Главная arrow Форум arrow Разное arrow Общий раздел arrow Вся, правда о Луне, - анализ аномальных объектов с нестандартной позиции (опрове
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
Вся, правда о Луне, - анализ аномальных объектов с нестандартной позиции (опрове
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
17 Октября 2018, 21:49:48
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

+  Квантовый Портал
|-+  Разное
| |-+  Общий раздел
| | |-+  Вся, правда о Луне, - анализ аномальных объектов с нестандартной позиции (опрове
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему. « предыдущая тема следующая тема »
Страниц: 1 2 3 [4]  Все Печать
Автор Тема: Вся, правда о Луне, - анализ аномальных объектов с нестандартной позиции (опрове  (Прочитано 20367 раз)
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #45 : 25 Апреля 2017, 15:10:18 »

О лунной тяге

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/b/222732/read
- Бирюльки и фитюльки всемирного тяготения 203K - О Х Деревенский
...
этим вопросом занимался ещё Лаплас в XVII веке. Он сделал вывод о скорости действия тяготения, проанализировав известные на то время данные о движении Луны и планет. Идея заключалась вот в чём. Орбиты Луны и планет не являются круговыми: расстояния между Луной и Землёй, а также между планетами и Солнцем, непрерывно изменяются. Если соответствующие изменения сил тяготения происходили бы с запаздываниями, то орбиты эволюционировали бы. Но многовековые астрономические наблюдения свидетельствовали о том, что если даже такие эволюции орбит происходят, то их результаты ничтожны. Отсюда Лаплас получил нижнее ограничение на скорость действия тяготения: это нижнее ограничение оказалось больше скорости света в вакууме на 7 (семь) порядков. Ничего себе, правда?

И это был лишь первый шажок. Современные технические средства дают ещё более впечатляющий результат! Так, Ван Фландерн говорит об эксперименте, в котором, на некотором интервале времени, принимались последовательности импульсов от пульсаров, расположенных в различных местах небесной сферы – и все эти данные обрабатывались совместно. По сдвигам частот повторения импульсов определяли текущий вектор скорости Земли. Беря производную этого вектора по времени, получали текущий вектор ускорения Земли. Оказалось, что компонента этого вектора, обусловленная притяжением к Солнцу, направлена не к центру мгновенного видимого положения Солнца, а к центру его мгновенного истинного положения. Свет испытывает боковой снос (аберрацию по Брэдли), а тяготение – нет! По результатам этого эксперимента, нижнее ограничение на скорость действия тяготения превышает скорость света в вакууме уже на 11 порядков.

Это называется «с каждым днём – всё радостнее жить!» Вышеназванные результаты, во-первых, Лапласа, и, во-вторых, специалистов по пульсарам, никто не оспорил – да и как это оспоришь? Но тогда следует отбросить, как неподходящих, тех гипотетических посредников в гравитационном взаимодействии, скорость действия которых ограничена величиной скорости света в вакууме. Речь идёт, в первую очередь, об «искривлениях пространства-времени»: считается, что локальные возмущения этих искривлений – так называемые гравитационные волны – передвигаются как раз со скоростью света. Именно в расчёте на эту скорость гравитационных волн разрабатывались их детекторы, начиная с цилиндрических болванок Вебера. Всё тщетно! А ведь наверняка идеологи этой ловли гравитационных волн читали труды Лапласа. И тогда ситуация напоминает анекдот про пьяненького гражданина, который искал рубль не на том тёмном месте, где его обронил, а под фонарным столбом – потому что «тут светлее».

Теория – она, конечно, нам путь освещает. Но ведь и факты, как говорится – упрямая вещь. Скорость, которая на 11 порядков больше скорости света в вакууме – это нечто трудно вообразимое. Свет, двигаясь со скоростью триста тысяч километров в секунду, пробегает расстояние от Солнца до Земли за восемь с небольшим минут. Восемь минут – это представимо. За восемь минут можно много чего сделать. Но при скорости, на 11 порядков большей, речь шла бы не о восьми минутах, а о пяти наносекундах. Что можно сделать за пять наносекунд? Как может быть устроен посредник, по которому возмущение бежит с такой скоростью, что задержка во времени практически неощутима даже при астрономических расстояниях?

Для сравнения: было время, когда в физике считалось, что свет – это упругие волны в особой светоносной среде, которую называли световым эфиром. Лучшие физики того времени пытались построить механическую модель этой светоносной среды. Все их усилия пошли прахом – слишком противоречивы оказались свойства этой среды. В длинном списке противоречий был, между прочим, и такой пункт: никакие механические конструкции не способны обеспечить такой сумасшедшей скорости упругих волн – 300000 километров в секунду. С некоторых пор считается, что такую скорость переноса возмущений могут обеспечить лишь полевые структуры. Правда, вам не объяснят, как эти структуры устроены, и каким образом они эту скорость обеспечивают. Но будьте уверены, что обеспечивают: куда этим полевым структурам деваться, если значение скорости света – это опытный факт. И вот, спрашивается: если вам не могут толком разъяснить, как работает посредник, дающий скорость переноса в 300000 км/с, то что же вам скажут о посреднике, дающем скорость переноса на 11 порядков большую?

Между тем, проблема решается легко и кардинально, если допустить, что в посреднике, обеспечивающем тяготение, никаких явлений переноса нет. И не только потому, что этот посредник производит на каждый кусочек вещества силовое воздействие, которое зависит лишь от локальных параметров посредника – в том месте, где этот кусочек вещества находится. А ещё и потому, что этот посредник, как ни странно это звучит, порождается вовсе не массивными телами: он существует независимо от массивных тел. Кусочки вещества не порождают тяготение, они лишь испытывают предписанные «здесь и сейчас» силовые воздействия: приобретают ускорение свободного падения, если есть куда падать, или деформируются, если падать некуда. Тогда тяготение действует вообще без задержки во времени – что находится в согласии с вышеназванным нижним ограничением на скорость его действия.

Тезис о том, что тяготение порождается отнюдь не массивными телами, несовместим с идеей о том, что любые два кусочка вещества притягиваются друг к другу потому, что каждый их них порождает собственное тяготение. Но что поделаешь – мы расскажем об огромном количестве опытных данных, которые вопиют о том, что вещество не имеет никакого отношения к производству тяготения. Вещество не притягивает, оно лишь подчиняется тяготению. К чему же оно тяготеет? Такой вопрос – «К чему?» - несколько некорректен. Правильнее спросить: «В каком направлении?» Отвечаем: «Вниз по местной вертикали». Эти-то местные вертикали посредник и создаёт! Предписывая собственной энергии (массе) каждой элементарной частицы вещества быть не постоянной, а зависеть от местоположения этой частицы в пространстве. Там, где задан «склон» для собственных энергий, малое тело испытывает силовое воздействие, направленное «вниз» - т.е. туда, где собственные энергии меньше. Например, в пределах планетарной сферы тяготения эти силовые воздействия направлены к её центру. Они не зависят от количества вещества, уже свалившегося к центру и теперь образующего планету. Казалось бы, малое тело падает на планету потому, что его притягивает вещество планеты. Отнюдь: при тех же параметрах сферы тяготения, малое тело падало бы к её центру точно так же, как если бы планеты там вообще не было. Ускорение свободного падения совершенно не зависит от массы «силового центра»: оно зависит только от крутизны «склона» для собственных энергий! Кстати, малые-то тела не имеют собственного тяготения. Всех его обладателей в Солнечной системе можно пересчитать по пальцам: это Солнце, планеты, Луна, и, возможно, Титан. Что же касается других спутников планет, а также комет и астероидов – то, несмотря на интенсивные поиски признаков их собственного тяготения, такие признаки не обнаруживаются. Наоборот, обнаруживается нечто противоположное.

Мы к этому ещё вернёмся, а пока остановимся на неотложном вопросе. Вон физики уже хохочут: «Как это – кусочки вещества не притягивают? Как это – малые тела не имеют собственного тяготения? Похоже, автор не знает про опыт Кавендиша, где обнаружилось притяжение грузиков не к планетарному силовому центру, а к лабораторным болваночкам!» Знаем мы про опыт Кавендиша. Сейчас вы, весельчаки, увидите – что там обнаружилось.

Кавендиш использовал крутильные весы – это горизонтальное коромысло, с двумя грузиками на концах, подвешенное за свой центр на тонкой струне и тщательно сбалансированное. Коромысло может поворачиваться в горизонтальной плоскости, закручивая упругий подвес – в ту или иную сторону – поэтому существует равновесное положение коромысла. Как пишут в популярных изданиях, Кавендиш приблизил к грузикам коромысла пару болванок – с противоположных сторон – и коромысло повернулось на небольшой угол, при котором момент сил притяжения грузиков к болванкам уравновесился упругой реакцией подвеса на кручение.

Это шутка, конечно. Если всё было так просто, то отчего бы лабораторную установку, сделанную по схеме Кавендиша, не иметь в каждой общеобразовательной школе? Пусть уже ребятишки знали бы на опыте, что камешки для рогатки притягиваются не только к Земле, но и друг к другу. Что мешает ребятишкам прикоснуться к фундаментальному эксперименту? Может, Кавендиш использовал какие-то высокотехнологические секреты? Да нет, его установка (XVII век) не мудренее, чем современные коромысловые аналитические весы, которые есть, наверное, в каждой химической лаборатории. Может, требуются технические нюансы установки Кавендиша? Тоже нет проблем: сгоняйте в Англию и посетите музей, где эта установка хранится. Вот коромыслице, вот подвешены на медных стержнях свинцовые чушки: покрутишь вон тот блок, чушки переместятся, приблизятся к грузикам – и притягивать начнут. И всё оно сделано скромненько, в деревянном корпусе. Смотрите, перенимайте! Всё лучшее – детям! А, может, иметь в каждой школе деревянный ящик с немагнитными болванками на стержнях и струнках – это слишком разорительно? Ну, хорошо, пусть бы такие ящики были хотя бы на физических факультетах вузов! Пусть студенты делали бы лабораторные работы, после которых на всю жизнь знали бы точно, что две болваночки друг друга притягивают, притягивают, притягивают!

Но нет таких полезных ящиков даже в вузах. Похоже, обнаруживать притяжение двух болваночек – это не студенческого ума дело. Студенты результат Кавендиша проверяли бы, а его подтверждать надо. Такое ответственное дело требует особых навыков, и за него непозволительно браться абы кому. А в особенности – доморощенным умельцам! Если у этих талантов-самородков зудит в одном месте, пусть на здоровье пытаются повторить опыт Майкельсона-Морли – там, действительно, свет клином сошёлся. А досточтимого сэра Кавендиша пусть не трогают!

Да почему же? А потому что тронь – и сразу выяснится, что дело-то было вовсе не в гравитационном притяжении грузиков к болванкам. Есть веские основания полагать, что «секрет успеха» Кавендиша был обусловлен микровибрациями, действие которых на механические системы потрясающее – и в прямом, и в переносном смыслах. Откуда досточтимый сэр мог знать, что его крутильные весы под воздействием микровибраций ведут себя существенно иначе, чем при отсутствии оных? Чтобы понять, в чём заключается эта разница, следует иметь в виду, что высокочувствительную колебательную систему трудно успокоить: она совершает свободные колебания, у которых период длинный, да и затухают они очень медленно. Замучаешься ждать, пока они совсем затухнут. А малейший микросейсм – чихнёт экспериментатор или пукнет – и опять всё сначала. Но Кавендиш и не ждал, когда колебания затухнут. Идея заключалась в том, что среднее положение при колебаниях должно было сместиться к болванкам после того, как их передвинут из дальней позиции в ближнюю. Но, пусть пока эти болванки находятся в дальней позиции. Смотрите внимательно, что произойдёт, если, при прохождении коромыслом среднего положения, «включить» микровибрации – например, у кронштейна, к которому прикреплён подвес коромысла. Под действием микровибраций, эффективная жёсткость подвеса уменьшается: струна как бы размягчается. И произойдёт вот что: коромысло отклонится от среднего положения на существенно большую величину, чем оно отклонялось при свободных колебаниях без микровибраций. И если это увеличенное отклонение не превысит некоторую критическую величину, то будет возможен ещё один впечатляющий эффект. А именно: если микровибрации отключатся или затухнут до того, как коромысло дойдёт до максимального отклонения, то возобновятся свободные колебания с прежней амплитудой, но с соответственно смещённым средним положением! Причём, этот эффект будет обратим: новым «включением» микровибраций – в подходящий момент – можно будет вернуть колебания к их исходному среднему положению! Таким образом, имевшее место поведение крутильных весов вполне могло быть обусловлено всего лишь подходящим добавлением микровибраций к крутильным колебаниям коромысла. Причём, судя по использованной Кавендишем методике, микровибрации он добавлял весьма подходяще.

Надо, всё-таки, сказать, откуда же они брались. Это совсем просто. Кронштейн, к которому была подвешена чувствительная крутильная система, был приделан к боковой стене того же самого деревянного корпуса, к крыше которого крепилась поворотная подвеска двух болванок – по 158 килограммов каждая. Как ни смазывай поворотную подвеску свиным или гусиным жиром – в процессе изменения позиции болванок весь корпус будет скрипеть и подрагивать. И, соответственно, подёргивать кронштейн с крутильной системой. Запомним: каждое перемещение болванок – это возбуждение микровибраций.

А теперь – самое интересное: когда эти болванки перемещать. Пусть вначале они находятся в дальней позиции. Если ожидается, что, в результате их перемещения в ближнюю позицию, коромысло довернётся к новому среднему положению, то спрашивается: когда следует делать смену позиций, чтобы доворот коромысла проявился в наиболее чистом виде? Правильно: когда коромысло проходит нынешнее среднее положение и движется в сторону ожидаемого доворота. Так и делалось. И – понеслось оно, вибрирующее коромысло, в нужную сторону! Можно возразить – далеко оно не уйдёт, ведь микровибрации довольно быстро затухнут. Это действительно так. Но Кавендиш не ограничивался единственной сменой позиции болванок! Вот цитата из его статьи: «…в этом опыте притяжение грузов отклоняло коромысло с деления 11.5 до деления 25.8 [это средние положения], так что если бы не было предпринято никаких мер, то импульс, приобретённый при этом, перенёс бы коромысло к делению 40 и поэтому заставил бы шарики удариться о кожух. Чтобы предотвратить этот удар, после того, как коромысло приближалось к делению 15, я возвращал грузы в среднюю [дальнюю] позицию и оставлял их там до того момента, когда коромысло подходило близко к крайней точке своего колебания, и тогда снова сдвигал грузы в положительную [ближнюю] позицию». Здесь для нас важно не объяснение Кавендиша, почему он так делал (странное оно, это объяснение) – для нас важно то, что он делал. Смотрите, как здорово получалось: вскоре после начала движения коромысла к новому среднему положению, второй раз возбуждались микровибрации – возвратом болванок в дальнюю позицию. Эти два «включения» микровибраций и давали результирующее новое среднее положение коромысла. При третьем перемещении болванок – вновь в ближнюю позицию – микровибрации пропадали впустую, поскольку это перемещение делалось при крайнем отклонении коромысла, т.е. при нулевой скорости его движения. В итоге этой нехитрой трёхходовой комбинации оказывалось, что болванки находятся в ближней позиции, а коромысло колеблется, довернувшись к ним – как будто и впрямь из-за гравитационного притяжения. Да только сторонники концепции притяжения лабораторных болваночек не объяснят вам, какая же нечистая сила несла коромысло аж три четверти пути к новому среднему положению – в то время, когда болванки находились в дальней позиции и, по логике эксперимента, «не притягивали». А ведь смещение к новому среднему положению превышало амплитуду свободных колебаний в семь раз!

Остаётся добавить, что по совершенно аналогичной трёхходовой методе производился и возврат коромысла в прежнее среднее положение. Ловкость рук и никакого мошенничества!

«Но ведь Кавендиш получил результат измерений, и этот результат правдоподобен!» - скажут нам. Да, это верно. Но верно и то, что перед тем, как получить этот результат, Кавендиш долго переделывал и настраивал доставшуюся ему установку. Не потому ли, что поначалу на ней неправдоподобные результаты получались? А то, что Кавендиш знал заранее, какой результат правдоподобен – это никаких сомнений не вызывает. Об этом позаботился Ньютон, который дал умозрительную оценку средней плотности Земли: «так как обыкновенные верхние части Земли примерно вдвое плотнее воды, немного ниже, в рудниках, оказываются примерно втрое, вчетверо и даже в пять раз более тяжелыми, правдоподобно, что всё количество вещества Земли в пять или шесть раз более того, как если бы оно всё состояло из воды». Вот он – первоисточник той самой «правдоподобности». В дальнейшем экспериментаторы получали самые разные результаты, но сообщали, конечно, только о тех, которые получались «правдоподобные». Мало-помалу это зашло так далеко, что стали поговаривать, будто Ньютон «с гениальной прозорливостью назвал, практически, современное значение средней плотности Земли». Простите, а это современное значение – оно откуда взялось? Разве это результат беспристрастного измерения? Отнюдь: это очередной «правдоподобный» результат. Если кто-то в этом сомневается, пусть заглянёт в статьи последователей Кавендиша, которые тоже выискивали признаки притяжения лабораторных болваночек. Многие из этих статей труднодоступны; но тех, до которых нам удалось добраться – особенно современных – объединяет одна характерная черта: по приведённым в них материалам невозможно проследить происхождение конечных цифр. Так что, когда нас уверяют, что исключительно важный для науки результат Кавендиша неоднократно проверялся и перепроверялся его последователями – у нас просто дух захватывает: славная компания подобралась!

Между прочим: то, что результат Кавендиша исключительно важен, сообразили лишь недавно. И теперь на каждом углу кричат, что Кавендиш был первым, кто измерил гравитационную постоянную – тот самый коэффициент пропорциональности, который входит в формулу закона всемирного тяготения. Но это, опять же, шутка. Кавендиш и слыхом не слыхивал о гравитационной постоянной, а свой опыт он называл определением средней плотности Земли (или её массы) – через отношение сил притяжения грузика к Земле и к болванке с известной массой. Причём, в те времена, без гравитационной постоянной успешно обходились даже специалисты по небесной механике: достаточно было знать отношения гравитационных сил у небесных тел. Смотрите: по закону всемирного тяготения, ускорение свободного падения малого пробного тела пропорционально произведению гравитационной постоянной на массу притягивающего тела. Для расчёта космических движений важно знать лишь эти произведения, и всё. Если, допустим, значение гравитационной постоянной было бы принято в два раза большим, а массы притягивающих тел были бы приняты в два раза меньшими – это ничуть не отразилось бы на движениях космических тел. Вот и получалось: произведение гравитационной постоянной на массу Земли знали хорошо, а чему равны эти сомножители по отдельности – было, в общем-то, не принципиально. Но ситуация резко изменилась, когда гравитационную постоянную причислили к фундаментальным физическим константам. Потому что наворотили кучу космологических и астрофизических теорий, где гравитационная постоянная играла ключевую роль. Вот тут-то значение гравитационной постоянной оказалось очень даже востребованным. На его основе можно было делать выбор между конкурирующими теориями, которые расходились по разным животрепещущим вопросам. Например: сколько длился первый этап Большого Взрыва – три микросекунды или четыре? Или: Вселенная, в её нынешнем состоянии – она уже «остывшая» или ещё «горячая»? Или: какова должна быть масса новорожденной звезды, чтобы она превратилась в чёрную дыру не раньше чем через десять миллиардов лет? Уже сама по себе возможность первичной разбраковки космологических и астрофизических теорий придавала этим теориям хоть какое-то наукоподобие! Для начала и это было неплохо. Но далее разбраковка набрала такие обороты, что в итоге привела к полному ужасу: оказалось, что будь гравитационная постоянная хоть капельку больше или меньше – и Вселенная просто не смогла бы существовать! Подумать только, как же мы должны быть благодарны судьбе – за то, что у нас такие башковитые теоретики! А кто подарил теоретикам такую замечательную возможность – показать свою башковитость? Кто сделал первый опыт, из которого оказалось возможно выудить такое нужное значение гравитационной постоянной? А вон кто: скромняга Генри!

Да, давно мы подозревали, что с опытом Кавендиша – что-то не так. Ибо трудно поверить в то, что в лабораторных условиях удаётся обнаружить собственное тяготение у чушек в полтораста килограммов – а в полевых условиях, при проведении гравиметрических измерений, не удаётся обнаружить собственного тяготения у триллионов тонн поверхностного вещества Земли. Даже сто раз обнаруженное притяжение лабораторных болваночек померкло бы перед теми неизменно оглушительными результатами, которые даёт гравиметрия.

Вот как она это делает. Вблизи поверхности Земли сила тяготения, действующая на маленькое пробное тело, равна, как полагают, сумме сил его притяжения ко всем маленьким кусочкам, на которые мысленно разбивают Землю. Если бы Земля была однородным шаром, то результат суммирования зависел бы лишь от расстояния до центра этого шара. Но в том-то и дело, что Земля не является однородным шаром – а это и предоставляет нам возможность убедиться в том, что её поверхностное вещество не обладает притягивающим действием. И прежде всего обратим внимание на самую большую, прямо-таки глобальную, неоднородность: Земля является не шаром, а эллипсоидом, будучи сплюснута с полюсов – так что она имеет так называемую «экваториальную выпуклость». Экваториальный радиус Земли примерно на 21 км больше полярного, и, из-за одной только этой причины, сила тяжести на экваторе должна быть несколько меньше, чем на полюсе. Если прикинуть увеличение экваториального радиуса при условии, что результирующее уменьшение силы тяжести обеспечивается только центробежными силами (из-за собственного вращения Земли), то получается почти 11 км. Причём, если шар превращается в сплюснутый эллипсоид при сохранении своего объёма, то увеличение экваториального радиуса на 11 км вызовет уменьшение полярного радиуса на те же 11 км. Результирующая разность составит 22 км – т.е., величину, близкую к фактической. Это радует; но обратим внимание, что мы не принимали в расчёт притяжение экваториальной выпуклости, которое оказывает дополнительное противодействие центробежным силам. Чем больше средняя плотность вещества в экваториальной выпуклости, тем сильнее должно быть это противодействие, и тем меньше должно быть результирующе равновесное увеличение экваториального радиуса. Расчёты показывают, что, при средней плотности в четыре тонны на кубометр, увеличение экваториального радиуса составило бы не 11 км, а всего-то 7 км. Если, конечно, экваториальная выпуклость притягивала бы. Но если это увеличение составляет лишь немногим меньше 11 км, то… не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы сообразить: экваториальная выпуклость не притягивает! Против фактов не попрёшь! Впрочем, находятся оригиналы, которые, несмотря ни на что, прут против. Этих весёлых ребят называют баллистиками – они учитывают влияние экваториальной выпуклости на движение искусственных спутников Земли!

Дальше – больше. Кроме глобальной неоднородности Земли, связанной с экваториальной выпуклостью, есть ведь у неё и более мелкие неоднородности – в распределении плотности вещества в поверхностном слое. Там есть залежи плотных, или, наоборот, рыхлых пород. Есть огромные горные массивы, где плотность пород составляет около трёх тонн на кубометр. Есть океаны, где плотность воды составляет одну тонну на кубометр на всей толще – даже на глубине в 11 километров. А есть лежащие ниже уровня моря долины, в объёме которых плотность вещества равна плотности воздуха. По идее о всемирном тяготении, все эти неоднородности поверхностной плотности должны сказываться на показаниях гравиметрических инструментов. Простейшим из них является отвес: он должен уклоняться в ту сторону, с которой сильнее притяжение поверхностных масс. Так, рядом с мощным горным массивом, отвес должен уклоняться к этому массиву, а на берегу океана он должен уклоняться от океана. Эти уклонения должны быть вполне заметны, например, при сравнении географической широты пункта, полученной двумя способами: астрономическим (с привязкой к отвесной линии) и геодезическим (без такой привязки). Обратите внимание: лишь по теории отвес должен уклоняться, а эти уклонения должны быть заметны… Но на практике оказывается, что никто никому не должен: вышеназванные уклонения отвеса – ни вблизи горных массивов, ни вблизи океанов, ни там и сям сразу – не обнаруживаются.
« Последнее редактирование: 22 Мая 2017, 10:15:37 от Oleg » Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #46 : 22 Мая 2017, 10:14:48 »

конец цитаты
Цитата:
Бирюльки и фитюльки всемирного тяготения 203K - О Х Деревенский
..
Самый большой шок по этому поводу испытали англичане, которые в середине XIX века проводили изыскания уклонений отвеса южнее Гималаев, а получили шиш. Вообще-то, шиши получались везде, но южно-гималайский случай примечателен тем, что уклонения там ожидались рекордные – ведь севернее находился самый мощный горный массив, а южнее был Индийский океан – так что и шиш получился рекордный.
На эти странности с отвесами можно было бы махнуть рукой. Но у запасливых гравиметристов есть ещё приборы похитрее: гравиметры, которыми измеряют силу тяжести. В результаты этих измерений, конечно, вносят расчётные поправки на поверхностные неоднородности. Рассуждают так: если бы этих неоднородностей не было, то на уровне моря гравитационная сила была бы везде одинакова… Но, раз уж неоднородности есть, то, вооружённые законом всемирного тяготения, будем рассчитывать их вклад и вычитать его из результатов измерений… Тогда, при правильных расчётах-учётах, будем получать ту самую, везде одинаковую гравитационную силу на уровне моря!.. Представляете, сколько было бы радости, если всё получалось бы именно так?! Увы, на практике всё совершенно иначе. Если продраться сквозь терминологические и методологические дебри, которые специально нагромоздили для запутывания непосвящённых, то фактическая картина оказывается вот какой. После внесения, в результат измерения, поправки на поверхностные неоднородности, итоговый результат отличается от той самой величины, везде одинаковой на уровне моря, как раз на значение внесённой поправки. То есть, если поправки на поверхностные неоднородности не вносить, то чистые измерения как раз и дают ту самую гравитационную силу, везде одинаковую на уровне моря. Проще всего это объяснить так: поверхностные неоднородности, хотя и существуют, не оказывают никакого воздействия на гравиметрические инструменты!
«Но это нас не устраивает, - прикидывали теоретики, - ведь любые два кусочка вещества… притягиваются друг к другу… с силой…» - ну, и так далее. Задача поначалу казалась неподъёмной: как такое может быть, что неоднородности на приборы действуют, а приборы их не замечают? Долго ли, коротко ли, но эту задачу решили, предложив остроумную гипотезу об изостазии. На общепонятном языке термин «изостазия» означает, что под поверхностными неоднородностями распределения масс находятся неоднородности противоположного знака, которые в точности компенсируют действие первых. Причём – повсеместно. Так, под горным массивом просто обязаны находиться залежи рыхлых пород. Ошибки недопустимы. Тысяча тонн меньше – недобор! Тысяча тонн больше – перебор!.. Ну, а под океанами обязаны залегать породы очень плотные. Океаны – они, похоже, только над плотными породами разливаться и способны. И, опять же, разливаются они не абы как: чем больше глубина океана, тем мощнее компенсирующие массы. Представляете, какая концентрация масс обязана быть под Марианской впадиной, чтобы обеспечивать изостазию в её районе? Жуть!
Вы, наверное, сейчас качаете головой и думаете, что мы напраслину несём, что изостазия – это какая-то шутка. Ничуть: учёные мужи говорят об изостазии с очень серьёзным выраженьем на лице. Не сорваться на хохот им помогает учение о том, что изостазия формируется за огромные промежутки времени, сравнимые с геологическими эпохами. Считается, что на таких промежутках времени даже твёрдые породы обладают некоторой текучестью. Вот, якобы, за миллиарды лет и выдавливают они друг друга – плотные рыхлых, а рыхлые плотных – формируя изостазию. И ведь не придерёшься – кто же располагает геоморфологическими и гравиметрическими данными за миллиарды лет? Впрочем, бывают же случаи, когда весьма сильные перераспределения поверхностных масс происходят за сроки, ничтожные по геологическим меркам. Например, это случается при катастрофических землетрясениях, когда за несколько минут ландшафт изменяется до неузнаваемости. Или при извержении подводного вулкана, когда за несколько суток наращивается подводная гора или даже новый остров. Или при разработке месторождений полезных ископаемых, когда за несколько лет из карьера выгребают и увозят миллионы тонн породы. Уж тут-то изостазия установиться не успеет, и гравиметрические инструменты, кажется, должны реагировать на эти изменения? Но – ничуть не бывало! Правда, об этом помалкивают. Кому нужны нездоровые научные сенсации? Подавай сенсации здоровые – вроде той, что астрономы пронаблюдали, как «чёрная дыра пожирает звезду», а в качестве доказательства представили видеоклип, состряпанный средствами компьютерной анимации. Или вроде того, как сейчас лихо составляются гравиметрические карты планет и даже астероидов. Очень это полезное дело – сплавить гравиметрические изыскания подальше от Земли. А то на Земле с ними так нахлебались, что и вспоминать стыдно. Была ведь мощная кампания по применению гравиметрических приборов – вариометров – для разведки полезных ископаемых. В некоторых случаях вариометры, действительно, указывали направление, в котором находились искомые залежи. Но эти случаи, в полном согласии с теорией вероятностей, происходили из-за того, что если прибор указывает направление совершенно случайно, то рано или поздно он укажет его правильно. Поэтому разработчики месторождений, конечно, принимали к сведению гравиметрические разведданные, а проходку-то вели по данным сейсмических и электромагнитных методов. Но, несмотря ни на что, идея оказалась невероятно живуча: до сих пор разные организации предлагают простакам услуги по гравиметрической разведке. Простаков хватает: мало кто знает, зачем понадобилась гипотеза об изостазии.
Напомним: она понадобилась, чтобы избежать оглушительного вывода о том, что неоднородности в распределении масс не оказывают воздействия на гравиметрические приборы. Если вышеизложенные факты из практики так и не убедили кого-то в том, что гипотеза об изостазии – это нелепость, то приведём ещё простенькое теоретическое соображение. Если в некотором регионе действительно имела бы место изостазия, обнуляющая влияние неоднородностей масс при измерениях силы тяжести, то тогда в этом регионе не имела бы место изостазия, обнуляющая влияние неоднородностей масс при наблюдениях уклонений отвеса. И наоборот. Дело в том, что никакое распределение заглублённых масс не могло бы скомпенсировать сразу и вертикальные, и горизонтальные силовые возмущения от поверхностных неоднородностей. Но ведь «изостатический эффект» повсеместно наблюдается и с помощью гравиметров, и с помощью отвесов! Значит, дело здесь вовсе не в компенсирующих распределениях масс. Следует либо придумать, вместо гипотезы об изостазии, другую спасительную гипотезу – поприличнее – либо признать-таки, что неоднородности в распределении масс не влияют на показания гравиметрических приборов.
Но что означало бы такое признание? Да то и означало бы, что тяготение порождается не веществом, не массами. Что вещество Земли, которое мы попираем своими стопами, собственного тяготения не имеет. Что нам только кажется, будто это самое вещество притягивает – пока оно входит в состав планеты Земля. Которая потому и является планетой, что удерживается в центре планетарной сферы тяготения. Которая и обеспечивает «притяженье Земли».
Причём, едва ли Земля находится на особом положении, когда не имеет собственного тяготения лишь вещество, входящее в её состав – а вещество в остальном космосе собственное тяготение очень даже имеет. Тяготение – как известно, свойство универсальное, и если на Земле оно порождается не веществом, то и в остальном космосе – тоже. А вещество – оно везде вещество. Поэтому вполне допустимы космические тела, не имеющие собственного тяготения. В смысле – не имеющие его вообще совсем. С чего тебе его иметь, если ты не звезда и не планета? Если ты всего-то – спутник планеты, да не Луна и не Титан? Говорите, оно по закону всемирного тяготения всем положено? Ага, щас мы вам всем вынем да положим! Вы – Фобос, Ганимед, Янус, Оберон и прочие – держите карманы шире! А вы – Тефия, Диона, Миранда, Нереида и прочие – держите шире лифчики! Ишь!..
Так оно было или примерно так, но у шести десятков спутников планет Солнечной системы никаких признаков собственного тяготения не наблюдается! Ни атмосфер у них нет, ни собственных спутничков – по теории вероятностей это ай-яй-яй просто. Но учёные, несмотря ни на что, пребывают в несокрушимой уверенности в том, что собственное тяготение у спутников есть. Иногда на этой почве до смешного доходило. Вот у Юпитера есть четыре крупных спутника. «Ясно же, как пень, - прикидывали учёные, - что эти четыре спутника друг друга притягивают. Значит, каждые три из них влияют на движение четвёртого. Рассмотрим-ка движение этой четвёрочки и выцарапаем их массы, по принципу: у кого масса больше, тот влияет сильнее, а влияется слабее!» Казалось бы – просто. Но эта простенькая задачка доводила исследователей до умопомрачения. Конфуций предупреждал: «Трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате – особенно если её там нет». Исследователи про это знали, но думали, что Конфуций предупреждал дурачков каких-нибудь – а мы-то, мол, не дурачки. И вот что у них, не-дурачков, получалось. Брали в обработку движение той четвёрки на некотором интервале времени, делали все мыслимые и немыслимые натяжки, и получали на соплях «наиболее вероятные» значения масс. А потом – впадали в прострацию. Потому что на другом интервале времени натяжки приходилось делать совсем другие, и новые «наиболее вероятные» значения масс не совпадали с ранее полученными. И на третьем интервале – с тем же успехом! И – так далее! Это у них даже называлось соответственно: динамические определения масс спутников. Надинамившись до посинения, решили так: чтобы труды тяжкие не совсем зазря пропали, надо выбрать тот интервал времени, на котором значения масс получились самые-самые вероятные из набора «наиболее вероятных». Вот их-то и выдали. И примечание сделали: «Не повторять! Опасно!»
Укрепивши, таким образом, свою веру в мощь предсказательной силы закона всемирного тяготения, дождались времечка, когда уровень техники позволил работать даже с такой космической мелюзгой, как астероиды. «Есть у астероидов собственное тяготение, или нет?» - такой глупый вопрос даже не возникал. Опять же, было ясно, как пень, что тяготение у них есть, и задача виделась только в том, чтобы это доказать. Теория гласит: два астероида, достаточно сблизившиеся и имеющие достаточно малую взаимную скорость, из-за притяжения друг к другу непременно должны начать обращение вокруг их общего центра масс. Вот и кинулись искать двойные астероиды и доказывать их обращение. Поначалу это делалось неуклюже, по косвенным признакам. Обнаружат астероид с периодическим блеском и заявят: это из-за того, что спутник его периодически затмевает. Да нет, говорят им, проще допустить, что астероид сам вращается и блестит то светлой, то тёмной гранями. Тогда отыщут астероид с двойной периодичностью кривой блеска: уж тут-то точно спутник затмевает! Да нет, говорят им, проще допустить, что фигура астероида асимметрична – например, имеет вырост – и что такой астероид испытывает два вращения сразу. Тогда предъявят данные радиоастрономии: смотрите, вот радио-изображение чудной парочки – допплеровские сдвиги говорят о её обращении! Да нет, говорят им, это вращается один астероид, с перемычкой: радио-изображения будут такие же. Короче, настоятельно потребовались более достоверные свидетельства обращения двойных астероидов – фотографические. И вот однажды…
Как это иногда бывает, повод для сенсации оказался запечатлён случайно. Дальний космический зонд ГАЛИЛЕО, пролетая мимо астероида Ида, щёлкнул его несколько раз – в анфас и в профиль – а снимки затем передал по радиоканалу на Землю. Взглянув на них, специалисты ахнули. Там отчётливо просматривался небольшой объект вполне естественного происхождения, который назвали Дактилем. Он медленно двигался рядом с Идой. За короткое время фотосеанса он сдвинулся настолько незначительно, что не было возможности определить даже радиус кривизны этого кусочка траектории. Но специалисты ни минуты не сомневались в том, что какая-то кривизна у этого кусочка была, что не мог же Дактиль просто проплывать мимо Иды – специалистам, как обычно, всё было ясно, как пень. Впрочем, не совсем всё: масса Иды была неизвестна, а при различных значениях этой массы расчётные орбиты Дактиля получались очень-очень разные, так что их реконструировали целый набор – конечно, за исключением «пролётных мимо» вариантов. Извольте, дамы и господа – первое достоверное обнаружение спутника у астероида!
«А-а, так вот что вы называете спутником астероида, - обрадовались астрономы, которые вводили в строй новейшие телескопы с адаптивной оптикой. – Летит рядом – значит, это и есть спутник, да? Что же вы раньше-то молчали? Мы вам таких «рядом летящих» целый вагон накидаем!» И пошло-поехало. Если на протяжении нескольких ясных ноченек воспроизводился образ объекта на небольшом угловом расстоянии от астероида, то объект классифицировался как его спутник. Доказательств того, что этот «спутник» действительно обращался вокруг астероида, не приводилось. Откуда было взяться доказательствам, если выводы делались на основе минимального числа изображений? Лишь в единичных случаях сообщалось всего о трёх взаимных положениях «компаньонов», в большинстве же случаев обходились двумя. Поскольку при этом параметры орбиты определить невозможно, то для них приводились, в лучшем случае, «предварительные оценки». В частности, период обращения оценивался с учётом того, что плотности «компаньонов» должны иметь разумные значения – где-то между плотностями пуха лебяжьего и урана-238… И всё это делалось ударными темпами. Астрономы держали своё слово: к концу 2005 года насчитывалось уже семь десятков астероидов с объектами, причисленными к лику спутников на основе пары-тройки фоток, ретушированных компьютером.
Ну, а чтобы окончательно доказать наличие собственного тяготения у астероидов, провернули беспрецедентную космическую программу, которая официально называлась «вывод искусственного спутника на орбиту вокруг астероида». Американцы всё сделали по науке: отточенными командами с Земли подогнали космический зонд NEAR достаточно близко к астероиду Эрос, причём с нужным вектором скорости, который мало отличался от вектора скорости астероида на его околосолнечной орбите. И затаили дыхание, ожидая, что зонд захватится тяготением Эроса и станет его искусственным спутником… Но увы, с первого раза у зонда с Эросом ничего не получилось. Вышел, что называется, пролётный эффект – только медленно. «Так бывает, - понимающе протянули руководители полёта. – Эй, на штурвале! Давай разворачивай на второй заход!» Отточенными командами с Земли развернули зонд, сориентировали – к звёздам задом, к Эросу передом – и, включив ненадолго движок, попытались подъехать к астероиду с другого бока. Результат вышел тот же, что и на первый раз. Никак не становился зонд спутником Эроса! Вместо запланированного эротического сценария получалась явно какая-то порнография. С выключенным двигателем зонд рядом с Эросом долго не удерживался: уходил от него. Чтобы не отпустить зонд слишком далеко, в какой-то момент включали ненадолго двигатель и изменяли направление дрейфа зонда относительно астероида. Таким образом и гоняли зонд вокруг астероида по кусочно-ломаной траектории. Конечно, об этом не говорили громко, а любопытствующим объясняли, что двигатель включается для коррекции орбиты. Но странная потребность в большом числе незапланированных коррекций орбиты настолько бросалась в глаза, что по ходу дела пришлось придумывать оправдание происходящему. Официальных оправданий придумали два. Сначала выдвинули версию о том, что незапланированные коррекции орбиты требуются для того, чтобы аппарат, со своими солнечными батареями, поменьше находился в тени. Выдвинули – и ужаснулись: даже последний журналист мог бы заподозрить, что программу работы зонда разрабатывали идиоты. Ах, мол, извините: дело совсем в другом! «Видите ли: на зонде установлена куча научной аппаратуры, так вот одна её часть приспособлена для работы на малом удалении от астероида, а другая – на большом. И вот, представьте, прибегают учёные и просят подогнать зонд поближе к поверхности. Подгоняем! А через три дня прибегают другие учёные и просят отогнать его подальше. Отгоняем! А потом снова прибегают те. А потом – снова эти. Задёргали нас совсем!»
Можно подумать, что, из-за противоречивых требований учёных, на протяжении года зонду не дали сделать ни одного витка по нормальной кеплеровой траектории! А ведь после одного-двух таких витков можно было бы сразу вычислить массу Эроса – и это была бы сенсация, которую специалисты ждали. Но быстрого сообщения о массе Эроса не последовало. Раздуватели сенсаций наступили на горло собственной песне?! Застрелиться и не встать!
Финал миссии NEAR тоже вышел вполне в духе театра абсурда. Изначально планировалось оставить зонд на орбите вокруг Эроса, чтобы надолго сохранилось свидетельство о выдающемся научно-техническом достижении. Но стало ясно, что, без подработки двигателем, зонд вблизи Эроса не держится. Если, после прекращения «коррекций орбиты», зонд ушёл бы от него, многие специалисты могли бы заподозрить, что их дурачили. Вот «руководители пролётов» и решили: когда запасы рабочего вещества для движка подойдут к концу, грохнуть напоследок зонд об поверхность астероида, называя это попыткой посадки. Кстати, к посадке зонд был совершенно не приспособлен, поэтому тех, кто с замиранием сердца следил за официальными сообщениями, свежее решение о смелой посадке на астероид привело в щенячий восторг. Посадка, благодаря отточенным командам с Земли, вышла именно та, что надо: остатки от зонда подавали признаки жизни ещё в течение месяца…
Первопроходцам, известное дело, труднее всего. Последователи уже учитывают их опыт, чтобы не наступать на те же самые грабли. Причина, которая породила все лишние проблемы с американским зондом, была совершенно очевидна: двигатель включался командами с Земли! О каждом включении знало слишком много народу – вот и пришлось отдуваться за незапланированные «коррекции орбиты». Хитрые японцы устранили эту проблему радикально: зонд ХАЯБУСА («Сокол»), который они отправили к астероиду Итокава (название такое), оснастили несколькими движками и автономной системой ближней навигации, с лазерными дальномерами, так что зонд мог сближаться с астероидом и двигаться около него автоматически, без участия наземных операторов. От операторов требовалось лишь задать режим полёта – держись, соколик, в пятистах метрах от поверхности – а дальше им можно было попивать чаёк. Таким образом, задача удержания зонда вблизи астероида решалась без шума и пыли, и основные усилия японцы сосредоточили на научной программе.
Первым номером этой программы оказался комедийный трюк с высадкой небольшого исследовательского робота на поверхность астероида. Зонд снизился на расчётную высоту и аккуратненько сбросил робота, который должен был медленно и плавно упасть на поверхность. Но… не упал. Медленно и плавно его понесло куда-то вдаль от астероида. Там и пропал без вести. Жалко, дорогая была штучка. Почему-то японцы думали, что рядом с астероидом лишь зонд следует удерживать движками, а вот микроробот – это другое дело, он сам на астероид с неба свалится. И если бы только микроробот! Следующим номером программы оказался, опять же, комедийный трюк с кратковременной посадкой зонда на поверхность для взятия пробы грунта. Комедийным он вышел оттого, что, для обеспечения наилучшей работы лазерных дальномеров, на поверхность астероида был сброшен отражающий шар-маркер. На этом шаре тоже движков не было… и, короче, на положенном месте шара не оказалось… Два прокола подряд и два наскоро состряпанных оправдания – это уже поганенькая статистика набирается. «Слушайте, - завопили журналисты, - вы чем там занимаетесь? В третий раз собираетесь нам лапшу на уши вешать? Так вот: извольте следующую попытку посадки освещать в прямом эфире!» Насколько же был крепок маразм происходящего, если японцы согласились на прямой эфир! Перед операцией долго совещались: сбрасывать ли второй, запасной, шар-маркер, или не сбрасывать, чтобы больше народ не смешить. Решили: не сбрасывать. Несладко пришлось лазерным дальномерам, ну да что поделаешь. А в прямом эфире, на самом интересном месте, связь с зондом, как по заказу, прервалась. Так что сел ли японский «Сокол» на Итокаву, и что он на ней делал, если сел – науке это неизвестно.
Через год, когда страсти поутихли, устроили даже научную конференцию по тематике ХАЯБУСА-Итокава. Демонстрировалась там, между прочим, гравиметрическая карта астероида – красивая, разноцветная. О том, что болванки без движков рядом с астероидом не удерживались, никто уже не заикнулся. Вспоминалось только хорошее.
Кстати, с астероидами связано ещё одно, как полагают, триумфальное подтверждение закона всемирного тяготения. Надо иметь в виду, что, с математической точки зрения, закон всемирного тяготения лучше всего работает для двух тел: задача об их движении решается точно. Но если рассматривать взаимное притяжение всего-то трёх тел, то задача точно уже не решается. Исключение составляет случай, когда масса третьего тела много меньше массы второго, которая, в свою очередь, много меньше массы первого. Если при этом второе тело обращается вокруг первого по орбите, близкой к круговой, то для третьего тела, которое притягивается к первому и ко второму, теория даёт интересное предсказание. Лагранж показал, что третье тело может двигаться по орбите второго, всё время находясь в одной из двух точек, одна из которых опережает второе тело на 60о, а вторая на столько же отстаёт – эти два положения, вроде бы, получаются устойчивыми. Какова же была радость астрономов, когда обнаружилось, что у Юпитера есть две группы компаньонов-астероидов: одна движется впереди Юпитера, а другая позади – и отстоят они от него, можно сказать, на 60о! Всё сходится: первое тело – Солнце, второе – Юпитер. Ну, и – кучка третьих тел, которых стали называть Троянцами. Блеск! Но… была у Троянцев одна пикантная особенность: их открывалось всё больше и больше, так что ни в переднюю, ни в заднюю точки Лагранжа они все вместе не помещались. Но так и роились около этих точек, совершая колебания вперёд-назад. «Всё правильно, - разъяснили теоретики, - точки-то устойчивые, значит, там потенциальные ямочки имеются! А где потенциальные ямочки – там и свободные колебания!» - «О, да не иссякнет источник мудрости вашей!» - поблагодарили их астрономы и с поклоном удалились к своим телескопам. Но, чем больше они к Троянцам присматривались, тем большие сомнения их одолевали. Период колебаний у Троянцев в точности совпадал с периодом их обращения вокруг Солнца – который, как и у Юпитера, составлял почти 12 лет. Потенциальная ямочка, дающая такой огромный период свободных колебаний – это нечто запредельное. Может, кто-то и способен представить такую, с позволения сказать, ямочку – нам, например, не удалось воспалить своё воображение до такой степени. К тому же, совпадение периода колебаний Троянцев и периода их обращения вокруг Солнца проще объяснить эллиптичностью их орбит: Троянец движется то несколько быстрее, чем Юпитер, то несколько медленнее – вот и возникает видимость «колебаний». Наконец, по всем теоретическим раскладам, размер той самой «потенциальной ямочки», т.е. размер области устойчивости около точки Лагранжа, должен быть много меньше, чем радиус орбиты Юпитера. По крайней мере, раз в сто. Помня об этом, взгляните на современную диаграмму, иллюстрирующую положения тел в Солнечной системе, в том числе и положения астероидов. Картинка не для слабонервных: размеры скоплений Троянцев, вытянутых вдоль соответствующих участков орбиты Юпитера (и даже повторяющих её изгиб!), практически, равны её радиусу. Это уже, как говорится, финиш. Это с очевидностью означает, что феномен Троянцев не объяснить их пребыванием в устойчивых точках Лагранжа. «Триумфальное подтверждение» закона всемирного тяготения обернулось грандиозным его проколом.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #47 : 22 Мая 2017, 10:36:04 »

Цитата:
http://newfiz.narod.ru/nikol/luna.htm
КОМУ ПОНАДОБИЛАСЬ ЛУНА?

С какой тоской из влажной глубины
Всё смертное, усталое, больное,
Ползучее, сочащаеся в гное,
Пахучее, как соки белены,
Как опиум волнующее сны,
Всё женское, пахучее, земное,
Всё тёмное, всё злое, всё страстное,
Чему тела людей обречены,..
К тебе растёт…
____________

Вокруг Земли чертя круги вампира,
И токи жизни пьющая во сне…
М.Волошин.“Lunaria”

Луна в науке считается естественным спутником Земли. При этом наука до сих пор не может объяснить ни происхождения Луны, ни уникальных особенностей её кинематики, в частности, её обращённости к Земле одной своей стороной, ни, наконец, механизма, с помощью которого движение Луны приводит к лунным циклам в жизнедеятельности земных растений и животных. Добавим, что эти вопросы не проясняются ни религиями, ни различными эзотерическими доктринами. Мы постараемся немного распутать клубок тайн, связанных с Луной. В рамках предлагаемой версии, Луна моложе Земли и является искусственным объектом. Как нам представляется, космическая соседка Земли создавалась с грандиозной целью – для чужого контроля над местной биосферой – и с тех пор, как эта соседка появилась на небосводе, она блестяще справляется с возложенной на неё задачей.

Следует пояснить, что под “контролем над биосферой” здесь понимается энергоснабжение программ, обеспечивающих автоматическую жизнедеятельность биологических организмов. Как говорилось прежде (см. “Замки леденящие”), для такого энергоснабжения характерным атрибутом является цикличность – с регулярными подъёмами и спадами, которые испытывают контролируемые процессы в организмах. Хорошо известно, что в биосфере наиболее ярко выражены сезонные, суточные, и лунно-месячные циклы. Важно понять, что же является причиной соответствующих биоритмов, или, другими словами, как работают биологические часы.
...
Аристотель в своё время учил о том, что Луна – это как бы зеркало, отражающее Землю. Над этим “нелепым” учением потешалось не одно поколение астрономов. А ведь, в сущности, Аристотель был прав! Вспомним, что зеркала способны отзеркаливать архитектуру Физической Арены, т.е. геометрию пространства-времени (см. “Тропа иссушающая”). Если большое параболическое зеркало направить в сторону Земли, то оно отзеркалит частотную яму Земли, т.е. возникнет сферически-симметричная частотная яма с центром в фокусе зеркала. Эта частотная яма, созданная зеркалом, будет, как и яма-оригинал, сообщать центростремительное ускорение физическим телам, находящимся на её склонах, т.е. она будет обладать свойствами центра тяготения. Как нам представляется, главной частью конструкции Луны является именно параболическое зеркало - с площадью, занимающей почти весь видимый диск Луны, и с фокусом, расположенным в её геометрическом центре. Об эффективности работы лунного зеркала можно судить по тому, что Луна ведёт себя, как будто имеет массу, примерно в 81 раз меньшую массы Земли. При этом в центре Луны, конечно, нет никакого энергореактора, как мы наивно полагали ранее; Луна притягивает и притягивается пассивно. Как это ни поразительно, всё тяготение Луны, вздымающее океанские приливы и колеблющее саму Землю на её пути вокруг Солнца, обусловлено отзеркаленным тяготением Земли. Можно сказать, что Земля сама себя сдвигает с помощью лунного зеркала – нечто подобное вытворял барон Мюнхгаузен, когда вытаскивал себя за волосы из болота. Что же касается собственной массы Луны, то она гораздо меньше, чем полагают учёные. Луна внутри пустотелая, она содержит лишь зеркало да внешнюю оболочку, которая выполняет защитные и маскировочные функции. Надо думать, что и задача обеспечения постоянной обращённости лунного зеркала к Земле была решена способом из разряда простейших – как говорится, “без движущихся частей”. Такой способ существует; в космонавтике он называется – “пассивная гравитационная стабилизация ориентации спутников”. Требуется всего лишь создать у спутника распределение масс, достаточно сильно вытянутое вдоль некоторой оси – для чего используются, например, выдвижные штанги с балластом на конце – и эта ось у спутника, движущегося по орбите вокруг силового центра, всегда будет стремиться сориентироваться вдоль местного частотного склона (вдоль местной вертикали). В случае с Луной обошлись без выдвижной штанги, поскольку требуемое распределение масс было создано внутри внешней оболочки.

После того, как самозванец со своими помощниками быстренько решил все эти технические проблемы, он приступил к следующему этапу своей грандиозной задумки: к переделке автоматических программ жизнедеятельности у всей земной живности – с синхронизацией этих программ по лунному циклу. Фаза этого цикла определяется, опять же, программными средствами – через фазу угла, который образуют направления от биологического существа на центры Солнца и Луны: в полнолуние этот угол максимален, а в новолуние он минимален. И вот, спустя некоторое время после монтажа “царицы ночи”, биосферу стало не узнать. Нет, внешне она почти не изменилась, но лунные биоритмы в её жизнедеятельности пронизали всё, что только можно. При этой перестройке особое внимание уделили тому, что впоследствии было названо принципом великой гармонии между “инь”, женскими энергиями, и “ян”, энергиями мужскими – для чего соответствующие женские и мужские биоритмы предусмотрительно пустили в противофазе. Например, в полнолуние самцы испытывают физический спад и эмоциональный подъём, а самки, наоборот, физический подъём и эмоциональный спад; в новолуние же картина прямо противоположная. Минздрав не предупреждает: половые контакты в новолуния и в полнолуния чреваты неприятностями! И, кстати, не только половые контакты. Поинтересуйтесь статистикой несчастных случаев, а также статистиками медиков, криминалистов, психиатров – обнаружится, что происшествия с людьми обычно тяготеют к новолуниям и полнолуниям. Вот такая гармония получается. Особенно показательны гримасы этой “гармонии” во время солнечных и лунных затмений. Когда Луна затмевает Солнце, то угол, задающий лунный цикл, становится не просто минимальным, как в новолуние; он становится нулевым. То ли при этом сбоят какие-то программы, то ли что ещё, но животные при этом ведут себя своеобразно. Даже находясь в закрытых помещениях и не имея понятия о том, что творится на небе, самки обычно испытывают немотивированный страх, а самцы проявляют немотивированную агрессию. Аналогичные аномалии в поведении животных наблюдаются и тогда, когда тень Земли накрывает Луну, и угол, задающий лунный цикл, становится равным ста восьмидесяти градусам.

Впрочем, если закрыть глаза на эти мелкие недочёты, то в целом “лунизация” автоматической жизнедеятельности в биосфере была проведена блестяще, да с таким размахом, который поразил всех. Как же было не славить новую богиню, расточавшую благодеяния всей земной живности? Но понимал ли тогда кто-нибудь, что за эти “благодеяния” придётся расплачиваться отработкой преступных поведенческих программ? И что вся история подлунного мира сведётся, в основном, к потоку беспредельных злодеяний и мерзостей? И что на тех, кто будет знать о Золотом веке, в котором люди жили по совести, будут смотреть, как на опасных сумасшедших?

Кто бы поверил в смертный ужас, нависший над людьми после “лунизации”, которая таит реальную возможность для их быстрой и почти тотальной гибели? Ведь сдуть с орбиты этот дешёвый параболоид не так уж сложно. Спрашивается: что бы произошло, если бы Луну не уберегли? Отвечается: остановились бы программы автоматической жизнедеятельности в биосфере, синхронизированные по лунному циклу. Надо полагать, что сразу сработало бы аварийное переключение на прежние программы, разработанные под суточный цикл – которые сохраняются на такой чёрный день. Но это аварийное переключение помогло бы не всем, далеко не всем. Растения и животные, перемучившись с адаптацией, продолжили бы своё существование. Люди, жившие по совести, продолжили бы свою жизнь. Те же, кто сознательно отрабатывали преступные программы Князя, потеряли бы свой руководящий энергоисточник и попросту бы вымерли. Как говорится – всё честно.

В этой связи уместно вспомнить об одном историческом эпизоде на заре космонавтики. Представьте: учёная элита СССР обсуждает проект запуска первой ракеты, способной достигнуть Луны. О мягкой посадке речи ещё не шло, для аппарата планировалась скромная задача: войти в сферу действия Луны и рухнуть на её поверхность. Возник вопрос: а как можно будет убедиться в том, что аппарат достиг поверхности Луны, что не промахнулся? И вот было предложено отправить на этом аппарате… ядерный боезаряд. Можно представить, с каким душевным скрежетом рассматривалось это предложение – ведь тогда этих боезарядов имелось всего несколько штук! И послали бы один, оторвав от сердца… Но кого-то озарило: поскольку на Луне нет атмосферы, то ядерный взрыв, как демонстрация, будет малоэффективен – драгоценный боезаряд пропадёт зря! Поэтому остановились на другом варианте, с радиопередатчиком, который перестал пиликать в расчётный момент… Повезло биосфере! А, может, и не повезло – ведь до сих пор мучается. Неясно, в общем.

А ясно то, что преступный беспредел, захлестнувший сейчас Россию, является отражением энергетической агонии Князя. И что в ближайшем будущем преступный руководящий энергоисточник так или иначе канет в небытие.

К этому нужно быть готовыми.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #48 : 22 Мая 2017, 11:36:41 »

Цитата:
http://ufodos.org.ua/forum/3-213-1

 Как свидетельствует статистика и NASA, и независимых «лунных патрулей», аномальные явления чаще всего появляются в строго определенных местах - их всего 27. Самое известное - кратер Аристарха. Число наблюдаемых в нем феноменов уже перевалило за тысячу. Другие наиболее привлекательные места - кратеры Гассенди и Платона.

По данным западных исследователей, одно аномальное явление можно увидеть за 40 - 50 часов наблюдения - примерно раз в неделю, если следить за Луной каждую ночь.

Астрономам-любителям удалось найти и еще одну закономерность: вероятность обнаружить аномалию примерно в полтора раза выше в две ночи перед и после полнолуния. А если во время полнолуния случится еще и лунное затмение, то, согласно статистике, шансов еще больше.

Очередное лунное затмение произойдет 28 октября. Начнется оно в 5.14 утра по московскому времени. Правда, наблюдать его можно будет лишь в европейской части страны. Но жителям остальных регионов унывать не стоит. Всю эту неделю Луна на небе будет практически полной (полнолуние - в ночь с 27 на 28 октября), поэтому шансы увидеть аномальное явление своими глазами велики.

Такой версии придерживается украинский исследователь лунных аномалий, кандидат физ.-мат. наук Алексей АРХИПОВ:

- Характерный эпизод произошел 13 сентября 1959 года, когда на ночное светило рухнул советский зонд «Луна-2». Точное место падения было рассчитано заранее - в районе кратера Архимеда. Однако астрономы из Швеции, Франции, Венгрии, Англии и Ирландии одновременно с этим взрывом зафиксировали еще несколько вспышек-взрывов на расстоянии до 600 километров от места «прилунения» зонда - это общеизвестная официальная информация.

И если проводить аналогию с земными военными конфликтами, то, похоже, при «вторжении» нашего зонда на Луне самоликвидировались какие-то механизмы, оставленные там представителями другой цивилизации. А зачем их надо было оставлять на Луне?

 Что можно увидеть на видимой стороне ночного светила

Кратер Аристарх
Самое уникальное место на Луне. Здесь происходит почти две трети всех аномалий: яркие светящиеся пятна в кратере (на фото), его потемнение, туман, красное или синее сияние.

В 1970 году был описан редкий феномен: три ночи подряд на 10 секунд появлялось голубое пятно. Потом на 10 секунд пропадало. И опять появлялось.

Цирк Платон
Второй после Аристарха объект по числу аномалий. Главная достопримечательность - «прожектор», который может светить несколько часов кряду. Иногда появляется красное пятно (рисунок астронома-очевидца).

Кратер Прокл
Известны случаи, когда тут наблюдали нечто вроде электрической дуги синего цвета.

А в 1985 году греческий астроном Коловос сфотографировал яркое пятно

Море Кризисов
Уже 120 лет здесь наблюдают вспышки белого цвета продолжительностью около минуты.

Кратер Агриппа
Его диаметр - примерно 45 километров. Большинство феноменов связано с помутнением кратера, будто он покрывается туманом. Здесь замечают и вспышки света, когда кратер находится в тени.

Кратер Альфонс
В центре - гора. По описаниям наблюдателей, иногда гора становится красной и пятно увеличивается в размерах (на левом снимке пятно маленькое, на правом - больше в несколько раз), а иногда на дне кратера появляются сияющие точки.

Кратер Тихо
Диаметр - 75 километров. «Козырь» сей местности - сверкающие пятна, которые особенно хорошо видны, когда кратер находится в тени (синее пятно на фото).

Кратер Гассенди
55 метров в диаметре. Наиболее частое явление в этой местности - красное пятно меняющихся размеров. Те, кто наблюдал, говорят, что очень впечатляет. А астроном Патрик Мур описывал такое явление: сверкание, блики на внешней, а потом на внутренней стенке кратера, точечное свечение, движущиеся тени на дне. Кстати, количество аномалий выросло в восемь раз после того, как здесь приземлился американский аппарат «Сервейор-1».

Кратер Коперник
Самый глубокий кратер Луны. Хотя его диаметр всего около 80 километров. Практически с одинаковой вероятностью внутри него можно увидеть яркое сияние или красное пятно. Реже появляются синие пятна.

Кратер Геродот
Чуть меньше кратера Аристарха, к которому он расположен совсем близко. Несколько раз здесь наблюдалось столь яркое сияние, что заметить с Земли его можно было невооруженным глазом.
Записан
bykovsky
Ветеран
*****
Сообщений: 1158


Просмотр профиля
« Ответ #49 : 31 Мая 2017, 06:21:02 »

«На Луне идут постоянные каменные "дожди"

Следы падения астероидов на Луну на снимках, полученных телескопом ЕКА в
"Наши двойные камеры позволяет нам видеть вспышки на поверхности Луны, чего раньше никому не удавалось сделать при помощи одного телескопа. Собирая данные на протяжении последующих 22 месяцев, мы поняли, как много астероидов диаметром в 10 метров и меньше обитает в окрестностях Земли. Кроме того, эти данные помогут нам раскрыть физику вспышек и понять, объекты какой массы их вызывают", — рассказывает Алькесте Бонанос (Alceste Bonanos) из Института астрономии Греции в Афинах.
Как показали первые наблюдения поверхности Луны в марте и апреле, на спутнице нашей планеты идут постоянные "каменные дожди" – за 11 часов наблюдений ученые зафиксировали четыре падения небольших астероидов размером с Челябинский метеорит, локализовали их кратеры и измерили их температуру в момент рождения этих воронок.»
https://ria.ru/science/20170530/1495363690.html
То есть, если считать всю поверхность Луны, а не видимую половину, то получается примерно каждый час, падает метеорит равный Челябинскому! Удивляет... нестыковка фактов.
“Кратковременные лунные явления (КЛЯ) — различные непродолжительные локальные аномалии вида лунной поверхности и окололунного пространства, обусловленные нестационарными процессами на Луне.”
http://www.arracis.com.ua/moon/index.html
Земля.
«Большинство наблюдавшихся метеоритов имеют малый вес в пределах нескольких килограмм, лишь небольшое их количество достигает 100 и более килограмм. Наиболее крупные метеориты[2], массой более 1 тонны, представлены в данном списке.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F_%D0%BC%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2
Всего в списке 6 метеоритов, самый крупный Сихотэ-алинский 23 тонны, Челябинский 1 тонна.
«На всем земном шаре до сих найдено около 30 000 метеоритов: из них 125 были обнаружены в нашей стране.»
http://lunarmeteorite.narod.ru/meteorite.html
ИМХО
Аполлоны разместили на Луне 4 сейсмометра, которые фиксировали примерно, 200 падений метеоритов каждый год, это примерно от килограмма массой и выше. Одновременно, те же астронавты, фиксировали свечения внутри кратеров, и не только они, свечения, вспышки и свет «прожектора», постоянно регистрируют наблюдения с Земли. Добавим к этому, сравнение фотографий сделанных Аполлонами и ЛРО, обнаруживает появление новых кратеров, в количестве сотни на квадратный километр, это если считать все видимые и достаточно множество крупных, если считать кратеры более десяти метров в диаметре. На лицо, не соответствие, как таковая активность присутствует постоянно, а списывается если не все, то большинство на «метеориты» и «вулканизм», что можно считать только гипотезой. Тем более что вспышки, наиболее часто происходят в двух кратерах Аристарх и Платон, ну никак это нельзя привязать к версии метеоритов.
Луна


http://www.sciteclibrary.ru/rus/catalog/pages/10005.html
Следы осколков выброшенных из кратера, странным образом образуют след кометы, имея в виду их общее отклонение в одном направлении. Что можно объяснить, только наличием нескольких процессов одновременно, например, вращением с большой скоростью, того что было разбросано с вращением с частотой десятки оборотов в секунду. Грубая аналогия, по версии живого и наличия техногенной цивилизации, метеорит упал на местную электростанцию, кстати, на дне образовавшегося кратера, выступает ряд сохранившихся  генераторов... Это смелые фантазии, смысл и содержание которых в очевидности объектов исследования для будущих луноходов и постоянного внимания для ЛРО, на момент ежегодных изменений. Технологические объекты даже в случае катастрофы, могут иметь специфические признаки, например перемещение камней или их исчезновение.
Согласимся забавного и странного на Луне обнаружено не мало, и таким оно выглядит только благодаря дивной методе исследования. Либо тому, что от нас скрывают некоторые необычные факты не тривиальной природы, оберегая наши неокрепшие души от соблазна думать.

«Метеорит протаранил Луну: вспышку было видно на Земле»
http://www.ntv.ru/novosti/594760/
«В 2017 году Земле грозит метеорит ТС4 вдвое страшнее челябинского»
http://www.mk.ru/science/2015/04/14/v-2017-godu-zemle-grozit-meteorit-ts4-vdvoe-strashnee-chelyabinskogo.html
«Гибель Луны грозит нам вымиранием »
http://paranormal-news.ru/news/gibel_luny_grozit_nam_vymiraniem/2013-08-26-7558
Часть 5. Что же в действительности фотографировали астронавты NASA, находясь на Луне?
Web-файл
http://sfu.su/showthread.php?t=5423

Постоянно абстрагируя внимание на облаке увесистых метеоритов кружащихся вокруг Луны и готовые вот-вот обрушиться на голову растерявшихся граждан. Только представьте мечущихся в панике ротозеев, которым... впрочем, описывать банальности не надо они между строк в очередном спешащем поразить оповещении.

Записан
bykovsky
Ветеран
*****
Сообщений: 1158


Просмотр профиля
« Ответ #50 : 05 Июня 2017, 06:23:56 »

Звезды видны только при большой выдержке во всех остальных случаях звезд не видно.

На фото видны звезды, но выдержка очень большая, поскольку кольцо F очень слабо светится.









Если вам про разглядывание солнца без защиты рассказывали фантасты, и это шутка, если вы последуете подобным советам то ослепнете.
«Почему на снимках с космоса не видны звезды?»

http://scienceblog.ru/2007/11/15/pochemu-na-snimkah-s-kosmosa-ne-vidnyi-zvezdyi/
https://www.youtube.com/watch?v=9_SO8f73PgU
https://otvet.mail.ru/question/13632008
«Почему звезд не видно

https://www.youtube.com/embed/AH5Uve9z41Y?feature=oembed
Итак, «космическая прогулка» Геннадия Падалки и Михаила Корниенко состоялась 10 августа 2015 года. Российские космонавты проработали за пределами «Международной» космической станции (МКС) 5 часов 34 минуты.»
http://imperiiia.com/2016/01/pochemu-v-kosmose-net-zvyozd-i-ne-vidno-rossii.html

Поиск в Гугол: почему не видно звезд
https://groups.google.com/d/topic/lada.talk/l5NVCqcJeRQ

Записан
Карла
Новичок
*
Сообщений: 20


Просмотр профиля
« Ответ #51 : 12 Сентября 2017, 12:13:32 »

Чтобы сфотографировать хотя бы отблеск звезды, наверное камера должна быть сверхмощной?
Записан
valeriy
Глобальный модератор
Ветеран
*****
Сообщений: 4031



Просмотр профиля
« Ответ #52 : 21 Октября 2017, 21:26:49 »

Американский уфолог доказал существование инопланетной базы на Луне с помощью видео
Записан
bykovsky
Ветеран
*****
Сообщений: 1158


Просмотр профиля
« Ответ #53 : 07 Ноября 2017, 04:25:09 »

Цитата:
http://flib.nwalkr.tk/a/72506
...
ГРАНИЦА ОБЛАСТИ ТЯГОТЕНИЯ ЛУНЫ: АНАЛИЗ ПОЛЁТОВ В ОКОЛОЛУННОМ ПРОСТРАНСТВЕ
А.А.Гришаев, независимый исследователь 


О чём говорит движение искусственных спутников Луны. 

При свободном полёте искусственного спутника Луны, апоселений должен быть ниже границы области лунного тяготения. Известны ли случаи, когда апоселений имел высоту существенно большую, чем 10000 км? 

В 60-е – 70-е годы ХХ века, максимальную высоту апоселения имел «Лунар Орбитер-5»: 6050 км [11]. Впоследствии эта цифра была увеличена: американский зонд Clementine (1994) имел высоту апоселения 8300 км, американский зонд Lunar Prospector (1998) – 8500 км [12], а китайский «Чан Э» (2007) – 8600 км [13]. Что касается зонда Kaguya (2007), то для высоты его первого, самого высокого, апоселения Японское космическое агентство назвало цифру 11741 км [14], и её повторили многие информационные агентства. Но эта цифра может быть несколько завышена, поскольку она явилась результатом прогноза, сделанного сразу же после главного тормозного манёвра [14]. Во всяком случае, все названные цифры значительно меньше, чем радиус сферы действия Луны. 

Кроме того, нам известны два проекта, в которых производились попытки захвата аппарата тяготением Луны на удалениях, значительно больших 10000 км. В обоих случаях официально сообщалось, что захват произошёл – но оказывалось, что новоиспечённый спутник Луны не в состоянии выполнять запланированную научную программу. 

Первый из этих двух проектов – полёт японского зонда MUSES-A (Hiten), запущенного в 1990 г. «Во время… первого пролёта Луны предстояло выполнить две задачи: использовать гравитационное поле Луны для увеличения скорости КА и для повышения апогея орбиты, а также отделить от основного КА малый субспутник «Хагоромо», которому предстояло стать искусственным спутником Луны… Отделение «Хагоромо» от базового блока произошло в соответствии с программой полёта в тот момент, когда «Хитен» пролетал на высоте 20 тыс. км от поверхности Луны. Однако собственный передатчик «Хагоромо» вышел из строя, и в центре управления на Земле не удалось получить никаких данных с аппарата и подтвердить его выход на окололунную орбиту. Позже, используя большой оптический телескоп, японским астрономам удалось увидеть, как «Хагоромо» движется по орбите Луны. Это доказало точность расчётов японских инженеров, но как научный аппарат «Хагоромо» был потерян» [15]. Эта официальная версия выглядит неубедительно, поскольку в ней отсутствует информация о том, насколько удался запланированный гравитационный манёвр основного модуля. Более того, в дальнейшем Hiten совершил, как сообщалось, ещё несколько гравитационных манёвров на пролётах вблизи Луны – но подробностей об этих манёврах нам также найти не удалось. Зато известно, что на одиннадцатом пролёте, когда аппарат был переведён на окололунную орбиту, он проходил на расстоянии всего 423 км от поверхности Луны [15]. 

Второй из упомянутых проектов – полёт зонда SMART-1, который получил широкую известность. Нас пытаются убедить в том, что этот зонд захватился тяготением Луны на периферии её сферы действия, т.е. на удалении почти в 60000 км. Исследуем этот случай. 

Зонд SMART-1: о чём молчало Европейское космическое агентство? 

Европейский зонд SMART-1 был запущен 27 сентября 2003 г. Основной целью проекта была проверка возможности достижения Луны с помощью двигателя малой тяги – с последующим выходом на орбиту спутника Луны. После вывода зонда ракетой-носителем на околоземную орбиту, эта орбита в течение года с небольшим «раскачивалась», благодаря тяге плазменного двигателя, таким образом, что апогей поднимался всё выше. Теоретически, зонд следовало ввести хотя бы в ближайшую к Земле область сферы действия Луны – с селеноцентрической скоростью, меньшей чем местная круговая – и зонд захватился бы тяготением Луны. 

Однако после того как такой ввод был произведён, события развивались поразительным образом. На официальном сайте Европейского космического агентства (ESA) перестали появляться обновления, освещавшие полёт SMART-1 почти в реальном времени. После неприлично затянувшейся паузы, ESA задним числом сообщило о том, что зонд был захвачен тяготением Луны, затем, на малой тяге, переведён на низкую полярную орбиту, и даже передал на Землю несколько фотографий участков лунной поверхности. После очередной паузы, эти фотографии были опубликованы. Приглядевшись, специалисты узнали в них фотографии тридцатилетней давности, сделанные другими космическими аппаратами. После ещё нескольких месяцев молчания о том, чем занимается SMART-1 в окололунном пространстве, ESA известило о том, что зонд выполнил свою миссию и будет разбит о поверхность Луны. «SMART-1 спрятал концы в лунную пыль» - издевались информационные агентства. Даже неспециалисты подозревали, что ESA дурачило общественность, не говоря уже о специалистах (см., например, [16]). 

До сих пор на сайте ESA доступны официальные данные [17], описывающие «захват» зонда тяготением Луны. Этих данных достаточно для реконструкции, во-первых, полуэллипса подлёта, по которому зонд двигался в поле тяготения Земли перед тем как, вблизи апогея, войти в сферу действия Луны, и, во-вторых, первого полуэллипса снижения в сфере действия Луны. Можно убедиться в том, что эти два полуэллипса не «сшиваются» друг с другом. 

....
В электродинамике движущихся тел имеется ещё один линейный по скорости феномен, где истинные-однозначные скорости излучателя и приёмника заявляют о себе во весь голос. Это – страшно вымолвить – линейный эффект Допплера. Откуда берётся эффект Допплера в акустике – это понятно: скорость звуковой волны «привязана» к среде, в которой она распространяется, поэтому, при движении в этой среде как источника звука, так и его приёмника, происходят соответствующие изменения как излучаемой, так и принимаемой длины волны (или частоты). Аналогичную картину представляли и для электромагнитных волн – пока считали, что они являются волнами в эфире. Но Эйнштейн упразднил эфир, а заодно и скорости излучателя и приёмника по отношению к нему. И заявил, что линейный эффект Допплера в электродинамике определяется, опять же, только относительной скоростью излучателя и приёмника – скоростью их сближения или расхождения. Откуда, при таких делах, могут браться допплеровские сдвиги – да ещё если скорость света всегда одинакова как для излучателя, так и для приёмника – релятивисты до сих пор не понимают: кроме абстрактных математических фокусов-покусов на этот счёт, никакого физического объяснения у них нет. А ведь без физического объяснения – опять с треском проколешься. Так и вышло: заявление Эйнштейна – о зависимости линейного эффекта Допплера лишь от относительной скорости излучателя и приёмника – оказалось, вообще говоря, неверно в корне. Верно оно только тогда, когда излучатель и приёмник находятся в одной и той же области «инерциального пространства» - например, в одной и той же планетарной сфере тяготения. А когда они находятся по разны стороны границ, разделяющих области действия солнечного и планетарных тяготений, то с линейным эффектом Допплера творится, по меркам релятивистов, полная жуть!

Смотрите: если истинные-однозначные скорости излучателя и приёмника имеют чёткий физический смысл – а выше мы пояснили, как следует отсчитывать эти скорости – то линейный эффект Допплера в электродинамике объясняется аналогично тому, как он объясняется в акустике. Соответственно, и величина его должна зависеть только от проекций истиннных-однозначных скоростей излучателя и приёмника на соединяющую их прямую. А теперь, внимание: планеты покоятся в центрах своих сфер тяготения, поэтому истинные-однозначные скорости планет равны чему? Правильно, они равны нулю! Теперь представьте: мы посылаем с Земли на другую планету узкополосный сигнал и принимаем его отражение. Вопрос: проявится ли через допплеровский сдвиг сближение или расхождение Земли и этой планеты? Ответ: нет, не проявится!

И на опыте это так и есть. В 1961 г. группа под руководством Котельникова провела удачную радиолокацию Венеры – не импульсами, а именно узкополосным сигналом. Причём, принцип детектирования эхо-сигнала был основан на выделении его из шумов в очень узкой полосе. А чтобы он в эту полосу попал, требовалось, по релятивистским меркам, компенсировать огромный допплеровский сдвиг, соответствующий удалению Венеры со скоростью более 2 км/с. Так вот, результат оказался ошеломляющим. Когда компенсация допплеровского сдвига проводилась, никаких эхо-сигналов не обнаружилось. А когда компенсация НЕ проводилась, эхо-сигналы убедительно обнаруживались!

Об этом секрете удачной радиолокации Венеры мало кто знает. Даже за словесную критику ТО можно было не только распрощаться с научной карьерой, но и скоротать остаток жизни в психлечебнице. А тут получился не просто трёп, а убийственный для ТО опытный факт… Котельников и его сотрудники нашли соломоново решение. Они написали про этот факт – но, так сказать, по частям, рассредоточенным аж в трёх статьях одного и того же номера «Радиотехники и электроники». «Публикаций у нас маловато!» - пояснили они редактору. Каждая из этих статей по отдельности выглядела серенько и ни о чём таком убийственном не говорила. Но тот, кто догадался бы их сопоставить, имел бы дело со страшным коктейлем.

Впоследствии радиолокационщики чуть не наизнанку вывернулись, чтобы убедить научную общественность в наличии эффекта Допплера при радиолокации Венеры. Смотрите, мол: и собственное-то вращение Венеры мы замерили по противоположным допплеровским сдвигам у отражений от западного и восточного краёв её диска, и даже некоторые крупные особенности её поверхностного рельефа различили! Ну, какие молодцы – возьмите с полки по пирожку! Если уж Венера имеет собственное вращение, то, конечно, истинные-однозначные скорости элементов её поверхности не равны нулю – что и даст соответствующие вкладики в допплеровские сдвиги. Надо же: нет главного вклада, который тянет на километры в секунду, но зато есть вкладики, которые тянут на несколько метров в секунду! Это, конечно, здорово утешает. Родная мама не утешила бы лучше!

Вот так и вышло, что специалисты по дальней космической связи, управлявшие автоматическими межпланетными станциями, тоже пребывали в несокрушимой уверенности насчёт того, что линейный эффект Допплера здесь определяется скоростью удаления космического аппарата от наземной антенны, или, наоборот, скоростью его приближения к ней. Так говорит ТО! Какие, мол, сомненья?! Вот так, под знаменем ТО, и летели аппараты к Венере и к Марсу. А когда долетали они до чужой сферы тяготения и пересекали её границу – радиосвязь с ними немедленно пропадала, и операторам только и оставалось, что помахать им ручкой (мы об этом уже писали в «Бирюльках…»). Вот так, под знаменем ТО, и потеряли целый ряд советских и американских аппаратов на первых подлётах к Венере и Марсу. Помните, перед влётом в планетарную сферу тяготения, истинная-однозначная скорость аппарата – это его скорость в гелиоцентрической системе отсчёта, а после влёта – в планетоцентрической? А сама-то планетарная сфера тяготения движется вокруг Солнца – да с приличной скоростью. Видите, при пересечении аппаратом границы планетарной сферы тяготения, просто обязан происходить скачок его истинной-однозначной скорости – по правилам векторного сложения. А, значит – и соответствующий скачок допплеровского сдвига при радиосвязи с ним. Руководители межпланетных полётов отлично знают про эти пограничные скачки скорости: игнорируя их, межпланетный полёт правильно не рассчитаешь. И про пограничные допплеровские скачки они тоже отлично знают: игнорируя их, пропавшую радиосвязь не восстановишь. И не могли эти руководители быть такими идиотами, чтобы не сопоставить те и другие скачки. И не увидеть, что они вполне соответствуют друг другу. И не понять при этом, что успешные межпланетные полёты начали получаться тогда, когда управление аппаратами начали выполнять совершенно диким, по меркам ТО, образом. Всё эти руководители знают, всё они понимают. И при этом, загадочно улыбаясь, уверяют всех и вся, что и ближние, и дальние космические полёты происходят в согласии с ТО – да с неслыханной точностью. Впрочем, что верно, то верно: кроме них, никто про эту «точность» не слыхивал.

Заметим: этот бесценный опыт межпланетных полётов говорит о том, что, при пересечении границы планетарной сферы тяготения, переключается «инерциальная привязка» не только для скорости космического аппарата, но и для скорости света! Кстати, а вы знаете, сколько у света скоростей? Или вы полагаете, что она у него одна? Вот, похоже, Эйнштейн именно так и полагал: он везде говорил про скорость какого-то «луча света». Летит, мол, себе этот «луч», да со скоростью – ну и слава Богу. Если бы сегодняшние студенты знали, что на такой формулировочке держится фундамент теоретической физики, то им, право, стало бы неловко. Им-то известно, что у света есть фазовая скорость, с которой движутся световые волны, и групповая скорость, с которой движутся световые импульсы. Как измерять фазовую скорость – экспериментаторам хорошо известно. И как измерять групповую скорость – им тоже известно не хуже. Но попросите-ка их измерить скорость «луча света»! Они посмотрят на вас умными глазами и спросят: «Батенька, о чём вы?» Ну, кто бы мог по горячим следам подумать, что всё так выйдет? По горячим следам думалось о другом – и додумалось вот до чего: «Никакой физический объект не может двигаться быстрее света!» И, для слабоумных, примечание сделалось: «В том числе – и сам свет!» Поясняем: в противном случае вся математическая конструкция ТО рассыпалась бы.

И что же? Первого противного случая оказалось совсем недолго ждать. Обнаружилось, что, при движении света в вещественных средах, происходят дивные вещи: у света с длинами волн, попадающими на ту или иную линию поглощения в веществе, фазовая скорость может превышать скорость света в вакууме в разы и даже на порядки. Пришлось релятивистам комментарии сооружать: «Ах, ну что такое фазовая скорость, в конце концов? Она же явно какая-то ненастоящая! Ничего с этой скоростью не летит – только фаза сдвигается, а это, уверяем вас, совсем не страшно! Вот если, господа экспериментаторы, вы обнаружите групповую сверхсветовую скорость – тогда, действительно, нам будет крышка. Ищите-свищите!»

То, что свершилось дальше, не укладывается в шкалу не только релятивистских, но и общефизических ценностей. В 1966 г. Басов с сотрудниками сообщили о результатах исследований временных задержек на движение лазерного импульса в системе генератор-усилитель. Между рубиновым лазером-генератором и парой рубиновых стержней-усилителей было расстояние около 2.5 м. Делительная пластинка делала из одного лазерного импульса два, каждый из которых в итоге попадал на свой фотодетектор, но разница была в том, что один путь проходил сквозь усилитель, а другой – нет. Ну, а сигналы с фотодетекторов подавались на скоростной двухканальный осциллограф. И вот, представьте. При выключенном усилителе, т.е. при отключенных лампах его «накачки», согласовывали задержки в электрических схемах двух каналов так, чтобы на экране осциллографа оба всплеска фототока происходили синхронно. А потом – всего лишь включали усилитель. И – приходили в крайнюю степень изумления. Всплеск фототока от импульса, проходившего через усилитель, теперь опережал во времени другой всплеск, который служил опорным. Изумляла величина этого опережения: она была запредельно велика. Казалось бы: изменения, которые могли сказаться на задержке, делались лишь на протяжении усилителя. Если допустить немыслимую ситуацию, при которой лазерный импульс проходит по включённому усилителю мгновенно, то даже тогда выигрыш во времени составил бы всего 1.6 наносекунды. А осциллограф весело показывает: не 1.6, а целых 9 наносекунд! Кстати, длительность самого-то импульса составляла что-то около трёх наносекунд, т.е. эффект вырисовывался очень уверенно. Впоследствии всё подтвердилось в ряде других лабораторий – с использованием различных лазеров и различных нелинейных ячеек: не только усиливающих, но и поглощающих. Главное – спектральные линии генератора и нелинейной ячейки должны были совпадать. И тогда результат был неизменно превосходен, причём «запредельность» опережения исчислялась уже десятками и сотнями раз…

У теоретиков интерес к этой проблеме как-то сам собой угас. Не корите вы их, не браните – их мучения можно понять. Если задача ставится так: «Каким образом лазерный импульс проходит по нелинейной ячейке быстрее чем мгновенно? или, другими словами, каким образом групповая скорость света может быть больше чем бесконечная?» - тут даже самая буйная фантазия заглохнет. Но зачем же ставить заведомо нерешаемые задачи? Может, здесь дело всё-таки не только в нелинейной ячейке? Вот что заслуживает внимания: во всех подобных экспериментах, «выпадающая» задержка – это как раз то время, за которое лазерный импульс пролетает промежуток от генератора до нелинейной ячейки! Чем меньше протяжённость нелинейной ячейки, тем «запредельнее» оказывается опережение! Самый оглушительный результат был получен с тонкой поглощающей плёнкой! И напрашивается вот какая версия: когда нелинейность «выключена», лазерный импульс идёт от генератора к нелинейной ячейке со скоростью света, а когда нелинейность «включена», импульс перебрасывается из генератора в нелинейную ячейку почти мгновенно. Тогда всё становится на свои места. Правда, следует уточнить, как распространяется свет, а то, наверное, не все ещё знают.

Нас ведь как учили: с позиций квантовой теории, свет – это не что иное как летящие фотоны. А что такое фотон, никто из учителей толком не понимает. Грубо говоря, это, якобы, отрезочек электромагнитной волны, который излучается атомом и, долетев до другого атома, может им поглотиться. А знаете, сколько длин волн укладывается на этом отрезочке? Интерференция при больших разностях хода подсказывает: как минимум, несколько миллионов. Умножьте, на эти несколько миллионов, длину волны в видимом диапазоне – скажем, 5000 Ангстрем – получится нижняя оценка для «длины фотона». А расстояния между атомами в твёрдом теле – несколько Ангстрем. Вы, дорогой читатель, представляете, как от одного атома к другому летит «отрезочек», длина которого на 8-9 порядков больше, чем расстояние между этими атомами? Не получается? Странно… Впрочем, у физиков это тоже не получается. А ведь это – самое простенькое. С другими свойствами фотона ещё хлеще выходит. Собственно, а зачем они, фотоны, нужны? Без них всё гораздо проще: квант световой энергии не движется по пространству между атомами, а перемещается непосредственно с атома на атом с помощью почти мгновенного квантового переброса. Цепочка таких квантовых перебросов с атома на атом – это и есть движение кванта световой энергии. А поскольку это движение подчиняется определённым закономерностям, то ясно, что действует некоторое управление, прокладывающее путь кванту световой энергии. Это оно, управление, производит поиск очередного атома-получателя. В ходе этого поиска, пространство вокруг атома-отправителя сканируется – угадайте, с какой скоростью? Правильно, со скоростью света в вакууме – по отношению к местному участку «инерциального пространства». Такой подход объясняет многое: и конечность скорости света, и прямолинейность его распространения, и его волновые свойства, и особенности его движения в вещественных средах, в том числе и в движущихся. К тому же, проясняется причина «запредельных» опережений у Басова и его последователей. Смотрите: управление, прокладывающее пути квантам света, работает особенно эффективно, если длина волны попадает на спектральную линию в веществе. А, в данном случае, у генератора и нелинейной ячейки спектральная линия одна и та же. Лазерный импульс генерируется, когда путь ему уже проложен до выходного торца нелинейной ячейки. Почти мгновенный переброс квантов света из генератора в нелинейную ячейку происходит точно так же, как их почти мгновенные перебросы с атома на атом в генераторе. Вот и всё!

Заметьте, какой простор для синхронизации часов раскрывается! Ведь скорость перемещения светового импульса при почти мгновенном перебросе может превышать скорость света в вакууме на много порядков! Релятивистов это страшно не устраивает, но никакой разумной альтернативы они до сих пор не предложили. Не надо колотить себя в грудь – так что от одёжи клочья летят – вопия при этом о величии ТО. Просто возьмите да объясните, на основе этой ТО, «запредельные» опережения у Басова. Ведь, как ни крути, здесь получается сверхсветовое движение лазерного импульса. Вы, кажется, по такому случаю застрелиться собирались!

А мы пока расскажем, что вышло с другими шикарными предсказаниями ТО. Что касается релятивистского сокращения размеров, то из этого ничего и не вышло. Разговоров-то было много; обсуждались даже такие тонкости, как оптимальное положение астронавтов в фотонной ракете – чтобы им легче было перенести сплющивание в лепёшку. А экспериментов – не было. Но совсем другое дело вышло по вопросу о «замедлении времени». Это – целая поэма. Релятивистов хлебом не корми, а дай им только пожужжать про то, как время замедляется. Вот, специальная теория относительности (СТО) утверждает, что чем быстрее объект движется, тем медленнее для него течёт время (только сам объект при этом всё равно ничего не почувствует – он же, относительно себя, всегда покоится). А общая теория относительности (ОТО) добавляет: там, где гравитация сильнее, там и время течёт медленнее. И вот эти два замедления времени – релятивистское и гравитационное – на опыте, мол, наблюдаются! В точности так, как предсказывают СТО и ОТО!

Неужели это и вправду так? Ну, как же, кричат нам – кто ж не знает, что движущиеся мезоны живут дольше, чем покоящиеся! Да, многие слышали о том, что с мезонами что-то такое делали, но мало кто знает – что именно. А знающие – помалкивают. Ибо – помалкивать есть о чём. У теоретиков-то всё гладко получается: берём, дескать, время жизни покоящегося мезона, потом берём время жизни движущегося мезона, и сравниваем их. Ну, ну. «Одну ягодку – беру, на другую – смотрю, третью – примечаю…» И так далее. А на практике с мю-мезонами (мюонами) знаете какие ягодки получились?

Вначале работали с мюонами природного происхождения, которые с околосветовой скоростью летят в атмосфере вниз, за компанию с ударно их породившими быстрыми протонами космических лучей. Электрон, который выстреливается при распаде мюона, даёт вспышку в сцинтилляторе – так регистрировались моменты распада мюонов. Моменты же их рождения были заведомо неизвестны. Представьте: дают вам даты смертей по N-скому району за такой-то месяц такого-то года и просят установить, на основе этой статистики смертей, среднюю продолжительность жизни тамошнего населения. Не возьмётесь? А вот среди физиков есть любители подобных задачек. Глядя на всё с присущим им юмором, эти любители быстренько установили время жизни покоящегося мюона. Вы, небось, грешным делом подумали, что речь идёт о времени жизни мюона, покоящегося всю свою жизнь? Да откуда же такому взяться, если при рождении он приобретает околосветовую скорость?! Притормаживали их, конечно – плитами-ослабителями. А измеряли промежуток времени между влётом мюона в поглотитель и вылетом оттуда электрона распада. Этот-то промежуток времени – в среднем, 2.2 микросекунды – специалисты и стали называть временем жизни покоящегося мюона. Когда мы увидели это впервые, то подумали, что здесь какая-то ошибка. Но нет – разные авторы твердили одно и то же. Если вы, дорогой читатель, думаете, что эти авторы белены объелись, то попробуйте воспринять формулировочку «время жизни покоящегося мюона» как можно буквальнее – и вы испытаете просветление. Смотрите: перед тем, как застрять в поглотителе, мюон жил ещё чёрт знает сколько – так ведь на лету! А, застрявши-то, он жил именно 2.2 микросекунды!
...
Для такого сообщения, существует соответствующая тема.
Записан
Oleg
Модератор своей темы
Ветеран
*
Сообщений: 3184



Просмотр профиля
« Ответ #54 : 12 Апреля 2018, 12:35:56 »

ссылки

https://yandex.ru/ maurice chatelain луна

http://techno.bigmir.net/discovery/1586226-Chelovek-na-Lune--V-Set--vylozhili-fotografii-iz-lunnyh-missij?p=0&sort=DESC

Человек на Луне: В Сеть выложили фотографии из лунных миссий

https://www.flickr.com/photos/projectapolloarchive/page83

https://www.flickr.com/photos/projectapolloarchive/21065336993/

только почему они их опубликовали только сейчас ? мощные компы появились для генерации любых картинок ?
« Последнее редактирование: 14 Апреля 2018, 13:20:14 от Oleg » Записан
bykovsky
Ветеран
*****
Сообщений: 1158


Просмотр профиля
« Ответ #55 : 31 Мая 2018, 03:57:54 »

Цитата:
http://flib.flibusta.is/b/224161/read#t47
- Запрещенная история 3351K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Дуглас Кеньон

Глава 40. АРТЕФАКТЫ В КОСМОСЕ
Для писателя Ричарда Хогленда след древних внеземных цивилизаций становится теплее

Начиная с 1981 г., гигантское и загадочное лицо, взирающее из района Сидония на Марсе, остается заманчивой надеждой на возможность научного доказательства существования разумной жизни во Вселенной, а не только на Земле. Хотя лицо и было сфотографировано с автоматической станции за пять лет до того, снимки не получили официального признания. Поэтому специалист по космическим исследованиям Ричард Хогленд (автор книги «Монументы Марса») и его коллеги, включая многих известных ученых и инженеров, которые не считают, что возможны эффективные официальные исследования, начали свою собственную работу.

На исчерпывающее исследование снимков «Лица на Марсе» и очевидного комплекса руин, расположенных рядом, ушли годы. Используя для анализа самые современные научные приборы, «Миссия на Марс» (так назвала себя группа), получила более чем достаточно свидетельств. Они убедительно доказывают: объекты в районе Сидония являются останками не только древней цивилизации. Эта цивилизация обладала наукой и техникой, во много раз превосходящими наши.

Потрясающая возможность существования таких артефактов оказала значительное давление на общественность в решении вернуться на Красную планету. Это явилось причиной возникновения довольно заметных волнений летом 1993 г. Тогда НАСА потеряла контакт с зондом «Марс Обсервер» в момент, когда он был готов приступить к детальному фотографированию. Снимки могли дать ответ на наш вопрос.

Сколько нам придется еще ждать, чтобы этот вопрос был решен? Возможно, в итоге — не слишком долго. Оказывается, что долгожданные конкретные свидетельства того, что человек не одинок во Вселенной, могут найтись и у нас на заднем дворе. Точнее, как заявила группа Хогленда, она обнаружила на многочисленных фотоснимках НАСА свидетельства существования древней цивилизации на нашей ближайшей соседке — Луне. В этом случае, если НАСА неготова провести необходимые работы по проверке, Хогленд настаивает: он готов приступить к ним вместе со своими сторонниками. Результатом может стать первый полет на Луну, финансируемый из частных источников.

Если кто-то и подходит для такой работы, то это Хогленд. Более четверти века он, признанный специалист в области астрономии и космических исследований, работал в качестве консультанта для всех основных сетей вещания. Среди его вклада в историю науки более всего запомнилась идея первого межзвездного послания человечества (совместно с Эриком Бёрджессом). В 1971 г. выгравированная табличка была отправлена за пределы Солнечной системы на первом рукотворном объекте, покинувшем ее — на автоматическом зонде «Пионер-10».

Хогленд и Бёрджесс первоначально передали идею Карлу Сагану, который успешно осуществил ее на борту космического зонда. Затем Саган опубликовал статью с выражением признательности в престижном журнале «Сайенс». Именно Хогленд предложил провести эксперимент на борту «Аполлона-15», когда космонавт Дэвид Скотт перед телезрителями всего мира подбросил на Луне молоток и соколиное перо, чтобы проверить утверждение Галилея, о том, что предметы приземляться в одно и то же время (кстати, Галилей оказался прав). Начиная с открытия лица на Марсе в 1981 г., Хогленд посвятил основную часть своего времени получению научных доказательств существования внеземного разума.

Редакция журнала «Атлантис Райзинг» провела беседу с Хоглендом на следующий день после выхода на широкий экран для огромнейшего количества зрителей последней космической эпопеи «Звездные врата», снятой в Голливуде. Так как в фильме рассматривается идея внеземной интервенции в исторические времена, нам хотелось узнать, насколько правы, по его мнению, авторы фильма (если правы вообще).

«Проблема фильма, — сказал Хогленд, — в том, что после первого получаса показа фильма в нем нет и намека на что-нибудь интересное. Он распадается на отдельные части с огромным количеством незавершенных сюжетов».

Но качество фильма (или — его отсутствие), тем не менее, не сказалось на хорошем приеме со стороны общественности. Это особенно радует Хогленда. «То, что люди хотят посмотреть фильм, доказывает мне — существует почти всеобщее стремление узнать по возможности больше. Если создать соответствующие средства, что мы и пытаемся сделать, то у нас уже будет готовая аудитория».

Хогленда пригласили участвовать в проектах двух фильмов, посвященных Марсу и Луне. Сейчас работа находится на стадии переговоров. Есть надежда создать научный документальный фильм и художественный фильм, основанный на некоторых аспектах исследований. Но эти вопросы пока что мало занимают исследователя.

Самыми важными для Хогленда и его коллег являются современные открытия, сделанные на Луне. На четких фотоснимках НАСА, некоторым уже почти тридцать лет, снятых с борта как управляемых человеком, так и автоматических аппаратов, и летающих по орбите, и садившихся на поверхность, видны гигантские структуры. Их не может объяснить никакая геология. Хогленд называет объекты «архитектурным материалом».

«В полную противоположность данным, полученным с Марса, где нам не дали возможности исследовать два или три снимка района Сидония с помощью значительно лучшей техники, приборов, создающих трехмерное изображение, провести цветовые, поляриметрические и геометрические измерения, данные для Луны многочисленнее. У нас есть буквально тысячи, если не миллионы, фотоснимков».

Но даже с фотографиями, снятыми со множества направлений, при различных условиях освещения, под разными углами и при всевозможных обстоятельствах, команда Хогленда сделала «потрясающий вывод». Все фотоснимки запечатлели «один и тот же геометрический, высокоструктурированный архитектурный объект». На самом деле, «во многих случаях архитекторы в нашей команде сейчас могут определить стандартную четырехгранную раму «Букминстер Фуллер», шестигранную конструкцию с поперечными балками для соединения. Хочу сказать, что перед нами снимок стандартной техники. Хотя, очевидно, она не создана людьми».

Структура кажется очень древней, «разбитой вдребезги метеорами… Кажется, что она подверглась нападению термитов, изъедена насекомыми, разбита и разнесена в клочья бесчисленными бомбардировками. Края рыхлые и нечеткие из-за воздействия микрометеоритов, что похоже на работу пескоструйного аппарата», — заявляет Хогленд. Он объясняет — в безвоздушном мире ничто не способно замедлить движение метеора и ослабить удар при попадании его на поверхность или в структуру, установленную на почве».

Тем не менее, исследователь говорит: «Перед нами огромное количество строительного материала». Рассредоточенный по огромной территории, материал появляется в нескольких местах. «Похоже, что перед нами фрагменты огромных, закрытых помещений, куполов, хотя они и непохожи на перевернутые салатницы. Их форма более геометрическая, подобная ступенчатым пирамидам «Биосферы-Н» в Аризоне. Перед нами что-то чрезвычайно древнее, оставленное кем-то не с нашей Земли, не из нашей Солнечной системы, а откуда-то еще», о Одной из наиболее интересных структур является огромная отдельно стоящая башня.

«Кристаллическая стекловидная, частично сохранившаяся структура, нечто похожее на мегакуб, стоящий на останках поддерживающего объекта. Башня находится приблизительно в семи милях от юго-западного угла центральной части Луны. Этот район называют Синус Меди».

Если объекты существуют, то одним из самых важных вопросов может быть такой: а почему их не заметили в НАСА? Может быть Хогленд прав, когда говорит: «Происходит что-то странное». Действительно, это так.

Недавно состоялась презентация Хоглендом лунного материала в Университете штата Огайо. В течение месяцев, прошедших с тех пор, в Интернете — на «Продиджи», «КомпьюСерве» и других компьютерных серверах, работающих в режиме онлайн, ведутся жаркие дискуссии. Многие вопросы, заданные исследователю, поступают от ученых и инженеров, работающих в НАСА. У многих из них есть опыт работы в лунной программе. Но им ничего не известно о каких-либо свидетельствах о существовании внеземных цивилизаций. Хогленд перешел на данный уровень исследований и попросил разрешение на получение данных. У него создалось глубокое впечатление, «какого-то невероятного упущения». Здесь существует только два возможных объяснения: «Либо мы имеем дело с невероятным замалчиванием, и в этом случае расходуем двадцать миллиардов долларов впустую. Ведь мы отправились туда, сделали фотографии, вернулись домой и не понимаем, что мы видим. Или же перед нами тщательно продуманная манипуляция, которую единицы ведут против большинства».

Последнее не столь уж невероятно, как может показаться на первый взгляд.

«Если вы работаете в системе, основанной на честности, целостности, открытости, полной ясности, — поясняет Хогленд, — а в ней имеются люди, которые действуют вразрез с этими принципами, их нельзя уличить. Все они — вне подозрений».

На самом деле, исследователь переступил за грань подозрений, приобретя глубокое убеждение в намеренном замалчивании. Он говорит, что не может доказать свою точку зрения. «Неопровержимым уличающим свидетельством» является доклад института Брукингса, контролируемого НАСА с самого основания в 1959 г. Работа, названная «Исследования предполагаемых выводов о мирной деятельности в космосе в интересах человечества», посвящена «изучению воздействия открытий НАСА на американское общество через десять, двадцать и тридцать лет», — говорит Хогленд. — На странице 215 названного доклада обсуждается воздействие обнаруженных свидетельств, которые либо доказывают существование внеземного разума, т. е. радиосигналов, либо являются артефактами, оставленными внеземным разумом на каком-либо другом небесном теле Солнечной системы.

В докладе называются три места, где НАСА может ожидать обнаружения таких артефактов: Луна, Марс и Венера. Затем обсуждаются вопросы антропологии, социологии и геополитики, в случае такого открытия. Сделаны потрясающие рекомендации: боясь волнений и распада общества, НАСА может прийти к заключению не разглашать эти сведения американскому народу. Подобное записано черным по белому, рекомендовано введение цензуры. Вот чем они сейчас занимаются!» — убежден исследователь.

Хогленд полагает, что антрополог Маргарет Мид, одна из авторов доклада, несет ответственность за эти рекомендации, которые, по его мнению, восходят к ее опыту в Восточном Самоа (владение США). В 1940-х Мид стала свидетелем гибели примитивных обществ, которые впервые ощутили на себе влияние сложной западной цивилизации. «Этот опыт настолько повлиял на нее, — говорит исследователь, — настолько изменил ее взгляды, что, когда г-жа Мид изучала все возможности существования внеземных цивилизаций, то исходила только из этого. Она чувствовала: если мы когда-либо узнаем о существовании внеземного разума, то это знание может погубить нас. Поэтому людям нельзя ничего сообщать».

Хогленд верит в то, что НАСА и, возможно, даже высшие звенья правительства решили держать народ в неведении, сохраняя полное молчание по проблемам существования внеземного разума. Поэтому он не слишком рассчитывает на возможность успеха таких привлекающих внимание общественности программ, как СЕТИ (Поиск внеземного разума).

«Это — полнейший фарс, это — ложный объект на фронте, — говорит Хогленд. — Программы не рассчитаны на их выполнение, они — развесистая клюква. Пользы от них — не больше, чем от фильма "Стар трек"».

На самом деле, исследователь настолько сильно сомневается в намерениях правительства информировать общество по этим вопросам, что подозревает: весь феномен сокрытия сведений — это кампания по дезинформации. Она рассчитана на отпугивание народа. «Если проводится политика, направленная на сокрытие объективных данных от народа, — размышляет Хогленд, — то хотелось бы знать, как далеко она зайдет и насколько связана с идеей контакта с внеземным разумом? Если существует несколько реальных контактов с теми, кто пытается послать нам сообщения и пытается повести нас к новым знаниям об окружающем мире, то опасения со стороны правительственных структур могут погубить нашу цивилизацию. И не введет ли это правительство программу для дезинформации, для неправильного толкования, для политического поворота в неправильном направлении даже в тех нескольких случаев реальных контактов? В таком случае, народ будет погружен в океан дезинформации».

Хогленд рассматривает появление кругов на полях как часть свидетельства доброжелательного внеземного контакта. «Особенность, которая делает их отличными от монументов Марса или древних городов на Луне, — рассуждает он, — заключается в том, что круги появляются на культурных сельскохозяйственных полях здесь на Земле. Они появляются в правильное время». Он почти не сомневается в том, что эти круги не связаны с нашим миром. «У нас просто нет такой технологии, не говоря уже о базе знаний для создания многоуровневых коммуникационных символов, которые представляют собой круги на полях. Что же до фальсификаторов, то если Дуг и Дейв изобрели эти круги, то они заслуживают нобелевки», — посмеивается исследователь.

«Уровень сложности информации, закодированной в этих символах, настолько обширен и настолько связан с объектами на Луне и Марсе, что невольно приходишь к выводу: кем бы ни были «художники», им известно несколько больше, чем современной науке, СМИ или правительству», — возвращается Хогленд к своей идее.

В любом случае, его группа планирует в настоящее время обойти монополию правительства на информацию, полученную при исследовании космоса и относящуюся к внеземному разуму. Хогленд полагает: что пришло время для миссии на Луну, финансируемой из частных источников. Инвесторы уже проявляют заинтересованность.

«Мы говорим, что несколько десятков миллионов долларов, — продолжает он, — на самом деле — даже не цена спецэффектов в одном из больших кинофильмов. Мы сможем отправиться на Луну и получить живое цветное телевизионное изображение качества «CCD» этих застывших картин, отснятых НАСА тридцать лет назад».

Такая миссия, если она получит финансирование, может быть отправлена в течение пятнадцати месяцев. С помощью новой технологии и ракет на твердом топливе на лунную орбиту можно доставить груз от пяти до шести сотен фунтов, где он обеспечит «возможность потрясающей передачи с места событий с помощью телекамер и телескопических приборов», — уверен Хогленд.

Эта миссия также может выполнить и все поставленные перед ней научные задачи. Одна из групп проявила интерес к отправке спектрометра гамма-излучения, предназначенного для поиска воды на Луне. Она, по мысли Хогленда, должна быть там в настоящее время.

Даже сама возможность подобной миссии может заставить НАСА стать более открытой организацией. Хогленд и другие участники его группы недавно получили почетное приглашение на просмотр архивов фильмов, которые ранее не демонстрировались. Бюрократия, предполагает исследователь, уже начинает оправдываться и заблаговременно действовать, чтобы, мягко выражаясь, не допустить подозрений в недоступности.

Глава 41. тайна пульсара


Возможно ли, что загадочное явление — работа древней внеземной цивилизации? Новое научное исследование удивительного примера

Логика подсказывает — должна существовать некая связь между всеми мирами в нашей Галактике, так называемом Млечном Пути. При взгляде издалека он кажется единой спиралеобразной массой со светлым центром. Какие силы вызвали притяжение такого огромного количества «миллиардов и миллиардов» звезд? Они должны быть огромными и невероятно мощными. Сейчас, в начале XXI столетия, открытие этих сил является следующей ступенькой развития физики и астрономии. Это следующий шаг в логической прогрессии, которая началась всего лишь пятьсот лет назад с открытием Колумбом сферической формы планеты.

Для подобных сообшений место здесью
Записан
Страниц: 1 2 3 [4]  Все Печать 
« предыдущая тема следующая тема »
Перейти в:  


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал