Главная arrow Форум arrow Разное arrow Общий раздел arrow Проблема контакта с ВЦ, догоны и др.
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
Проблема контакта с ВЦ, догоны и др.
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
19 Июля 2018, 08:39:59
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Разное
| |-+  Общий раздел
| | |-+  Проблема контакта с ВЦ, догоны и др.
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 [2] 3  Все Печать
Автор Тема: Проблема контакта с ВЦ, догоны и др.  (Прочитано 20672 раз)
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #15 : 07 Июля 2016, 14:57:21 »

Вот Лем ещё вариант смоделировал. про нашу техномахию https://www.youtube.com/watch?v=JfCqG7zp_FU

кто читал ? мнения ?

Цитата:
http://mzwgsytvon2gcltjom.cmle.ru/b/360292/read

Фиаско  - Станислав Лем

...
— Как наладить связь с Квинтой, если там существуют блоки, уже много лет вовлеченные в войну?
— Дай границу пространства решения. Не просчитывается стратегически без исходной характеристики.
— Предположи двух, а затем трех противников с близкими боевыми потенциалами, с возможностью уничтожения всех при горячей эскалации.
— Данные все еще недостаточны.
— Дай минимаксовую оценку в нечисловом приближении.
— В аппроксимации величина также неопределима.
— И все же дай мне стохастически значимый пучок альтернатив.
— Это требует дополнительных данных. Результаты будут произвольными и недоказательными.
— Знаю. Действуй.
— В случае двух антагонистов на противоположных континентах — выслать два передатчика в атмосферном инфракрасном диапазоне с резкой точечной коллимацией. Оба — в антирадарной маскировке, с самонаведением на радиостанции планеты. Эта тактика, однако, принимает за очевидность то, что сомнительно. Уже в первом пункте. Антагонисты могут взаимно контролировать территории владения как по вертикали, так и по горизонтали.
— Каким образом?
— Если они, например, вошли уже в атомную фазу, то, согласно тактике устрашения, каждый из них брал в заложники население противной стороны, угрожая нападением либо возмездием, после чего они усиливали средства нападения и защиты, а достигнув определенного уровня насыщенности техникой, сошли в подземелья. Их территория может находиться под землей в виде глубоко врытых и послойно укрепленных уровней. То же самое может происходить и над атмосферой.
— Делает ли экспансия такого рода контакт невозможным?
— В предложенной тактике — несомненно
, потому что при таком размещении контакт не имеет раздельных адресатов.
— Исключи тактику взаимно подкалывающихся поселений.
— Где провести границу между противниками?
— По меридиану посреди океана.
— Это самое простое, но достаточно произвольное условие.
— Действуй.
— Есть. Предполагаю посылку зондов, излучение сигналов и получение почты. Итак, они получили переданные коды и овладели ими. На минимаксе получаю вилку. Либо переслать обеим сторонам одно и то же настоящее предложение контакта с гарантией нейтральности, или фальшивое заверение в предпочтении.
— Либо уведомить каждую из сторон, что обращаемся одновременно и к другой, или заверить, что только ей одной предлагаем контакт?
— Да.
— Дай оценку риска для этой вилки.
— Правдивость дает лучшие шансы при ошибочном адресовании и худшие шансы при ошибочном адресовании. Ложь дает большие шансы при верном адресовании и меньшие шансы при верном адресовании.
— Но это же чистое противоречие?
— Да. Пространство игры не поддается минимаксовому квантованию.
— Покажи причину противоречия.
— Тот блок, который мы заверим в исключительности контакта с ним, будет склонен к положительной реакции при условии, что он сможет проверить эту исключительность помимо нашего сообщения. Если же он узнает, что другой блок перехватил наше послание, или, что хуже, убедится в двуличии нашей игры, шанс соглашения упадет до нуля. Может даже возникнуть отрицательная вероятность контакта.
— Отрицательная?
— Отказ есть нуль. Отрицательное значение я придаю дезинформирующим нас ответам.
— Они устроят ловушку?
— Вполне возможно. Тут вилка сильно разветвляется. Западню может создать либо одна сторона, либо обе независимо друг от друга, либо в ограниченном временном союзе, решив, что, если заключат временное перемирие и скооперируются, чтобы уничтожить нас или отвратить от контакта, они подвергнутся меньшему риску, чем если станут добиваться исключительного контакта с «Гермесом».
— А как с согласием на параллельный сепаратный контакт?
— В этом варианте противоречива сама основа. Чтобы получить такой параллелизм, ты должен как отправитель достаточно убедительно гарантировать адресатам нашу нейтральность. То есть даешь слово, что будешь держать слово. Утверждение, обращенное на себя, не может себя же подтвердить. Это типичная антиномия.
— Откуда ты берешь критерии для разветвления решений?
— Из твоего условия, что на планете только два игрока в положении вечного шаха. И из того, что они придерживаются позиции минимакса. Цена игры для них — выживание, status quo ante fuit, а для нас — контакт через выход из тупиковой ситуации.
— А точнее?
— Это тривиально. Предполагаю две империи — А и Б. Оптимальный вариант вилки для нас: оба адресата входят с нами в контакт и каждый считает, что обладает монополией. Если хотя бы один из них не уверен в своей привилегированности или исключительности, то сочтет монополию сомнительной. Тогда по правилу минимакса обратится к другому с предложением создать коалицию против нас, поскольку не знает своих шансов на заключение коалиции с нами. Это очевидно. Зная собственную историю, они тем самым знают правила взаимных конфликтов. Но свойственные нам правила конфликтов им неизвестны. Если мы предложим одной из сторон союз, она нам не поверит. Primo: предложение союза обоим противникам — абсурд. Secundo: примыкая к одной из сторон, мы усиливаем ее. Тем самым увеличиваем антагонизм другой стороны, а сами не получаем ничего, кроме вступления в ведущуюся войну. Такую стратегию контакта может выбрать только цивилизация идиотов. А это даже в метагалактическом масштабе маловероятно.
— Так. Они могут временно объединиться против нас. И какая игра начнется тогда?
— Игра с неопределенными правилами. Правила будут возникать по ходу игры. Поэтому неизвестно, содержит ли функция расплаты положительные ценности. Сумма игры, скорей всего, окажется нулевой, поскольку ни один из игроков, включая и нас, не окажется в выигрыше. Все проиграют.
— Ясно, что риск не удастся свести к нулю. Но где тогда его минимум?
— У меня нет достаточных данных.
— Действуй без этих данных.
— Облегчение фрустрации, вызванной неразрешимыми задачами, не лежит в области моих расчетных возможностей. Не требуй невозможного, командир. Деревце эвристики — это не Божественное Древо Познания.
В тишине, которая установилась после этих слов GOD'а, Стиргард вложил в воспроизводящее устройство второй кристаллик, объяснив, что это фрагмент диалога c GOD'ом сразу же после разрушения луны. Снова послышался голос машины:
— Ранее риск был только неопределимым. Теперь он приобрел силу трансфинального множества, то есть стал непредсказуемым. Минимакс остался только при отступлении.
— Можем ли мы принудить их к капитуляции?
— Теоретически — да. Например, последовательным сужением их боевой техносферы.
— То есть путем уничтожения всех военных средств во всем пространстве вокруг дзеты?
— Да.
— Каковы шансы контакта при такой операции?
— Минимальные при самых оптимистических условиях: что наше накопление сидеральных мощностей будет проходить без помех, что квинтяне останутся пассивными наблюдателями того, как мы будем обдирать шелуху с их автоматических луковиц в Космосе, и что, лишенные этих оболочек, они впадут в военно-промышленный застой. В категориях теории игр это было бы таким же чудом, как главный выигрыш в лотерее для того, кто не купил ни одного билета.
— Представь варианты разоружения их техносферы без чудес.
— Кривая будет иметь по крайней мере два экстремума. Либо они будут сопротивляться, защищаясь или нападая, либо умиротворяющее разрушение холодной сферомахии разожжет конфликт, постоянно тлеющий на планете, и таким образом мы ввергнем их в тотальную войну.
— Можно ли частично снизить их космическую автомахию, не нарушая равновесия сил на планете?
— Можно. Для этого нужно уничтожать орбитальные военные средства, предварительно распознав их принадлежность, то есть сокращать военно-космический потенциал всех противников в равной мере, чтобы не нарушить динамического равновесия сил. Это требует двух условий: что мы узнаем расстояние, на котором они могут управлять своим оружием в Космосе, то есть эффективный радиус их командования, и что мы идентифицируем боевые системы сначала за пределами этого радиуса для того, чтобы разбить их, а после уничтожения автоматического пояса будем лишать эту цивилизацию тех сил, над которыми она сохраняет управление внутри сферы командования. In abstracto можно ее до известной степени обнажить. Но если мы совершим ошибки в распознании того, кто и чем владеет во внутренней сфере, то есть в пространстве их оперативного влияния, мы разбудим конфликт на планете, поскольку усилим одну сторону за счет другой. Тем самым мы столкнем антагонистов с точки неустойчивого равновесия гонки вооружений в тотальную войну. Командир, ты уводишь меня и сам уходишь от действительности. Ведь ты стремишься к успеху?
— Конечно.
— Но что для тебя успех? Контакт? Но в этой моделируемой ситуации такое понятие успеха неопределимо. Оно не зависят только от того, сможет ли «Гермес» преодолеть и сферомахию, и всю индустрию боевых средств, неустанно выбрасываемых в Космос.
— Мы будем проводить опосредованную борьбу, атакуя не их, а только их оружие. Можно ли быть уверенными, что, введя в боевые действия новую технику, они не овладеют секретом тех источников, которыми пользуемся мы, — сидеральных? Но предположим, что не овладеют.
— Пожалуйста. Однако кроме факторов, определяемых как некие технологические суммы, при минимаксовых решениях, согласно логическим оптимизационным подсчетам, на реакции квинтян существенно влияют и факторы иррациональные, о которых мы ничего не знаем. Известно, однако, какое значение имели именно эти факторы в земной истории.
На этом запись разговора оборвалась. После короткой паузы все услышали новый диалог Стиргарда с машиной.
— Проводил ли ты имитацию государственных структур?
— Да.
— Во всех предполагаемых вариантах этих структур, а также их конфликтов?
— Да.
— Каков коэффициент разности этих структур для нашей игры в контакт? Дай предел статистической значимости или модальное распределение влияния разностей на шансы контакта.
— Коэффициент равен единице.
— Для всех моделей?
— Да.
— Это значит, что разница в государственном устройстве противников не имеет никакого значения?
— Да. Подгоняемая длительным конфликтом эволюция техномахии становится независимой от типа строя переменной, поскольку эту эволюцию формирует структура конфликта, а не общественные структуры. Точнее говоря на ранних стадиях конфликта разница в строе отражается в тактике психологической пропаганды, дипломатии, диверсий, шпионажа и гонки вооружений. Деление средств внутри бюджета на военные и невоенные является функцией суммы аргументов, ценность которых зависит от структуры строя. Растущее стремление к превосходству в конфликте уравнивает разницу в сумме аргументов. Тем самым стратегии противников уподобляются одна другой. Возникает эффект отражения. Нельзя заставить зеркало отражать только расслабленные и свободно стоящие фигуры, а остальные игнорировать. Когда потолок эффективности разоружения преодолевается, дальнейшая гонка за превосходство ликвидирует зависимость стратегии противоборствующих сторон от их политического строя. Зависимость эта становится такой же, как влияние человеческой мускулатуры на запуск баллистической ракеты. В эпоху палеолита, в пещерном веке или в средневековье более мускулистый противник побеждал слабейшего. В атомную эпоху запустить ракету может ребенок, нажав нужную кнопку. Квинтяне уже не владеют выбранной ими стратегией. Наоборот: стратегия владеет ими. И если она натолкнулась на разницу в строе, то подчинила ее себе вплоть до полного стирания.
« Последнее редактирование: 31 Июля 2016, 17:14:57 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #16 : 21 Июля 2016, 21:38:56 »



Юпитерианские дельфины скоро станут дрессировать нашу техномахию

А пока мы

Цитата:
http://0s.oj2xi4tbmnvwk4ron5zgo.dresk.ru/forum/viewtopic.php?t=4375239 - rutracker.org - Прайор Карен - Не рычите на собаку! [чтец-женщина (ЛИ), 64 Кб/с, mp3]

Не рычите на собаку mp3 - улучшенный вариант качества звучания , зеркало - Dog_mp3.rar

https://www.youtube.com/watch?v=gGsI8dfV9wk - отзыв о книге -

http://mzwgsytvon2gcltjom.cmle.ru/b/155553/read - http://flibusta.is/b/155553/read - Не рычите на собаку! (О дрессировке животных и людей) 631K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Карен Прайор

... Впервые я услышала об обучении с положительным подкреплением на Гавайях, куда в 1963 году я была приглашена старшим тренером дельфинария «Жизнь моря». Раньше я дрессировала собак и лошадей, пользуясь традиционными методами, но дельфины — другое дело; на животное, которое просто уплывает от тебя, не воздействуешь поводком, уздечкой или даже кулаком. Положительное подкрепление — в основном ведро с рыбой — единственное, чем мы располагаем. Психологи в общих чертах познакомили меня с принципами обучения с подкреплением. Искусство применения этих принципов я постигла при работе с дельфинами. Имея биологическое образование и всю жизнь интересуясь поведением животных, я оказалась очарованной не столько дельфинами, сколько моим с ними взаимным общением во время дрессировки. То, чему я обучилась, работая с дельфинами, я стала применять и в дрессировке других животных. И я начала замечать, как эта система входит в мою повседневную жизнь. Например, я перестала кричать на своих детей, потому что заметила, что крик не помогает. Подмечать поведение, которое мне нужно, и сразу подкреплять его — это гораздо более действенно, да к тому же еще и сохраняет мирные отношения в семье.
Тот опыт, который я извлекла из дрессировки дельфинов, имеет солидное теоретическое обоснование. В этой книге я постаралась держаться подальше от теоретизирования, так как, насколько мне известно, правила по применению этих теорий обычно не описываются наукой и, с моей точки зрения, ученые часто неправильно ими пользуются. Но основные законы уже твердо установлены и должны приниматься во внимание при обучении.
Основа этой теории по разным источникам известна как модификация поведения, теория подкрепления, оперантное обусловливание, бихевиоризм, психология поведения и т. д.; это тот раздел психологии, который принес мировую известность Б.Ф. Скиннеру, профессору Гарвардского университета.
Я не знаю другой современной области науки, которую бы в такой степени поносили, не понимали, переиначивали, неправильно истолковывали и неверно использовали.
...Шопенгауэр сказал однажды, что каждая оригинальная идея сначала осмеивается, потом на нее яростно нападают, и, наконец, она принимается как нечто само собой разумеющееся. Насколько мне известно, теория подкрепления не является исключением. Несколько лет назад Скиннера повсюду высмеивали за то, что он продемонстрировал формирование навыка, обучив пару голубей играть в пинг-понг. Теплая, комфортабельная, самоочищающаяся, полная забав комната, которую он оборудовал для своих маленьких дочерей, была высмеяна, как антигуманный, аморальный и еретический «ящик для ребенка», чуть ли не тюремная камера. До сих пор ходят слухи, что его дочери сошли с ума, хотя на самом деле они выросли прекрасными работниками и очень славными людьми. И, наконец, сейчас многие образованные люди относятся к теории подкрепления как к некому пустяку, который они понимают и знают вдоль и поперек. Фактически же большинство людей ее не понимает, иначе бы они не вели себя так скверно с окружающими. В течение многих лет, с тех пор, как я начала заниматься экспериментами по тренировке дельфинов, я читала лекции и писала о правилах подкрепления для научных и профессиональных кругов, а также для широкой публики. Я обучала этому виду тренинга в высшей школе и в колледжах, я работала с выпускниками университетов, домохозяйками и служителями зоопарков, с членами моей семьи и друзьями. Я наблюдала и изучала работу дрессировщиков всех возможных типов: от ковбоев до спортивных тренеров, — и заметила, что принципы подкрепляемого обучения постепенно проникают повсюду. Голливудские дрессировщики животных называют использование метода позитивного подкрепления «аффективной тренировкой» и используют эту технику, чтобы вырабатывать такие типы поведения, которых нельзя добиться силой — например, как в рекламном телеролике, где бык спокойно прогуливается по китайской лавке.
...Как раздраженно сказал один исследователь дельфинов, с которым я работала: «Человеку нельзя разрешать заводить детей, прежде чем он не сумеет обучить цыпленка», подразумевая, что опыт достижения результатов в обучении существа, к которому невозможно применить силу, должен показать вам, что для воспитания ребенка вы так же не нуждаетесь в применении силы. Я заметила, что у большинства дельфиньих тренеров, использующих навыки позитивного подкрепления в своей ежедневной работе, чрезвычайно милые и приятные дети. Эта книга не обеспечит вам милых детей. И она не обещает дать вам какие-либо специфические результаты или навыки. Что она даст вам, так это фундаментальные принципы, лежащие в основе любого обучения, и некоторые основные установки творческого применения этих принципов в различных ситуациях. Другими словами она даст вам искусство тренировки. Она может помочь вам преодолеть те неприятности, которые беспокоили вас в течение многих лет, или достичь успехов в трудных для вас делах. Она, конечно, поможет вам, если вы того пожелаете, и обучить цыпленка.
...Основное правило дрессировщика заключается в том, что если вы собираетесь провести в день одно занятие, то можете рассчитывать на хорошую работу животного примерно за четверть его дневного рациона, остальное дается после окончания работы. Если же вам надо провести три или четыре занятия в день, то дневную порцию пищи надо разделить примерно на восемьдесят частей и за один сеанс давать двадцать или тридцать. Восемьдесят подкреплений, видимо, являются максимумом, способным заинтересовать субъекта в течение дня. (Может быть, поэтому слайдовая кассета содержит восемьдесят слайдов; по крайней мере, когда лектор просит демонстратора показать вторую кассету слайдов, я тяжело вздыхаю.)
Размер подкрепления зависит также от сложности задачи. В океанариуме «Жизнь моря» мы сочли необходимым давать каждому дельфину по большой макрели за их олимпийские 6-7-метровые вертикальные прыжки. Они просто отказывались делать это за обычное вознаграждение в виде двух маленьких корюшек. У людей почти всегда более трудная работа вознаграждается лучше. А если этого нет, то как мы ненавидим тяжелую работу, если нам приходится ее делать.

...В океанариуме «Жизнь моря» мы проводили исследования по заданию ВМС США, в которых дельфин получал подкрепление за новые реакции, осуществляемые вместо старого, ранее выработанного поведения. Испытуемой была понятливая самочка по имени Хоу, которая редко давала новые ответы. Когда ей не стало удаваться получать подкрепления за свои действия, она стала неактивной, и в конце концов в течение одного занятия за двадцать минут не дала ни одного ответа. Наконец, тренер кинул ей пару рыбок «ни за что». Явно ошарашенная такой щедростью, Хоу снова стала активной и вскоре выполнила движение, которое можно было подкрепить, что привело к несомненному прогрессу на последующих занятиях. Я сама бывала в таком же положении, как этот дельфин. Когда мне было пятнадцать лет, самым большим удовольствием для меня были уроки верховой езды. Конюшни, где я занималась, продавали билеты, каждый на десять уроков; по своим деньгам я могла позволить себе один билет в месяц. В то время я жила с отцом, Филиппом Уили, и мачехой, Рики; и хотя они относились ко мне очень хорошо, я вступила в один из тех периодов юности, когда беспрерывно целыми днями бываешь невыносимо грубым и противным. Однажды вечером супруги Уйди, которые были любящими и изобретательными родителями, сказали, что они ужасно устали от моего поведения и поэтому решили меня наградить. И они презентовали мне ослепительно новый, дополнительный бесплатный билет на верховую езду. Один из них не поленился съездить на конюшни, чтобы купить его. Поразительно! Незаслуженный куш. Как мне помнится, я с ходу переменилась, и Рики Уйди подтвердила это много лет спустя, когда я писала эту книгу. Почему назаработанный куш может оказать такое внезапное и далеко идущее влияние, я не совсем понимаю. Может быть, со временем кто-нибудь напишет диссертацию по этому поводу и объяснит нам это. Я только знаю, что дополнительный билет на верховую езду мгновенно снял у меня сильные чувства угнетенности и обиды, и я подозреваю, что и дельфин чувствовал то же самое.
...Очень часто, особенно при работе с пищевым подкреплением, его невозможно дать в тот момент, когда субъект делает то, что хотели бы поощрить. Если я учу дельфина прыгать, то я никак не могу дать ему рыбку в тот момент, когда он находится в воздухе. Если за каждым прыжком следует брошенная рыбка (отставленное подкрепление), то у животного в конце концов образуется связь между прыжком и едой, и оно будет прыгать чаще. Однако это не несет информации о том, какой из аспектов прыжка мне нравится. На какую высоту? С каким прогибом? Может, надо войти обратно в воду со всплеском? Таким образом, потребуется очень много повторений, чтобы животное установило, какой именно прыжок я имела в виду. Чтобы обойти эту трудность, мы используем условное подкрепление. Условное подкрепление представляет собой какой-либо изначально ничего незначащий сигнал — звук, свет, движение, — который умышленно связывают с подачей подкрепления. Тренеры дельфинов остановили свой выбор на полицейском свистке: его хорошо слышно даже под водой и он не связывает руки, чтобы можно было давать сигналы и бросать рыбу. С другими животными я обычно использую «сверчка», десятицентовую игрушку, которая щелкает, когда на нее нажимаешь, или особые поощряющие слова, выбранные и приберегаемые для использования в качестве условного подкрепления: «хорошая собака», «хорошая лошадка». Школьные учителя часто прибегают к некоторым таким ритуальным и тщательно нормированным словам похвалы — «замечательно» или «очень хорошо», — за которые дети страстно работают и ждут их.
...Мы храним окружающие нас вещи — картины, посуду, трофеи — не потому, что они красивы или полезны, а потому, что они напоминают нам о временах, когда мы были счастливы, или о людях, которых мы любили. Они представляют собой условные подкрепления.
...Мы даем или должны давать начинающему множество подкреплений — обучение ребенка езде на велосипеде идет под настоящий поток: «Правильно, крепче держи руль, у тебя получилось, хорошо!» Но вы будете выглядеть довольно глупо (а ребенок решит, что вы сошли с ума), если вы будете продолжать хвалить его после того как навык установился. Для того чтобы поддерживать уже выученное поведение на определенном уровне надежности, не только не надо подкреплять его все время, а даже, наоборот, следует прекратить регулярные подкрепления и перейти на эпизодическое использование подкрепления, подаваемого в случайном и не предсказуемом порядке. Это и есть то, что психологи называют вариабельным режимом подкрепления.
Вариабельный режим гораздо более эффективен для поддержания поведения, чем постоянный, предсказуемый. Один психолог объяснил это мне так: если у вас машина новая и всегда хорошо заводилась, а однажды, когда вы сели в нее, повернули ключ, она не завелась, то вы, может быть, и попробуете завести ее еще несколько раз, но скоро решите, что что-нибудь не в порядке, и позвоните в гараж. Поведение, состоящее в поворачивании ключа, при отсутствии ожидаемого немедленного подкрепления быстро угаснет. С другой стороны, если у вас вместо машины старая консервная банка, которая еще ни разу не заводилась с первой попытки, и каждый раз требуется целая вечность для того, чтобы привести ее в движение, вы можете продолжать попытки ее завести в течение получаса; ваше поведение по поворачиванию ключа происходит в низковероятностном режиме подкрепления и поэтому сильнейшим образом поддерживается. Если давать дельфину рыбку за каждый прыжок, то скоро прыжки станут невысокими, небрежными, лишь бы отделаться. Если теперь перестать давать рыбу, дельфин тут же перестает прыгать. Но, если после того как животное научилось прыгать за рыбку, начать подкреплять первый прыжок, затем третий и так далее наугад, поведение будет поддерживаться на более высоком уровне: не получив подкрепления, животное станет прыгать чаще, стараясь угадать счастливый номер, и прыжки могут даже усилиться. В свою очередь это позволит подкреплять выборочно наиболее сильные прыжки, — то есть посредством вариативного режима совершенствовать деятельность. Но даже некоторые профессиональные дрессировщики не могут правильно использовать вариативный режим положительного подкрепления; многим эта концепция представляется особенно трудной, не укладывающейся в голове. Нам понято, что нет нужды продолжать наказывать за неправильное поведение, если оно прекратилось, но почему бы не вознаграждать постоянно за правильное поведение.

...В дополнение к вариативному режиму подкреплений можно ввести и закрепленный, при котором субъект знает, что он должен работать определенное время или выполнить определенный комплекс поведенческих реакций за каждое подкрепление. Например, подкрепляя каждый шестой прыжок, можно сделать так, что дельфин будет прыгать шесть раз подряд, и вскоре получим стабильные серии из шести прыжков. Трудность работы с фиксированным режимом подкрепления состоит в том, что первые ответы в сериях не подкрепляются и возникает тенденция к уменьшению затрачиваемых на них усилий. У прыгающего дельфина со временем все прыжки, кроме последнего, который действительно подкрепляется, уменьшаются. Это отрицательное влияние фиксированного режима подкреплений является важным фактором во многих видах человеческой деятельности — например на заводском конвейере. Чтобы получить подкрепление, необходимо работать в течение определенного времени, но так как подкрепление дается в фиксированном режиме, независимо от качества выполнения, человек совершенно естественно стремится делать то наименьшее количество работы, которое позволяет не выпасть из игры, особенно низкая производительность может быть в начальный период работы. Зарплата по пятницам является фиксированным подкреплением, делающим понедельник тяжелым днем. У дельфинов поддержать поведение поможет случайное подкрепление первого или второго прыжка, помимо шестого.

...Джеймс Турбер находил, что начать статью настолько трудно, что иногда он обманывал свою жену (которая по понятным причинам была чрезвычайно заинтересована в том, чтобы он писал статьи, так как доход с них шел на оплату квартиры), лежа все утро на диване в кабинете и читая книгу, которую он держал в одной руке, а другой стучал по клавишам пишущей машинки. Феномен отстроченного начала перевешивал явное положительное подкрепление в виде денег, а симуляция печатанья на машинке, по крайней мере, предотвращала отрицательное подкрепление упреков жены. Один из способов преодоления феномена отсроченного начала заключается в том, чтобы вводить какое-либо подкрепление именно за старт, так же, как я эпизодически подкрепляю у своих дельфинов первый или второй прыжок в серии из шести. Я успешно применяла этот прием и в самовоспитании. В течение нескольких лет один или два раза в неделю я посещала вечерние занятия, что требовало много времени — три часа занятий и по часу на дорогу в один конец. Каждый раз, когда приближалось 5 часов, появлялось сильнейшее искушение не ездить. Но потом я обнаружила, что, если я разобью поездку — первую часть дела — на пять этапов: путь до станции метро, посадка в поезд, пересадка на другой, автобус до университета и, наконец, восхождение по лестнице до аудитории, и подкреплю каждое из этих начальных поведений после его выполнения маленьким кусочком шоколада, который я очень люблю, но обычно не ем, я стала способна вытащить себя из дома, а через несколько недель была в состоянии проделать весь путь на занятия без шоколада и без внутренней борьбы.
...Подкрепить поведение, которое уже имеется, чтобы оно возникало чаще, — это понятно, но как обучающим заставить своих подопечных делать то, что случайно может ни когда и не возникнуть? Как заставить собаку сделать сальто назад или дельфина прыгнуть через обруч?
Когда дело касается собак, делающих сальто, дельфинов, прыгающих через обруч, или людей, бросающих баскетбольный мяч в кольцо, то эти действия уже совершаются в процессе выработки. Выработка же состоит в том, чтобы использовать малейшую тенденцию изменений поведения в нужном направлении и шаг за шагом сдвигать ее к поставленной цели. На лабораторном жаргоне это называется последовательное приближение.
...Во время любого занятия мы можем сначала немного поработать над качеством, затем над скоростью — в теннисе над ударом слева, затем над ударом справа, затем над работой ног и т. д. Это избавляет от монотонности. Хорошие преподаватели все время меняют работу, оставляя данную задачу, как только в ней достигнут успех, и переходят к другой. Однако, когда вы работаете над данным типом поведения, вы должны пользоваться в каждый данный отрезок времени одним и только одним неизменным критерием. Допустим, что я обучаю дельфина делать фонтан брызг, и один раз не дам ему подкрепление, потому что фонтан недостаточно велик, а другой раз — потому что он направлен не в ту сторону, в итоге у животного не будет ключа к расшифровке того, что я хочу от него.
...Однажды я видела дирижера, который пришел в состояние крайнего раздражения во время генеральной репетиции оперы, потому что певцы хора делали одну ошибку за другой, они как будто забыли всю свою твердо выученную вокальную партию. Причиной было то, что они в первый раз надели тяжелые костюмы, их поставили на подмостки и заставили двигаться во время пения: привыкание к новым условиям временно перекрыло выученное ранее поведение. К концу репетиции их музыкальное мастерство восстановилось без дополнительных репетиций. Дрессировщики дельфинов называют это «синдромом нового бассейна». Когда вы помещаете дельфина в новый бассейн, для вас не должно быть неожиданностью, что он «забудет» все, что знал, пока не привыкнет к новой обстановке.
...Однажды я в течение двух дней обучала только что пойманного дельфина прыгать через препятствие, выступающее над водой на несколько дюймов. Когда поведение прочно установилось, я подняла барьер еще на несколько дюймов, животное тотчас же прыгнуло, и с такой легкостью, что я скоро снова подняла барьер уже на гораздо большую высоту; через пятнадцать минут этот новичок прыгал на восемь футов.
Такого рода «рывок» выработки может произойти в любой момент. Этот феномен наблюдается как у людей, так и у многих видов разумных животных. Я считаю, что тут дело в инсайте (внезапное озарение): субъект внезапно осознает ваши цели, исходя из которых вы добиваетесь его действий (в данном случае — прыгнуть как можно выше), и делает это.
Киты-касатки славятся своим предвосхищающим обучением. У их дрессировщиков в ходу одна и та же шутка: касатку не надо дрессировать, достаточно записать программу поведения на доске и вывесить ее в воде, и киты будут следовать этому предписанию.

...Когда субъект старается заработать подкрепление, он, так сказать, вступает в контакт с преподавателем. Если преподаватель начинает болтать с кем-либо из присутствующих, выходит, чтобы поговорить по телефону, или просто мечтает, контакт нарушается. Подкрепление не поступает, хотя обучающийся и не сделал ошибки. Это приносит больше вреда, чем если бы преподаватель просто упустил хороший шанс для подкрепления. Это может плохо сказаться даже на хорошо отработанном поведении, которое осуществляется в это время. Конечно, если вы хотите упрекнуть ученика, перестать обращать на него внимание — лучший способ сделать это.
Дрессировщики дельфинов называют это «тайм-аут» и используют для коррекции неправильного поведения. Забрать корзину с рыбой и уйти на минуту — один из способов сказать дельфину: «Нет!» или: «Неправильно!» Обычно это оказывается очень эффективным — не следует думать, что дельфины не могут огорчаться или раскаиваться, они это могут.
...Феномен Дзен
Иногда вы не можете кончать каждый урок на высокой ноте. Возможно, что слушатели оплатили час занятий, и они хотят использовать весь этот час, хотя наилучшее время для окончания урока было достигнуто раньше. А может, урок идет не слишком хорошо, чтобы обеспечить наивысший подъем, и вот-вот наступит усталость. В этом случае наиболее мудро окончить урок чем-нибудь легким, что гарантирует получение подкрепления, чтобы весь урок в целом запомнился как подкрепленный. Дрессировщики дельфинов часто оканчивают длительные, требующие напряжения занятия легкой игрой в мяч; обучающие верховой везде иногда используют разные игры, например салочки. Самым нецелесообразным приемом является введение новых задач или материала в конце занятий, вследствие чего оно заканчивается серией неадекватных и неподкрепляемых ответов. Когда я была ребенком, мои уроки музыки всегда кончались таким способом; это очень обескураживает, и я до сих пор не могу играть на пианино.
...Мы провели несколько запоминающихся раундов обучающей игры в океанариуме «Жизнь моря», особенно запомнилась одна, в которой философ Грегори Бейтсон, который будучи подопытным у нескольких дрессировщиков дельфинов убедительно доказал, что его невозможно обучить, и не потому, что он стоял без движения — думал, а потому, что предлагал такое бесконечное разнообразие ответов, что просто засыпал ими дрессировщика.
...Дельфины обладают выраженной тенденцией подражать друг другу, что облегчает процесс дрессировки. Чтобы получить выполнение одного и того же действия несколькими дельфинами, вы можете сформировать поведение у одного из них, а затем давать подкрепление другим за каждую попытку подражать. В неволе детеныши дельфинов часто разучивают трюки взрослых задолго до того как сами дорастут до подкрепления рыбой, и во многих океанариумах накопился опыт обучения «дублеров» — животных, непосредственно не задействованных, но наблюдающих за другими, участвующими в представлении. Было доказано, что они выучивали типы поведения, требуемые для представления, даже не получая за их выполнение подкрепления. Очевидно, для диких дельфинов возможность подражать своим сородичам-дельфинам должна быть важна для выживания.
...Дельфинов обычно тренируют с помощью воспринимаемых зрением сигналов руки, но я знаю одного слепого дельфина, который выучил много разных типов поведения в ответ на различные прикосновения. Пастушьих собак обычно дрессируют с помощью сигналов, поданных рукой и голосом. Однако в Новой Зеландии с ее широкими просторами, где собака может находиться очень далеко, в качестве условного сигнала используют пронзительные свистки, которые слышны на большем расстоянии, чем голос. Когда новозеландский пастух продает такую собаку, покупателем может оказаться человек, живущий за много миль; так как свистки невозможно записать на бумаге, то старый хозяин обучает нового командам по телефону.
...В 1960 г. в океанариуме «Жизнь моря» одним из наиболее эффектных номеров, всегда привлекавших внимание, была группа из шести небольших дельфинов, выполнявших различные акробатические трюки в воздухе синхронно. Они совершали различные прыжки и повороты в ответ на подводные звуковые сигналы. Первоначально, когда сигналы только вводились, прыжки, вращения и все остальные действия, которые от них требовались, возникали спорадически с интервалами пятнадцать-двадцать секунд. Но использовав секундомер и установив фиксированное отставание, мы смогли снизить время реакции до двух с половиной секунд. Каждое животное знало, что получить рыбу можно только выскочив в воздух и совершив нужный прыжок или вращение в течение двух с половиной секунд после начала сигнала.
В результате дельфины располагались вокруг подводного источника звука навострив уши, и когда включался сигнал, поверхность бассейна просто взрывалась их телами, извергающимися в воздух; это было действительно зрелище. Однажды, сидя среди зрителей, я была поражена, услыхав, как какой-то человек профессорского вида, — по-видимому психолог, безапелляционно объяснял своим спутникам, что единственный способ, который мы могли применить, чтобы добиться такой реакции, является удар электрического тока.
« Последнее редактирование: 31 Июля 2016, 17:15:47 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #17 : 21 Июля 2016, 21:41:43 »

окончание этого дрессурно-адвайтического текста выдел. красненьким

Цитата:
...Возьмите на поводок ручную выдру, и либо вы будете идти туда, куда хочет выдра, либо она будет бороться с поводком изо всех сил. Создается впечатление, что нельзя найти ту золотую середину, когда легкий рывок можно использовать для выработки послушания.
То же самое относится и к дельфинам. При всей своей хваленой способности к обучению они всему либо сопротивляются, либо всеми силами стараются улизнуть. Толкните дельфина, и он толкнет вас. Попытайтесь перегнать дельфинов из одного бассейна в другой с помощью сети; если они почувствовали, что пространство вокруг них сужается, смелые бросаются в атаку на сеть, а робкие в бессильном страхе кидаются на дно бассейна. Нужно с помощью положительного подкрепления обучать дельфинов спокойно плыть перед сетью; но даже если вы это сделали, почти при любой манипуляции с сетью один человек должен стоять наготове, чтобы в случае надобности броситься в воду и освободить животное, которое запуталось в сети, прежде чем оно утонет.
Психолог Гарри Фрэнк предполагает, что это сопротивление отрицательному подкреплению составляет принципиальное различие между дикими и одомашненными животными. Все одомашненные животные восприимчивы к отрицательному подкреплению — их можно погонять, заставлять, выгонять вон, и вообще оказывать разное давление. Мы, люди, преднамеренно или случайно с помощью направленного отбора выработали у них эту особенность. В конце концов, корова, которую нельзя пасти и гнать, которая, подобно волку или дельфину, либо сопротивляется неприятным воздействиям, либо впадает в панику и спасается бегством, эта корова кончит тем, что останется на ночь вне загона и будет съедена львом; или же поскольку она всем досаждает, то скорее всего она будет зарезана и съедена людьми.
...Помните, что вывести кого-либо из себя может служить положительным подкреплением. Брат, который повергает сестру в ярость, дергая за косичку, получает подкрепление. Если вы на работе вспылили на кого-нибудь, кто занимает более высокое служебное положение, то он или она в выигрыше. Даже животным это известно. Сразу вспоминаются таксы и скотчи — породы собак, у которых взятие реванша является хорошо развитым и осмысленным типом поведения — делать назло. Вы пробовали уехать на выходной, не взяв с собой собаку? Когда вы вернетесь, то несмотря на то, что в ваше отсутствие с ней хорошо гуляли, она нагадит вам на постель.
Вы можете избить ее до полусмерти, но такое проявление ярости будет ей только наградой.
Mы часто ненароком подкрепляем поведение, которое нам хотелось бы угасить. Хныканье у детей является поведением, которое вырабатывается с помощью родителей. Каждый ребенок, который устал, голоден, находится в дискомфорте, может скулить как щенок. Однако словом «нытик» называется ребенок, чьи родители достигли такой высокой степени самоконтроля, что могут вынести чрезвычайно длительное нытье, прежде чем окончательно потеряют терпение и скажут: «Хорошо, я дам тебе это проклятое мороженое; ну, теперь замолчишь?» Мы забываем или не понимаем, что случайное подкрепление — любое подкрепление, хорошее или плохое, — способствует сохранению поведения.
...Метод 5. Выработка несовместимого поведения
Я впервые воспользовалась методом 5, когда столкнулась с потенциально очень серьезной проблемой у дельфинов. В океанариуме «Жизнь моря» в представлении, идущем в открытом бассейне, одновременно участвовали три типа исполнителей: группа из шести маленьких изящных вертящихся дельфинов, громадная самка афалина по имени Ало и хорошенькая девушка с Гавай, которая плавала и играла с дельфинами в одной из частей представления. Вопреки общепринятому мнению, дельфины не всегда дружелюбны, а афалина особенно склонна к тому, чтоб похулиганить и подразнить. Ало, двухсотсемидесятикилограммовая афалина, начала изводить пловчиху, когда та спускалась в воду, она бросалась под нее и подкидывала в воздух или же хлопала ее по голове хвостовым плавником. Это терроризировало девушку, и в самом деле было очень опасно.
Нам не хотелось выводить Ало из представления, так как прыжки и удары по воде делали ее звездой. Мы начали конструировать небольшой загон, в котором ее можно было бы запирать, пока выступает пловчиха — решение вопроса по методу 1, — а тем временем начали вырабатывать несовместимое поведение. Мы сделали так, чтоб Ало нажимала на подводный рычаг, расположенный в другом конце бассейна, и получала в награду за это рыбу.
Ало с энтузиазмом выучилась по несколько раз за каждую рыбку нажимать на рычаг; она даже принялась охранять рычаг от других дельфинов. И во время представлений тренер Ало опускал рычаг в воду и подкреплял его нажимание все время пока пловчиха была в воде и играла с вертунами.
Ало не могла нажимать свой рычаг и одновременно находиться посреди бассейна и атаковать пловчиху; эти два поведения были несовместимы. К счастью, Ало предпочитала нажимать на рычаг, чем издеваться над пловчихой, так что это поведение угасло (пловчиха, однако, никогда полностью не доверяла этому фокусу и была полностью спокойна только тогда, когда Ало была за надежной решеткой).

...Метод 6. Связать поведение с определенным сигналом
Это своего рода уловка. Он оказывает действие в ряде случаев, когда больше ничего не помогает.
Аксиомой теории обучения является то, что организм обучается совершать действие в ответ на определенный ключевой стимул, и поведение начинает подчиняться стимулу только тогда, когда он есть — в его отсутствие поведение начинает угашаться. Эту естественную закономерность можно использовать для того, чтобы избавиться от любого типа нежелательного поведения, сделав так, чтобы оно осуществлялось только по сигналу, а затем перестав давать этот сигнал. Впервые я открыла для себя этот изящный метод, когда приучала дельфина носить светонепроницаемые наглазники. Мы хотели продемонстрировать действие сонара, т. е. эхолокацию у дельфина в наших представлениях для широкой публики в океанариуме «Жизнь моря». Мне нужно было обучить самца по кличке Макуа носить на глазах резиновые чашечки присосок и, временно лишившись зрения, обнаруживать и находить расположенные под водой предметы, используя эхолокационную систему. Сейчас такой номер постоянно включается во все представления океанариума.
Наглазники не причиняли вреда Макуа, но он их невзлюбил. Постепенно у него выработалась привычка, завидев в моих руках чашечки присосок, удирать на дно бассейна и отсиживаться там. Он отлеживался там по пять минут кряду, слегка пошевеливая хвостом и наблюдая за мной сквозь воду.
Я рассудила, что бессмысленно пытаться заставить подниматься его на поверхность, пугая, толкая шестом, глупо также пробовать подкупить или подманить его. Поэтому однажды, когда он в очередной раз удирал от меня на дно, я подкупила его свистком и бросила несколько рыбешек. Макуа выпустил «пузырь удивления» — пузырь воздуха размером с баскетбольный мяч, — который у дельфинов обозначает «А?», и подошел, чтобы съесть свою рыбу. Вскоре он заныривал с целью получения пищевого подкрепления.
Затем я ввела подводный источник звука, являвшейся условным сигналом, и давала подкрепление, только когда дельфин заныривал по сигналу. Конечно же он перестал заныривать в отсутствие ключевого стимула. Заныривание перестало быть проблемой; тогда я снова вернулась к обучению плавать в наглазниках, он воспринял наглазники безропотно.
Я применяла этот метод также, чтобы утихомирить детей, расшумевшихся в машине. Если вы отправляетесь в какое-либо удивительное место — скажем цирк, — дети могут шуметь, потому что они возбуждены, слишком возбуждены для того, чтобы к ним можно было применить метод 5, орать и петь песни. В этих радостных обстоятельствах вам не хочется применять и метод 3, отрицательное подкрепление, состоящее в том, чтобы свернуть на обочину и остановить машину. Вот когда пригодится метод 6: сделать так, чтоб поведение управлялось сигналом. «Так, каждый устраивает как можно больший шум, начали!» (Сами тоже поднимаете шум.)
С полминуты это всех очень забавляет, затем это надоедает.
Двух или трех повторений обычно бывает более чем достаточно, чтобы обеспечить необходимое спокойствие на всю оставшуюся дорогу. Можно сказать, что устраивать шум по команде доставляет удовольствие, а можно сказать, что поведение осуществляющееся по сигналу, имеет склонность к угасанию в его отсутствие.

...У лабораторных крыс и голубей часто вырабатывают условные рефлексы на пищевом подкреплении. Чтобы поднять уровень их мотивации, их содержат на сниженном пищевом рационе. Обычно им дают столько пищи, чтобы поддерживать их вес на уровне 85 % от нормального. Это называется пищевой депривацией.
Депривация стала столь обычным приемом в экспериментальной психологии, что когда я начала эксперименты с обучением, то считала ее необходимостью при работе с крысами и голубями. Понятно, что мы не использовали депривацию у дельфинов. Наши дельфины в конце каждого дня получали еды столько, сколько могли съесть, несмотря на то, заработали они ее или нет, потому что если дельфины получают недостаточное количество пищи, часто бывает так, что они заболевают и погибают. Тогда я вспомнила, что я ведь вполне успешно пользовалась подкреплением пищей и лаской у пони и детей, без того чтобы сначала снизить проявляемую к ним любовь или кормление. Может быть, пищевая депривация необходима только для мелких животных, таких, как крысы и голуби? Однако тренеры океанариума «Жизнь моря» вырабатывали на пищевом подкреплении различные типы поведения у свиней, цыплят, пингвинов, даже рыб и осьминогов, и никому из них даже не приходило в голову сначала морить бедное животное голодом. Но я по-прежнему продолжала думать, что депривация может быть необходима при некоторых видах дрессировки, поскольку она так широко используется… пока я не увидела морских львов Дэйва Багера. Сама я никогда не работала с морскими львами, на первый взгляд мне показалось, что они работают только за рыбу, что они не вступают в контакт и презирают тренера. Мне казалось также, что обучению поддаются только молодые животные. Все работающие животные, которых я видела, были относительно невелики, от 100 до 200 фунтов (45–90 кг), а морские львы в природе достигают гораздо больших размеров. Дэйв Багер, директор и тренер океанариума «Мир моря» во Флориде, показал мне такое, что я и не могла вообразить. Его морские львы с тем же успехом, как за рыбу, работали за подкрепление в виде общения и тактильных стимулов, и конечно же и за условные подкрепления и при вариативной шкале подкреплений.
Следовательно, их не надо было морить голодом, чтобы заставить выступить; во время и после дневного представления морские львы могли получать столько рыбы, сколько им было необходимо. В результате морские львы не огрызались — не проявляли раздражительности, как это бывает с любым голодным животным. Они были дружелюбны по отношению к тем людям, которых знали, и с удовольствием давали себя трогать. Я была поражена, когда увидела, как тренеры в обеденный перерыв загорают в одной куче со своими морскими львами, причем молодые люди лежали на широченных боках зверей, а головы других морских львов лежали у них на коленях. Другим результатом неприменения пищевой депривации было то, что эти морские львы росли… и росли! Дэйв предполагал, что большинство дрессированных морских львов в прошлом были маленькими не из-за своего юного возраста, а из-за заморенности. Актеры «Мира моря» весили 600, 700, 800 фунтов (270–360 кг). Они были очень подвижными, не тучными, но они были громадными, как это и определено природой. И они работали интенсивно. Пять и более представлений в день были превосходны. Теперь я думаю, что попытки повысить мотивацию любым типом депривации не только не необходимы, но и вредны. Снижение нормального уровня питания, внимания, общения или чего-либо другого, что субъект любит и в чем нуждается, прежде чем начать процесс обучения — и исключительно с целью сделать подкрепление более действенным, заставив субъекта в нем больше нуждаться, — является лишь слабой отговоркой дня плохой дрессировки.

...тренировки в большинстве командных видов спорта — например, профессиональный футбол, — продолжают старую добрую неандертальскую традицию: множество лишений, наказание, фаворитизм, оскорбление на словах и в мыслях. Однако в тренировочном мире в индивидуальных видах спорта по-видимому происходят радикальные изменения. Фактически именно один из симптомов этого переворота побудил к написанию этой книги. На обеде в округе Весчестер штат Нью-Йорк, я сидела рядом с теннисистом-профессионалом, тренировавшем хозяйку дома, приятным молодым человеком из Австралии. Он сказал мне: — Я слышал, что вы тренируете дельфинов. Вы знаете о Скиннере и всех этих штуках? Да. — Тогда скажите мне, где достать книгу о Скиннере, которая помогла бы мне усовершенствоваться в качестве тренера. Я знала, что такой книги нет. Почему ее не было, до сих пор остается для меня загадкой, и я решила написать ее. И вот она перед вами.

...В то время я жила в Нью-Йорке. Частично в качестве разнообразия в ограниченной рамками дома сидячей городской жизни, а частично из-за любопытства дрессировщика я начала посещать занятия по нескольким видам физической культуры, начиная от уроков по выживанию, парусного спорта, лыж (как горных, так и равнинных) до фигурного катания и танцев. К моему удивлению, только один из инструкторов, под чьим руководством я работала (преподаватель класса труда) опирался на насмешки и угрозы для того, чтобы вызвать нужное поведение. Все остальные использовали своевременное положительное подкрепление, а часто и чрезвычайно остроумные методики формирования поведения. Это полностью расходилось с воспоминаниями о моих прежних занятиях физкультурой — балетных классах, уроках верховой езды, гимнастикой в школе и колледже — ни в одном из них я не блистала и всегда боялась этих занятий
Сейчас я посетила несколько занятий в теперешней школе фигурного катания в Нью-Йорке, которая организована одним из олимпийских тренеров. Работающие там инструкторы используют одни и те же методы обучения и для взрослых и для детей — никаких упреков и ругани, а лишь немедленное подкрепление за каждое свершение, а таких маленьких успехов предостаточно. Каждое из простейших движений, которыми должен овладеть фигурист, разбивается на легко выполнимые промежуточные элементы, начиная с того, как упасть и снова подняться. Скольжение на одной ноге? Все просто: оттолкнитесь от стенки, ноги держите параллельно, скользите на двух ногах; на очень короткое время поднимаете одну ногу, опустив ее, поднимаете другую, затем повторяете то же самое, но держите ногу поднятой чуть подольше, и так далее. Через десять минут класс, начавший с нуля, включая толстых, слабых, нетвердо стоящих на ногах, очень маленьких и очень старых скользит на одной ноге, а на всех лицах написано крайнее изумление и чуть ли не восторг. Я даже не заметила, как выработанный на втором занятии «перекрестный» шаг разрешил мои детские проблемы с равновесием, пока во время свободного катания после занятий не обнаружила, что весело огибаю углы, скользя на внешней стороне конька. И более того! К третьему занятию я могла делать вращение, настоящее вращение, как фигуристы на экране телевизора, и частые прыжки с поворотом, о которых я не смела мечтать в детстве (им начинают обучать совсем без затей вдоль стенки). Какое замечательное открытие! Трудность обучения таким навыкам проистекала не из-за требований к физическим качествам начинающих спортсменов, а из-за отсутствия хороших методик обучения.
...Военно-морские силы США занимают передовые позиции в деле развития новых способов использования диких животных, начиная от охраны портов дельфинами до спасения гриндами локаторов. На учебном полигоне в Калифорнии, где вода слишком глубока, мутна и холодна для пловцов-людей, ВМС США обычно используют для обнаружения и обратной транспортировки отстрелянных ракет группу дрессированных морских львов. Ученый Джим Симмонс, работающий в ВМС, проводил эксперименты с голубями, выступавшими в роли корректировщиков в спасательных операциях вода — воздух. Голубей, перевозимых на легких самолетах, обучали клевать кнопку, если они видели желтый, оранжевый или красный предмет (цвета спасательных жилетов и плотов). Поскольку острота зрения и работоспособность голубей значительно превышают таковую у людей — спасателей, особенно при бурном море, то и береговая охрана и Военно-воздушные силы США в настоящее время проводят полевые испытания «Проекта Морского Поиска» с участием голубей. Единственное но, как сказал один из командиров береговой охраны:
— Где же мне взять опытных, высококвалифицированных исследователей, которые будут педантично кормить цыплят?

...Никто и в мыслях не имел, что обыкновенные тюлени могут «разговаривать», но в аквариуме Новой Англии дрессировщики заметили, что спасенный людьми тюлень Гувер как будто бы подражает звукам. Подражание звукам человеческой речи было сформировано с помощью подкрепления, и вскоре Гувер уже «говорил» не сколько фраз.
— Поздоровайся с дамой, Гувер.
Гувер (гортанным басом, но очень отчетливо):
— Привет, дорогая, как поживаешь?
Это забавно слушать, и, кроме того, представляет неподдельный научный интерес для зоологов и биоакустиков.
Для меня как биолога, занимающегося поведением, наиболее ценными удивительным аспектом подкрепляемого обучения является то окно, которое оно приоткрывает в разум животного. Десятилетиями было модно отрицать наличие у животных разума и чувств, и в этом, возможно, был некоторый смысл: это позволило нам избавиться от множества суеверий, переоценок («Моя собака понимает каждое мое слово») и неверных истолкований. Но затем появились этологи во главе с Конрадом Лоренцем, которые показали, что у животных есть внутренний мир — они испытывают гнев, страх и т. д. — и что он проявляется в очень четких позах, выражениях и движениях, которые можно узнать и истолковать.
Когда вы с животным можете видеть друг друга, а каждый из вас защищен от неожиданного физического столкновения и травм (допустим — животное находится в клетке или загоне, а вы снаружи), то животное вольно проявлять любые внутренние состояния, вызываемые дрессировочным взаимодействием. Часто животные начинают проявлять по отношению к дрессировщику социальное поведение — от знаков приветствия до вспышек раздражения. Ничего не зная о данном виде, но зная, как любое из животных склонно реагировать на различные дрессировочные ситуации, можно за полчаса тренировки узнать о природе социальных сигналов данного вида больше, чем за месяц наблюдения за тем, как животное взаимодействует со своими собратьями. Например, если я вижу, что дельфин выпрыгивает из воды и со страшными брызгами плюхается обратно в группу других дельфинов, я могу только спекулятивно рассуждать на тему о том, почему он это делает; но если на одном из занятий я забуду подкрепить то, что ранее всегда подкрепляла, и дельфин выпрыгивает из воды и плюхается так, что вымочит меня с ног до головы, я могу говорить с достаточной определенностью, что хотя бы в некоторых случаях прыжки с брызгами, по-видимому, являются проявлением агрессивности… и вдобавок очень эффективным.

...В океанариуме «Жизнь моря» мы формировали творческое поведение у двух дельфинов (этот эксперимент сейчас вошел во многие руководства), достигая этого подкреплением любого нового производимого животным действия, которое раньше не подкреплялось. Скоро животные это поняли и начали «изобретать» новые типы поведения, часто довольно забавные. Одни индивиды, у которых развивают творческие способности, становятся более неординарными, другие — менее. Вообще даже среди животных степень творческих возможностей и воображения заложена от природы. Но обучение «сдвигает» этот уровень для каждого, так что любой индивид может улучшить творческие способности вне зависимости от исходного уровня. Общество, и особенно систему образования, часто критикуют за то, что они подавляют творческие способности, вместо того, чтобы развивать их. Я думаю, что, хотя такая критика и обоснована, но нужно понимать, что общество заинтересовано в сохранении Status quo. Как только те «творческие» дельфины познали цену новаторства, они превратились в сущих непосед, стали открывать ворота между бассейнами, таскать реквизит и всячески проказничать.
Инициативные люди непредсказуемы, и, возможно, общество может вытерпеть лишь определенный процент таких людей. Если бы все стали вести себя, как наши «творческие» дельфины, мы бы никогда ничего не достигли. Поэтому довольно часто индивидуальная нестандартность подавляется в угоду групповым стандартам норм поведения.

...Если у нас есть информация о том, как заставить окружающую среду подкреплять нас, значит, мы эту среду контролируем, и мы больше ей неподвластны.
...Законы подкрепления — мощное орудие. Но свод правил гораздо более гибок, чем некоторые предполагают и даже более гибок, чем иным хотелось бы. Чтобы подкрепление действовало, оно должно быть вовлечено в процесс постоянного изменения, постоянной обратной связи, постоянного роста.
Применяющий подкрепление начинает осознавать дуалистическую, двустороннюю природу этого общения. Он больше узнает о других и, неизбежно, лучше познает себя. Можно сказать, что тренировка является тем процессом, который требует одновременного присутствия внутри и вне собственной шкуры. Кто обучает и кто обучается? Оба меняются местами и оба учатся. Некоторые видят в теории подкрепления способ контроля, манипулирования или ограничение свободы личности или общества. Но изменения общества должны начинаться с изменения отдельных личностей — со сдвигов, которые принесут личную пользу — точно так же, как видовые изменения должны начинаться на уровне одного гена. Социальные изменения не могут быть навязаны сверху — по крайней мере навязаны надолго (произведение «1984 год» Оруэлла написано неверно с биологической — точки зрения). Живые существа имеют право не только на пищу и убежище, но и на подкрепляющее окружение.

Когда я работала в «Жизни моря», несколько раз получалось так, что не прирученный дельфин во время обучения с пищевым подкреплением внезапно становился абсолютно послушным, разрешал себя гладить, требовал всеобщего внимания, и это безо всяких попыток с нашей стороны «приручить» его или обучить именно этому поведению. Я наблюдала, что это происходило и с лошадьми, иногда в течение одного тренировочного занятия, это же случалось и со многими животными в зоопарке, которые сами по себе ни в коей мере не отличаются ласковостью и не могут быть превращены в домашних питомцев. Животные вели себя так, как будто бы любили своего тренера-дрессировщика. А у тренера, тоже очень быстро возникает привязанность.



Так что мастера адвайты - не только дрессировщики но и явно осознавшие своё я снаружи как атман
« Последнее редактирование: 28 Августа 2016, 10:08:07 от valeriy » Записан
terra
Ветеран
*****
Сообщений: 1357


Просмотр профиля
« Ответ #18 : 22 Июля 2016, 08:51:57 »

Животные вели себя так, как будто бы любили своего тренера-дрессировщика. А у тренера, тоже очень быстро возникает привязанность.
Все животные телепаты и соответственно эмпаты. Поэтому если человек, который с ними работает искренне(это важно) к ним расположен и ощущает к ним любовь - животные моментально эмпатируют и отвечают тем же. Есть еще очень важный и тонкий момент - животные с такой же легкостью эмпатируют уровень ментального или психического развития человека который находится рядом с ним. Рядом с Риши любое животное будет благостным , умным  и чудесным( феномен "обуздания диких животных" святыми)
существует и обратный феномен - люди,которые работают и живут с контакте с животными становятся так же более интуитами и телепатами. А дельфины "раскрывают" детей аутистов.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #19 : 22 Июля 2016, 22:57:20 »

Все животные телепаты

Телепатия - передача мыслей на расстояние (в частности на философско-эзотерические темы про обретение световых тел с матем. формулами и квантовыми алгоритмами)

Куплю котёночка который мне прочитает это всё из мозгов яйцеголовых вражеских стран капиталистического лагеря для построения коммунизьма в отдельно взятой .. )))
« Последнее редактирование: 23 Июля 2016, 17:49:15 от Oleg » Записан
Люся
Постоялец
***
Сообщений: 307


Просмотр профиля
« Ответ #20 : 23 Июля 2016, 08:47:08 »

а я просто не люблю дрессировку.
А на счет обучения - таки советская методика преподавания была хороша, и все эти штуки взяты оттуда, пересказаны своими словами с разной степенью удачности.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #21 : 23 Июля 2016, 17:38:27 »

а я просто не люблю дрессировку.

а кто ж любит когда его дрессирують.. особливо ежли голодом холодом и расстрелами

строем на демонстрации ходить , вождей любить ..

https://www.youtube.com/watch?v=XkWk526SkyU

http://aillarionov.livejournal.com/370155.html

http://obozrevatel.com/abroad/18276-illarionov-rossiya-esche-ne-severnaya-koreya-no-uverenno-dvizhetsya-tuda.htm

https://www.youtube.com/watch?v=JK3KcDAuFRM

https://www.youtube.com/watch?v=f6FBMXyeRTM

а вот шедевр - http://0s.oj2xi4tbmnvwk4ron5zgo.dresk.ru/forum/viewtopic.php?t=4953495 - Пелевин Виктор - Омон Ра [Сушков Владимир., 2015 г., 128 kbps, 44 kHz, Mono, MP3]
« Последнее редактирование: 24 Июля 2016, 14:35:47 от Oleg » Записан
terra
Ветеран
*****
Сообщений: 1357


Просмотр профиля
« Ответ #22 : 24 Июля 2016, 10:04:51 »

А еще есть замечательный фильм - Обитаемый остров. У Стругацких вообще полно инсайдерской информации))
Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4001



Просмотр профиля
« Ответ #23 : 28 Августа 2016, 10:15:02 »

На Кольском полуострове найдены пирамиды, вдвое древнее египетских
Цитата:
Обнародованы данные и артефакты, подтверждающие существование древней цивилизации на русском Севере. Речь снова зашла о легендарной Гиперборее.
Цитата:
Учёные, совершившие новую научную экспедицию к заброшенным пирамидам русского Севера, уверяют, что возраст этих рукотворных строений составляет не менее 9000 лет, а это значит, что пирамиды Кольского полуострова в два раза старше египетских. Следовательно, можно говорить о том, что цивилизация пошла не с Юга, а с Севера нашей планеты
Цитата:
Русские учёные предполагают, что пирамиды Египта, наряду с пирамидами Мексики, России (в частности – в Крыму и на Кольском полуострове) — это составная часть общепланетарного энерго-информационного и пространственно-временного биокомпьютера, поддерживающего процессы жизнедеятельности Земли и связанного с Космическим Разумом, поддерживающим жизнедеятельность Вселенной.

Гиперборея – утраченный рай.


Цитата:
В 2010 году ученые исследовали лабиринт  на острове Олешин и выдвинули любопытную гипотезу, согласно которой с помощью лабиринтов гиперборейцы могли подключаться к единому информационному полю земли и получать информацию о прошлом и будущем. До своего вхождения на территорию святилища у человека был обычный фон, после пребывания там - резко усиливался.  Что-то там с человеком происходило. В основе лабиринта лежат две спирали, развернутые во внутреннюю и внешнюю подковы.  При этом радиальная и круговая стенки пересекаются, что лишает конструкцию выхода.
Записан
Люся
Постоялец
***
Сообщений: 307


Просмотр профиля
« Ответ #24 : 28 Августа 2016, 22:48:12 »

Понравилась статья.
В Египте пирамиды торчат посреди пустыни, их трудно не заметить. И кроме пирамид ничего такого ) и нет.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #25 : 29 Августа 2016, 01:23:41 »

пирамиды Кольского полуострова в два раза старше египетских

мдя http://ecology.md/page/chernaja-metka-sredi-piramid-kolskie-p
http://www.galaxysss.tmweb.ru/category/teleportaciya/article/2016/01/08/tayny_drevnego_egipta
Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4001



Просмотр профиля
« Ответ #26 : 29 Августа 2016, 09:56:35 »

Сверхглубокая Кольская скважина



Цитата:
Еще более удивительным открытием был тот факт, что породы, расположенные на глубинах более 9 км, оказались чрезвычайно пористыми. До этого, считалось, что по мере увеличения глубины и давления, они, напротив, должны становиться все более плотными. Миниатюрные трещины заполнял водный раствор, чье происхождение долгое время оставалось абсолютно неясным. Позже была выдвинута теория, согласно которой обнаруженная вода образуется из атомов водорода и кислорода, которые «выдавливаются» из окружающей породы под действием колоссальных давлений.
Еще один сюрприз: жизнь на планете Земля возникла, оказывается, на 1,5 миллиарда лет раньше, чем предполагалось. На глубине в 6,7 км, где считалось, что нет органики, обнаружили 14 видов окаменевших микроорганизмов. Они были найдены в крайне нехарактерных углеродно-азотных отложениях (вместо обычного известняка или кремнезема), возраст которых превышал 2,8 миллиарда лет. На еще больших глубинах, где уже нет осадочных пород, появился метан в огромных концентрациях. Это полностью и совершенно разрушило теорию биологического происхождения углеводородов, таких как нефть и газ.
Записан
Люся
Постоялец
***
Сообщений: 307


Просмотр профиля
« Ответ #27 : 29 Августа 2016, 18:13:11 »

как-то на выставке видела фотки развалившейся лачуги, в которой жили ссыльные, таки эти обломки были на фоне мегалитической кладки, полигональной, только камни разошлись, не так плотно прилегают, как египетские или мексиканские.
Какая разница откуда пошло строительство пирамид. Гиперборея, ну так это другое все, да предки, но мы же улыбаемся, глядя как египтяне называют пирамиды своими. Улыбаемся и говорим, что построили их не египтяне )) Это наше презрение к собственному прошлому сейчас меняется на восхваление. Оно надо?
Вероятно, эти пирамиды были такой же неотъемлемой частью прошлой цивилизации, как дороги, например, нашей. Дороги у нас везде и они одинаковые в принципе. Асфальт, разметка, знаки, встречка. Ну понятно. И пирамиды были везде. Нет причин выяснять кто начал первым строить дороги. Даже выяснять почему у всех пирамиды как новенькие, а наши как будто черти разобрать пытались ) нет причины, да и не узнаем мы эту причину, скорей всего.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #28 : 30 Августа 2016, 16:24:56 »

у всех пирамиды как новенькие, а наши как будто черти разобрать пытались

у нас черти - снег , лёд вода при замерзании расширяется и ...

раньше наверное у нас тепло было а потом ось шарика повернулась и эээ

Это полностью и совершенно разрушило теорию биологического происхождения углеводородов, таких как нефть и газ.

Цитата:
http://www.xliby.ru/kulturologija/sensacionnaja_istorija_zemli/p17.php
http://www.e-reading.mobi/chapter.php/1006958/15/Sklyarov_-_Sensacionnaya_istoriya_Zemli.html
..нужно просто сделать следующий шаг и перейти от нефти к вопросу происхождения каменного угля.

http://www.assessor.ru/forum/index.php?t=691
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 2941



Просмотр профиля
« Ответ #29 : 03 Сентября 2016, 00:17:37 »

Цитата:
http://www.delfinariy.info/2013/05/indiya-zapreshchayet-delfinarii.html

Индия признала дельфинов личностями и запретила дельфинарии

Правительство Индии присвоило дельфинам статус "личностей, не относящихся к человеческому роду". Таким образом Индия стала первой страной, признавшей уникальный интеллект и самоосмысление представителей отряда водных млекопитающих - китообразных.

Решение было озвучено главой Министерства окружающей среды и лесного хозяйства Индии, запретившего также выступления с использованием дельфинов, находящихся в неволе - в дельфинариях, аквариумах, океанариумах и т.д. Согласно министерству, дельфины "должны иметь свои собственные особые права".

Дельфины являются высокоинтеллектуальными млекопитающими с высокоразвитой социальной организацией. Согласно последним исследованиям, дельфины обращаются друг к другу по имени и могут запоминать уникальные имена - звуки, подаваемые "старыми друзьями" и услышанные ими лишь однажды 20 лет назад.

До того, как им исполнится год, дельфины выбирают сами себе уникальные имена, представляющие собой ряд сложных звуковых сигналов. С этого момента все другие дельфины одной социальной группы используют персональное имя каждого при обращения друг к другу.*

Дельфины пользуются сложной грамматической коммуникацией

Предыдущие исследования показали, что дельфинам свойственны человекоподобное самоосмысление и вовлеченность в сложную систему коммуникации с другими дельфинами с помощью структуры грамматического предложения. Да, у дельфинов есть свой язык, как и у людей (см. Проект коммуникации дельфинов). Основным отличием между языком дельфинов и человеческим языком является то, что дельфины не подвергаются прививкам в детском возрасте, получая дозу ртути, отрицательно воздействующую на мозг. Поэтому дельфины вырастают способными общаться полноценно связанными предложениями, в то время как сейчас многие люди познавательно ограничены и не могут составлять осмысленные предложения (Прививки действительно повреждают мозг, как и наличие ртути и токсичных веществ в пище, медицинских препаратах и предметах личной гигиены).

Ниже представлена выдержка из научной работы по исследованию коммуникации дельфинов на примере дельфина по имени Эйк:

...отношение аргументной роли к порядку слов являлось важной частью концепций грамматики языка Эйк, что в значительной мере предполагает знание числа аргумента. В целом, данный ряд полученных результатов подчеркивает четкое понимание Эйк выученного ею языка... [тест] требовал понимания грамматических и семантических отношений и прагматических вопросов, возникающих в результате связи между аргументной ролью и синтаксическим положением.

Другими словами, Эйк грамматически умнее многих взрослых людей, так как многие люди уже не могут выделять осмысленные положения языка, являясь лишь "субъектами гипноза", умеющими только ставить галочки в бюллетенях для голосования и жить на фаст-фуде и энергетиках.

Записан
Страниц: 1 [2] 3  Все Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал