ме­ха­ник и про­бор­мо­тал: "Гля­ди-ка, что они пы­та­лись с то­бой сде­лать". Ось бы­ла поч­ти пе­ре­пи­ле­на, и ес­ли бы "Вол­га" на­бра­ла ско­рость, то сло­ма­лась бы.

В 1970 го­ду Га­ли­на Ко­хан по­сту­пи­ла в ас­пи­ран­ту­ру Уж­го­род­ско­го уни­вер­си­те­та и по­чув­ст­во­ва­ла, что за ней на­блю­да­ют. Она бы­ла чле­ном пар­тии с 1963 го­да, и ее ста­ли кри­ти­ко­вать на парт­со­б­ра­ни­ях за то, что она "кра­сит рес­ни­цы, но­сит брю­ки, ез­дит на ма­ши­не и про­па­ган­ди­ру­ет аме­ри­кан­ский об­раз жиз­ни".

Но про­ис­ше­ст­вие, ко­то­рое окон­ча­тель­но убе­ди­ло ее в слеж­ке КГБ, слу­чи­лось в мае 1972 го­да в Моск­ве. Ко­хан по­еха­ла ту­да про­во­дить ис­сле­до­ва­тель­скую ра­бо­ту и ос­та­но­ви­лась в уни­вер­си­тет­ской гос­ти­ни­це. На вто­рой не­де­ле к ней под­се­ли­ли со­сед­ку, мо­ло­дую мед­се­с­т­ру из Ка­ли­ни­на, на­звав­шу­ю­ся Аль­би­ной. С са­мо­го на­ча­ла си­ту­а­ция с Аль­би­ной по­ка­за­лась ей стран­ной. Га­ли­на с боль­шим тру­дом до­ста­ла се­бе ме­с­то в гос­ти­ни­це, ко­то­рую в ос­нов­ном за­ни­ма­ли ака­де­ми­ки, да­же имея на­прав­ле­ние из Уж­го­ро­да; а Аль­би­не, жив­шей не очень да­ле­ко от Моск­вы, уда­лось по­се­лить­ся на не­о­гра­ни­чен­ный срок и яв­но без про­блем. Так­же ка­за­лось, что она ни­ког­да не ухо­дит из но­ме­ра. Аль­би­на спа­ла, ког­да Ко­хан ухо­ди­ла, и уже бы­ла в но­ме­ре, ког­да Га­ли­на воз­вра­ща­лась.

Не­сколь­ко раз Ко­хан, воз­вра­тив­шись в гос­ти­ни­цу, ви­де­ла, что кто-то рыл­ся в ее ве­щах. Она все­гда скла­ды­ва­ла ве­щи ак­ку­рат­но, а тут ста­ла на­хо­дить все по­мя­тым и в бес­по­ряд­ке. Од­наж­ды она вер­ну­лась за за­бы­той ве­щью и уви­де­ла, что Аль­би­на ро­ет­ся в ее че­мо­да­не. Ко­хан об­ра­ти­ла вни­ма­ние, что с ее мы­лом, зуб­ной па­с­той и по­ма­дой что-то не так. Они ис­пу­с­ка­ли стран­ный за­пах, как буд­то в них что-то под­ме­ша­ли, а ее ниж­нее бе­лье бы­ло влаж­ным.

Од­наж­ды ут­ром, че­рез де­сять дней по­сле по­се­ле­ния Аль­би­ны, Ко­хан про­сну­лась и об­на­ру­жи­ла на ру­ках и ли­це крас­ные пят­на. Што­ры бы­ли от­дер­ну­ты, бы­ло уже 8 ча­сов ут­ра, и ком­на­та бы­ла за­ли­та све­том. Аль­би­на уже вста­ла и оде­лась. Га­ли­на чув­ст­во­ва­ла сла­бость и за­ме­ти­ла, что пят­на на те­ле по­кры­ты ма­лень­ки­ми пры­щи­ка­ми, ти­па гу­си­ной ко­жи. Ко­хан зна­ла, что Аль­би­на — мед­се­с­т­ра, по­это­му спро­си­ла, что с ней.

— Ха-ха-ха… ну на­ко­нец-то! — за­сме­я­лась Аль­би­на.

Ко­хан пе­ре­пол­ни­ла ди­кая ярость. Она схва­ти­ла Аль­би­ну и по­та­щи­ла ее к ок­ну:

— Рас­ска­зы­вай, что ты здесь де­ла­ешь. Рас­ска­зы­вай, что все это зна­чит, ина­че я вы­бро­шусь из ок­на вме­с­те с то­бой.

Ко­хан дер­жа­ла Аль­би­ну же­лез­ной хват­кой, а дру­гой ру­кой от­кры­ла ок­но. Ком­на­ту на­пол­нил шум с про­спек­та Вер­над­ско­го. Ни­ка­ко­го кри­ка не ус­лы­ша­ли бы. Она при­под­ня­ла Аль­би­ну до уров­ня ок­на; тут Аль­би­на по­ня­ла, что Га­ли­на не шу­тит.

— Стой, — за­кри­ча­ла она, — я все рас­ска­жу.

Ко­хан опу­с­ти­ла Аль­би­ну и от­ве­ла ее в ван­ную. Аль­би­на от­кры­ла кран на пол­ную мощ­ность. Кровь под­сту­пи­ла к ее ли­цу, а гу­бы по­си­не­ли. Го­лос Аль­би­ны из­ме­нил­ся, это был ше­пот, и он буд­то шел из глу­би­ны гру­ди на по­след­нем из­ды­ха­нии.

— Я умо­ляю те­бя ни­ко­му не го­во­рить, — на­ча­ла Аль­би­на, — ес­ли они ког­да-ни­будь уз­на­ют, что я рас­ко­ло­лась, они и ме­ня убь­ют. Я знаю та­кие слу­чаи.

Аль­би­на рас­ска­за­ла, что ее по­сла­ли за­ра­зить Ко­хан ин­фек­ци­ей, но не зна­ла ка­кой.

— Как же ты мог­ла? — не­до­уме­ва­ла Га­ли­на. — Что я те­бе сде­ла­ла?

— Они за­ста­ви­ли ме­ня, — от­ве­ти­ла Аль­би­на, — ес­ли не я, то кто-ни­будь дру­гой сде­лал бы это.

Она ска­за­ла, что это де­ло рук КГБ. Аль­би­на на­хо­ди­лась на гра­ни сры­ва, как Ко­хан не­сколь­ки­ми ми­ну­та­ми ра­нее. Она по­вто­ри­ла, что Га­ли­на ни­ко­му не долж­на го­во­рить об этом, что она по­про­бу­ет ее вы­ле­чить, что ес­ли Ко­хан пре­даст ее, то при этом не­ми­ну­е­мо по­гиб­нет са­ма.

— Уй­ди, — ска­за­ла Га­ли­на, — у те­бя не бы­ло вы­бо­ра.

Аль­би­на вы­шла, а Ко­хан про­си­де­ла на кро­ва­ти ча­са два; не зная, что де­лать. На­ко­нец она вы­шла из гос­ти­ни­цы и по­ш­ла по го­ро­ду. На дво­ре сто­ял чу­дес­ный ве­сен­ний день, ма­ши­ны чи­с­ти­ли до­ро­ги и ре­мон­ти­ро­ва­ли бор­дю­ры тро­ту­а­ров, го­то­вясь к ви­зи­ту пре­зи­ден­та Ри­чар­да Ни­ксо­на, оз­на­чав­ше­му на­ча­ло по­ли­ти­ки раз­ряд­ки. Ко­хан вспом­ни­ла де­ло Бо­ри­са Спи­ва­ка, ис­то­ри­ка из Уж­го­род­ско­го уни­вер­си­те­та, ко­то­ро­го год на­зад на­шли мерт­вым в той же гос­ти­ни­це. Офи­ци­аль­ной при­чи­ной смер­ти был сер­деч­ный при­ступ, но ни­кто в Кар­па­тах не ве­рил это­му. По­сле по­хо­рон ме­ст­ные вла­с­ти ото­б­ра­ли квар­ти­ру, где жи­ла его вдо­ва с дву­мя де­ть­ми.

Га­ли­на Ко­хан ре­ши­ла ос­тать­ся в Моск­ве до кон­ца сро­ка, а за­тем вер­нуть­ся в Уж­го­род и об­ра­тить­ся за ме­ди­цин­ской по­мо­щью; она зна­ла од­но­го вра­ча, ко­то­ро­му мож­но бы­ло до­ве­рять. Че­рез две не­де­ли симп­то­мы ис­чез­ли. В Уж­го­ро­де ее ос­мо­т­рел зна­ко­мый врач. Он за­клю­чил, что она все же боль­на и нуж­да­ет­ся в ле­че­нии, но не рас­крыл ни­ка­ких по­дроб­но­с­тей. Вме­с­то это­го он дал ей ад­рес вра­ча в Ки­е­ве. Че­рез ме­сяц Ко­хан по­еха­ла в Ки­ев, и врач, к ко­то­ро­му она об­ра­ти­лась, ска­зал, что у нее по­вы­шен­ное со­дер­жа­ние лей­ко­ци­тов.

Он вы­пи­сал ре­цепт на ка­кие-то таб­лет­ки и по­со­ве­то­вал прий­ти еще раз че­рез ме­сяц. Вско­ре Га­ли­на уз­на­ла, что вра­ча пе­ре­ве­ли в Ка­ра­ган­ду, в Ка­зах­стан. Не­сколь­ко ме­ся­цев она ис­ка­ла таб­лет­ки, но их не бы­ло ни­где.

Не­мно­го по­го­дя, при­ехав в са­на­то­рий от Пе­ре­чин­ской хи­ми­че­с­кой фа­б­ри­ки, Ко­хан встре­ти­лась с Ба­ра­цем; их по­зна­ко­мил Сте­пан Ма­лиц­кий, друг Га­ли­ны и глав­врач са­на­то­рия.

Ба­рац при­гла­сил Га­ли­ну на чаш­ку ко­фе. Сна­ча­ла она от­ка­за­лась, бо­ясь, что встре­чи с ней по­вре­дят ка­рь­е­ре Ба­ра­ца. Ког­да Ма­лиц­кий ос­та­вил их на­еди­не, Ко­хан рас­ска­за­ла Ба­ра­цу о Сле­пи­че­ве, о "Вол­ге" и сво­ем по­ло­же­нии.

Ба­рац вы­слу­шал ее очень вни­ма­тель­но, но не вос­при­нял ее си­ту­а­цию все­рьез.

— Ес­ли за де­ло возь­мет­ся Моск­ва, они уви­дят, что это дей­ст­вия ме­ст­но­го КГБ, — ска­зал Ба­рац, — и все про­яс­нит­ся. — За­тем до­ба­вил: — У ме­ня са­мо­го есть про­бле­мы с КГБ. Все­гда мож­но най­ти спо­соб по­ста­вить этих аген­тов на ме­с­то.

В ито­ге Ко­хан со­гла­си­лась встре­чать­ся с Ба­ра­цем, и че­рез не­де­лю они по­обе­да­ли в "Зер­каль­ном за­ле" в Уж­го­ро­де, где, ок­ру­жен­ные соб­ст­вен­ны­ми от­ра­же­ни­я­ми, по­дроб­но об­су­ди­ли все, что с ни­ми про­изо­ш­ло. Они ви­де­лись еще не­сколь­ко раз в Уж­го­ро­де, и ког­да Ко­хан вер­ну­лась в Моск­ву в де­ка­б­ре про­дол­жать ис­сле­до­ва­ния в дис­сер­та­ци­он­ном за­ле Биб­ли­о­те­ки им. В. И. Ле­ни­на, Ба­рац встре­чал ее на вок­за­ле. Че­рез ме­сяц они по­же­ни­лись и от­пра­зд­но­ва­ли свадь­бу у ро­ди­те­лей Ба­ра­ца в за­кар­пат­ском го­род­ке Пе­ре­чин.

Не­смо­т­ря на по­до­зре­ния в зна­нии ан­г­лий­ско­го и в со­кры­тии это­го фак­та, вско­ре по­сле свадь­бы Ба­рац по­лу­чил спе­ци­аль­ный про­пуск в вы­чис­ли­тель­ный центр, вы­дан­ный на­чаль­ни­ком контр­раз­вед­ки. Это зна­чи­ло, что он мо­жет про­но­сить с со­бой порт­фель в лю­бое зда­ние Ми­ни­с­тер­ст­ва обо­ро­ны, не ос­тав­ляя его гар­де­роб­щи­ку, — при­ви­ле­гия, ко­то­рую обыч­но име­ли толь­ко вы­со­ко­по­с­тав­лен­ные во­ен­ные. Но вме­с­те с этим на ра­бо­те его вез­де со­про­вож­да­ли, а за Га­ли­ной ста­ли сле­дить.

Осе­нью 1973 го­да у Ба­ра­ца ча­с­тень­ко под­ни­ма­лась тем­пе­ра­ту­ра, и его гос­пи­та­ли­зи­ро­ва­ли на два ме­ся­ца. Но, к его удив­ле­нию, ни­как не ле­чи­ли. Од­наж­ды, жа­лу­ясь на от­сут­ст­вие ле­че­ния, он в шут­ку спро­сил, не дол­жен ли он в чем-ли­бо при­знать­ся.

На­ко­нец его от­пу­с­ти­ли до­мой, но вес­ной 1974 го­да здо­ро­вье опять ухуд­ши­лось и его по­ло­жи­ли сно­ва. На этот раз его по­ме­с­ти­ли в во­ен­ный гос­пи­таль им. Бур­ден­ко, где его при­нял ка­пи­тан Вла­ди­мир Ютин, ко­то­рый вна­ча­ле пред­ло­жил ос­мотр в пси­хи­а­т­ри­че­с­ком от­де­ле­нии гос­пи­та­ля, а за­тем уточ­нил си­ту­а­цию, ска­зав, что, соб­ст­вен­но, вы­бо­ра у Ба­ра­ца нет. В от­де­ле­нии пси­хи­а­т­рии пол­ков­ник Гри­го­рий Ко­лу­па­ев за­явил Ба­ра­цу, что он слаб и нуж­да­ет­ся в глю­ко­зе и ви­та­ми­нах. За­тем про­ве­ли курс ле­че­ния: 18 уко­лов и таб­лет­ки — сам­по­акс и се­дук­сен (на­зва­ния он уз­нал поз­же). В ре­зуль­та­те ле­че­ния Барац пе­ре­стал кон­тро­ли­ро­вать свою речь. Че­рез 18 дней его вы­пи­са­ли, но он не мог са­мо­сто­я­тель­но пе­ре­дви­гать­ся, пра­вую часть те­ла ча­с­тич­но па­ра­ли­зо­ва­ло, па­мять ухуд­ши­лась. По­сле вы­пи­с­ки ему не раз­ре­ши­ли вер­нуть­ся на преж­нюю ра­бо­ту ин­же­не­ром в вы­чис­ли­тель­ном цен­т­ре, а за­ста­ви­ли, как про­сто­го сол­да­та, за­ни­мать­ся ре­мон­том или ра­бо­тать груз­чи­ком.

По­няв, что его ка­рь­е­ре в во­ен­ном ве­дом­ст­ве при­шел ко­нец, Ба­рац от­пра­вил­ся к пол­ков­ни­ку Ко­жев­ни­ко­ву в пси­хи­а­т­ри­че­с­кое от­де­ле­ние кли­ни­ки Ген­шта­ба и спро­сил, мож­но ли его уво­лить в за­пас на ос­но­ва­нии ме­ди­цин­ских по­ка­за­ний. Имен­но тог­да Ко­жев­ни­ков со­гла­сил­ся, что­бы Ба­рац на­пи­сал за­яв­ле­ние об ухо­де из-за "ком­плек­са стра­ха".
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 14:48:45 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2094 : 14 Июня 2018, 14:32:03 »

-> начало косьмическаго каратэээ ! кийяяяаааооооууу

Цитата:
http://www.agentura.ru/library/vekbezumia/?print=Y

Но вер­нем­ся на­зад. Итак, Ба­рац сбе­жал.

И те­перь, си­дя в сво­ем ук­ром­ном ме­с­те в квар­ти­ре дру­га, Ба­рац осо­знал всю се­рь­ез­ность сво­е­го по­ло­же­ния. Ес­ли он не вер­нет­ся на ра­бо­ту, то ста­нет де­зер­ти­ром. Ес­ли вер­нет­ся, его от­ве­зут в пси­хуш­ку. Об­ду­мав все, он по­зво­нил Ко­жев­ни­ко­ву из так­со­фо­на и вер­нул­ся в ка­би­нет, где его ос­мо­т­ре­ли во­семь пси­хи­а­т­ров. За­тем его от­пра­ви­ли в от­де­ле­ние не­вро­ло­гии Тре­ть­е­го цен­т­раль­но­го во­ен­но­го гос­пи­та­ля в Крас­но­гор­ске, где глав­врач пол­ков­ник Олег Лу­мо­нов ос­мо­т­рел его и за­клю­чил, что он здо­ров. За­тем в со­про­вож­де­нии Лу­мо­но­ва Ба­рац от­пра­вил­ся в гос­пи­таль Бур­ден­ко, где его со­чли фи­зи­че­с­ки не­при­год­ным к служ­бе и уво­ли­ли из ар­мии по со­сто­я­нию здо­ро­вья.

По­сле от­став­ки Ба­рац вздох­нул спо­кой­но, на­де­ясь, что не­при­ят­но­с­ти с КГБ по­за­ди.

В мар­те 1975 го­да он ус­т­ро­ил­ся на ра­бо­ту в вы­чис­ли­тель­ный центр Ми­ни­с­тер­ст­ва лес­ной про­мы­ш­лен­но­с­ти, но пре­сле­до­ва­ние про­дол­жа­лось. Ба­ра­ца по­сто­ян­но ок­ру­жа­ли лю­ди, ин­те­ре­су­ю­щи­е­ся его по­ли­ти­че­с­ки­ми убеж­де­ни­я­ми, а 80-­лет­няя убор­щи­ца рас­ска­за­ла, что кто-то по но­чам бро­дит по офи­су.

Тем не ме­нее от­кры­тых ин­ци­ден­тов не бы­ло боль­ше го­да; за это вре­мя Ко­хан по­лу­чи­ла ме­с­то млад­ше­го на­уч­но­го со­труд­ни­ка на ис­то­ри­че­с­ком фа­куль­те­те МГУ. Ле­том 1976 го­да се­мья ре­ши­ла про­ве­с­ти от­пуск в Кар­па­тах. Од­наж­ды по­зд­но ве­че­ром они шли по де­рев­не Оба­ва, рас­по­ло­жен­ной в до­ли­не в ок­ру­же­нии ле­си­с­тых гор, вне­зап­но на них на­па­ли че­ло­век де­сять с пал­ка­ми и кам­ня­ми. На­ча­лась дра­ка, Ба­ра­цы ста­ли звать на по­мощь. Из­би­е­ние про­дол­жа­лось, пока в бли­жай­шем до­ме не вклю­чи­ли свет, тог­да на­па­дав­шие скры­лись.

Под­няв­шись, Ва­си­лий и Га­ли­на уви­де­ли, что оба в кро­ви; они за­ме­ти­ли и ме­ст­но­го аген­та КГБ за уг­лом, ко­то­рый на­блю­дал за сце­ной, си­дя на мо­то­цик­ле. Спро­сив его, по­че­му он не пы­тал­ся по­мочь, они по­лу­чи­ли от­вет: "А хо­ро­ших лю­дей не бьют". Вер­нув­шись на ра­бо­ту, Ба­рац по­нял, что ат­мо­сфе­ра еще силь­ней усу­гу­би­лась. С ним то и де­ло за­во­ди­ли ан­ти­со­вет­ские раз­го­во­ры, а его ра­бо­чие ма­те­ри­а­лы ста­ли про­па­дать. Од­наж­ды ве­че­ром он по­про­сил о по­мо­щи за­ме­с­ти­те­ля ди­рек­то­ра вы­чис­ли­тель­но­го цен­т­ра Дми­т­рия Че­реш­ки­на, с ко­то­рым Ба­рац под­дер­жи­вал дру­же­с­кие от­но­ше­ния. "Ва­ся, — от­ве­тил Че­реш­кин, — я ни­че­го не мо­гу сде­лать. Те­бе ко­нец. К кон­цу го­да твоя го­ло­ва долж­на ле­жать на блю­де".

В де­ка­б­ре 1976 го­да со­слу­жи­вец дал Ба­ра­цу ксе­рокс рас­ска­за Со­лже­ни­цы­на "Один день Ива­на Де­ни­со­ви­ча". Поз­же во вре­мя обе­да его дип­ло­мат ук­ра­ли, а в 5 ча­сов ве­че­ра на­ча­лось со­бра­ние по об­суж­де­нию до­но­са на Ба­ра­ца по по­во­ду то­го, что он по­те­рял ка­кую-то за­пре­щен­ную ли­те­ра­ту­ру. В ито­ге Ба­ра­ца спас­ло толь­ко то, что ра­бо­чие, при­сут­ст­во­вав­шие на со­бра­нии, ста­ли жа­ло­вать­ся, что на­чаль­ст­во за­став­ля­ет их те­рять вре­мя из-за вся­кой ерун­ды.

В на­ча­ле 1977 го­да Ба­ра­ца по­ни­зи­ли в долж­но­с­ти на три раз­ря­да, и вме­с­то 200 руб­лей он стал по­лу­чать 130 руб­лей в ме­сяц. За­тем ему при­ка­за­ли ехать в ко­ман­ди­ров­ку в Ки­ев вме­с­те с Вик­то­ром Ас­та­хо­вым, за­ме­с­ти­те­лем на­чаль­ни­ка от­де­ла. Но пе­ред по­езд­кой Ас­та­хов за­шел к не­му в ка­би­нет и за­явил, что Ба­рац — ан­г­лий­ский шпи­он и со­би­рал­ся ис­поль­зо­вать его, Ас­та­хо­ва, как при­кры­тие. "Мы ни­ку­да не по­едем, — до­ба­вил Ас­та­хов, — вы хо­те­ли со­здать сеть для сво­их шпи­он­ских це­лей. На­ко­нец-то мы вас пой­ма­ли".

В этот мо­мент Ба­рац по­нял, что КГБ не ос­та­вит его в по­кое. Един­ст­вен­ное, че­го он не знал, — уво­лят его или аре­с­ту­ют.

В на­ча­ле мая его уво­ли­ли. Ему ска­за­ли, что уволь­ня­ют по со­кра­ще­нию шта­тов, а на са­мом де­ле шта­ты как раз рас­ши­ря­ли, и это де­ла­ло уволь­не­ние не­за­кон­ным. Тем не ме­нее проф­со­юз и вы­чис­ли­тель­ный центр одо­б­ри­ли это.

По­те­ря ра­бо­ты в ми­ни­с­тер­ст­ве убе­ди­ла Ба­ра­ца, что в cо­вет­ском го­су­дар­ст­ве ему на­де­ять­ся не на что. Пы­та­ясь вос­ста­но­вить­ся на ра­бо­те, он апел­ли­ро­вал к ми­ни­с­тер­ст­ву и к ре­ги­о­наль­но­му от­де­лу КГБ. Ко­хан пи­са­ла са­мо­му Юрию Ан­д­ро­по­ву, но все бы­ло бес­по­лез­но. От­ча­яв­шись, 4 ию­ля 1977 го­да Ба­рац по­слал пись­мо Бреж­не­ву с за­яв­ле­ни­ем, что он и Га­ли­на от­ка­зы­ва­ют­ся от сво­е­го граж­дан­ст­ва и про­сят раз­ре­шить им уе­хать из СССР. При­чи­на — мно­го­лет­нее и бе­зос­но­ва­тель­ное пре­сле­до­ва­ние КГБ.

Вско­ре по­сле от­прав­ки пись­ма Ко­хан уво­ли­ли с долж­но­с­ти пре­по­да­ва­те­ля ис­то­рии КПСС в МГУ с зар­пла­той 105 руб­лей и пе­ре­ве­ли на став­ку раз­но­ра­бо­чей в 75 руб­лей в ме­сяц.

Се­мья ста­ла до­би­вать­ся эми­г­ра­ции. Их при­ня­ли в мос­ков­ском ОВИ­Ре, где ска­за­ли, что у них нет до­ста­точ­но­го ос­но­ва­ния для вы­ез­да из стра­ны.

Про­хо­ди­ли ме­ся­цы, и до­ход Ба­ра­цев все умень­шал­ся. В кон­це 1977 го­да Ва­си­лий стал рас­про­да­вать свои кни­ги.

В кон­це кон­цов Ба­ра­цы свя­за­лись с Ро­бер­том Прин­г­лом, кон­су­лом аме­ри­кан­ско­го по­соль­ст­ва, на­счет воз­мож­но­с­ти по­лу­чить при­гла­ше­ние в США. Но че­рез не­сколь­ко дней по­сле их встре­чи Ба­ра­ца при­ве­ли в ме­ст­ное от­де­ле­ние ми­ли­ции, где его встре­ти­ли на­чаль­ник, про­ку­рор Печ­ки­на и ка­кой-то че­ло­век в штат­ском.

Они спро­си­ли Ба­ра­ца, по­че­му он не ра­бо­та­ет, и при­гро­зи­ли по­са­дить его за ту­не­яд­ст­во. В дру­гой раз ему вы­да­ли на­прав­ле­ние на ра­бо­ту, и 1 ию­ня 1978 го­да он стал ра­бо­тать под­руч­ным в пра­чеч­ной за 105 руб­лей в ме­сяц.

В те­че­ние сле­ду­ю­щих двух лет Ба­ра­цы на­ста­и­ва­ли на эми­г­ра­ции, но бе­зу­с­пеш­но. По­сле оче­ред­ной бе­зу­с­пеш­ной по­пыт­ки най­ти по­мощь у мос­ков­ско­го чи­нов­ни­ка, ко­то­рый вна­ча­ле, ка­за­лось, про­явил со­чув­ст­вие, Ба­рац ре­шил, что един­ст­вен­ная воз­мож­ность эми­г­ри­ро­вать — стать дис­си­ден­та­ми. С по­мо­щью кон­так­тов по ев­рей­ской ли­нии Ба­рац по­зна­ко­мил­ся с дру­ги­ми людь­ми, ко­то­рые то­же пы­та­лись уехать из стра­ны и ор­га­ни­зо­ва­ли груп­пу "Пра­во на эми­г­ра­цию".

Ме­ня по­зна­ко­ми­ли с Ба­ра­цем дру­гие чле­ны ко­ми­те­та, и в пер­вую встре­чу он по­дроб­но рас­ска­зал мне свою ис­то­рию. Он пы­тал­ся объ­яс­нить, что его опыт не был та­ким уж ис­клю­чи­тель­ным.

— КГБ мо­жет по­до­зре­вать в шпи­о­на­же лю­бо­го, — го­во­рил он, — по­то­му что КГБ сле­дит за все­ми. Агент КГБ мо­жет на­чать пре­сле­до­вать ко­го-то, что­бы от­пла­тить за оби­ду, унич­то­жить со­пер­ни­ка или со­вер­шить лич­ную, мел­кую месть. Но раз де­ло от­кры­ли, за­крыть его труд­но. Лю­бое дей­ст­вие пред­по­ла­га­е­мо­го шпи­о­на рас­сма­т­ри­ва­ет­ся в поль­зу об­ви­не­ния. Ес­ли он пред­при­ни­ма­ет ра­зум­ные ша­ги по за­щи­те са­мо­го се­бя от пре­сле­до­ва­ния, на­при­мер из­бе­га­ет сту­ка­чей или не под­да­ет­ся на про­во­ка­ции, то он ве­дет се­бя как шпи­он. И в ре­зуль­та­те де­ло раз­ра­с­та­ет­ся.

Я дол­жен был по­мочь пре­дать ог­ла­с­ке де­ла лю­дей, об­ра­щав­ших­ся за по­мо­щью, — все, о чем они мне рас­ска­зы­ва­ли, не­од­но­крат­но под­тверж­да­лось. Что же до са­мих Ба­ра­цев, то, ка­за­лось, КГБ про­сто не вы­пу­с­кал их из сво­их тес­ных объ­я­тий.

Ба­рац жил сре­ди до­но­с­чи­ков и шпи­о­нов. Он в каж­дом по­до­зре­вал ос­ве­до­ми­те­ля КГБ (ча­с­то спра­вед­ли­во) и гор­дил­ся, ког­да ему уда­ва­лось об­на­ру­жить, что за ним ве­лась слеж­ка. Ба­рац рас­ска­зал мне, что в со­сед­ней квар­ти­ре за сте­ной ус­та­нов­ле­ны под­слу­ши­ва­ю­щие ус­т­рой­ст­ва.

Ба­рац вспом­нил, что, ког­да они с же­ной въе­ха­ли в квар­ти­ру, в со­сед­ней квар­ти­ре про­жи­ва­ло се­мей­ст­во, лю­бив­шее вы­пить, по­тан­це­вать и по­иг­рать на гар­мош­ке. Но че­рез не­ко­то­рое вре­мя там все стих­ло, слы­шал­ся толь­ко звук ра­дио, ко­то­рое вклю­ча­лось в 6 ча­сов ут­ра. Так про­дол­жа­лось уже три го­да. В жар­кие лет­ние дни, ког­да из-за жа­ры ок­на бы­ли рас­пах­ну­ты на­стежь, как у них, так и у со­се­дей, Ба­ра­цу уда­ва­лось с по­мо­щью длин­но­го ше­с­та и зер­ка­ла за­гля­нуть в со­сед­нюю квар­ти­ру. Он ви­дел со­вер­шен­но пу­с­тую ком­на­ту и боль­шой ме­тал­ли­че­с­кий ап­па­рат. Ино­гда Ба­рац за­се­кал да­же аген­та, ко­то­рый ра­бо­тал с ап­па­ра­том.

Ба­рац был уве­рен, что за ним и Га­ли­ной сле­дят и жиль­цы с ниж­не­го эта­жа, а на ули­це на­про­тив есть на­блю­да­тель­ный пост. Од­наж­ды но­чью он под­вел ме­ня к ок­ну и ука­зал на ма­лень­кий кру­жо­чек све­та на чер­да­ке пря­мо под кар­ни­зом за­тем­нен­но­го зда­ния, сто­яв­ше­го че­рез ули­цу. Он ска­зал, что имен­но от­ту­да аген­ты КГБ на­блю­да­ют за ним.

Груп­па "Пра­во на эми­г­ра­цию" пы­та­лась по­мочь ши­ро­ко­му кру­гу лю­дей: ев­ре­ям, рус­ским, про­стым ра­бо­чим, лю­дям, стра­да­ю­щим от ре­ли­ги­оз­ных го­не­ний. Кро­ме при­вле­че­ния ино­ст­ран­ных жур­на­ли­с­тов Ба­рац со­би­рал ма­те­ри­ал для жур­на­ла "Ис­ход", в ко­то­ром раз­ме­щал по­дроб­ные ис­то­рии жиз­ни лю­дей, ко­то­рым от­ка­за­ли в их же­ла­нии по­ки­нуть стра­ну, и соб­ст­вен­ный ком­мен­та­рий.

Но судь­ба пред­наз­на­чи­ла груп­пе не­дол­гую жизнь — она рас­па­лась. Ба­ра­цы со­шлись с "пя­ти­де­сят­ни­ка­ми" — про­те­с­тан­та­ми, пред­при­ни­мав­ши­ми ак­тив­ные дей­ст­вия по за­щи­те сво­их прав на вы­езд из стра­ны.

По­сле сме­ны ра­бо­ты Ба­ра­цев не­лег­ко бы­ло оты­с­кать. Они мог­ли ис­чез­нуть на не­сколь­ко не­дель, разъ­ез­жая в ма­ши­не Га­ли­ны по при­бал­тий­ским стра­нам или по го­ро­дам Ук­ра­и­ны и от­ка­зы­ва­ясь от­ве­чать, где они бы­ли. За­ин­те­ре­со­вав на не­ко­то­рое вре­мя дру­гих ино­ст­ран­ных кор­ре­с­пон­ден­тов, Ба­рац стал не­уло­вим, и я все ре­же и ре­же его ви­дел. Его борь­ба за­кон­чи­лась 9 ав­гу­с­та 1982 го­да в Ров­но, где он пы­тал­ся сесть на са­мо­лет и был схва­чен, а за­тем из­бит ка­гэ­бэш­ни­ка­ми. Ког­да в Ров­но вы­ле­те­ла Ко­хан, что­бы вы­яс­нить, что с ним слу­чи­лось, ме­ст­ные вла­с­ти от­ка­за­лись да­же под­твер­дить при­сут­ст­вие Ба­ра­ца в Ров­но. Ког­да она в тре­тий раз при­еха­ла в Ров­но, а бы­ло это 23 ав­гу­с­та, ей на­ко­нец ска­за­ли, что Ба­ра­ца дер­жат в Рос­то­ве-на-До­ну. Са­му Ко­хан аре­с­то­ва­ли в Рос­то­ве-на-До­ну 9 мар­та 1983 го­да. Два "шпи­о­на" бы­ли об­ви­не­ны в ито­ге не в шпи­о­на­же, а в ан­ти­со­вет­ской аги­та­ции.

Од­наж­ды июнь­ским днем 1980 го­да мос­ков­ский фи­зик Вик­тор Блок и двое его дру­зей по Ин­сти­ту­ту ор­га­ни­че­с­ких по­лу­фа­б­ри­ка­тов Юрий Хро­но­пу­ло и Ген­на­дий Кро­чик, то­же фи­зи­ки, за­ня­ли ме­с­та в зри­тель­ном за­ле Клу­ба им. Ма­ка­рен­ко, рас­по­ло­жен­но­го в цен­т­ре Моск­вы, и си­де­ли в ожи­да­нии на­ча­ла филь­ма об Ин­дии. В этот мо­мент они ус­лы­ша­ли за сте­ной вой си­рен и скрип тор­мо­зов. Че­рез мгно­ве­ние в зал во­рва­лись 20 ми­ли­ци­о­не­ров в штат­ском с кри­ка­ми: "Всем ос­та­вать­ся на сво­их ме­с­тах! По­каз это­го филь­ма за­пре­щен!" За­тем ми­ли­ция за­пи­са­ла име­на при­сут­ст­вав­ших в за­ле и уе­ха­ла.

Про­шло че­ты­ре ме­ся­ца, и Хро­но­пу­ло, Блок и Кро­чик не хо­ди­ли боль­ше в ки­но. Но они ча­с­тень­ко за­ха­жи­ва­ли в ла­бо­ра­то­рию би­о­эле­к­тро­ни­ки в Фур­ман­ном пе­ре­ул­ке, где про­во­ди­лись опы­ты по па­ра­пси­хо­ло­гии.
След­ст­ви­ем бы­ло то, что Хро­но­пу­ло вы­зва­ли в парт­ком ин­сти­ту­та, где кро­ме чле­нов парт­ко­ма си­де­ли трое не­зна­ком­цев: мо­ло­дой че­ло­век, яв­но из КГБ, ин­ст­рук­тор и член ко­мис­сии ста­рых боль­ше­ви­ков из рай­ко­ма пар­тии.

— Как вы ду­ма­е­те, за­чем вас сю­да вы­зва­ли? — спро­сил со­труд­ник КГБ.

— Не знаю, по­че­му, — от­ве­тил Юрий. — На­де­юсь, вы мне ска­же­те.

— Хо­ро­шо, рас­ска­жи­те нам, ин­те­ре­су­е­тесь ли вы па­ра­пси­хо­ло­ги­ей.

— Да.

— Вы по­се­ща­е­те ла­бо­ра­то­рию би­о­эле­к­тро­ни­ки в Фур­ман­ном пе­ре­ул­ке?

— Да, я да­же по­дал за­яв­ле­ние о при­еме на ра­бо­ту.

— Вы за­пол­ни­ли за­яв­ле­ние, — вме­шал­ся ста­рый боль­ше­вик, по­вто­ряя сло­ва с иро­ни­ей, — а вы не ду­ма­е­те, что ва­ши би­о­гра­фи­че­с­кие дан­ные ле­жат те­перь на сто­ле аме­ри­кан­ской раз­вед­ки?

— Моя би­о­гра­фия на­пе­ча­та­на во всех жур­на­лах, в ко­то­рых я ког­да-ли­бо пуб­ли­ко­вал свои на­уч­ные ра­бо­ты, — от­ве­тил Юрий.

— На­счет филь­ма, — вме­шал­ся ин­ст­рук­тор, — о чем он?

— Я не знаю, — от­ве­тил Хро­но­пу­ло, — у ме­ня не бы­ло воз­мож­но­с­ти его по­смо­т­реть.

— А как фильм на­зы­вал­ся?

— Я не знаю да­же это­го.

— Вы док­тор на­ук, — за­ме­тил ста­рый боль­ше­вик, — и не сты­ди­тесь, что вас втя­ну­ли в сек­ту? Как там ее зва­ли?..

— Вро­де… Об­ще­ст­во Криштаны*, — под­ска­зал ин­ст­рук­тор не­уве­рен­но.

— Я ни о чем та­ком не знаю, — за­явил Юрий.

По ка­кой-то при­чи­не этот от­вет рас­сер­дил ста­ро­го боль­ше­ви­ка.

— За­ня­лись бы луч­ше на­укой! — про­кри­чал он.

— Вы хо­ти­те ска­зать, что за­пре­ще­но ин­те­ре­со­вать­ся па­ра­пси­хо­ло­ги­ей в сво­бод­ное вре­мя?

— Ко­неч­но, мож­но, — ска­зал агент КГБ, пы­та­ясь раз­ря­дить ат­мо­сфе­ру, — но опа­сай­тесь про­во­ка­ции. Вас мо­гут пы­тать­ся во­влечь в ре­ли­ги­оз­ную сек­ту.


Че­рез не­ко­то­рое вре­мя к Бло­ку за­шел ди­рек­тор ин­сти­ту­та.

— Вы хо­ди­те в ла­бо­ра­то­рию би­о­эле­к­тро­ни­ки, — на­чал он, — а КГБ не очень рад это­му. Мой вам со­вет — не хо­ди­те ту­да, ина­че мо­жет воз­ник­нуть си­ту­а­ция, при ко­то­рой мне при­дет­ся вас уво­лить.

Хро­но­пу­ло и Кро­чик по­лу­чи­ли те же пре­ду­преж­де­ния, и все трое по­слу­ша­лись.

Блок ув­лек­ся па­ра­пси­хо­ло­ги­ей в 1962 го­ду, ре­шив по­се­тить ла­бо­ра­то­рию би­о­ин­фор­ма­ции под Кур­ском. Го­во­ри­ли, что там ста­вят экс­пе­ри­мен­ты по те­ле­па­тии. Блок слы­шал, что ла­бо­ра­то­рия от­кры­та по сре­дам, и, при­ехав ту­да впер­вые, спу­с­тил­ся по ле­ст­ни­це в под­вал и во­шел в сла­бо ос­ве­щен­ную ком­на­ту. Ма­лень­кий до­б­ро­душ­ный че­ло­век лет со­ро­ка си­дел за сто­лом и что-то пи­сал.

Блок ска­зал, что хо­тел бы по­на­блю­дать за ра­бо­той в ла­бо­ра­то­рии, че­ло­век энер­гич­но по­жал ему ру­ку и вы­дал член­скую кар­точ­ку.

Вер­нув­шись в сле­ду­ю­щую сре­ду, Блок об­на­ру­жил, что в ком­на­те на цо­коль­ном эта­же мол­ча сто­ят ка­кие-то лю­ди, нет ни­ка­ко­го сто­ла, а че­ло­век, вру­чив­ший ему кар­точ­ку, про­пал. Блок пы­тал­ся за­ве­с­ти с кем-ни­будь раз­го­вор и спро­сил о че­ло­ве­ке, си­дев­шем здесь за сто­лом на про­шлой не­де­ле. Он по­лу­чил от­вет: "Мы то­же не зна­ем, кто он".

Блок боль­ше не был в ла­бо­ра­то­рии, но в 1968 го­ду, бу­ду­чи на по­след­нем кур­се фи­зи­ко-тех­ни­че­с­ко­го ин­сти­ту­та, он про­вел ряд опы­тов по те­ле­па­тии с дру­зь­я­ми в об­ще­жи­тии. Один из них кон­цен­т­ри­ро­вал свое вни­ма­ние на од­ной из пя­ти карт, ко­то­рые ле­жа­ли на сто­ле к не­му ли­цом, а дру­гой пы­тал­ся про­чи­тать его мыс­ли с рас­сто­я­ния де­вя­ти ме­т­ров.

На по­след­нем кур­се ин­сти­ту­та Блок по­се­тил лек­цию Юрия Ка­мин­ско­го об экс­пе­ри­мен­тах по те­ле­па­тии, в ко­то­рых он по­сы­лал и по­лу­чал сиг­на­лы от ак­те­ра Кар­ла Ни­ко­ла­е­ва. Лек­цию чи­та­ли в клу­бе. Сна­ру­жи не бы­ло ни­ка­ких афиш, тем не ме­нее зал был по­лон. Кро­ме рас­ска­за о сво­их экс­пе­ри­мен­тах, Ка­мин­ский по­ве­дал о мно­же­ст­ве дру­гих слу­ча­ев, на­при­мер об ав­ст­рий­ском фи­зи­ке, ко­то­рый ис­кал про­пав­ших де­тей и рас­сле­до­вал пре­ступ­ле­ния.

Блок про­дол­жал ин­те­ре­со­вать­ся ис­сле­до­ва­ни­я­ми по па­ра­пси­хо­ло­гии, но не мог най­ти ни­ка­ких опуб­ли­ко­ван­ных ма­те­ри­а­лов
на эту те­му. По­сто­ян­но хо­ди­ли слу­хи, что про­во­дят­ся опы­ты, но Блок мог толь­ко до­га­ды­вать­ся о мас­шта­бе ра­бо­ты.

Окон­чив фи­зи­ко-тех­ни­че­с­кий ин­сти­тут, Блок ус­т­ро­ил­ся на ра­бо­ту в Мос­ков­ский ин­сти­тут ра­дио­тех­но­ло­гии и про­дол­жал с дру­зь­я­ми ста­вить опы­ты по па­ра­пси­хо­ло­гии. Од­наж­ды он встре­тил­ся со сво­ей од­но­курс­ни­цей, ко­то­рая да­ла ему при­гла­ше­ние на Тре­тий все­со­юз­ный съезд по па­ра­пси­хо­ло­гии, про­хо­див­ший в Ин­сти­ту­те граж­дан­ской авиа­ции в Моск­ве. Блок опе­шил от то­го, что в Со­вет­ском Со­ю­зе мо­жет про­хо­дить по­доб­ный съезд, ведь со­глас­но марк­сиз­му-ле­ни­низ­му па­ра­пси­хо­ло­гии во­об­ще не су­ще­ст­ву­ет. На пу­ти к ин­сти­ту­ту Блок встре­тил не­вы­со­ко­го се­до­вла­со­го че­ло­ве­ка лет пя­ти­де­ся­ти. Блок спро­сил его, как прой­ти к Ин­сти­ту­ту граж­дан­ской авиа­ции, а че­ло­век от­ве­тил, что то­же ту­да идет.

— Ме­ня зо­вут Алек­сандр Спир­кин, — пред­ста­вил­ся он, про­тя­нув ру­ку, — воз­мож­но, вы чи­та­ли мой учеб­ник по марк­си­ст­ко-ле­нин­ской фи­ло­со­фии.

— Кто ж не чи­тал? — уди­вил­ся Блок. — Но раз­ве марк­си­ст­ско-ле­нин­ская фи­ло­со­фия не ме­ша­ет вам ин­те­ре­со­вать­ся ми­с­ти­циз­мом?

— Со­вер­шен­но нет, — до­б­ро­душ­но от­ве­тил Спир­кин, — ди­а­лек­ти­че­с­кая фи­ло­со­фия об­ла­да­ет тем пре­иму­ще­ст­вом, что се­го­дня в нее мож­но вклю­чить все, что вы от­ри­ца­ли вче­ра, в том чис­ле и ми­с­ти­цизм.

На съез­де при­сут­ст­во­ва­ло при­мер­но 400 че­ло­век, и зал был пол­но­стью за­бит, не­смо­т­ря на от­сут­ст­вие пла­ка­тов и афиш. Пер­вым вы­сту­пав­шим был Ген­на­дий Сер­ге­ев, док­тор на­ук из Ле­нин­гра­да, рас­ска­зав­ший об экс­пе­ри­мен­тах с Ку­ла­ги­ной, од­ной из не­мно­гих экс­тра­сен­сов в СССР, ко­то­рая мог­ла пе­ре­дви­гать пред­ме­ты. Би­о­фи­зик из Но­во­си­бир­ска по­ве­дал ау­ди­то­рии, как экс­тра­сенс "вел" бе­лых мы­шей по ла­би­рин­ту. Он до­ба­вил, что су­ще­ст­ву­ет вли­я­ние "опыт­ной" мы­ши (ко­то­рая уже од­наж­ды про­шла ла­би­ринт) на "не­о­пыт­ных". "Опыт­ная" мышь в ла­би­рин­те бу­дет "по­мо­гать" "не­о­пыт­ной" прой­ти по ла­би­рин­ту го­раз­до бы­с­т­рее.

До­клад­чик из ла­бо­ра­то­рии би­о­ин­фор­ма­ции, ко­то­рую Блок столь не­удач­но по­се­тил не­сколь­ко лет на­зад, опи­сал по­пыт­ки до­га­дать­ся о со­дер­жи­мом за­кры­тых ко­ро­бок.

В кон­це съез­да до­клад­чик за­явил: "Мы на­де­ем­ся вновь со­брать­ся в сле­ду­ю­щем го­ду". Но о том, ког­да и где со­сто­ит­ся сле­ду­ю­щий съезд, не ска­за­но бы­ло ни сло­ва. Блок так и не уз­нал, кто был ор­га­ни­за­то­ром съез­да, что бы­ло на пер­вом или вто­ром из них и бы­ли ли впос­лед­ст­вии чет­вер­тый и пя­тый. Он так­же не ви­дел ни­ка­ких пуб­ли­ка­ций ра­бот, об­суж­да­е­мых на съез­де.

Про­шло ка­кое-то вре­мя, и Блок стал уже те­рять на­деж­ду уз­нать что-то но­вое о па­ра­пси­хо­ло­гии. Но тут его пред­ста­ви­ли Ва­ле­рию Сер­ге­е­ви­чу Аве­рь­я­но­ву, мос­ков­ско­му ми­с­ти­ку, из­ве­ст­но­му так­же под име­нем Вар Аве­ра.

Один раз к Бло­ку при­шел в гос­ти друг Игорь Сте­пан­ков, ко­то­рый ра­бо­тал двор­ни­ком и изу­чал йо­гу, а так­же чи­тал кни­гу Шпен­г­ле­ра "За­кат Ев­ро­пы". Сте­пан­ков ча­с­то раз­го­ва­ри­вал с Бло­ком о йо­ге, но в тот са­мый день он за­хо­тел по­зна­ко­мить Бло­ка с но­вым учи­те­лем. Они вме­с­те от­пра­ви­лись в центр Моск­вы и за­шли в квар­ти­ру в под­валь­ном эта­же ста­ро­го об­вет­ша­ло­го дву­хэ­таж­но­го зда­ния. Имен­но там Сте­пан­ков по­зна­ко­мил Бло­ка с Аве­рь­я­но­вым.

Аве­рь­я­нов был блон­ди­ном с гру­бы­ми, но вы­ра­зи­тель­ны­ми чер­та­ми кли­но­вид­но­го ли­ца. В его ком­на­те бы­ли ма­лень­кий стол, за­ва­лен­ный ру­ко­пи­ся­ми и кни­га­ми, шкаф с не­мно­го­чис­лен­ны­ми лич­ны­ми ве­ща­ми и длин­ная де­ре­вян­ная ска­мья, по-ви­ди­мо­му спе­ци­аль­но для гос­тей. На сте­не ви­се­ли две боль­шие кар­ти­ны: од­на из них бы­ла аб­ст­ракт­ным по­лот­ном и сма­хи­ва­ла на не­что вро­де вой­ны в ко­с­мо­се, дру­гая — впол­не ре­а­ли­с­тич­ный пор­т­рет жен­щи­ны. В ком­на­те уже бы­ли двое сту­ден­тов Аве­рь­я­но­ва: Ва­ле­ра и На­та­ша.

Аве­рь­я­нов спро­сил Бло­ка, что он ду­ма­ет о кар­ти­нах. Сна­ча­ла Блок за­меш­кал­ся, а за­тем за­явил, что он ви­дит в них стрем­ле­ние объ­е­ди­нить ма­те­рин­ст­во с ко­с­ми­че­с­кой борь­бой.

Аве­рь­я­нов был очень до­во­лен от­ве­том.

— Вы пер­вый, кто по­нял зна­че­ние этих кар­тин, — об­ра­до­вал­ся он. И пред­ста­вил ос­таль­ных: — Ва­ле­ра у нас — бог вой­ны. Игорь — выс­шее бо­же­ст­во. Вы бу­де­те бо­гом му­д­ро­с­ти.

Вско­ре Блок уз­нал, что Аве­рь­я­нов и его уче­ни­ки уп­раж­ня­лись, как они на­зы­ва­ли, в "ко­с­ми­че­с­ком ка­ра­тэ" — при­чи­не­нии бо­ли с рас­сто­я­ния. Аве­рь­я­нов рас­ска­зал о ес­те­ст­вен­ном дви­же­нии энер­гии в ор­га­низ­ме, о том, как ее со­брать, как ею уп­рав­лять и как ее рас­про­­стра­нять. Ког­да у не­го по­яв­лял­ся враг, его уче­ни­ки со­би­ра­лись вме­с­те и ме­ди­ти­ро­ва­ли, что­бы унич­то­жить его. Игорь со­об­щил по­том Бло­ку, что Аве­рь­я­но­ву уда­лось вы­звать сер­деч­ный при­ступ у од­но­го из мос­ков­ских йо­гов.

Йо­ги пи­шут, что мы долж­ны ме­шать рас­про­ст­ра­не­нию за­ви­с­ти и не­на­ви­с­ти, — ска­зал Аве­рь­я­нов, — но это глу­по. Мы долж­ны рас­про­ст­ра­нять не­на­висть. Мы вы­иг­ра­ли вой­ну с фа­ши­с­та­ми толь­ко че­рез не­на­висть. Не­на­висть — ис­точ­ник си­лы и энер­гии.

Аве­рь­я­нов го­во­рил, что са­мые ог­ром­ные бе­ды при­хо­ди­ли к рус­ским от ки­тай­цев и на­ци­о­наль­ных мень­шинств и что нуж­но ней­т­ра­ли­зо­вать ки­тай­цев.

— Се­к­рет в том, что­бы влезть к лю­дям в го­ло­ву. Ес­ли бы у ме­ня бы­ло 75 уче­ни­ков, вме­с­те мы смог­ли бы из­ме­нить аг­рес­сив­ную на­ту­ру ки­тай­цев, ми­с­ти­че­с­ки пе­ре­вос­пи­тав их во что угод­но. Мы мо­жем изу­чить этот про­цесс, от­ра­бо­тав на­ши ме­то­ды на бу­ря­тах.

Аве­рь­я­нов до­ба­вил, что КГБ не зря пре­сле­ду­ет ев­ре­ев в СССР, но нуж­но де­лать это бо­лее эф­фек­тив­но. Бы­ло яс­но, что он не­на­ви­дит все на­ци­о­наль­ные мень­шин­ст­ва. Го­да­ми Аве­рь­я­но­ва пе­ри­о­ди­че­с­ки ле­чи­ли в псих­боль­ни­цах, и он твер­до знал, что по­сле на­ци­о­наль­ных мень­шинств глав­ным вра­гом его бы­ли пси­хи­а­т­ры, са­жав­шие его в пси­хуш­ки, ког­да яс­но, что он са­мый нор­маль­ный из всех. Един­ст­вен­ное ме­с­то, по его сло­вам, где с ним об­ра­ща­лись ува­жи­тель­но и при­ня­ли очень се­рь­ез­но его идею ко­с­ми­че­с­ко­го ка­ра­тэ, был КГБ.

Аве­рь­я­нов ска­зал, что он тре­бу­ет от сво­их уче­ни­ков вы­пол­не­ния всех сво­их при­ка­зов.


— Ес­ли я ве­лю им раз­деть­ся, вый­ти на ули­цу и про­кри­чать что-ни­будь, они сде­ла­ют это, — уве­рил он.

На­счет то­го, что тре­бу­ет­ся для ов­ла­де­ния "ко­с­ми­че­с­ким ка­ра­тэ", он от­ве­тил:

— Ес­ли я уви­жу в тво­их гла­зах ка­кую-то твою соб­ст­вен­ную мысль, ты ни­ког­да не ов­ла­де­ешь ме­то­дом. Ты дол­жен ис­крен­не жаж­дать аб­со­лют­но­го под­чи­не­ния.

Боль­ше Блок не встре­чал­ся с Аве­рь­я­но­вым, но слы­шал о нем, по­то­му что Моск­ва бы­ла на­вод­не­на его ве­ли­ко­леп­но из­дан­ны­ми кни­га­ми, бук­ле­та­ми и бро­шю­ра­ми. Аве­рь­я­нов пи­сал о лич­ном опы­те и сво­ей фи­ло­со­фии, о ки­тай­ской уг­ро­зе и не­об­хо­ди­мо­с­ти унич­то­жить на­ци­о­наль­ные мень­шин­ст­ва. Он все­гда под­пи­сы­вал свои со­чи­не­ния, по­это­му КГБ мог за­дер­жать его в лю­бое вре­мя, но ко­ли­че­ст­во его книг все уве­ли­чи­ва­лось. Это был яв­ный при­знак за­ин­те­ре­со­ван­но­с­ти КГБ в его де­лах и под­тверж­де­ние его за­яв­ле­ния, что КГБ вос­при­ни­ма­ет его идеи се­рь­ез­но.

« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 15:30:36 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2095 : 14 Июня 2018, 14:33:49 »

окончание про маразмирующих сталинистов, астралопитеков-каратэков и тарелочников-подпольщиков-биопольщиков на чакравартинстве у лингамопоклонников из энкавэдэ

->

Цитата:
http://www.agentura.ru/library/vekbezumia/?print=Y

В од­ном из бук­ле­тов под на­зва­ни­ем "Те­о­рия и прак­ти­ка пси­хо­энер­ге­ти­че­с­кой борь­бы с все­мир­ным ки­тай­ским экс­пан­си­о­низ­мом" он от­ве­чал на во­про­сы сво­их двух уче­ни­ков, объ­яс­нял ме­то­ды под­го­тов­ки адеп­тов "ко­с­ми­че­с­ко­го ка­ра­тэ" и пи­сал, что адепт дол­жен "при­во­дить свой мозг в со­сто­я­ние чи­с­той маг­нит­ной лен­ты, на ко­то­рую за­пи­сы­ва­ют­ся толь­ко на­ши идеи: ко­рот­ко и по де­лу, как во­ен­ные ко­ман­ды". Кни­га за­кан­чи­ва­лась при­зы­вом уче­ни­ков Аве­рь­я­но­ва к борь­бе с ки­тай­ской ми­с­ти­кой. "Они уз­на­ют о на­шей си­ле. Это бу­дет их по­след­ним зна­ни­ем", — го­во­ри­лось в за­клю­че­ние.

Че­рез не­ко­то­рое вре­мя по­сле встре­чи с Аве­рь­я­но­вым Блок на­чал ра­бо­тать в Ин­сти­ту­те ор­га­ни­че­с­ких со­еди­не­ний; вско­ре к не­му при­со­е­ди­ни­лись Хро­но­пу­ло и Кро­чик, по­се­щав­шие ред­кие лек­ции по па­ра­пси­хо­ло­гии, о ко­то­рых уда­ва­лось ус­лы­шать.

В на­ча­ле 1980 го­да Блок и его дру­зья уз­на­ли в Ин­сти­ту­те фи­зи­ки им. Ле­бе­де­ва, что в Ин­сти­ту­те физ­куль­ту­ры фор­ми­ру­ет­ся груп­па для про­ве­де­ния экс­пе­ри­мен­тов по па­ра­пси­хо­ло­гии, и они при­со­е­ди­ни­лись к ней. Уча­ст­ни­ков долж­ны бы­ли по­зна­ко­мить с за­ко­на­ми па­ра­пси­хо­ло­гии. В пер­вом се­ме­с­т­ре сту­ден­ты учи­лись ру­ка­ми ощу­щать би­о­ло­ги­че­с­кое по­ле че­ло­ве­ка. Во вто­ром — изу­ча­ли ор­га­низм че­ло­ве­ка, в ча­ст­но­с­ти как от­ли­чить здо­ро­вый ор­ган от боль­но­го.

Ког­да трое фи­зи­ков по­ня­ли, что дей­ст­ви­тель­но мо­гут ощу­щать сиг­на­лы, ис­хо­дя­щие от те­ла, они ре­ши­ли на­уч­но до­ка­зать су­ще­ст­во­ва­ние би­о­по­ля. Они раз­мы­ш­ля­ли, есть ли связь меж­ду би­о­по­лем и ча­к­ра­ми — ис­точ­ни­ком по­лей со­глас­но йо­ге. Йо­га учит, что су­ще­ст­ву­ют зву­ки, ман­т­ры, ко­то­рые вы­зы­ва­ют от­вет­ную ре­ак­цию чакр. Фи­зи­ки ре­ши­ли про­ве­рить это с по­мо­щью при­бо­ров. Не­ко­то­рые из ме­ди­ков в груп­пе пред­ла­га­ли то же са­мое. Им хо­те­лось уз­нать, мо­гут ли па­ра­пси­хо­ло­ги вли­ять на ор­га­низм по­доб­но аку­пунк­ту­ре.

Ор­га­ни­за­то­ром груп­пы и учи­те­лем был Сер­гей Ми­т­ро­фа­нов, ра­дио­ин­же­нер, ко­то­рый то­же был чле­ном ла­бо­ра­то­рии би­он­фор­ма­ции, ку­да при­хо­дил Блок — уже 18 лет на­зад. Все трое от­пра­ви­лись ту­да. Вход те­перь был по спец­про­пу­с­кам. Сна­ру­жи тол­пи­лись лю­ди, про­сив­шие по­мо­щи и ис­це­ле­ния. Вре­мя от вре­ме­ни из ла­бо­ра­то­рии кто-то вы­хо­дил и при­гла­шал часть лю­дей вой­ти. Ми­т­ро­фа­нов пред­ста­вил Хро­но­пу­ло и Кро­чи­ка Спир­ки­ну, у ко­то­ро­го ин­те­рес к па­ра­пси­хо­ло­гии не угас за все эти го­ды. За­тем они встре­ти­лись с Ни­ко­ла­ем Но­со­вым, гла­вой ла­бо­ра­то­рии и пол­ков­ни­ком тех­служб ар­мии.


Ат­мо­сфе­ра в ла­бо­ра­то­рии бы­ла очень се­к­рет­ной. Мож­но бы­ло по­пасть ту­да, толь­ко ес­ли те­бя при­ве­дет кто-то из со­труд­ни­ков. Слу­чай­ных лю­дей не бы­ло. Стран­ные лич­но­с­ти, не яв­ля­ю­щи­е­ся со­труд­ни­ка­ми ла­бо­ра­то­рии, чи­та­ли лек­ции о йо­ге, це­ли­тель­ст­ве, об­щие те­о­рии об ус­т­рой­ст­ве все­лен­ной. Од­ни "ла­бо­ран­ты" бы­ли уче­ны­ми, дру­гие — ми­с­ти­ка­ми. Ког­да при­хо­дил по­се­ти­тель и спра­ши­вал, чем за­ни­ма­ет­ся ла­бо­ра­то­рия, ему от­ве­ча­ли: "Ос­та­не­тесь сре­ди нас — пой­ме­те".

Трое дру­зей по­ш­ли на еже­не­дель­ный се­ми­нар, где за­ни­ма­лись око­ло со­ро­ка че­ло­век, и по­де­ли­лись сво­ей те­о­ри­ей. Они хо­те­ли ис­поль­зо­вать уль­т­ра­зву­ко­вые вол­ны, что­бы воз­дей­ст­во­вать на ча­к­ры лю­дей и из­ме­рять из­ме­не­ния в эле­к­т­ро­по­ле во­круг те­ла че­ло­ве­ка. Они нуж­да­лись в обо­ру­до­ва­нии и на­де­я­лись най­ти его в ла­бо­ра­то­рии. Сре­ди про­чих при­бо­ров им тре­бо­вал­ся вы­со­ко­чув­ст­ви­тель­ный эле­к­трон­ный эле­к­т­ро­метр.

Ре­ак­ция ау­ди­то­рии бы­ла не­од­но­знач­ной. Но­сов был груб: "Что вы здесь де­ла­е­те? За­чем вы сю­да при­шли?" Ос­таль­ные сре­а­ги­ро­ва­ли бо­лее по­зи­тив­но. Не­ко­то­рые чле­ны из мос­ков­ских НИИ про­яви­ли эн­ту­зи­азм. Но вско­ре ста­ло яс­но, что при­об­ре­те­ние не­об­хо­ди­мо­го обо­ру­до­ва­ния по­тре­бу­ет ог­ром­ных сил и не ос­та­нет­ся вре­ме­ни ни на что дру­гое.

Фи­зи­ки по­се­ща­ли се­ми­на­ры три втор­ни­ка под­ряд, пы­та­ясь за­ин­те­ре­со­вать ко­го-ни­будь сво­ей иде­ей, но вско­ре по­ня­ли, что их при­сут­ст­вие не одо­б­ря­ет­ся. Что­бы стать чле­ном ла­бо­ра­то­рии, нуж­но бы­ло за­пол­нить ан­ке­ту, при­не­с­ти фо­то­гра­фию и прой­ти про­вер­ку у пси­хо­ло­га на "год­ность". Дру­зья не ста­ли де­лать ни­че­го это­го. Ког­да они при­шли на се­ми­нар на чет­вер­тую не­де­лю, им гру­бо при­ка­за­ли уй­ти.

По­ка фи­зи­ки пы­та­лись за­ин­те­ре­со­вать ла­бо­ра­то­рию би­о­ин­фор­ма­ции сво­им пред­ло­же­ни­ем, вла­с­ти пред­при­ни­ма­ли уси­лия за­крыть ла­бо­ра­то­рию. Бу­ду­щее ее не­сколь­ко раз об­суж­да­лось в вер­хах На­уч­но-тех­ни­че­с­ко­го об­ще­ст­ва им. По­по­ва, и в ито­ге по­ста­но­ви­ли за­пре­тить ла­бо­ра­то­рии за­ни­мать­ся "ан­ти­на­уч­ной де­я­тель­но­с­тью".

Тро­и­ца про­дол­жа­ла хо­дить к Ми­т­ро­фа­но­ву изу­чать па­ра­пси­хо­ло­гию в ин­сти­ту­те физ­куль­ту­ры, по­ка в ян­ва­ре 1981 го­да парт­ком ин­сти­ту­та не по­ме­нял сво­е­го от­но­ше­ния к этим за­ня­ти­ям. Ми­т­ро­фа­но­ва вы­зва­ли и ска­за­ли, что па­ра­пси­хо­ло­гия — не марк­сист­ская на­ука, что ми­с­ти­цизм мо­жет спо­соб­ст­во­вать раз­ви­тию ре­ли­ги­оз­но­го ми­ро­воз­зре­ния. Ми­т­ро­фа­нов со­брал сво­их слу­ша­те­лей и за­явил: "Нам за­пре­ще­но здесь встре­чать­ся. Мы про­дол­жим за­ня­тия, но это бу­дет про­ис­хо­дить ча­ст­ным об­ра­зом".

Мно­гие из груп­пы про­дол­жи­ли ча­ст­ные за­ня­тия, но вне ор­га­ни­зо­ван­ной струк­ту­ры ра­бо­тать бы­ло труд­нее. А вла­с­ти про­дол­жа­ли пре­сле­до­вать тех, кто про­яв­лял ин­те­рес к па­ра­пси­хо­ло­гии.

Хро­но­пу­ло вы­зва­ли к за­ме­с­ти­те­лю ди­рек­то­ра ин­сти­ту­та, и тот пре­ду­пре­дил его, что КГБ не­до­во­лен про­дол­же­ни­ем его встреч с па­ра­пси­хо­ло­га­ми и что он мо­жет по­гу­бить свою ка­рь­е­ру. Его по­ни­зи­ли до начальника ла­бо­ра­то­рии. Зам­ди­рек­то­ра объ­яс­нил, что "толь­ко те, кто раз­де­ля­ет на­шу иде­о­ло­гию, мо­гут за­ни­мать ру­ко­во­дя­щие по­сты".

Спу­с­тя не­ко­то­рое вре­мя про­изо­шел стран­ный слу­чай. Кол­ле­га по ин­сти­ту­ту, ко­то­рый до это­го при­гла­сил Бло­ка на фильм в клуб им. Ма­ка­рен­ко, по­до­шел к Хро­но­пу­ло и ска­зал:

— Юрий Ге­ор­ги­е­вич, что вы ска­же­те на то, ес­ли кто-то пред­ло­жит вам ра­бо­тать над па­ра­пси­хо­ло­ги­ей в за­кры­том уч­реж­де­нии?

Хро­но­пу­ло спро­сил, за­чем ему это знать.

— Во­прос ин­те­ре­су­ет ме­ня чи­с­то те­о­ре­ти­че­с­ки, — от­ве­тил кол­ле­га.

— Я не хо­чу ра­бо­тать в за­кры­том ин­сти­ту­те, — от­ве­тил Юрий, — я не хо­чу, что­бы па­ра­пси­хо­ло­гию ис­поль­зо­ва­ли в во­ен­ных це­лях.

Кол­ле­га под­хо­дил за­тем еще не раз.

— По­слу­шай­те, — уго­ва­ри­вал он, — ес­ли бы вы ра­бо­та­ли в за­кры­том ин­сти­ту­те, то по край­ней ме­ре вы бы мог­ли про­дол­жать за­ни­мать­ся тем, что вас ин­те­ре­су­ет.

— Луч­ше не свя­зы­вать­ся со всем этим, — от­ве­тил Юрий, по­сле че­го кол­ле­га уже не под­хо­дил.

По­зд­нее трое дру­зей по­ня­ли, что, хо­тя КГБ и пре­се­кал за­ня­тия па­ра­пси­хо­ло­ги­ей, вла­с­ти од­но­вре­мен­но хо­те­ли из­влечь мак­си­маль­ную поль­зу из нее, осо­бен­но в во­ен­ных це­лях. Па­ра­пси­хо­ло­гию за­пре­ти­ли, а ла­бо­ра­то­рия в Фур­ман­ном пе­ре­ул­ке все еще ра­бо­та­ла, что­бы от­сле­жи­вать воз­мож­ные цен­ные идеи для "обо­рон­ки".

Кро­ме па­ра­пси­хо­ло­гии Бло­ка и Хро­но­пу­ло дав­но ин­те­ре­со­вал спи­ри­тизм. Блок пер­вый раз при­ни­мал уча­с­тие в спи­ри­ти­че­с­ком се­ан­се в 1960-х го­дах в Яро­слав­ле.


Ме­тод, ко­то­рым они "об­ща­лись" с ду­ха­ми, ма­ло чем от­ли­чал­ся от об­ще­при­ня­то­го: они ис­ка­ли от­ве­ты на во­про­сы с по­мо­щью та­рел­ки.

И вот те­перь де­кабрь­ским ве­че­ром дру­зей при­гла­си­ли про­ве­с­ти се­анс в квар­ти­ре 45-­лет­не­го па­ра­пси­хо­ло­га, ко­то­рый ис­сле­до­вал спо­со­бы омо­ло­же­ния. Им обе­ща­ли, что бу­дут ин­те­рес­ные лю­ди.

Квар­ти­ра бы­ла на­би­та кни­га­ми об ок­куль­тиз­ме, ас­т­ро­ло­гии и па­ра­пси­хо­ло­гии. В кух­не сто­ял стран­ный ап­па­рат — си­с­те­ма тру­бок, свя­зан­ная си­фо­ном с очи­с­ти­тель­ным при­бо­ром, ко­то­рый вклю­чал ме­ха­низм ио­ни­за­ции во­ды се­ре­б­ром. Во­да так­же про­хо­ди­ла че­рез ак­ти­ви­ро­ван­ный уголь и си­с­те­му маг­ни­тов. Вла­де­лец ап­па­ра­та объ­яс­нил, что он объ­е­ди­ня­ет все спо­со­бы очи­ст­ки во­ды, опи­сан­ные в жур­на­лах, в еди­ную си­с­те­му. По­лу­чен­ная во­да за­мо­ра­жи­ва­лась в мо­ро­зиль­ни­ке, а пе­ред пи­ть­ем ее нуж­но бы­ло раз­мо­ро­зить. Изо­б­ре­та­тель уве­рял, что ко­неч­ный про­дукт по­мог ему стать мо­ло­же, и он в са­мом де­ле был энер­гич­ный и ак­тив­ный, да­же слиш­ком.

По­сле то­го как Блок и Хро­но­пу­ло за­шли в гос­ти­ную, им пред­ста­ви­ли дво­их не­зна­ком­цев. Они на­зва­ли свое имя и от­че­ст­во, но не со­об­щи­ли ни фа­ми­лии, ни ме­с­та ра­бо­ты, по­яс­нив, что не про­сят Бло­ка и Хро­но­пу­ло пред­став­лять­ся, и по­это­му не хо­тят са­ми на­зы­вать сво­их фа­ми­лий. Не­смо­т­ря на яв­но вы­ра­жен­ное же­ла­ние ос­та­вать­ся ано­ни­ма­ми, эти двое да­ли по­нять, что мно­го зна­ют о дру­зь­ях-фи­зи­ках и ува­жа­ют их спо­соб­но­с­ти. Они за­го­во­ри­ли о па­ра­пси­хо­ло­гии и про­бле­мах пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции. В ито­ге тот, что был по­ни­же рос­том и ак­тив­нее, ска­зал, что они ин­те­ре­су­ют­ся опы­та­ми с та­рел­кой, по­то­му как хо­тят по­лу­чить от­вет на очень важ­ный во­прос. Они за­яви­ли, что об­ла­да­ют све­де­ни­я­ми о том, что чеш­ский па­ра­пси­хо­лог по име­ни Пав­ли­та раз­ра­бо­тал ап­па­рат по со­зда­нию би­о­ло­ги­че­с­ко­го по­ля без при­сут­ст­вия че­ло­ве­ка, и до­ба­ви­ли, что это от­кры­тие пред­став­ля­ет боль­шой ин­те­рес и что им нуж­но най­ти Пав­ли­ту; к со­жа­ле­нию, два го­да на­зад он ис­чез, и боль­ше о нем ни­че­го не слы­ша­ли.

— Ес­ли он умер, — ска­зал тот, что болт­ли­вее, — его по­хо­ро­ни­ли не на клад­би­ще. Мы про­ве­ри­ли все клад­би­ща в Че­хо­сло­ва­кии.

Блок и Хро­но­пу­ло вдруг по­те­ря­ли вся­кое же­ла­ние уча­ст­во­вать в экс­пе­ри­мен­те, ведь бы­ла толь­ко од­на ор­га­ни­за­ция, спо­соб­ная про­ве­рить все клад­би­ща в Че­хо­сло­ва­кии.


— Как пра­ви­ло, — за­ме­тил Блок, пы­та­ясь вы­пу­тать­ся из по­ло­же­ния, — на та­кие во­про­сы нель­зя по­лу­чить от­вет.

Но те двое уп­ро­си­ли их по­пы­тать­ся. Спи­ри­ти­че­с­кий се­анс на­чал­ся, во­прос был за­дан, но от­вет ока­зал­ся очень ту­ман­ным. На­ко­нец Блок про­из­нес:

— Ес­ли хо­ти­те най­ти это­го че­ло­ве­ка, то по­че­му бы не спро­сить у чеш­ско­го пра­ви­тель­ст­ва?

— Че­хи, ско­рее все­го, нам ни­че­го не ска­жут, — ска­зал мол­ча­ли­вый, — они дер­жат все при се­бе. Мы им не до­ве­ря­ем.

— Мы ве­рим, что ми­с­ти­цизм — ин­фор­ма­ци­он­ный ка­нал, — до­ба­вил дру­гой.

— Что зна­чит ин­фор­ма­ци­он­ный ка­нал? — уди­вил­ся Блок.

— Возь­ми­те, к при­ме­ру, жен­щи­ну с го­лы­ми ко­ле­ня­ми. Она мо­жет не ви­деть вас, но бу­дет за­кры­вать ко­ле­ни, ес­ли вы по­смо­т­ри­те на нее. Это те­ле­па­ти­че­с­кая ком­му­ни­ка­ция меж­ду людь­ми, и она так­же мо­жет стать сред­ст­вом сбо­ра ин­фор­ма­ции. На­вер­ное, мож­но со­здать что-то вро­де те­ле­па­ти­че­с­кой транс­ля­ции, ко­то­рую бу­дут пе­ре­да­вать толь­ко од­но­му че­ло­ве­ку и ко­то­рую не смо­жет пе­ре­хва­тить ни­кто иной.

Блок за­явил, что он и Хро­но­пу­ло ин­те­ре­су­ют­ся толь­ко изу­че­ни­ем ме­ха­низ­ма пе­ре­да­чи ин­фор­ма­ции при ди­а­гно­с­ти­ке и це­ли­тель­ст­ве. Но раз­го­вор­чи­вый по­вто­рил, что им ва­жен не ме­ха­низм, а толь­ко то, как им поль­зо­вать­ся.

Ког­да Блок и Хро­но­пу­ло со­бра­лись ухо­дить, то, те двое об­ра­ти­лись к ним по име­ни и от­че­ст­ву, хо­тя они сво­их от­честв при зна­ком­ст­ве не на­зва­ли, и ска­за­ли, что ра­бо­та­ют в Ин­сти­ту­те уда­лен­ных ком­му­ни­ка­ций — ог­ром­ном за­кры­том обо­рон­ном уч­реж­де­нии. Они при­гла­си­ли Бло­ка и Хро­но­пу­ло на се­ми­нар, ко­то­рый дол­жен был про­во­дить­ся в под­ва­ле од­но­го из ре­ги­о­наль­ных уп­рав­ле­ний ГАИ.

Хро­но­пу­ло не хо­тел ид­ти. Он чув­ст­во­вал, что даль­ней­шие кон­так­ты опас­ны, а Блок схо­дил, по­слу­шал фи­ло­со­фа, ко­то­рый рас­ска­зы­вал о сво­ей те­о­рии па­ра­яв­ле­ний, в том чис­ле и о те­ле­па­тии, и ви­дел це­ли­те­ля, де­мон­ст­ри­ро­вав­ше­го свои ди­а­гно­с­ти­че­с­кие спо­соб­но­с­ти. Бы­ло и вы­ступ­ле­ние Жа­ри­ко­ва, про­фес­со­ра марк­сиз­ма-ле­ни­низ­ма, спо­соб­но­го пе­ре­дви­гать пред­ме­ты. Жа­ри­ков дол­жен был бо­лее по­дроб­но все по­ка­зать на сле­ду­ю­щем се­ми­на­ре. Один из при­гла­шав­ших ос­та­вил Бло­ку но­мер сво­е­го те­ле­фо­на, но ког­да Блок по­зво­нил, что­бы уз­нать вре­мя и да­ту сле­ду­ю­ще­го се­ми­на­ра, ему ска­за­ли, что все от­ме­ни­ли. Поз­же он уз­нал, что се­ми­нар все-та­ки был, но раз Блок и Хро­но­пу­ло не вы­ра­зи­ли же­ла­ния со­труд­ни­чать, то они пе­ре­ста­ли пред­став­лять ин­те­рес для глав­ных со­вет­ских по­кро­ви­те­лей ми­с­ти­циз­ма и па­ра­пси­хо­ло­гии.
« Последнее редактирование: 14 Июня 2018, 15:08:54 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2096 : 14 Июня 2018, 15:19:49 »

книги в сети нет но по кускам она таки есть

Цитата:
https://www.svoboda.org/a/28909656.html

Век безумия: конец идеологии

В Киеве вышло новое русское издание книги американского журналиста и политолога Дэвида Саттера "Век безумия. Распад и падение Советского Союза". Она посвящена закату советской власти. Автор, работавший в последние годы правления Леонида Брежнева корреспондентом британской газеты Financial Times в Москве, вспоминает о том, как выглядела советская жизнь в начале 1980-х, и анализирует причины, по которым провалился советский эксперимент.

Радио Свобода публикует (с небольшими сокращениями и редакционными подзаголовками) отрывки из 2-й главы книги – "Идеология". В ней речь идет о том, как режим работал с сознанием граждан и почему мощная на вид советская идеологическая конструкция столь быстро разрушилась, как только Михаил Горбачев провозгласил политику "гласности". Читая Саттера, порой трудно избежать параллелей с российским настоящим.


Иллюзия рая

Марксизм-ленинизм десятилетиями держал в тисках миллионы людей, пока в середине 1980-х в Советском Союзе не начался кризис веры – благодаря тому, что с политикой гласности стала очевидной уязвимость марксистско-ленинской идеологии. Религию, которая приберегает рай для загробного мира, невозможно проверить на практике, но светской религии наподобие марксизма-ленинизма, обещающего рай на этом свете, для подтверждения собственной легитимности придется прилагать непрерывные усилия для имитации реальности.

Граждане СССР впервые увидели очертания реального мира

Для создания иллюзий советский режим не жалел сил. Однако с началом гласности доверие к этим иллюзиям сильно пошатнулось. Граждане СССР впервые увидели очертания реального мира, и когда вера в утопию, обещанную марксизмом-ленинизмом, стала угасать, идеологический мир их воображения потерял смысл. В течение многих лет, предшествовавших приходу к власти Горбачева, советская идеология опиралась на "фантомный город" – этакую зеркальную комнату, созданную на каждом уровне советского общества. Природа этого "фантомного города" находила отображение в том, что преподавалось в школах. На уроках истории создание СССР подавалось как эпохальное событие мировой истории, а все события после 1917 года – как подтверждение неизбежности победы коммунизма во всем мире. На уроках литературы о великих писателях ХІХ века рассказывали, что они искали положительный идеал и, следовательно, были предвестниками большевистской революции. Студентам-биологам излагались теории академика Опарина – его труды, посвященные ранним формам жизни, якобы "опровергают" идею сотворения жизни какой-то внешней силой. Происхождение человека от обезьяны объяснялось на основании теории Энгельса, изложенной в "Диалектике природы": обезьяны превратились в людей после того, как начали для выживания использовать орудия труда. Поэтому именно труд, а не ум, – главное отличие человека от животных. На химических факультетах преподаватели утверждали, что законы диалектики можно проверить с помощью классификации элементов в периодической таблице Менделеева.

Однако важнейшими были моральные законы. В марксистско-ленинском мире не существовало абсолютной истины, а лишь истины отдельных классов, и наивысшей из них была истина рабочего класса, которую и отстаивал советский режим.

"Классовую мораль" марксизма-ленинизма охарактеризовал Ленин в своей речи перед комсомольцами 2 октября 1920 года, заявив, что коммунисты отрицают любую мораль, которая опирается на "внечеловеческие" и "внеклассовые" понятия. Для коммунистов нравственность полностью подчинялась классовой борьбе – положительным было то, что разрушало старое эксплуататорское общество и помогало построить "новое, коммунистическое".

СМИ транслировали новости, которые могли исходить лишь из рая

Картина мира, прививаемая еще в школе, подкреплялась работой прессы, которая тоже описывала Советский Союз как страну, идущую по пути к земному раю. Вместо хроники событий, типичных для жизни в реальном мире, – аварий, преступлений, коррупции, борьбы за власть – средства массовой информации транслировали новости, которые могли исходить лишь из рая: бесконечные юбилеи, статистика урожаев и заседания Верховного Совета – парламента, всегда поддерживающего правительство. Любые проблемы, упоминавшиеся в советской прессе, назывались "недостатками".

"Обман покупателей"

Одним из тех мест, где "производилась" информация для советских граждан, была штаб-квартира советского информационного агентства ТАСС, расположенная в центре Москвы. Однажды, вскоре после того, как Валерий Федоров начал работать в ТАСС, в отдел международных новостей поступило сообщение американского информационного агентства UPI. В нем шла речь о том, что одна американская компания разработала новые, более качественные автомобильные покрышки и ради рекламы своего достижения готова бесплатно заменить старые покрышки, начиная с определенного года выпуска.

Дежурный редактор решил не публиковать эту новость, ведь сообщение о технических усовершенствованиях и предложении бесплатной замены определенного товара было бы неудачной иллюстрацией к рассказам о бедах капитализма. Однако его начальник, редактор американских новостей, сказал: "Мы можем использовать это по назначению". Он забрал сообщение и через пять минут вернулся с отредактированным текстом: "Вот это уже можно публиковать!"

"В условиях основанного на обмане капиталистического рынка, – говорилось в отредактированной заметке, – фирмы часто предлагают товары низкого качества, зная, что покупатели не всегда могут определить, какой товар лучше. Именно поэтому известная американская фирма по изготовлению покрышек недавно была вынуждена заменить изготовленные ею некачественные покрышки..." Заметка была опубликована под заголовком "Обман покупателей".

ТАСС не претендовал на статус информационного агентства в обычном смысле, он считал себя органом, который передавал "правильное освещение событий". Когда летом в 1980 году в Польше начались забастовки, ТАСС молчал, пока противостояние не достигло критической точки. Только тогда в одной из корреспонденций из Варшавы было сообщено, что Польша занимает одно из первых мест в мире по производству картофеля. В статье отмечалось, что страна занимается культивированием картофеля уже триста лет.

Отношение ТАСС к реальности отражалось и в его терминологии, стандартной в газетах и на телевидении по всему СССР. Западные государства были "империалистическими", социалистические страны – "демократическими". В Азии ведущими демократиями были Северная Корея и Вьетнам.

Когда журналисты ТАСС утром приходили на работу, они обычно обсуждали то, что слышали накануне вечером из сообщений западных радиостанций, полагая их полностью надежными источниками информации. Однако они никогда не обсуждали содержание советской прессы, включая собственные корреспонденции, которые по умолчанию считались ничего не стоящими.

Жизнь на Фиджи настолько нестерпима, что люди предпочитают ей жизнь в тюрьме
Сначала Федоров не писал собственных статей, а лишь корректировал текст в корреспонденциях, поступавших из Азии. Свой первый материал он написал на основании сообщения одного информационного агентства об условиях содержания узников на островах Фиджи, которое его попросили отредактировать. Там рассказывалось, что тюрьмы на Фиджи настолько комфортабельные, что люди предпочитают пребывание в них жизни на свободе. Федоров понимал, что в оригинальном виде этот материал использовать невозможно, и сначала не знал, что с ним делать.

Но даже того короткого времени, в течение которого он работал в ТАСС, было достаточно, чтобы принятый в отделе новостей способ мышления стал оказывать на него воздействие. Когда он начал писать, то сам удивился тому, что знает, что от него требуется, и очень скоро статья была завершена. Отредактированное содержание корреспонденции было таким: жизнь на Фиджи настолько нестерпима, что люди предпочитают ей жизнь в тюрьме. Среди причин этой тяжелой ситуации упоминались инфляция и безработица, хотя Федоров не имел никакого представления, действительно ли эти явления там существуют.

Статью Федоров отдал дежурному редактору, который прочитал ее и, не поинтересовавшись, откуда у Федорова информация об инфляции на островах Фиджи, сказал: "Молодец. Именно то, что нужно". Возвращаясь к своему столу, Федоров чувствовал удовлетворение, которое почти сразу сменилось паникой. "Если я не уберусь отсюда, – подумал он, – то сойду с ума".

Москва, декабрь 1981 года

В переполненном гастрономе у мясного прилавка – длинная очередь. Сейчас – час пик, но продавщица именно теперь идет в туалет. Возвратившись через десять минут, она продолжает работать в черепашьем темпе. Толпа недовольна: "А быстрее нельзя? Мы после рабочего дня, нет уже сил стоять". У многих на лицах признаки какой-то внутренней подавленности. Мрачные, неулыбающиеся, часто с отекшими лицами и воспаленными глазами, люди похожи не столько на созидателей ХХІ века, сколько на переживших гражданскую войну.

"Вас много, а я одна", – огрызается продавщица. Но очередь продолжает высказывать свои претензии, и продавщица наконец не выдерживает: "Хотите на мое место?" Она снимает передник и, держа его перед собой, добавляет: "Вот вам! Давайте, поработайте!"

Неожиданно в гастроном на тележке завозят новую порцию мяса, и в магазине поднимается невероятная суматоха, покупатели хватают мясо, которое продавец бросает на прилавок, не обращая внимания на их толкотню – так, словно кормит животных.

У другого прилавка возникает паника, потому что из громкоговорителей раздается объявление: "Сыр заканчивается! Сыр заканчивается!" – "Ни молока, ни сыра, – говорит женщина в очереди. – Скоро будет хуже, чем в Америке". Между тем у одного из покупателей, стоящего в очереди уже полчаса, кончается терпение. "Сколько мы еще будем торчать в этих очередях? – спрашивает он. – Что это за жизнь?" – "Ничего, – отвечает какая-то старушка, – зато весь мир нас боится".

В другой очереди покупатели рассматривают глыбу замороженной рыбы, пытаясь определить, не тухлая ли она. Они знают по горькому опыту, что рыбу часто размораживают, и если она портится, ее опять замораживают и продают.

Неподалеку пожилая уборщица замечает Клару Якир, в которой безошибочно распознает еврейку. "Сара, Сара, Сара, – ворчит она. – Эти Сары всегда бросают бумажки на пол". – "А ты знаешь, что такое Сара? – спрашивает Клара. – Сара – это красавица, а ты уродливая старая ведьма, поэтому замолчи, холера, и занимайся своим делом!"

Наступает темнота, зажигаются уличные фонари, из метро вываливаются толпы народа, автобусные остановки заполняются людьми, едущими с работы домой. Огни в небоскребах загораются мозаикой на потолках каждого этажа, и шум уличного движения становится слышнее в холодном вечернем воздухе.

Чтобы попасть в кафе, где за синтетическими занавесками светятся красные и фиолетовые огни, нужно постоять в очереди. Обед состоит из котлет, макарон и "компота" – стакана ароматизированной воды с бесцветными кусочками яблок под коричневой пленкой. В главном зале ‒ стук оловянных ножей и вилок под аккомпанемент звуков громкого чавканья. Вдруг возникает какой-то скандал: это одна из официанток, желая уменьшить свою рабочую нагрузку, не разрешает группе посетителей сесть за пустой столик. Потом зрелище становится еще более тоскливым: сидя ровными рядами, люди сосредоточенно жуют, их щеки раздуваются, челюсти двигаются, а внимание отвлекается лишь изредка – на какое-то подобие беседы. Наблюдая эту сцену, трудно избежать вывода: если труд сделал из животного человека, то коммунизм добился успеха в обратном направлении.

В это время на уличном экране появляются объявления. В первом из них прохожих призывают страховать свое домашнее имущество. Следующее рекомендует пешеходам переходить улицу лишь по сигналу светофора. Затем идут предупреждение водителям – придерживаться ограничений скорости – и предупреждение о риске пожара с изображением человека, который курит в кровати. Этот цикл повторяется весь вечер.

Люди, заполняя тротуары, спешат на автобусы или делают последние покупки, проходят мимо цветочных магазинов, где продают лишь искусственные цветы, и мимо очередей к ресторанам с полупустыми столиками на втором этаже. Наверху, вокруг освещенной модели земного шара, кружит модель сверхзвукового самолета, рекламируя международные авиарейсы, недоступные для этих людей.

"Не пойду голосовать"

Выборы организовывались, чтобы продемонстрировать гражданское сознание советского народа. За полтора месяца до выборов агитаторы, закрепленные за каждым избирательным участком, обходили свою территорию, фиксируя изменения в списках, происшедшие с момента предыдущих выборов: кто умер или переехал, пошел в армию или вышел из заключения. В каждой квартире агитатор спрашивал, не болеет ли кто-нибудь в семье, потому что в этом случае избирательную урну должны были принести на дом.

В день выборов агитаторы присутствовали на избирательном участке, отмечая явку каждого из своих избирателей. Обычно участки были обеспечены скромным буфетом и патриотическими маршами, которые раздавались из плохонького магнитофона. В конце зала для голосования обычно стоял бюст Ленина в окружении красных флагов и две урны для бюллетеней. Бюллетени содержали инструкцию для избирателей: оставить фамилию лишь того кандидата, за которого голосуешь. Далее в списке стояла только одна фамилия.

Выборы, на которых все голоса отдавались за одного-единственного кандидата, считались демонстрацией "настоящей", а не "формальной" демократии. Однако это "единодушие" было следствием принуждения.

Примерно за неделю до выборов в Верховный Совет к Михаилу Байсерману, о котором было известно, что он отказывается голосовать, пришел агитатор. Он бодро осведомился у Михаила: "Ну что? Будем голосовать или нет?" – "Соседи будут, а я не буду", – ответил Байсерман. "Почему?" – "Я много лет не голосую", – сказал Байсерман. "Вы чем-то не удовлетворены?" – "Я всем доволен, но голосовать не буду".

Вскоре после этого разговора Байсермана на работе вызывало начальство.

"Партсекретарь сказал мне, что вы отказываетесь голосовать. У вас хорошая репутация, вы ведущий работник, имеете высшее образование, однако не хотите голосовать. Может, вы чего-то не понимаете?"

"Я все понимаю, – сказал Байсерман, – но все равно не буду голосовать".

"Я спрашиваю вас не как начальник, а как человек человека: почему вы не хотите голосовать?"

"А зачем? Мой голос ничего не изменит".


"Знаете, – сказал начальник, – я надеялся, что вы предложите какое-то более оригинальное объяснение".

Байсерман улыбнулся.

"Давайте откровенно, – продолжал начальник. – Меня вызывал партсекретарь и сказал: “Ваш работник отказывается голосовать, примите меры”. И теперь мне нужно как-то отчитаться".

Байсерман понял проблему начальника. Если он будет настаивать на своем, начальника обвинят в плохой воспитательной работе в коллективе.

"Ладно, – сказал он наконец. – Я согласен. Скажите партсекретарю, что я передумал и пойду голосовать".

Начальник вздохнул с облегчением. Байсерман пошел на избирательный участок и взял открепительный талон, а это означало, что он собирается голосовать в другом месте.

Ирина Макклеллан, жена американского профессора Вудфорда Макклеллана, которой в течение девяти лет отказывали в разрешении на выезд в США, тоже не была настроена принимать участие в голосовании. Незадолго до выборов 1980 года в ее двери позвонили.

"Макклеллан?" – спросил агитатор.

"Да, это я".

"Вы собираетесь голосовать?"

"Нет, не собираюсь", – сказала Ирина. И объяснила, что пытается эмигрировать, чтобы жить вместе с мужем, но ей постоянно отказывают в разрешении на выезд, ничего не объясняя.

Агитатор сообщил, что кандидат в депутаты от округа, где живет Ирина, сам Брежнев.

"Моя ситуация, – сказала Ирина, – связана именно с Брежневым. Я написала ему сотни писем и не получила ни одного ответа".

"Но почему вы думаете, что в этом виноват сам Брежнев?"

"Я жду визу на выезд. Если я ее получу до выборов, то пойду и проголосую за кого угодно – хоть за Брежнева, хоть за вас".

Через три недели агитатор позвонил и спросил, получила ли Ирина визу.

"Нет, – сказала она, – и я не рассчитываю получить ее до выборов".

"Поэтому вы не будете голосовать?"

"Нет, не буду голосовать".

В день выборов в двери позвонили. "Вы не пойдете?" – спросил агитатор, когда Ирина отворила двери.

"Нет, – ответила она, пытаясь сдержать раздражение. – Не пойду".

Крах потемкинской деревни

Советские граждане принимали также участие в социалистическом соревновании, где "добровольно" соревновались друг с другом за увеличение объемов производства. В начале года каждый гражданин брал на себя в своем учреждении или на заводе письменные "социалистические обязательства", а затем работники индивидуально или коллективно "боролись" за первенство в выполнении этих обещаний.

На Московском химическом заводе, где работала Соня Исакова, эти торжественные обещания собирала председатель профкома. "Девушки, – говорила она, – давайте-ка напишем социалистические обязательства. Даю вам полчаса". И каждая женщина из цеха серной кислоты писала приблизительно такое: "В связи с 64-й годовщиной Советской власти обязуюсь принять участие в выработке до конца года пяти тонн серной кислоты сверх плана, а также повышать свой идеологический уровень, посещая занятия по изучению произведений Ленина и придерживаться трудовой дисциплины".

То же происходило в других цехах предприятия, пока каждый работник не подписывал такое заявление. После этого всем назначались "соперники", с которыми надлежало соревноваться: рабочий соревновался с рабочим, подразделение – с подразделением (бухгалтерия – с финансовым отделом, инженеры – с конструкторским бюро, цех серной кислоты – с цехом производства поташа), а весь завод – с каким-то другим аналогичным химзаводом в
Казахстане.

Результаты соревнований сводились в таблицы представителями профсоюзов, которые давали волю своей фантазии, выдумывая продукцию, игнорируя прогулы и приписывая работникам усилия по повышению их идеологического уровня, которого никогда не существовало. Например, семьсот рабочих этого химического завода якобы записалось на курсы по изучению марксизма-ленинизма. Когда же проводились занятия, на них присутствовало не более трех человек. Несмотря на это, представитель профсоюза отчитывался о посещении занятий всеми рабочими, создавая тем самым проблему для завода в Казахстане, на котором работало всего пятьсот человек.

Стали разваливаться все аспекты лицемерной действительности, созданной режимом
Пока все это длилось, созданная режимом "зеркальная комната" имела гипнотизирующий эффект. Везде, куда ни глянь, – в газетах, на радио и телевидении, в парламенте, на работе, в залах заседаний, в школе – человек сталкивался с обманчивыми фасадами, которые должны были удостоверять истинность одной-единственной точки зрения. Свобода слова прекратила свое существование даже на уровне возможности. Идеи, которые нельзя было высказывать, так и не были сформулированы, а люди, ища прибежища в конформизме, обратились к стереотипному, безопасному способу мышления.

Однако, когда в 1986 году была провозглашена гласность, люди стали получать доступ к информации, противоречившей официальной версии действительности. Любые правдивые данные в прессе, наподобие настоящих цифр смертности новорожденных в СССР, становились шоком после стольких лет официальной лжи. Времена правления Брежнева в газетах вскоре начали называть "периодом застоя".

В 1988 году, когда политика гласности разворачивалась полным ходом, стали разваливаться все аспекты лицемерной действительности, созданной режимом: его лживая версия истории, его лживое описание современной реальности и бесконечные миражи, целью которых было создание и поддержка у собственных граждан и у иностранцев впечатления о единодушном одобрении этого режима советским народом.


50 Comments
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2097 : 14 Июня 2018, 15:38:03 »

Цитата:
http://radiopolsha.pl/6/249/Artykul/329090

Уже так повелось, что, говоря о Советском Союзе как о тоталитарном режиме, часто подразумевается период 20-тых годов и правление Сталина. Однако, тоталитаризм не обязательно должен сопровождаться только уничтожением сотен тысяч и миллионов людей. Советский Союз до последних своих дней был страной, в которой марксистко-ленинская идеология определяла все сферы жизни человека, делая его лишь винтиком советской системы.
Известный американский журналист и публицист Дэвид Саттер, который в 70-90 годах работал корреспондентом «Financial Times» в СССР и России в своей книге «Век безумия. Распад и падение Советского Союза», наглядно показывает жизнь советских людей и трагические последствия этого социального эксперимента. Книга недавно была издана на русском языке киевским издательством «Дух и литера».
15 сентября во Львове, в рамках Форума издателей прошла презентация украинского издания с участием автора.

Дэвид Саттер рассказал историю одного из героев своей книги:

Один из моих героев - это Александр Шатравка. Это был человек из Кривого Рога, который имел туманное представление о Западе, но хотел очень туда попасть, но не мог, потому что Советский Союз был закрытой страной. Он умудрился перейти финскую границу. В Советском Союзе делая это вы просто рисковали жизнью, но сумел это сделать. Через болота и леса, он переходил эту границу.

Потом он был передан обратно советским властям. Они решили, что человек, который захотел переходить границу, он явно должен быть сумасшедшим, потому что нормальный человек не мог бежать из советского рая. Его поместили в днепропетровскую специальную психбольницу.
Сейчас Днепр, Днепропетровск имеет репутацию довольно хорошего города, но тогда этот город ассоциировался, в правозащитных кругах, с этой больницей, которая была одной из самых ужасных карательных институций в Советском Союзе. В конце концов, после многих приключений, он встретился со мной в Москве. Я записал его историю, и я сыграл роль в его окончательном освобождении. Потому что советские власти решили, что не стоит его держать в этой стране, особенно если иностранцы заинтересованы в его судьбе.

Дэвид Саттер подчёркивает, что психбольницы в Советском Союзе стали инструментом расправы не только с диссидентами, но и с простыми людьми, которые создавали системе проблемы:

Был случай в Донецке. Сейчас конечно Донецк переживает очень трудные времена, но тогда ситуация тоже по-своему была трудной. Люди жили и работали в ужасных условиях, и я в Москве познакомился с одним шахтером. Его звали Алексей Никитин. Он тоже сбежал из психбольницы. Никитин работал на шахте «Бутовка-Донецкая» и он предупреждал о нарушениях технической безопасности. Произошел взрыв, 20 шахтеров погибли в результате этого взрыва. Они [руководство шахты] сразу же признали правоту этих предупреждений. И они его поместили в психбольницу.

Это был довольно типичный советский человек. Он не был против коммунистической системы. Наоборот он хотел совершенствовать ошибки и недостатки, но они совершенно не нуждались в его помощи в исправлении недостатков и поместили его в психбольницу. Потом он заболел и там умер.


Журналист также отметил особую категорию людей, которая в своих идеалистических поисках правды и справедливости часто становились диссидентами:
Была специальная категория людей - «правдоискатели». Эти люди были жертвами какой-то несправедливости, там, где они работали. Они писали и протестовали, и не могли найти справедливость.

Поэтому люди ехали в Москву, чтобы передать свои петиции и письма в приемные госучреждений, таких как: Верховный Совет, ЦК компартии, редакция газеты «Правда». Однако они не понимали, что все эти приемные это была фикция, чтобы создать впечатления, что советский человек может найти справедливость, если он обратится к властям. Из этих приемных жалобы отсылали обратно, на места, где с этими еще более сурово расправлялись с этими людьми.
Большинство, я бы сказал, из правдоискателей, с кем я имел дело, они были из Украины.

Автор ообъяснил почему книгу об упадке Советского Союза он назвал «Век безумия»:

Это все было основано на лжи, на фиктивной идеологии, которая претендовала быть системой универсального объяснения и к которой люди были обязаны относится как к религии. Ленин сам сказал, что спорить с марксизмом это как спорить с аксиомами геометрии. Еще он сказал, что марксизм всесильный потому что он верный. Естественно здесь было небольшое пространство для дискуссии.

Почему я столько внимания уделил жертвам психиатрических репрессий? Потому что именно это отображало сущность системы. Это была безумная система, которая поместила здравых людей в психбольницы.


Дэвид Саттер объясняет крах СССР и его системы несостоятельностью советской идеологии, которая в условиях вынужденной либерализации была обречена, поскольку общество начало осознавать лживую суть советской утопии:

Такая система не может удержаться в условиях свободной информации, потому что она была создана на фиктивной базе.
Когда началась «перестройка» начали появляться все линии уязвимости этой системы.

Потому что, что это значит свободная информация? Это значит в первую очередь правда о советских преступлениях, о Голодоморе, о чистках, о Пакте Молотова-Риббентропа, о массовых репрессиях даже во время Второй мировой войны. Одним из результатов этого было появления национализма и сепаратизма.

Кроме этого, это раскол в партии и дезорганизация политической поддержки рабочего класса, который узнал из свободной информации, что рабочие не живут в рае, как им сказали, а рай где-то там, в Америке.
В таких условиях Советский Союз распался.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2098 : 14 Июня 2018, 15:59:30 »

обновился Илларионов

Цитата:
https://aillarionov.livejournal.com/1070433.html

Однажды Кудрин рассказал: «Когда в марте 1997-го уходил в Минфин первым замом, меня спросили, кого я рекомендую на свое место для контрольной работы в администрации президента. Я ответил, что лучше всего для этой работы подходит Владимир Путин».
https://www.opengaz.ru/aleksey-kudrin-kontroler-pravitelstva

Эта должность для Путина оказалась идеальной, чтобы уничтожить архивы и результаты работы Контрольного управления под руководством Ю.Болдырева по расследованию питерских афер Путина и Кудрина.

В.Юмашев, Т.Дьяченко, А.Волошин, А.Чубайс, Б.Березовский, Р.Абрамович, Б.Ельцин:
По согласованию с ближним кругом своих советников Б.Ельцин назначил В.Путина последовательно на следующие должности:
- 25 мая 1998 года – первым заместителем Руководителя Администрации Президента;
- 25 июля 1998 года – директором ФСБ;
- 26 марта 1999 года – секретарем Совета Безопасности;
- 9 августа 1999 года – председателем Правительства;
- 31 декабря 1999 года – исполняющим обязанности Президента России.

Таким образом, непосредственными отцами сегодняшней системы путинизма, обеспечившими  своими прямыми действиями (хотя и в разной степени) подъем В.Путина к вершине российской государственной власти (а также спасшими его от уголовных преследований) являются 13 следующих лиц: А.Собчак, А.Чубайс, Е.Гайдар, П.Авен, А.Кудрин, А.Большаков, П.Бородин, В.Юмашев, Т.Дьяченко, А.Волошин, Б.Березовский, Р.Абрамович, Б.Ельцин.

В.Путин не забыл своих благодетелей и сторицей отплатил им за оказанные ему ранее благодеяния.

Он спасал и спас от уголовных преследований (в ряде случаев – неоднократно): А.Собчака, А.Чубайса, А.Кудрина, П.Бородина, В.Юмашева, Т.Дьяченко, Б.Ельцина.
Он обеспечил в критические для их свободы моменты перелет через границу: А.Собчака (из России), П.Бородина (в Россию).
Он освободил Институт Е.Гайдара от всех налогов и государственных платежей.
Он передал А.Чубайсу государственную корпорацию «Роснано» с практически неограниченным государственным финансированием.
Он назначил А.Кудрина на высокие государственные посты министра финансов, вице-премьера, председателя Счетной палаты.
Он предоставил Р.Абрамовичу и П.Авену редкие возможности для обогащения в результате продажи по завышенной цене принадлежавших им активов в компаниях «Сибнефть» и «ТНК-БП» государственным компаниям «Газпром» и «Роснефть».
Он посмертно обеспечил государственное увековечивание памяти А.Собчаку, Б.Ельцину, Е.Гайдару.

Следует особо обратить внимание на то, что среди непосредственных отцов путинизма нет ни М.Горбачева, ни А.Лукьянова, ни Н.Рыжкова, ни В.Крючкова, ни Д.Язова, ни Г.Зюганова, ни В.Жириновского, ни многих других подобных лиц, точно связанных и/или традиционно жестко ассоциируемых с КПСС, КГБ, ВПК, АПК, государственническим, «патриотическим» и т.п. крыльями российского общества. Непосредственные отцы путинизма в традиционном дискурсе обычно воспринимаются как представители скорее либерального крыла отечественной общественности.

В самом деле Гайдар, Чубайс, Кудрин, Авен традиционно именуются «радикальными либералами»,

Собчак, Юмашев, Дьяченко, Волошин, Ельцин – «умеренными либералами», иногда даже «демократами».

Березовский и Абрамович хотя и проходят по категории олигархов, но точно – не по подкатегории «православных бизнесменов».

Получается, что «либералы» – как радикальные, так и умеренные – сознательно или неосознанно, но последовательно, в течение ряда лет, вели дело и в конце концов привели его к тому, чтобы во главе страны оказались силы, нацеленные на установление в ней жесткого авторитарного режима. Более того, судя по действиям того же Кудрина или по словам того же Чубайса, они весьма удовлетворены полученным результатом.

А были ли в стране силы, противостоявшие этому процессу?

Наряду с лицами, способствовавшими продвижению В.Путина по государственной лестнице, ведущей вверх, были и граждане, с самого начала пытавшиеся этому противостоять.

Боролись против Путина: Галина Старовойтова, Марина Салье, Юрий Гладков, Юрий Болдырев, Александр Беляев, Николай Андрущенко, Сергей Ковалев, Сергей Юшенков, Юрий Щекочихин, Анатолий Пахомов, Андрей Зыков, Артем Боровик.

На первый взгляд, некоторых людей из этого списка также можно назвать «либералами» – наряду с представителями государственных чиновников (Пахомов, Зыков) и журналистов (Боровик) безотносительно к идеологической приверженности последних. Так ли это?

Что в самом деле общего и что различного у этих двух групп людей – у отцов путинизма и у их противников?

На первый, не очень пристальный, взгляд, кажется, что существенных различий нет – и та и другая группы принадлежат к интеллектуальной, очевидно, цивилизованной части российского общества. Еще раз следует отметить, что ни в той, ни в другой группах, кажется, нет ни одного их члена, подверженного бы каким-либо радикально архаическим или драматически пещерным представлениям.

Почему же они так принципиально разошлись по вопросу, оказавшемуся ключевым в общественном развитии страны? Причем они сошлись в смертельной схватке тогда, когда причины ее еще далеко не всем были ясны? Что именно столь принципиально разделило эти две группы образованной части российского общества?

Первое, что бросается в глаза – это то, что в группе отцов путинизма (за исключением Ельцина и Собчака) нет ни одного человека, когда-либо избиравшегося и успешно избранного в депутаты федерального или регионального парламентов. Сами же Ельцин и Собчак хотя и были избраны – соответственно в Верховный Совет и в Ленсовет, – но попали туда в ходе процедур, напоминавших скорее кооптацию, чем выборы, практически не имевших конкурентного характера, по сути дела гарантированно утверждавших каждого из них в качестве своеобразных свадебных генералов на постах руководителей соответственно Верховного Совета России и Ленсовета.

В отличие от них представители второй группы граждан (не считая чиновников и журналистов) действительно прошли процедуры конкурентных выборов – либо в Верховный Совет (Государственную Думу) России, либо в Ленсовет (Петросовет), либо в оба этих органа. Видимо, процедура прохождения по-настоящему конкурентных выборов в законодательные органы власти накладывает особую печать ответственности на тех, кому ее удается успешно пройти.

Таким образом, первое принципиальное различие между двумя указанными группами – отцами путинизма и его противниками – заключается в их отношении к демократии.
Вторая группа участвовала в жестких конкурентных выборах, она понимала, что означают демократические процедуры, в целом уважала их и боролась за их сохранение. Их совершенно обоснованно можно назвать демократами.

Представители же первой группы никогда не участвовали в по-настоящему честных демократических процедурах, не любили их, относились к ним с презрением, боялись в них участвовать, потому что подозревали (очевидно, небезосновательно), что могут в них и проиграть. Это антидемократы в самом прямом смысле этого слова.

А.Шохин: «В итоге схема Егора была жесткой. Борис Николаевич должен понять, что единственный «его» кандидат — это Гайдар. Если не Гайдар, то к едреной матери весь Верховный Совет, и съезд нужно разогнать».

«А. Кох: «Петя, помнишь мою теорию про 3 октября 1993 года? О том, кто это придумал?

П.Авен: Помню, конечно. Алик считает, что это Егор подговорил Ельцина распустить Верховный Совет. И в случае чего не бояться силовой конфронтации.

А.Нечаев: Допускаю, кстати».

«Е.Гайдар: «Очень долго, на протяжении всего 1992 года, я решительно отвергал любые идеи конфронтационного, силового разрешения противоречий с парламентской оппозицией. Но в 1993 году убедился… Вступив на путь прямой, открытой конфронтации, надо быть готовым при необходимости применить силу» (Гайдар Е. Дни поражений и побед, с. 276).

Второе принципиальное различие между двумя группами заключается в их отношении к праву.

Представители второй группы, кажется, не попали ни в один серьезный скандал, который был бы вызван нарушениями с их стороны действующего законодательства. Они были сторонниками права.

Многие представители же первой группы столько раз и в таких масштабах нарушали отечественный закон и Конституцию, против них было открыто столько уголовных дел, что они заслуженно должны быть названы не просто их нарушителями, т.е. преступниками, но и злостными рецидивистами.

В 1991-93 годах Петросовет был вынужден отменить как незаконные более двухсот распоряжений мэра города, доктора юридических наук ЛГУ, правоведа высочайшей квлификации, причем все суды на эту тему Анатолий Александрович проиграл.

Третье принципиальное различие заключается в отношении обеих групп к превалирующей в обществе морали.

Непросто найти примеры того, чтобы представители второй группы оказались бы вовлеченными в какие-либо предосудительные действия.

В то же время отцы путинизма не раз демонстрировали свое чудовищное пренебрежение не только правом, но и общечеловеческой моралью. Более того, они не стеснялись даже рекламировать свои криминальные и аморальные действия, как, например, А.Чубайс, горделиво заявлявший: «Мы признавали, что приватизация дала собственность тем, кто наиболее влиятелен, что и определило ее несправедливость, но при этом мы отдали ее легитимным путем, а легитимность идет от государства»; «Представление о справедливости у народа мы сломали ваучерной приватизацией». Иными словами, одна группа представляла разрушителей общечеловеческой морали, а другая – ее сторонников.

Внутренний этический кодекс представителей второй группы предопределил поддержание ими их жесткой дистанции от спецслужб и неприемлемость какого-либо сотрудничества с органами.

В отличие от них представители первой группы не только не видели какого-либо препятствия для своего сотрудничества с КГБ/ФСБ, но и явно спешили воспользоваться любой возможностью для совместной прибыльной деятельности со спецслужбами.

Первые были и остаются коллаборантами, вторые – относятся соответственно к Движению Сопротивления.

Ненависть к демократии, пренебрежение правом, игнорирование морали, коллаборационизм с политической полицией позволили представителям первой группы активно участвовать не просто в коррупции – в беспрецедентном расхищении государственной и захватах частной собственности, ставших для них «делом славы, доблести и геройства».

Именно эти важнейшие элементы составили основу путинизма как политической, правовой, моральной, экономической системы, скрепленной неразрывным союзом спецслужб, мафии и сислибов. С Путиным во главе или же без него.


Как видно по деятельности первой группы, основы путинизма как общественной системы были заложены задолго до того, как сам Путин добрался до поста президента России. Он лишь довел созданную до него систему до совершенства, многократно увеличив масштабы репрессий, агрессий и хищений. Создатели этой системы из первой группы – подлинные отцы путинизма.

Следование демократическим процедурам, уважение к праву, соблюдение общечеловеческой морали, отказ от какого-либо сотрудничества с Корпорацией спецслужб не только исключили для представителей второй группы граждан участие в коррупционных сделках, но и выявили принципы, в соответствии с которыми в России начала создаваться и в конце концов имела реальный шанс быть построенной демократическая, правовая, свободная общественная система, базирующаяся на принципах общечеловеческой морали. Эта группа людей – противники путинизма.

Несмотря на видимую принадлежность отцов путинизма и его противников к одной, цивилизованной, части российского общества, на самом деле они, конечно же, – принципиальные антагонисты. Поскольку они придерживались и придерживаются диаметрально противоположных принципов общественного устройства и личной этики.

Именно потому, что вторая группа людей представляла собой не абстрактную, а совершенно реальную общественную альтернативу развития страны, ей была объявлена безжалостная тотальная война.

Еще в 1992 г. в серии ежемесячных докладов «Кролл Ассошиэйтс», направленных российскому руководству – Борису Ельцину, Руслану Хасбулатову, Егору Гайдару – «их авторы сообщали о широко распространенных эпизодах "подкупа чиновников, шантажа и нелегальных переводов валютных ресурсов в иностранные банки"».

Одним из таких чиновников, по данным К.Давиша («Клептократия Путина», с.19), был назван П.Авен.


Вскоре после этого Е.Гайдар добился от Б.Ельцина прекращения отправки копий докладов «Кролла» Р.Хасбулатову, затем – прекращения финансирования работы «Кролла» и разрыва договора между Россией и «Кроллом»; наконец, оказавшийся в руках Гайдара четырехтомный доклад «Кролла» с указанием тысяч счетов и проводок бесследно исчез.

В марте 1993 г. Б.Ельцин ликвидировал Контрольное управление Администрации президента, а его руководителя Ю.Болдырев – уволил.

В ходе сентябрьско-октябрьской (1993 г.) гражданской войны институты законодательной власти на федеральном и региональном уровнях, прежде всего Верховный Совет России и Петросовет, представители которых как раз и вырабатывали общественную альтернативу раннему путинизму, были разгромлены военной силой при активном участии Б.Ельцина, Е.Гайдара, А.Чубайса, А.Собчака.

На сегодня из 12 человек группы противников путинизма, упомянутых выше, в живых нет уже семи.

Вслед за Путиным свое удовлетворение ролью Собчака для Путина выражает и его дочь: «...действительно Владимир Путин, когда он говорит, что Анатолий Собчак — мой учитель, он не лукавит, это действительно так».
https://echo.msk.ru/programs/kulshok/2212780-echo/
«...то, чему учил Собчак, его соратники и его ученики сейчас пытаются претворить в жизнь.
— Как вы считаете, Путин и Медведев продолжают дело Собчака?
— Думаю, да, — сказал Александр Габнис».
https://ru-compromat.livejournal.com/118625.html

В этом с Ксенией Собчак трудно спорить.

Без Собчака и других ключевых отцов путинизма – Гайдара, Чубайса, Авена, Кудрина, Юмашева, Дьяченко, Ельцина – Путин никогда бы не овладел в таком совершенстве искусством подавления демократии и гражданского общества, нарушения права – внутреннего и международного, презрения к общечеловеческой морали, захвата чужого внутри страны и за рубежом. Без опытных учителей путинизма сам Путин никогда бы не вырос из ученика путинизма в его мастера, он никогда бы не стал не только президентом России, но даже и помощником председателя Ленсовета.

Без неоценимой помощи отцов путинизма никогда бы не была создана столь разветвленная и эшелонированная общественная система насилия, лжи и коррупции, никогда бы не были воспитаны столь бесценные кадры, взращенные в питерской мэрии и питерских отделениях спецслужб, получившие почетное наименование «сборной Собчака-Путина»:

Д.Медведев, А.Чубайс, А.Кудрин, А.Миллер, Г.Греф, И.Сечин, В.Зубков, Д.Козак, В.Мутко, С.Нарышкин, В.Чуров, В.Иванов, В.Кожин, Л.Рейман, С.Иванов, Н.Патрушев, В.Черкесов, В.Золотов, А.Бортников, А.Бастрыкин, Г.Полтавченко, В.Матвиенко, В.Якунин, Ю.Ковальчук, А.Фурсенко.


В сегодняшних попытках воскурения фимиама настоящим отцам путинизма – Собчаку, Гайдару, Ельцину, другим учителям – мало кто заинтересован больше, чем ныне практикующие путинисты –подлинные бенефициары этой системы.

Избавление России от путинизма как идеологии, морали, понятий – всей общественной системы – начнется не тогда, когда Путин покинет власть, а тогда, когда российские граждане решат абсолютно необходимым освободиться не только от Путина и его наследия, но и от политической, правовой, моральной, экономической общественной системы, заложенной реальными отцами путинизма в начале 1990-х и тщательно шлифуемой их старательными учениками в последние два десятилетия.


а тем временем на форуме Бороган-Солдатова про солдат и енералов плащей-кинжалов невидимых фронтов про то что цээрушных полканов не бывает

Цитата:
http://forum.agentura.ru/forum/viewtopic.php?f=3&t=8079

[/quоte] Гривский уехал в США и легализовался в качестве сотрудника ЦРУ. Он и сегодня продолжает служить в разведке – в генеральском чине.[/quоte]

Катастрофа! Люди, пишущие на якобы квазипрофессиональном сайте, оказывается даже не знают такой элементарщины, как то, что Агентство - организация сугубо гражданская.
Нету там ни лейтенантов ни генералов. Не платят там, как в наших службах, "за звание".
Ну, штампы про "полковников ЦРУ" допустимы в низкопробной пропаганде, рассчитаной на быдлячество народной массы.
Но я себя к таким не отношу.
А остальные участники форума?
А как модератор смотрит на такие пассажи?
Автор, ты кто? Пропагандист с совковым мусором в голове или провокатор? Только чего ты провоцируешь?
Короче, тема - бред.

хмм

Цитата:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Центральное_разведывательное_управление

В отличие от аналогичных структур во многих других странах, официально ЦРУ является гражданской организацией. В связи с чем агенты данной организации не имеют воинских званий, а сбор разведданных осуществляется сотрудниками, получившими тактическую подготовку
« Последнее редактирование: 26 Июня 2018, 23:23:21 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #2099 : 15 Июня 2018, 12:08:44 »

Цитата:
Вроде трижды сменилась эпоха, но опять меня сводит с ума
переписка лукавого Коха с Шендеровичем Виктором А.
Что-то новое слышится в тоне — иссякающий тестостерон?
— этих писем о давнем разгоне, некрасивом с обеих сторон.

Признаю не без легкого вздоха, не без тайной уступки врагу,
что ни роль, ни позицию Коха безупречной признать не могу,
— но не ведаю, кто безупречен. Все двусмысленны, всех развезло:
разве только Сурков или Сечин — безупречное, чистое зло.

Разве много различий нароешь меж бойцами, помилуй их Бог?
Лучше пишет пока Шендерович, но быстрей развивается Кох;
несмотря на тогдашние страсти, их позиции в чем-то сродни
— в отношении к нынешней власти вроде сходятся оба они…
Не скажу, что совсем они близки, но на нынешнем, блин, рубеже
мне мерещится в их переписке состраданье друг к другу уже.

Я и сам по себе замечаю — по тому, как потеют очки,
— что былых оппонентов встречаю с умилением даже почти.
Пусть признанья мои некрасивы — но признаюсь, слезу уроня:
уникальные те коллективы раздражали понтами меня,

и Гусинского, честное слово, не считал я героем в плаще,
потому что он был за Лужкова, а Лужков мне казался ВАЩЕ;
но такие суконные рыла нас теперь потянули ко дну,
что страна нас почти примирила и забросила в шлюпку одну.

Разногласия, лево и право и другие людские дела
отступают при виде удава или крысы размером с вола,
а война олигархов и Коха не сказать, чтобы стала пустой
— просто им одинаково плохо под одною навозной пятой.

НТВ, разумеется, краше, чем семейственно-царственный дом,
но на фоне движения «Наши» их уже различаешь с трудом.
Как действительность ни приукрась я, к нам она повернулась спиной.
Что идейные все разногласья перед ликом породы иной?!

Общий путь оказался недолог.
В споры я и теперь вовлечен,
но расскажет о них антрополог
— идеологи тут ни при чем.

Все сравнялись на фоне кретинства в изменившейся круто стране:
вон премьер на коньках прокатился, надпись «Путин» неся на спине…
Вон и суд, осознав свое место и застыв перед новым вождем,
признает незаконность ареста для того, кто уже осужден,
— не поверишь, какая уступка! Гуманизма почти торжество…

Все раскачано, зябко и хрупко, и больно, и по сути мертво,
— так что Кох с Шендеровичем, скажем, повторяя все те же круги,
по сравнению с этим пейзажем не такие уж, в общем, враги,
хоть Альфред оппонента ругает, да и Виктор ответы припас…

Лишь одно меня нынче пугает: ведь не кончится это на нас?
Ведь потом, с нарастанием фальши, с продолжением дрожи в верхах,
— деградация двинется дальше, и настанет такое, что ах.

По сравнению с обликом новым (не спасут валерьяна и бром!)
будут выглядеть Сечин с Сурковым абсолютным, бесспорным добром.
И в кровавой дымящейся каше, возвратившей страну в мезозой,
мы припомним движение «Наши» с ностальгической пьяной слезой.

<a href="https://www.youtube.com/v/knFncxsobYI" target="_blank">https://www.youtube.com/v/knFncxsobYI</a>

<a href="https://www.youtube.com/v/A59NB8aVnfk" target="_blank">https://www.youtube.com/v/A59NB8aVnfk</a>

Цитата:
<a href="https://www.youtube.com/v/iD24WSp0kHo" target="_blank">https://www.youtube.com/v/iD24WSp0kHo</a>

D.G. K.10 месяцев назад (изменено)
Нарушается не только ст.23 Конституции РФ., но и ч.1 ст.24 Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются., ч.2 ст 55, В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. ч.1 ст.15 Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Цитата:
https://roskomsvoboda.org/19946/
Сто тысяч граждан России потребовали отмены закона о тотальной слежке!
 Петиция на официальном портале "Российская общественная иницициатива" с требованием отменить резонансный «пакет антитеррористи-ческих поправок», инициированный депутатом Яровой и сенатором Озеровым, часть которого посвящена интернету и коммуникациям граждан, набрала 100 тысяч подписей, необходимых для рассмотрения экспертной рабочей группой федерального уровня

Цитата:
https://www.roi.ru/28432/
Госдума приняла так называемый «антитеррористический пакет», существенная часть которого посвящена интернету. Согласно документу операторы связи и «организаторы распространения информации» должны в течение полугода хранить вообще всю переданную информацию, то есть и записи телефонных звонков, и содержание смс-сообщений. В течение трех лет они также обязаны хранить сведения о переданных данных. Наконец, компании должны помочь ФСБ расшифровать весь трафик. Против нового закона выступили крупнейшие российские интернет-компании - Mail.ru и "Яндекс", а также профильные ассоциации РАЭК и РОЦИТ и даже рабочая группа «Связь и ИТ» при Правительстве России. Закон предписывает операторам связи и «организаторам распространения информации» (ими могут быть признаны любые сайты, реестр ведет Роскомнадзор) хранить все данные, переданные пользователями. Это гигантский объем данных. Экспертная оценка затрат на постройку инфраструктуры - более чем пять триллионов рублей. Для сравнения, доходы федерального бюджета России в 2015 году составили 13,7 триллиона рублей. Также этот закон противоречит Конституции Российской Федерации и абсолютно бесполезен с технической точки зрения. Просим отменить данный закон, так как данный закон требует огромных денег, и который может привести к банкротству многих интернет-компаний и снизить доход государства от получаемых от них налогов, Президента РФ Владимира Владимировича Путина и Председателя Правительства РФ Дмитрия Анатольевича Медведева.

Практический результат
Данный закон требует огромных денег и может привести к банкротству многих интернет-компаний, и снизить доход государства от получаемых от них налогов. Также он ущемляет права человека.

Цитата:
https://www.roi.ru/poll/popular/
Инициативы на голосовании

УровеньФильтр по разделамПоказать архивные
314
за час
Против повышения пенсионного возраста для россиян
Уровень инициативы: Федеральный
204
за час
Не допустить повышения возраста выхода на трудовую пенсию по старости
Уровень инициативы: Федеральный
92
за час
Не допускать повышения пенсионного возраста
Уровень инициативы: Федеральный
81
за час
Понизить зарплаты работников Госдумы до минимального прожиточного минимума
Уровень инициативы: Федеральный
52
за час
Отменить ежемесячные доплаты к пенсии депутатам Госдумы и сенаторам
Уровень инициативы: Федеральный
28
за час
Увеличить размер пособия по безработице до МРОТ и выплачивать до момента трудоустройства
Уровень инициативы: Федеральный
18
за час
Лишить депутатов возможности поднимать себе зарплаты
Уровень инициативы: Федеральный
16
за час
Внести изменения в указы Президента о представлении гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы, и федеральными государственными служащими сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера
Уровень инициативы: Федеральный
16
за час
Заставить Почту России дополнить почтовые извещениях полем «От кого» в дополнение к полю «Откуда»
Уровень инициативы: Федеральный
16
за час
Обеспечить каждому гражданину России ежегодное прохождение компьютерной томографии, включив такие обследования в перечень бесплатных медицинских услуг, предоставляемых в рамках ОМС
Уровень инициативы: Федеральный
15
за час
Вернуть родственников чиновников РФ
Уровень инициативы: Федеральный
15
за час
Установить зарплату депутата ГД РФ не более семи МРОТ
Уровень инициативы: Федеральный
14
за час
Отменить транспортный налог
Уровень инициативы: Федеральный
13
за час
Повысить эффективность реализации дополнительных льгот для жителей районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностях
Уровень инициативы: Федеральный
12
за час
Создать каталог архивных инициатив РОИ, получивших народную поддержку
Уровень инициативы: Федеральный
11
за час
Приравнять нападение на медицинского работника при исполнении обязанностей к нападению на полицейского
Уровень инициативы: Федеральный
11
за час
Повысить размер прожиточного минимума
Уровень инициативы: Федеральный
10
за час
Установить продолжительность рабочего дня - 7 часов
Уровень инициативы: Федеральный
10
за час
Отменить закон о засекречивании данных об имуществе высших чиновников
Уровень инициативы: Федеральный
9
за час
Приравнять оплату труда Президента РФ, членов и сотрудников Правительства РФ, членов и сотрудников Федерального Собрания к минимальному размеру оплаты труда (МРОТ)
Уровень инициативы: Федеральный
« Последнее редактирование: 15 Июня 2018, 16:42:08 от Oleg » Записан
Страниц: 1 ... 138 139 [140] 141 142 ... 169 Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал