Главная arrow Форум
Главная
Поиск
Статьи
Форум
Файловый архив
Ссылки
FAQs
Контакты
Личные блоги
Последние ответы: Oleg
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
18 Января 2018, 04:32:20
Начало Помощь Поиск Войти Регистрация
Новости: Книгу С.Доронина "Квантовая магия" читать здесь
Материалы старого сайта "Физика Магии" доступны для просмотра здесь
О замеченных глюках просьба писать на почту quantmag@mail.ru

  Просмотр сообщений
Страниц: [1] 2 3 ... 154
1  Тематические разделы / Физика / Re: Кто прав, Шрёдингер или Борн - "волна" одна и та же... атом Демокрита, орбиталь, : Сегодня в 02:20:34
конец дайджеста

Цитата:
http://nwalkr.tk/b/354765/read
- Андрей Сахаров. Наука и свобода 2172K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Геннадий Ефимович Горелик

Спустя два года, уже на Объекте и уже в качестве «руководящего научного кадра», Сахаров опять свободно сказал что думает. На Объект прибыла «сверху» комиссия для проверки политической сознательности, и его спросили, как он относится к генетике (разгромленной лысенковцами при благословении Сталина). Сахаров ответил, что считает генетическую теорию наследственности правильной: «Члены комиссии переглянулись, но ничего не сказали. Никаких оргвыводов в отношении меня не последовало».
Через несколько дней Сахаров убедился, что защитило его только его высокое положение на Объекте. Когда на аналогичный вопрос аналогичным образом ответил сотрудник не столь высокого ранга, над ним немедленно нависла угроза увольнения. Спасти его помогло заступничество Сахарова.[286]
Безрассудная честность этих ответов означала, что отвечавшие не были «внутренними эмигрантами».

А разоблачение преступлений сталинизма в 1956 году на XX съезде партии еще более укрепило это свободомыслие.
Оно было вовсе не автоматически антисоветским даже у Ландау, поставившего безжалостный приговор советскому социализму. В июле 1956-го завязались два международных кризиса, в которых принял участие Советский Союз и к которым совершенно по-разному отнесся Ландау: в одном случае — «в ногу» с правительством, в другом — совершенно против.

Кризис, начавшийся с национализации Египтом Суэцкого канала, в октябре привел к вторжению в Египет войск Израиля, а спустя неделю Англии и Франции. Вторжение прекратилось под угрозой советского вмешательства. А в Венгрии народное недовольство переросло в восстание и завершилось провозглашением многопартийной системы. В ноябре войска СССР подавили эту революцию.

Высказывания Ландау по этим поводам, подслушанные КГБ, звучали так:
Насколько египтяне вызывают восхищение, настолько израильтяне являются гнусными, подлыми холуями. Все мое сочувствие на стороне египтян полностью <> Израильтяне меня возмущают. Я, как безродный космополит, питаю к ним полнейшее отвращение. <>
Венгерская революция — это значит практически весь венгерский народ, восставший против своих поработителей, т. е. против небольшой венгерской клики, а в основном против нашей [клики]. <> Наши в крови буквально по пояс. То, что сделали венгры, это считаю величайшим достижением. Они первые разбили, по-настоящему нанесли потрясающий удар по иезуитской идее в наше время. Потрясающий удар.[287]
В это же самое время на Объекте отрицательное отношение к советскому вмешательству в Венгрии открыто выразил человек совсем другой социальной ориентации Н.А. Дмитриев. За это его исключили из партии (хотя позже и восстановили).[288]

Размышления об интеллектуальной свободе в 1968 году
 В феврале 1968-го Сахаров начал работу над новой статьей «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Теперь он был свободен от соавтора — ни-в-коем-случае-не-диссидента. Ему предстояло изложить свое понимание мира — на основе своей компетенции и чувства личной ответственности.

Отойти от края пропасти — это значит преодолеть разобщенность
 Статью свою Сахаров начинает с предупреждения о ее дискуссионном характере и заканчивает тем же: его цель — «открытое, откровенное обсуждение в условиях гласности». К дискуссии приглашал человек, не считавший себя «специалистом в общественных вопросах».
Однако исходным он взял вопрос, в котором мог считать себя специалистом высшего уровня, — угроза термоядерной войны, обострившаяся из-за проблемы ПРО. Уже в письме в ЦК — за полгода до того — рассмотрение военной техники он расширил до государственной экономики и политики, такое расширение требовалось существом дела. В «Размышлениях» он вышел за рамки военно-стратегической проблемы еще дальше, но с той же целью, — чтобы найти путь к устойчивому мирному сосуществованию и чтобы понять, к чему это сосуществование может и должно вести.
Один из вариантов «Размышлений» начинается эпиграфом из Шиллера «Только полнота ведет к ясности».[404] Подходящий эпиграф к поставленной им перед собой теоретической задаче. Перспектива гибели человечества в ядерной войне — катастрофа планетарного масштаба — требовала и соответствующего охвата.
Задаче практической моральной соответствует эпиграф (из Гете), с которым «Размышления» и пришли к читателям самиздата,
Лишь тот достоин жизни и свободы,
Кто каждый день за них идет на бой.
Решение этой двойной задачи заняло у Сахарова несколько месяцев. Писал он, «в основном, на Объекте», вечерами. Закончив, несколько раз переделывал и все равно впоследствии весьма скромно оценивал свое произведение — «несовершенное («сырое») по форме», а о его содержании сказал:
В основном это компиляция либеральных, — гуманистических и «наукократических» идей, базирующаяся на доступных мне сведениях и личном опыте».[405]
Несовершенная форма действительно мешает содержанию, а наукократичность обрушивается на читателя в самом первом абзаце — в озабоченности автора, что «еще не стал реальностью научный метод руководства политикой, экономикой, искусством, образованием и военным делом». Хорошо, что уже в следующем предложении «наукократ» объяснил, что научным он считает «метод, основанный на глубоком изучении фактов, теорий и взглядов, предполагающий непредвзятое, бесстрастное в своих выводах, открытое обсуждение».[406]

Так что «научный» здесь просто синоним слова «наилучший», и легко догадаться об отношении автора к науке.
При первом знакомстве с текстом не меньше бросается в глаза его «социалистичность». Свои взгляды автор называет «по существу глубоко социалистическими», не уточняя, какой смысл он в это вкладывает. Во всяком случае это уже не синоним всего самого хорошего, поскольку социализм не помешал установлению сталинизма и маоизма, пребывающих у Сахарова в одной категории с фашизмом, не помешал социализм и формированию в СССР нового господствующего класса «бюрократической номенклатурной элиты».

Сахаров как будто опирается на некоторые элементы «теории научного социализма», как она преподносилась с амвонов государственной церкви. Например, он пишет, что «капиталистический мир не мог не породить социалистического», явно не сочувствует «эгоистическому принципу частной собственности», четко указывает свою прописку: «мы, социалистический лагерь», безоговорочно положительно употребляет имена Ленина и Маркса, — но, впрочем, гораздо чаще у него звучит зловещее имя Сталина.
Фактически, однако, он подвластен не окаменевшим социалистическим заповедям, а лишь социалистическим чувствам. В тогдашней России чувства человеческой солидарности, социальной справедливости и уважения к труду для многих были связаны со словом «социализм».

Но чувства чувствами, а ключевым для Сахарова стал факт, которого не предвидели основоположники социализма, — у человечества появилась ужасающе реальная возможность всемирного самоубийства в течение получаса. Эту возможность создал научно-технический прогресс, и сделанного не воротишь.
Согласно тем же основоположникам, социалистическая формация должна победить капиталистическую высшей производительностью труда, так же как капитализм победил в свое время феодализм. А система советского политпросвета обучала ответу на вопрос, почему капитализм на своей последней — империалистической — стадии препятствует научно-техническому прогрессу.

Студент Сахаров, правда, не мог хвастаться успехами в своем политпросвещении.
Из университетских предметов только с марксизмом-ленинизмом у меня были неприятности — двойки, которые я потом исправлял. Их причина была не идеологической, мне не приходило тогда в голову сомневаться в марксизме как идеологии в борьбе за освобождение человечества; материализм тоже мне казался исчерпывающей философией. Но меня расстраивали натурфилософские умствования, перенесенные без всякой переработки в XX век строгой науки.
Академик Сахаров, материалистически глядя на факты в области своей профессиональной компетенции, не мог присудить победу социализму в производительности труда. Наибольшее, что он мог сделать для социализма, это сказать: капитализм и социализм «сыграли вничью».
Ничейный результат соревнования двух систем говорил, что обе они достаточно прочны. Это укрепляло ключевой факт — угрозу всемирного самоубийства, но и диктовало необходимый шаг.

Каждое разумное существо, оказавшись на краю пропасти, сначала старается отойти от этого края, а уж потом думает об удовлетворении всех остальных потребностей. Для человечества отойти от края пропасти — это значит преодолеть разобщенность.[407]
Главный вывод Сахарова: сближение социалистической и капиталистической систем — единственная альтернатива гибели человечества. И фактически вся его статья — с ее исторической и политической панорамой — посвящена обоснованию возможности и путей такого сближения.

Он не претендует на оригинальность, употребляя «термин, принятый в западной литературе», — конвергенция. Эпитет «социалистическая», который он добавляет, также не слишком оригинален. По-настоящему оригинально, однако, содержание его «социалистической конвергенции».
Западные конвергенты рассчитывали, что дело сделает сам по себе научно-технический прогресс. Государства обеих систем вынуждены все более опираться на него. Могут они это делать только руками и головами профессионалов, сходным образом подготовленных, — научно-технических менеджеров, роль которых, сходным образом, возрастает в обеих системах. Отсюда и все возрастающее сходство нового индустриального капитализма и нового индустриального социализма. Один из самых красноречивых сторонников этой надежды Джон Гэлбрайт назвал свою книгу 1967 года аполитично «Новое индустриальное государство».[408]

Для Сахарова же необходимость конвергенции диктовалась не сходством новых научно-технических индустрий, а смертельной опасностью. Опасность, рожденная научно-техническим прогрессом, нависла над обеими противостоящими системами, уместившимися на одной планете.
А что касается возрастания роли научно-технических менеджеров, Сахаров знал на собственном опыте, что даже его роль недостаточна для того, чтобы просто быть выслушанным правительством по вопросу жизненной важности. Поэтому, собственно, он и вышел на общественную арену и первым начал строить мост конвергенции с социалистического берега. На другом, капиталистическом берегу он никогда не был и, значит, вынужден был полагаться на сведения из вторых рук — из прессы со всеми ее фильтрами и увеличительно-уменьшительными стеклами.

В 1968 году капиталистический берег не выглядел таким уж пригодным для конвергенции. Вьетнамская война. Убийство Мартина Лютера Кинга, лауреата Нобелевской премии мира 1964 года.
Весной 1968 года — Пражской весной, когда в Чехословакии началось строительство «социализма с человеческим лицом» — обитателю социалистического лагеря легче было убедить себя в творческом потенциале социализма, в том, что будущее за ним.
Сахаров знал, на какой упрек он нарывается в своем свободомыслящем, но просоциалистическом окружении. Высоко оценив неопубликованную книгу Роя Медведева о сталинизме, написанную «с социалистических, марксистских позиций», он прибавил:
Вероятно, автор не дождется таких же комплиментов от товарища Р. Медведева, который найдет в его взглядах элементы «западничества». Ну, что ж, спор так спор![409]

К тому времени Сахаров уже около двух лет общался со средой диссидентов. Читал самиздат, участвовал в дискуссиях, неизбежных среди свободомыслящих интеллектуалов. Свободно — «научно», в его определении, — осмысливал «факты, теории и взгляды». Его «Размышления», собственно, и стали результатом этого осмысления.
Однако Сахаров знал еще и нечто такое, чего не знали его новые знакомые и что привело его к мысли о конвергенции с Западом, а не просто о каком-то усовершенствовании социализма.

Он обладал профессиональными знаниями об ограниченной, но жизненно важной сфере государственной и международной жизни — о стратегическом противостоянии двух систем, о неустойчивом ракетно-ядерном равновесии. И эти знания давали возможность более широкой перспективы. Сахаров имел ясное представление о научно-техническом соревновании двух систем, об интеллектуальной свободе и государственном здравомыслии применительно к стратегическому противостоянию. Но сама эта сфера имела столь существенное значение для жизни общества, что позволяла судить об обществе в целом. Сахаров знал, что для усовершенствования социализма попросту может не хватить времени, если стратегическое противостояние сорвется в штопор ядерной войны.

выводы

Цитата:
http://philosophystorm.org/video/materializm-eto-prizhivalshchik-nauki

материализм – это не философское направление, а банальный научпоп. К примеру, до появления квантовой механики он говорил одно, а после другое. Случится новый прорыв в физике – материализм начнет с умным видом вещать третье. Подумайте, как в материализме XIX века можно было бы получить представления о корпускулярно-волновом дуализме, принципе неопределенности, квантовой спутанности? Да никак. Тогдашний материализм посчитал бы эти, ныне сугубо научные, концепты метафизическим бредом. Материализм с одинаковым успехом согласовывался и с доэволюционной биологией, потом с дарвинизмом, а если в ближайшее время в биологии будет найден новый подход к решению эволюционных проблем, то материализм, ничуть не смущаясь, будет и его объяснять с материалистической точки зрения. Из материализма ничего не следует, и поэтому он с готовностью будет описывать все, что бы ни всплыло в науке.

Материализм принципиально неконцептуален. Возьмите Декарта, Канта, Гегеля – у них полно содержания вне и до науки, есть над чем поразмыслить, есть философия. А материализм без науки исчерпывается фразами типа «всё данное нам есть материя, а материя есть всё, что нам дано». Материализм – это приживальщик науки, не имеющий никаких собственных идей, питающийся крошками с ее стола, и поэтому обреченный повторять за ней все, что бы она ни сказала.
2  Тематические разделы / Физика / Re: Кто прав, Шрёдингер или Борн - "волна" одна и та же... атом Демокрита, орбиталь, : Сегодня в 02:19:41
add

Цитата:
http://nwalkr.tk/b/354765/read
- Андрей Сахаров. Наука и свобода 2172K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Геннадий Ефимович Горелик

.. Андрей подрабатывал, преподавая в Энергетическом институте и в вечерней школе, но на оплату жилья денег хронически не хватало, Помогали родители, дал в долг И.Е. Тамм. Лишь после защиты диссертации Сахаровы, по ходатайству ФИАНа, получили комнату в академической гостинице.
Понимая столь острую нужду в жилье, можно оценить… его отказ решить эту проблему. Он дважды получил такое заманчивое предложение — за год до защиты диссертации и накануне ее. Первый раз предложение исходило от неизвестного ему человека, назвавшегося «генералом Зверевым», второй раз от самого Курчатова.

Первый раз Сахарову предложили перейти работать в нашу систему для участия в выполнении важных правительственных заданий», второй — перейти в институт Курчатова и заниматься теоретической ядерной физикой. Так работали хорошо известные Сахарову теоретики — его оппоненты по диссертации А.Б. Мигдал и И.Я. Померанчук. Ему предлагалась высокая зарплата и, главное, квартира в Москве.

Но он отказался:
Я подумал, что не для того я уехал с завода в последние месяцы войны в ФИАН к Игорю Евгеньевичу для научной работы на переднем крае теоретической физики, чтобы сейчас все это бросить. Я сказал коротко, что сейчас я хочу продолжить свою чисто теоретическую работу в отделе Тамма.
Диссертация была лишь малой частью этой работы, но ее содержание было многими кровеносными сосудами связано с другими вопросами, над которыми думал молодой теоретик. Один из этих вопросов касался фундаментальной проблемы квантовой теории, другие были весьма конкретны, но все их Сахаров сам задавал себе и природе. И эта творческая свобода была ему дороже благ специальной физики:

…для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам…


Впрочем, Сахаров знал, что и в ФИАНе ученая степень сильно облегчит ему материальные тяготы жизни. Не мог он не чувствовать и расположение к нему научных руководителей. За два дня до защиты распоряжением директора ФИАНа Вавилова его назначили на должность научного сотрудника.[101] И то было распоряжение уже не просто директора ФИАНа, а президента Академии наук СССР.


В пропаганде, которую вели гитлеровцы по разложению Советской Армии, один мотив был особенно прост: «Русский солдат, знаешь ли ты, кто управляет Россией? Жиды!», и следовал перечень имен. Действовали ли эти листовки на солдат, сказать трудно, но попав — по инстанциям — в ЦК, они определенно сработали.[148] Сталинский террор за несколько лет до того изрядно «очистил» высшие партийные кадры от поколения революционеров-интернационалистов. Новое поколение партийных службистов, менее обремененное интеллигентностью, уже несколько лет шло в строю сталинского патриотизма. Теперь им надо было выбить антисемитское оружие из рук врага, и они не только выбили, но и взяли это оружие в собственные руки, убирая евреев с общественно видных мест.

Началось это с музыкального искусства, но пошло во все стороны и с особой силой развернулось в борьбе с космополитизмом. Администраторы и энтузиасты начали подсчитывать проценты «засоренности» кадров евреями. По существу стала возрождаться процентная норма, только в отличие от царских времен само ее существование было негласным.
Новая тенденция вызывала недоумение социалистических идеалистов и удовлетворение советских материалистов, получивших в руки новый инструмент делать карьеру. Эти две категории, впрочем, не исчерпывали реальное людское разнообразие.
Алексей Крылов, дореволюционный академик и царский генерал, математик и кораблестроитель, переводчик Ньютона с латыни и знаток боцманского диалекта русского языка, был практически знаком с разными способами правления Россией. У него имелись все основания не считать царскую бюрократию идеальной, но если надо было, мог и ее привести в пример советским бюрократам. Он понимал человеческую природу и не тешил себя мечтой быстренько — с помощью науки — создать идеальное общество.[149] Он просто делал свое дело в науке, а правительство воспринимал как неизбежную реальность этого мира, как климат и погоду, как гром и молнию, как наводнение и землетрясение, с которыми приходится жить.[150]

Можно это назвать здравомыслием или здоровым цинизмом, но во всяком случае он не старался идти «в ногу со временем». По его речам и статьям не определишь, какое то было время, зато легко определить его личность, не желавшую зависеть от текущего момента.
В декабре 1944 года академик Крылов произнес речь в Доме ученых на собрании памяти Леонида Мандельштама и начал с того, что «Леонид Исаакович был из богатой высокообразованной еврейской семьи», а затем после краткого описания его научной карьеры продолжил:
Леонид Исаакович был еврей. Есть много евреев, которые следуют буквально железному правилу Ветхого завета Моисея и пророков: «Око за око, зуб за зуб», выкованному тысячелетиями преследований, исходивших от государственных властей, от рабства, от инквизиции, от герцогов, от феодалов.
Две тысячи лет тому назад раздался голос великого идеалиста, провозгласившего новый завет: «Любите врагов ваших; если тебя ударят по левой щеке, подставь и правую». Все читают эти слова, никто им не следует; не следовал им и Леонид Исаакович, но во многом к этому идеалу приближался. Конечно, он не любил врагов своих, но по высоте и чистоте его характера у него их почти и не было.

Леонид Исаакович отличался прямотою, честностью, полным отсутствием искательства и лукавства и заслужил особенное уважение лучшей части профессоров Московского университета; но в последние два года сплоченная группа физиков причинила Леониду Исааковичу много огорчений на научной почве.
Как ученый, как академик и профессор Леонид Исаакович стоял в первом ряду. <>
Да будет земля ему пухом, ибо праведник он был![151]
Столь свободное употребление слова «еврей», когда его стали произносить вполголоса как почти неприличное, произвело на присутствовавших неизгладимое впечатление.[152] Для Крылова «еврейский вопрос» вовсе не был предметом какого-то особенного внимания, но он видел реальности жизни. И употребил он слово «еврей», похоже, назло новой государственной непогоде, которой еще предстояло превратиться в грозу.
В январе 1948 года сталинская молния убила знаменитого еврейского актера и общественного деятеля Михоэлса. Затем — группу деятелей еврейской культуры членов еврейского антифашистского комитета. И наконец, под раскаты пропагандистского антисемитского грома, развернулось «дело врачей», которое привело бы к кровавому наводнению, проживи Сталин еще несколько месяцев.


Ядерное оружие в мирных целях
Физики, занятые в атомном проекте, чувствовали себя социально защищенными по сравнению с другими науками и прежде всего с биологией. Они не допустили «лысенкования» своей науки: Всесоюзное совещание физиков, капитально подготовленное, было сорвано за пять месяцев до первого испытания ядерной бомбы в 1949 году. Тогдашнее «применение ядерного оружия» было чисто оборонительным — оплот «университетской Физики» не шелохнулся.

Идеологическая энергия патриотов-материалистов, не истраченная в 1949 году, вышла наружу три года спустя — 1952 году. О том, как эта энергия была обезврежена, в «Воспоминаниях» Сахарова всего несколько слов: «Когда физика стала на виду, Курчатов и вовсе сумел прикрыть всю эту плесень». Однако драматические события 1952—1954 годов заслуживают большего. Тем более что Сахаров и сам принял в них участие.

Главной идеологической мишенью по-прежнему был Л.И. Мандельштам (уже 8 лет как покойный) и его ученики. А новый повод дал вышедший в 1950 году пятый том трудов Мандельштама. Том содержал лекции, прочитанные в Московском университете. Записи этих лекций сохранили и подготовили к изданию ученики Мандельштама — сами уже выдающиеся физики. Редактором тома был Леонтович.

Лекции эти были, разумеется, по физике, но материалисты, вооруженные до зубов цитатами, искали философский криминал между строк. А кто ищет, тот всегда найдет. И о своих находках, похоже, донесли в высшие идеологические инстанции. Те действовали не только лобовыми директивами, но и умело «работали с кадрами». В данном случае им удалось мобилизовать человека науки, неравнодушного к философии науки.

28 января 1952 года в ФИАНе на методологическом семинаре выступил А.Д. Александров с докладом «О субъективно-идеалистических ошибках некоторых советских физиков».[274] Докладчик, видный ленинградский математик с мощным общественным темпераментом, считал себя вправе судить о физике и ее философии. Но в начале доклада он указал и земную причину своего вмешательства в дела физики: «Я был вынужден по данному мне одной организацией поручению заняться несколько исследованием некоторых книг по физике…»[275]

Александров, член партии с 1951 года, был вынужден подчиниться партийной дисциплине. И не только он. После его доклада в ФИАНе создали комиссию «для рассмотрения материалов 5-го тома сочинений акад. Л.И. Мандельштама»[276] — спустя год после смерти директора ФИАНа и президента Академии наук С.И. Вавилова, написавшего предисловие к этому тому.

Воинствующие материалисты шли в наступление, и через полгода издательство Академии наук выпустило коллективный труд «Философские вопросы современной физики». Предисловие к нему призвало «в среде советских физиков проделать работу, аналогичную той, которая уже дала значительные результаты в агробиологии», оставалось только найти в физике деятеля, сопоставимого с агробиологом Лысенко.
В ФИАНе этот сборник назвали «зеленой отравой» — по цвету переплета и по вкусу содержания. Единственный физик в редколлегии сборника — Терлецкий — совмещал службу в МГУ и МГБ. А возглавил редколлегию многолетний философский надзиратель над физикой член-корреспондент Академии наук А.А. Максимов.

Не дожидаясь, однако, выхода академического труда, Максимов решил сказать свое слово более широкой аудитории. 13 июня 1952 года он опубликовал в газете большую — двухподвальную — статью «Против реакционного эйнштейнианства в физике», бьющую по главному отечественному эйнштейнианцу — Мандельштаму. Почему, правда, эта статья появилась в газете «Красный флот», органе Военно-Морского министерства, оставалось загадкой.
Еще большую загадку до недавнего времени представляла ответная статья, уничтожавшая Максимова уже своим названием «Против невежественной критики современных физических теорий».

Можно понять, почему автор этой статьи, один из крупнейших советских физиков-теоретиков, академик Владимир Фок защищал честь «покойного академика Л.И. Мандельштама, крупнейшего советского ученого»[277] — за восемь лет до того он послал телеграмму вдове Л.И. Мандельштама: «Потрясен смертью моего горячо любимого старшего друга.[278] Помимо того что Фок был бесстрашным человеком, он был искренне привержен тому, что считал диалектическим материализмом, и его особенно должно было задеть, что Максимов, «будучи не в состоянии разобраться в предмете, огульно охаивает нашего замечательного ученого» от имени этой философии. И наконец, Фок мог чувствовать дополнительную ответственность от того, что А.Д. Александров считал себя его учеником, даже если и не ведал, что творил своим методологическим докладом в ФИАНе.[279]
Все это вполне понятно. Непонятно только место и время публикации разгромной статьи Фока.
Место — главный философский журнал страны «Вопросы философии», где Максимов был членом редколлегии. А время — последние месяцы сталинской эпохи: в стране гремит «дело врачей», поднимается девятый вал государственного антисемитизма, обвинением выглядит уже всякая фамилия «еврейской наружности», такая как Мандельштам.

Как это случилось, рассказали документы из Архива ЦК.[280]
Фок написал свою статью осенью 1952 года. Затем в поддержку ее публикации одиннадцать виднейших физиков, занятых в проекте, написали письмо его высшему руководителю — Берии. Вместе с Таммом, Леонтовичем, Ландау и другими письмо подписал и Сахаров. Так впервые имя тридцатиоднолетнего кандидата наук, еще не героя и не лауреата, появилось на политической арене. В письме «в связи с ненормальным положением, создавшимся в советской физике», в особенности после «невежественной и антинаучной статьи» Максимова, говорится о желательности публикации «в центральной прессе статьи академика Фока, посвященной критике статьи Максимова».
Курчатов добавил к этому и свое письмо, где заявил, что разделяет эти взгляды, и представил статью Фока заместителю председателя Совета Министров СССР Берии.

Берия 24 декабря 1952 года, по законам партийной бюрократии, направил эти материалы Маленкову, секретарю ЦК, ведавшему идеологией. При этом в сопроводительном письме Берия информировал своего товарища по Политбюро:
«Известные Вам физики тт. Курчатов, Алиханов, Ландау, Тамм, Кикоин, [А.П.] Александров, Арцимович, Сахаров, Головин, Мещеряков, Флеров, Леонтович, разделяя взгляды, содержащиеся в статье ак. Фока, обратились к нам с просьбой об опубликовании этой статьи, поскольку считают статью Максимова «антинаучной и неправильно ориентирующей наших научных работников и инженеров».
«Инженеров» Берия добавил от себя, напоминая, что эти физики занимаются важнейшим инженерным делом, а не просто эйнштейнианством (реакционным ли, прогрессивным ли).

Так был решен философский вопрос.
И хотя Ученый совет ФИАНа 9 февраля 1953 года принял решение «О философских ошибках в трудах академика Л.И. Мандельштама», на публичном обсуждении Леонтович попросту заявил о своем несогласии, а Фок отказался подписать заключение комиссии.[281]

 Осенью 1952 года началось — тоже с помощью «ядерного оружия» — и очищение от «плесени» университетской физики. Здесь Курчатов пришел на подмогу выдающемуся математику И.Г. Петровскому, ставшему в 1951 году ректором МГУ. Новый ректор обнаружил, что физический факультет главного университета страны не подпускает к студентам виднейших отечественных физиков, в том числе авторов лучших университетских учебников. И в то же время руководство факультета поддерживает смехотворную лабораторию во главе с человеком, не имеющим отношения к физике. Тем не менее своими силами ректору ничего не удавалось сделать.

В декабре 1952 года лабораторию Знойко обследовала комиссия под руководством одного из заместителей Курчатова. Эта комиссия, жаловался в ЦК партийный лидер физического факультета, «после шестичасового «налета» на лабораторию, написала заключение, представляющее направление работ антинаучным».[282]

И все равно понадобился еще год, прежде чем в ноябре 1953 года два министра (Средмаша и Культуры [!]) и два высших руководителя Академии наук направили свои предложения руководству страны и начали с описания обшей ситуации.
В течение многих лет физическим факультетом Московского университета управляет беспринципная группа не представляющих, в значительной своей части, никакой научной и педагогической ценности работников. В свое время участники этой группы выжили из Московского университета целый ряд крупных ученых-физиков. <> Эта группа, под предлогом борьбы с идеалистическими взглядами, дискредитирует крупнейших ученых нашей страны и в то же время поддерживает людей, не знающих современную физику, например инженера А.П. Знойко (заведующий лабораторией № 15 физического факультета). <> Попытки ректора Московского университета академика И.Г. Петровского привлечь к профессорско-преподавательской работе крупных ученых были встречены этой группой в штыки, а академика Петровского обвинили в том, что он проповедует культ личности и авторитетом крупных ученых хочет подавить молодых, оттереть их в сторону.

В письме предложены сильные меры, а среди тех, с кем они обсуждались, названо также имя Сахарова.[283]
В итоге, 5 августа 1954 года постановлением ЦК «О мерах по улучшению подготовки физиков в Московском государственном университете» декан физического факультета был снят, а наиболее воинственным защитникам университетской физики пришлось покинуть университет. Совершенно секретная лаборатория № 15 и ее заведующий Знойко исчезли бесследно.

Впрочем, один след остался. В 1952 году в Издательстве иностранной литературы вышел перевод «Лекций по атомной физике» знаменитого Энрико Ферми, и в анонимном редакционном предисловии к переводу упомянуты «работы Знойко».


До 1951 года редакцией физики в этом издательстве заведовал Леонтович. После его ухода в проект, эту должность передали декану физфака МГУ, что одно уже говорит мощных покровителях университетской физики. А анонимное предисловие, донесшее до наших дней имя эмпирического физика Знойко, показывает, как серьезна была угроза лысенкования в советской физике. Если бы история соединила способности Терлецкого, Максимова и Знойко в одном деятеле и, наоборот, разъединила бы способности, которыми был наделен Курчатов, то участь советской физики могла быть гораздо печальней.

Семейная жизнь на Объекте
Философия науки, царившая в СССР, — диалектический материализм — дала возможность Максимову нападать на современную физику, а Фоку — защищать ее. Уже это внушает сомнение относительно марксизма-ленинизма. Что касается другой его составляющей — материализма исторического, или философии общественной жизни, то там исходный принцип «бытие определяет сознание» трудно совместить и с простым здравым смыслом. Одно и то же советское бытие порождало слишком большое разнообразие сознаний. Грамотный марксист тут скажет, что Маркс говорил об общественном сознании. Но ведь самое интересное — именно разнообразие индивидуальных сознаний и то, как они совмещались друг с другом и с советским бытием. И как с этим совмещалось и менялось сознание главного теоретика советского термоядерного оружия — Андрея Сахарова.

Бытие Андрея Сахарова и его коллег не исчерпывалось термоядерным изобретательством и борьбой с «научной плесенью», описанными выше. Была и обычная семейная жизнь, и повседневная обыденность в необычном городе, стертом с географических карт.
Жители окрестных сел и без всяких географических карт знали, что с городом Саровом что-то стряслось, раз он скрылся за охраняемой колючей оградой. В одном из этих сел устраивались большие воскресные базары. Там, видимо, и возникло предположение, что за забором в экспериментальном порядке строят коммунизм, — покупатели оттуда очень уж не скупились.[284] К тому же своим университетским обличьем объектовские покупатели сильно отличались от местной базарной публики и намекали на грядущее всеобщее высшее образование при коммунизме.

На этих базарах Сахаровы покупали живых кур, которые потом жили в сарае, как и полагалось, несли яйца и гуляли по двору их коттеджа к большой радости дочерей. Но кур держали не для забавы. В первые годы «пробного коммунизма» на Объекте это было важным продовольственным подспорьем. Особенно важным, поскольку младшая дочь Люба в детстве много болела, и считалось, что куриные бульоны укрепят ее здоровье. Поэтому время от времени курочки по одной исчезали — к ужасу и негодованию девочек.[285]

Участие «отца» советской водородной бомбы в домашнем хозяйстве сводилось в основном к двум вещам: рубить дрова и — тем же инструментом — лишать жизни кур. Как-то раз курица без головы побежала по двору, и к этому удивительному биологическому факту отец пытался привлечь внимание детей. Однако тем было не до биологии. Девочки были глубоко возмущены таким обращением с живыми существами, не принимали никаких объяснений и считали, что действия родителей расходятся с их же моральными наставлениями. Очень трудно было им совместить это с мягким, бережным отношением к ним папы, никогда их не наказывавшего.

Папа проводил на работе много больше законных восьми часов, но, возвращаясь домой, всецело принадлежал семье, занимался с детьми, играл с ними, гулял — как все хорошие папы. Терпеливо отвечал на все детские вопросы, хотя сам детей особенно не расспрашивал.
Очень любили дети, когда в доме гас свет (из-за нарушения подачи электричества), что случалось нередко. Папа сразу же доставал свечи и доставал сахар. Плавящийся на огне сахар медленно капал, превращаясь в леденцы. Что может быть слаще, чем сосать карамельку собственного изготовления?!
Если летом папа возвращался домой пораньше, все вместе, захватив соседских детей, залезали в его служебную машину — большой семиместный «ЗиМ» — и ехали на речку купаться. Зимой — лыжи.
Вечером у папы с мамой — традиционная партия в шахматы. А когда дети уже лежали в кроватях — обязательная папина сказка, которую он сочиняет на ходу. Сначала герои были традиционны — Баба Яга и всякие лесные зверюшки. Когда дети стали постарше, появились сказки «про нас», в которых действующими лицами становились «все мы» — члены семьи. Это были захватывающие и довольно реалистические приключения. Образовался даже семейный глагол «пронасовать» — рассказать сказку про нас.
С одной только особенностью детям приходилось считаться: иногда в разгар сказки сказочник замолкал — отключался на какие-то свои размышления, и вернуть его обратно в сказку было не так-то легко.
О чем он размышлял, девочки не могли догадаться. Когда они спрашивали отца, чем он занимается на работе, хотя бы в самых общих чертах, он им неизменно, хотя и с шутливой интонацией, отвечал: «Это — бо-ольшой, большой секрет!» дети знали только, что он занимается делом чрезвычайной государственной важности. В этом проще всего было удостовериться, видя, что его постоянно сопровождают «секретари» — тело- и душехранители.
Физики оказались столь ценным государственным достоянием, что их некоторое время охраняли так же, как высших государственных руководителей. К Сахарову «секретарей» приставили с лета 1954 года (и отставили в ноябре 1957 года):

Это были офицеры личной охраны из специального отдела КГБ, их задача была оберегать мою жизнь, а также предупреждать нежелательные контакты (последнее не скрывалось). Мои «секретари» жили — и на Объекте, и в Москве — в соседнем доме. Выходя на улицу, я был обязан вызывать их специальной кнопкой. Подразумевалось также, что я буду делать это при возникновении опасности. Один из «секретарей» — полковник КГБ, в свое время служивший в погранвойсках, затем в личной охране Сталина, <> потом он работал, как он говорил, «на арестах» в Прибалтике, там это было опасной работой. Он был очень тактичен, даже, без назойливости, предупредителен. В это время, мне кажется, он уже всерьез подумывал о выходе на пенсию. Второй — лейтенант, очень старательный и предупредительный; иногда он пытался, без большого успеха, политически меня воспитывать; студент-заочник юридического факультета. В карманах «секретари» носили пистолеты системы Макарова, но лишь по моей просьбе показали мне их. Они умели стрелять, не вынимая пистолетов из кармана, как они мне однажды сказали.

Свободомыслие секретных физиков
Кажется удивительным, что в столь плотно охраняемом состоянии, занятые столь государственным делом, физики могли проявлять свободомыслие и что советская власть позволяла им это.
Одна из причин — в том, что власть слишком нуждалась в их свободной мысли в профессиональной сфере. Другая — что физики почти поголовно вполне были согласны с тем, что они считали сущностью социализма, и потому позволяли себе не соглашаться с «частными» ошибками. И позволяли себе говорить о своих несогласиях даже в сталинское время.
Вскоре после того как Слойка стала признанной темой фиановской группы, представитель Берии в ФИАНе, генерал ГБ, пригласил к себе Сахарова и предложил ему вступить в партию. Сахаров отказался, сказав, что сделает все, что в его силах, для успеха дела, оставаясь беспартийным:
Я не могу вступить в партию, так как мне кажутся неправильными некоторые ее действия в прошлом и я не знаю, не возникнут ли у меня новые сомнения в будущем.
На вопрос генерала он пояснил, что неправильным считает аресты невиновных и раскулачивание. Генерал заявил, что ошибки были, но они партией исправлены, однако на этом оставил в покое молодого физика, подающего большие надежды.
3  Тематические разделы / Физика / Re: Кто прав, Шрёдингер или Борн - "волна" одна и та же... атом Демокрита, орбиталь, : Сегодня в 02:16:55
add

Цитата:
http://nwalkr.tk/b/354765/read
- Андрей Сахаров. Наука и свобода 2172K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Геннадий Ефимович Горелик

В 1934 году, когда ФИАН переехал в Москву, директор С.И. Вавилов пригласил Гессена стать своим заместителем. Некоторые сотрудники приехали из Ленинграда, но основу научного потенциала института Вавилов видел в школе Мандельштама.
В августе 1936 года Гессена арестовали, и вскоре началось «выдавливание» мандельштамовцев из университета. К счастью, им было куда идти — в ФИАН. С. Вавилов тогда публично заявил о своем отношении к Мандельштаму:
…во время формирования института в Москве я на многие уступки пошел, желая, чтобы Леонид Исаакович сосредоточил здесь свою работу. <> Леонид Исаакович не состоит у нас в штате. Он имеет право на такое существование — это право обеспечено ему Академией наук. Может, конечно, показаться странным такой способ работы, когда человек у себя на квартире принимает сотрудников. Я думаю, что со временем положение изменится, но, во всяком случае, и сейчас <> Леонид Исаакович Мандельштам приносит большую пользу. Нам бы хотелось, чтобы он еще больше втянулся в жизнь института, чтобы он знал и другие лаборатории [помимо оптической, теоретической и лаборатории колебаний], критиковал их работу, давал указания. Он — человек необычайно высокого научного уровня.[58]
Академик А.Н. Крылов, директор Физико-математического института, из рук которого Вавилов получил директорство в ФИАНе, говорил: «Замечательный человек Сергей Иванович — создал институт и не побоялся пригласить в него физиков сильнее его самого».[59] Вавилов сознательно искал таких людей.

Тридцать седьмой год
В русском языке «тридцать седьмой» — не просто числительное, это — дважды траурное понятие. Первый траур начался со смерти одного человека, второй — с гибели миллионов.
В конце января 1837 года был смертельно ранен на дуэли Александр Сергеевич Пушкин. Эта смерть — историческое событие для каждого образованного русского, такова роль Пушкина в жизни России. Но роль эту трудно объяснять в англоязычном мире, там нет параллели явлению Пушкина.
Нет параллели и для чумы, упавшей на Россию сто лет спустя. На Западе ее именуют Великим террором, в русском языке просто — Тридцать седьмым годом, хотя фактически речь идет о периоде около двух лет, начавшемся в середине 1936 года. В то время Сахаров входил во взрослую жизнь — в 1938 году он поступил в университет.
Тридцать седьмой год был не первым и не последним валом сталинского террора. Этот вал обрушился более всего на образованные слои населения и отличался непостижимой иррациональностью. Государственная машина террора поглотила указанных Сталиным «врагов народа» из партийно-государственной элиты и вместе с ними миллионы людей, к политике не причастных, — инженеров и ученых, поэтов и актеров, рабочих и крестьян. Общественному зрению были представлены только показательные судебные процессы над высокопоставленными «врагами народа», их клеймили на митингах, о них писали газеты.

Не менее громкой темой тогдашних газет и подлинной темой культурной жизни был Пушкинский юбилей — столетие его смерти. В 1937 году началось издание Полного 16-томного собрания сочинений Пушкина. Обильно публиковались материалы о жизни поэта. Одновременно с торжественными заседаниями, освященными правительством, проходили школьные вечера, на которых ровесники Сахарова читали стихи Пушкина, ставили его пьесы.
Шестнадцатилетний Андрей Сахаров по радио слушал «прекрасные передачи о Пушкинских торжествах», а четырнадцатилетняя Елена Боннэр вырезала из газеты печатавшуюся из номера в номер документальную книгу Вересаева о жизни Пушкина.

По словам Сахарова:
Именно тогда, в 1937 году, Пушкин был официально провозглашен великим национальным поэтом. <> Незаметно идеология приблизилась к знаменитой триаде эпохи Николая I — «православие, самодержавие, народность». Народность при этом олицетворял Пушкин, коммунистическое православие=марксизм — лежащий в мавзолее Ленин, а самодержавие — здравствующий Сталин.
Как все это соединялось? Почему тридцать лет спустя первые советские правозащитники собрались на демонстрацию к памятнику Пушкину и академик Сахаров читал вслух надпись на нем:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.
А еще через десять лет, в горьковской ссылке, опальный физик и его жена перечитывали Пушкина, читали о нем все, что могли найти. Сахаров даже написал там два литературно-философских эссе о стихотворениях Пушкина. И пушкинской строкой — условным секретным знаком — Елена Боннэр попросила его о прекращении голодовки.
Пир во время чумы
До появления автобиографической книги Сахарова никто не знал о его привязанности к Пушкину. Не догадывались об этом и товарищи Сахарова по университету. За одним-единственным исключением — Михаил Левин назвал свои воспоминания о Сахарове «Прогулки с Пушкиным»:
Иногда у меня возникало ощущение, что, кроме реального пространства-времени, в котором мы жили, Андрей имел под боком еще один экземпляр, сдвинутый по времени на полтораста лет, где как раз и обитает Пушкин со своим окружением. И мне повезло, что еще в молодости Андрей впустил меня в этот свой укрытый от посторонних мир…[60]
Перечисляя книги своего детства, Сахаров в «Воспоминаниях» начинает со «Сказки о царе Салтане» Пушкина, а затем после нескольких десятков знаменитых имен (Дюма, Гюго, Жюль Верн, Диккенс, Бичер-Стоу, Марк Твен, Андерсен, Майн Рид, Свифт, Джек Лондон, Сетон-Томпсон, Уэллс) возвращается: «Немного поздней — почти весь Пушкин».
Сила привязанности Сахарова к Пушкину необычна, но еще необычнее положение поэта в русской культуре.

..
Прагматизм Иоффе
Для историков эпохи социалистического реализма Иоффе был единственным отцом-основателем советской ядерной физики, и это, наверно, потому, что его философия была простейшей. Философию эту можно назвать прагматизмом, хотя сам он не раз громко заявлял о своей приверженности диалектическому материализму — государственной философии науки, известной под именем «диамат». Физик-экспериментатор-администратор Иоффе с готовностью использовал «диаматерный» язык, чтобы защищать то, что он считал подлинной наукой. У него легко поворачивался язык, чтобы повторять казенные мудрости советского материализма и славить советских вождей.
Вот только один пример его риторики из послесталинского времени (1955), когда страх за язык уже не тянул.
Наша партия снабдила молодого ученого верным компасом — философией диалектического материализма. <> Наша страна, идя впереди передового человечества, осуществляет высшую форму социальной жизни — коммунизм. Каждый мыслящий человек, а ученый должен быть и мыслителем, должен стремиться к тому, чтобы его работа вносила бы свой вклад в строительство коммунизма.[72]

Способность к подобной политической поэзии помогала Иоффе в строительстве его физико-технической школы. Ему удавалось добывать у правительства, можно сказать, стройматериалы для здания школы, надлежаще оборудовать его, и он с удовольствием брал в эту школу талантливых молодых людей. В 1933 году, подводя итоги 15-летия его института, одним из принципов Иоффе назвал «привлечение молодежи к ответственной творческой работе» и не без удовлетворения добавил: «Одно время нас называли иронически “детским домом”».[73] К нему пристал титул «папа Иоффе», но учить «детей» он мог по существу только общему восторгу перед пиршеством науки и некоему спортивно-научному азарту. Молодые таланты, как водится, не нуждались в наставниках, легко недооценивали отеческую заботу и без скидок на отцовство относились к научным промахам Иоффе — результатам его азарта. Последнее означало, что школа Иоффе учила и честному отношению к науке.

Как бы то ни было, для роста советской физики Иоффе сделал больше, чем какой-либо другой ученый. Если сравнивать с другими науками, то, быть может, только Николай Вавилов — брат Сергея Вавилова — сделал для советской биологии соизмеримо, хотя в остальном они отличались радикально.
Доверимся президенту Лондонского Королевского общества (британской Академии наук), который так написал о Н.И. Вавилове в 1948 году:
В 1942 году Лондонское Королевское общество избрало Николая Ивановича Вавилова в число своих 50 иностранных членов. При поддержке и поощрении Ленина он имел возможность, будучи первым директором Института генетики имени Ленина, положить начало и способствовать дальнейшему быстрому росту участия исследователей СССР во всемирном прогрессе генетики, который последовал за признанием открытий Менделя. Его использование этих возможностей рассматривалось как приносящее большую пользу сельскому хозяйству СССР. Мы хотели почтить эти заслуги как большой вклад в мировую науку. Однако в Британии стало известно уже в 1942 году, что Н.И. Вавилов каким-то образом впал в немилость тех, кто пришел после Ленина, хотя причина этому оставалась неизвестной.[74]

Лауреат первой премии им. Ленина (1926), первый президент Академии сельскохозяйственных наук и директор Института генетики АН СССР Н.И. Вавилов был арестован в августе 1940 года. Его место занял Трофим Лысенко, спустя несколько месяцев ставший лауреатом первой Сталинской премии.
А шестидесятилетний Иоффе в 1940 году подал заявление о приеме в партию.
Не так просто отделить заботу Иоффе о советской физике от его заботы о собственном положении в ней, однако последнее было вполне очевидно коллегам. Его социальный конформизм основывался и на его социалистических симпатиях, и на его прагматическом материализме. Его Ленинградский физтех вполне заслужил репутацию «колыбели» советской физики и уж во всяком случае может считаться колыбелью советской атомной бомбы.
Ядерная физика для Иоффе вначале была просто одним из горячих научных направлений наряду, скажем, с полупроводниками. И проблема внутриатомной энергии служила ему прежде всего инструментом развивать его науку, добывать финансовую поддержку от правительства. Подобными орудиями были и проект создания аккумулятора на основе тонкослойной изоляции, и проект круглого дома, экономящего тепло, и т.п.
Такая философия помогала Иоффе влиять на политику советской физики и, в частности, на выбор научного руководителя атомного проекта.
За пределами соцреалистической истории советской ядерной мощи оказались две другие личности с совсем другим мировосприятием.
.. …
Старомодная мораль Мандельштама
Нравственная позиция третьей ключевой фигуры Мандельштама, была равно далека и от конформизма, и от какой-то глобальной социальной философии. Это была старомодная идеалистическая мораль дореволюционной эпохи, укорененная в духовном мире российской интеллигенции.
В отличие от Иоффе и Вернадского, в наследии Мандельштама нет ни одной философской публикации, есть лишь отдельные замечания философского характера в его лекциях по физике. Однако в отношении Мандельштама к философии науки отчетливо проявилась его моральная философия.
Мандельштаму суждено было стать — посмертно — наиболее выдающейся мишенью для воинствующих материалистов в конце 40-х годов, а в феврале 1953 года специальное заседание Ученого совета ФИАНа осудило философские ошибки Мандельштама, его субъективный идеализм — 8 лет спустя после его смерти.

Но, быть может, философские надзиратели вообще все придумали в своих обвинениях и Мандельштам был в стандартных советских терминах — стихийным материалистом? Тем более что и Гессен, и Вавилов практиковали марксистскую философию. Если Мандельштама социально защищали администраторы-марксисты, могла ли его философия не быть марксистской?

На этот вопрос помогает ответить сам Мандельштам. Его философия не замечала марксизма. Чтобы это понять, не надо анализировать косвенные полуфилософские фразы в его физических лекциях, — он оставил целую рукопись по теории познания в физике. И эта философско-научная рукопись красноречиво говорит о его жизненной философии.
Рукопись написана в годы войны в Боровом. В это курортное место в Казахстане эвакуировали в начале войны престарелых и слабых здоровьем академиков. Особенно близкие отношения установились там у Мандельштама с В.И. Вернадским и А.Н. Крыловым. Эти два российских ученых были ровесниками, но в остальном людьми очень разными, с взаимоотношениями вполне уважительными, но неблизкими. Мандельштам, моложе их на 16 лет, притягивал обоих, хотя предметы общения сильно различались.
Математик, кораблестроитель, переводчик Ньютона и царский генерал Крылов беседовал с Мандельштамом в основном на темы науки и жизни, — в Боровом он заканчивал писать книгу «Воспоминаний».

Геохимик и мыслитель Вернадский, занятый в Боровом главным образом своими ноосферными размышлениями, беседовал с Мандельштамом, помимо физики и геологии, о философских идеях столь разных мыслителей, как Гете, Эйнштейн и даже Ясперс. Имя немецкого религиозного философа, далекого от естествознания, в беседе российских физика и геолога, в разгар мировой войны, может характеризовать широту их философских основ.


В философской рукописи Мандельштама, появившейся в Боровом, нет никаких «-измов» и всего одна короткая цитата (иэ австрийского философа Витгенштейна): «Zu einer Antwort, die man nicht aussprechen kann, kann man auch die Frage nicht aussprechen», в вольном переводе: «Если невозможно ответить на некий вопрос, то, значит, что-то не в порядке с самим вопросом». А в целом рукопись представляет собой вопиюще свободное и педагогически ясное изложение… позитивистской, махистской философской позиции, если пользоваться ярлыками, стоявшими наизготовку в то время. В советское время имя Эрнста Маха, австрийского физика и философа (1838—1916), было одним из самых ругательных. В рукописи Мандельштама государственная философия красноречиво отсутствует. Он явно адресовался не философам, а своим молодым коллегам-студентам, мозги которым промывали профессиональные «матерьялисты».

Похоже, что лишенный в Боровом привычной ему среды — лаборатории и окружения учеников, бурлящих идеями и вопросами, Мандельштам, удовлетворяя свою педагогическую потребность, стал готовить лекцию по теории познания для студентов-физиков. Первую лекцию.

Для физиков его поколения — а это поколение Эйнштейна — позитивизм был наиболее плодотворным философским взглядом. Друг Мандельштама со страсбургских времен Рихард фон Мизес (1883—1953), вместивший в свою жизнь столь разные занятия, как математика и пилотирование самолета (во время Первой мировой войны), также интересовался философской стороной жизни. После того как нацисты пришли к власти, он покинул Германию и несколько лет провел в Стамбульском университете. Оторванный от привычного научного окружения, он решил подытожить свои философские взгляды на науку и жизнь. В письме 15.3.37 Мандельштам спрашивал его: «Когда выйдет Ваш «Небольшой учебник позитивизма»? Я ожидаю его с большим любопытством».

Подобным образом, оторванный от своей физики, Мандельштам взялся изложить свой философский подход. Ведь правящая идеология дозволяла студентам крайне скудный философский рацион. И поэтому позитивизм, заклейменный «субъективным идеализмом», заслуживал особой опеки. Зались того времени (5.4.42) в дневнике Вернадского:
Вчера в разговоре с Мандельштамом — очень интересный и логический ум — он правильно сказал, что сейчас физик не может научно работать без философии, и расцвет современной физики этим обусловлен.
В самом появлении философской рукописи Мандельштама проявился его субъективный идеализм: поразительная его независимость от тоталитарных материалистических обстоятельств.

Независимость, возможно, и притягивала к нему Вернадского. Последняя запись в его дневнике (24.12.44) посвящена Мандельштаму, умершему за несколько недель до того. Отметив, что Мандельштам был «из самых интересных идейных ученых, с которыми мне пришлось в последние годы встретиться», Вернадский тут же вспомнил:
Леон[ид] Ис[аакович] рассказывал мне, что ему предлагали принять христианство и остаться в Германии, но он предпочел вернуться в Москву.
Может показаться странным, что Вернадский по такому поводу отметил именно этот — не самый важный — факт из биографии Мандельштама. За этим могло стоять неявное сопоставление с другим физиком-академиком, к которому Вернадский относился совсем иначе.

Хорошо известно, что Иоффе до революции принял христианство. Подозревать тридцатилетнего физика в религиозном прозрении оснований не было, и в его крещении легче было видеть готовность идти на слишком большие уступки власть имущим для достижения практической цели — получить хорошую работу в царской России. Ту же уступчивость можно было усмотреть и в демонстративной лояльности Иоффе по отношению к советской власти. На страницах своего дневника, отметив реальные заслуги Иоффе и его талант, Вернадский пишет: «Честолюбец, нечестный из-за этого, морально — я знаю его по Радиевому институту — фальшивый. Верить ему нельзя».
Мандельштам и Иоффе были одного возраста, оба получили высшее образование в Германии и начали свой путь в физике в лоне европейской науки, но на этом их сходство исчерпывалось.

...
Переходы типа 0→0
Так, мало вдохновляюще, звучала тема диссертации, которую Андрей Сахаров выбрал себе, убедившись, что выдвинутая Таммом ядерная гипотеза не работает. Речь все равно шла о жизни ядра, но уже не «о смысле его жизни», а о тех — нечастых — случаях, когда ядро переходит из одного состояния в другое почему-то без излучения. На это «почему» и ответил Сахаров в своей диссертации.
Вопрос был насущный. Тремя годами позже той же теме посвятил свою диссертацию в Кембриджском университете известный ныне английский теоретик Р.Г. Далитц.[97]
Был ли это главный вопрос в тогдашней физике? Нет. Но это был жизненный вопрос, или, старомодно выражаясь, загадка природы. История физики показывает, что вопрос, считающийся самым главным, со временем, бывает, вообще теряет смысл и смывается потоком знания, а вопрос, кажущийся частным, конкретным, открывает новое русло для этого потока. И заранее никто не знает, чего можно ждать от данной загадки природы. Такое впечатление, что сама природа не делит свои загадки на большие и маленькие. Так относился к науке и Андрей Сахаров.

Об этом, в сущности, сказал на защите его диссертации 3 ноября 1947 года председатель экзаменационной комиссии Г.С. Ландсберг:
У молодых теоретиков, которые заняты такими областями, как область космических лучей, как область ядра, часто бывает некоторое пренебрежение к более классическим разделам, далеким от этого круга вопросам. Но Сахаров на всех экзаменах выступал с полным пониманием любого вопроса, с которым он сталкивался. Все проклятые, каверзные вопросы, на которых большинство аспирантов так или иначе спотыкаются, у него пе вызывали никакого затруднения. Это внешнее проявление того, что этот человек в молодом возрасте обладает достаточно широким научным кругозором и не только по специальным разделам, но и по всем разделам теоретической физики.[98]

В устах Ландсберга это звучало особенно весомо. Целостное восприятие здания физики — от фундамента до крыши — было характерно для его учителя Мандельштама. И кроме того, как раз тогда под руководством Ландсберга готовилось первое издание «Элементарного учебника физики» (вышло в 1948 году) — лучшего курса физики для старших классов, выдержавшего более 10 изданий. В составлении учебника принял участие и отец А. Сахарова, из рук которого диссертант получил свои первые представления о науке.
Впрочем, широта кругозора — это не то же самое, что глубина и прочность знаний. Ландсберг не присутствовал на экзамене по квантовой механике (июнь 1946 г.), о котором на защите рассказал Тамм, объясняя, почему среди экзаменационных оценок Сахарова есть одна оценка «хорошо». Когда тот на экзамене излагал свои соображения, Тамму они показались неверными:

Я с ним очень долго спорил, считая, что они неверны. И поставил ему оценку «хорошо». Через день он пришел ко мне на дом и убедил, что я был не прав…[99]
А завершил свой отзыв Тамм, отметив, что «у Андрея Дмитриевича очень редкое сочетание того, что особенно для теоретиков нужно — двух основных вещей». умение ясно и наглядно представить себе картину явления и мастерское владение математическим аппаратом для решения задачи.
Самостоятельность, оригинальность, которые отмечаются в его диссертации и во многих его беседах, которые играют большую роль и для наших теоретиков, и для наших смежных лабораторий, — все это показывает, что Андрею Дмитриевичу очень многое дано и от него очень многого можно ждать. И я очень рад, что наш теоретический отдел ФИАН может в ближайшее время обогатиться таким сотрудником.
Неудивительно, что после таких отзывов Ученый совет проголосовал единогласно за присуждение Андрею Сахарову ученой степени кандидата физико-математических наук.

Ученый совет не обратил внимания на то, что экзамен по марксистско-ленинской философии Сахаров сдал со второй попытки.
Меня спросили, читал ли я какие-нибудь философские произведения Чернышевского — тогда уже начиналась мода на чисто русских ученых и философов, без западного душка. Я с излишней откровенностью ответил, что не читал, но знаю, о чем речь, — и получил «двойку». Через неделю я прочитал все требуемое и пересдал на «пятерку»…
Память тут ему немного изменила — он получил «хорошо».[100] И новые вопросы были интереснее. Во-первых, надо было рассказать о взглядах Герцена — русского западника, чтением которого, напомним, утешалась в революционные годы родная тетя Андрея Сахарова. Агитационные утопии Чернышевского несопоставимы по глубине с публицистикой Герцена.

Другой вопрос — о роли советской интеллигенции в советском обществе — можно считать провидческим. Самым трудным был третий вопрос о борьбе Ленина «против физического идеализма». Сахаров, скорее всего, сам был такой же идеалист, как и его учитель Тамм, который за двадцать лет до того написал: «Что такое материализм в точных науках, я вообще не понимаю — есть наука, и все».

После кандидатских испытаний по диалектическому и историческому материализму Сахарову пришлось вполне эмпирически испытать материальность мира. Был уже конец июня, началось время отпусков, и защиту диссертации перенесли на осень. А на аспирантскую стипендию и карточки содержать семью, когда дочке два года и жена не работает, было очень трудно. Выручал немного огород, на котором молодой теоретик сажал картошку плечом к плечу с другими фиановцами.
Главной тяготой жизни было отсутствие жилья. У родителей — одна комната в общей квартире. Приходилось снимать комнаты — холодные, сырые, проходные, подвальные и на небольшие сроки. Пока подыскивалась следующая, жили вместе с родителями Андрея — пятеро в одной комнате.
4  Тематические разделы / Физика / Re: Кто прав, Шрёдингер или Борн - "волна" одна и та же... атом Демокрита, орбиталь, : Сегодня в 02:14:32
квантовый потенциал пропорционален градиенту давления, возникающего в такой сверхтекучей жидкой среде. А поскольку жидкость представляет собой несжимаемую среду, возмущение давления передается мгновенно на гигантские расстояния.

эфиристам и матерьялистам на заметку

Академик Сахаров и матерьялизьм
занятные размышлизмы

Цитата:
http://nwalkr.tk/b/354765/read
- Андрей Сахаров. Наука и свобода 2172K скачать: (fb2) - (epub) - (mobi) - Геннадий Ефимович Горелик

ученик Лебедева — Аркадий Тимирязев (1880—1955), который захватил фактическое руководство физическим факультетом.
Сын знаменитого биолога был заурядным физиком с незаурядным общественным темпераментом. Как и его отец, он безоговорочно поддержал советскую власть. Отец, правда, умер в 1920 году и попросту не имел времени для оговорок. А сын скорее из-за имени отца, чем за собственные заслуги, в 1921 году был принят в партию специальным решением ЦК. Он быстро «оправдал доверие», в 1922 году стал членом редколлегии журнала «Под знаменем марксизма» и успел заслужить похвалу Ленина как «воинствующий материалист».
Однако Тимирязев-младший не довольствовался успешной советской карьерой. Более почетное место себе он видел в науке и со страстью старался это место обосновать. Он претендовал на роль главного ученика Лебедева, но в историю советской физики вошел прежде всего как противник теории относительности и квантовой механики. Как такое могло случиться с учеником Лебедева?
Окончил университет он в 1904 году, когда только начиналась революция в физике — быстрое и бурное изменение ее понятий, связанное с идеями относительности и квантов. Революция — всегда нелегкое время, даже если это бескровная научная революция. Чтобы в такое время поспеть за событиями, нужны способности, которые определяются и генетикой, и возрастом. Макс Планк, отец понятия кванта, с грустью подытоживая свой жизненный опыт, заметил, что новые идеи входят в науку не потому, что их противники признают свою неправоту; просто противники эти постепенно вымирают, а подрастающее поколение усваивает новые идеи с самого начала.
Представители «вымирающего поколения» ведут себя, однако, по-разному в зависимости от способностей, темперамента и… этических устоев. Одни (к ним относился и Планк) молча переживают внутреннюю драму или даже трагедию, мучаясь тем, что их научные идеалы обнаружили свою ограниченность. Другие, не в силах отказаться от привычных идей, стараются разубедить своих коллег.
Творчески наиболее сильные, осмысливая предшествующую, старую физику и критически анализируя новую, делают старую все более классической и проясняют новую; пример — Эйнштейн в последние десятилетия его жизни.
Однако приверженность образу мысли, приобретенному в начале карьеры, может проявиться и совсем иначе. Обнаружив, что научных аргументов не хватает, и не в силах признать свой отрыв от переднего края науки, ученые мужи, бывает, расширяют свой арсенал и берут на вооружение вненаучные ресурсы современного им общества.
В нацистской Германии нашлись физики, которые отвергали теорию относительности как неарийскую, как проявление азиатского духа.
А в советской России физик Тимирязев отвергал теорию относительности как нематериалистическую, порожденную буржуазным Западом. В студенческие годы Тимирязев освоил молекулярную физику газов. Ее он и преподавал студентам подрастающего поколения, именуя торжественно кинетической теорией материи, чтобы укрепить их материализм. Его «добротные, но скучноватые лекции» слушал и Сахаров:
Тимирязев был поразительно похож на своего отца и тем самым на его памятник, установленный у Никитских ворот. Мы, студенты, за глаза звали Тимирязева «сын памятника».

Стены и крыша научной школы
Кто такой был Борис Гессен?
Профессиональный физик, доклад которого о Ньютоне, сделанный в 1931 году на Международном конгрессе по истории науки в Лондоне, по масштабам своего влияния стал одним из наиболее важных сообщений, когда-либо звучавших в аудитории историков науки. Так считает Лорен Грэхэм, один из крупнейших западных авторитетов в истории российской науки.[48]
Или же Гессен был «“красным директором”, задачей которого было присматривать, чтобы «научный директор» (известный физик профессор Л. Мандельштам) и сотрудники не уклонялись в идеалистических направлениях от прямой дороги диалектического материализма. Бывший школьный учитель, товарищ Гессен знал кое-что из физики, но больше всего интересовался фотографией и замечательно делал портреты хорошеньких студенток». Это из автобиографической книги Гамова, написанной в Америке 60-х годов.[49]
Пусть западные историки науки чтут в Гессене одного из основоположников, а читатели научно-приключенческой книги Гамова потешаются над претензиями школьного учителя-марксиста, но в российской истории роль Гессена была совсем иной. Он не был профессиональным физиком, не был и школьным учителем. И страсть к фотографированию девочек Гамов приклеил ему зря — этим увлекался другой профессор МГУ, из совсем другого — тимирязевского — лагеря.[50]
Главное дело Гессена началось в сентябре 1930 года, когда его, коммуниста, занимавшегося философией науки, назначили директором Института физики МГУ. С этого начался и расцвет мандельштамовской школы.

Канун 30-х годов в советской истории называется, с легкой руки Сталина, временем «великого перелома». Его тяжелую руку страна еще не ощутила в полной мере. Сталинизм только формировался в тоталитарную систему. Вождь успел расправиться — пока что политические соперниками в высшем руководстве, но на других уровнях власти еще оставались люди революционного поколения, может быть, и ослепленные социалистической идеей, но не подавленные страхом. Впереди еще была трагедия крестьянства и Великий террор 1937 года.
Искать единую формулу для советской истории мешают упрямые факты, и один из них состоит в том, что в начале 30-х годов государственная власть еще не подмяла жизнь науки. Об этом свидетельствует, например, то, что в 1931 году высшей премией страны — премией имени Ленина — наряду с Мандельштамом был награжден Александр Фридман. Это награждение, пожалуй, еще более удивительно. Ведь Фридман умер (от брюшного тифа) в 1925-м, вскоре после того как прославил свое имя открытием — на кончике пера — расширения Вселенной. Фактически он понял эйнштейновскую теорию гравитации лучше ее автора, который не сразу признал правоту русского математика. Наградили Фридмана, правда, не за космологию, а за динамику атмосферы. Но космология раньше и больше других физических теорий попала под удар партийных философов, которые ее и «закрыли» на десятилетия. И причастность к «поповской» теории могла бы перевесить всякие научные заслуги. То, что не перевесила, говорит о времени.
Во всяком случае Ленинская премия Фридману делает более понятным тот факт, что назначенный новым директором Физического института МГУ Борис Гессен главной своей задачей считал заботу о школе Мандельштама. С этой задачей он успешно справлялся до самого своего ареста в 1936 году.
А чтобы понять, почему Гессен взял на себя такую заботу, надо прежде всего знать, что он был другом Тамма с гимназических лет, что они вместе, разделяя и социалистические идеалы, учились на физмате Эдинбургского университета и вместе вернулись в Россию.
Затем на несколько лет их жизненные пути разошлись — Гессену пришлось уехать в Петроград. Как и Тамм, он хотел продолжить учебу, однако «процентная норма» преграждала ему — еврею — дорогу в российские университеты. Такого препятствия не было в Политехническом институте в Петрограде, созданном в начале века по инициативе широко мыслящего царского министра С.Ю. Витте.
Гессен учился на экономическом факультете Политеха и одновременно был вольнослушателем на физмате Петроградского университета, склонность к фундаментальной науке скрестилась с марксистским пониманием истории, согласно которому экономика — фундамент общественной жизни. Называя это «базисом и надстройкой», марксизм меньшее внимание уделял проблеме личности и вряд ли мог оценить вклад, который внесла «процентная норма» дореволюционного российского базиса в революционную марксистскую надстройку Гессена.
В 1919 году он вступил в партию, работал «инструктором политпросвета в Политуправлении Реввоенсовета», а с 1921 года — член президиума и заведующий лекторским курсом в Коммунистическом университете имени Свердлова (занявшем здание Университета Шанявского).[51] В таком качестве Бориса Гессена и застал Игорь Тамм, вернувшийся в Москву осенью 1922 года и тогда же объяснявший жене:
Что такое Свердловский университет? Партийная молодежь со всей России командируется туда на трехлетний курс для подготовки к общественно-политической работе (ряд специализаций). Формальные требования образования очень невелики, определяющим является общее развитие. Естественные науки преподаются постольку, поскольку это необходимо для создания научного мировоззрения (Борисина формулировка).
Борис сразу же предложил другу место в научной ассоциации при этом университете, что означало паек, комнату, жалованье, занятие своей наукой и не больше четырех часов в неделю лекций. Но дружба — дружбой, а мировоззрение… Тамм пишет жене:
Очевидно, от этого придется отказаться, так как есть одно условие — материалистическое мировоззрение в философии, науке и общественных вопросах. Между тем я могу сказать это, и то с некоторыми оговорками, только по отношению к общественным вопросам, в философии в целом у меня нет вообще твердо установившихся взглядов, а что такое материализм в точных науках, я вообще не понимаю — есть наука, и все.
Многочасовые разговоры друзей вели к уточнению философской терминологии, но главное, к тому, что Гессен точнее понял, что такое наука, а что философия. Когда в 1924 году он поступил в Институт красной профессуры, то своим руководителем попросил стать Мандельштама, а темой взял серьезную (и совсем некрасную) проблему оснований статистической физики. Той самой физики, из-за которой свободная поверхность жидкости шероховата, а небо — голубое. И результаты Гессен опубликовал в 1929 году в серьезном физическом журнале.[52]
Тогда же издательство «Московский рабочий» выпустило популярную книжку Гессена «Основные идеи теории относительности». Грамотно и доходчиво изложив эти идеи, он постарался убедить читателя, что теория относительности — это конкретная реализация учения марксизма о пространстве и времени.
Вот это уж лишнее? «Есть наука, и все»?
В обществе, где идеология — государственная идеология — играла столь воинственную роль, наука не осталась в стороне. Военные действия первыми начали противники теории относительности во главе с А. Тимирязевым. Это они, исчерпав научные доводы, стали обвинять теорию относительности в несовместимости с марксизмом. Если учесть, что в руках Тимирязева находилась административная власть, защитникам новейшей физики пришлось взяться за то же — диалектическое — оружие, благо, что оно обоюдоострое, или, проще сказать, как дышло — куда повернул, туда и вышло.
Гамову из ленинградского (или американского) далека мерещилось, что «красный директор» присматривает за Мандельштамом и его сотрудниками, но фактически Гессен, скорее, смотрел им в рот. С их помощью он узнавал, что такое новая физика, и искал для нее надлежащее — почетное и надежное — место в марксистском мировоззрении. И кроме прочего, ограждал это место от «воинственных материалистов» во главе с Тимирязевым.
Таким был гессенский марксизм в науке.
Но рядом с ним действовал и совсем иной — самый материалистический — вид марксизма. Его воплощал Александр Максимов. Знакомясь с его жизнью, нетрудно понять, что «базис» его марксизма — это попросту мощный инстинкт выживания. Гибкость ограничивалась лишь гибкостью позвоночника. Он окончил Казанский университет по специальности «физическая химия», но лишь одна — самая первая — его публикация не посвящена марксизму. Все остальные — это унылая тягомотина с нанизыванием бесконечных цитат. В своих анкетах он писал с гордостью, что в 1918 году работал в отделе культпросвета Казанского совдепа, «сидел в тюрьме у чехо-белогвардейцев и в момент отступления подвергся попытке расстрела». С 1920 года он в Москве, замзавотделом рабфаков Наркомпроса. Партячейка этого отдела приняла в партию Тимирязева-младшего, а тот — в свою очередь — принял Максимова к себе на физмат МГУ.
И тем не менее в отстранении Тимирязева от власти в МГУ немалую роль сыграл именно Максимов. Его большевизм сводился к стремлению быть с теми, у кого больше влияния. А к концу 20-х годов под влиянием успехов новой физики позиция Тимирязева заметно ослабла. Максимов сориентировался, куда ветер дует, и осенью 1929 года написал докладную записку в ЦК «О политическом положении на Физмате МГУ».[53]
Через несколько месяцев в МГУ прибыла бригада Рабоче-крестьянской инспекции. Инспекторы опрашивали сотрудников и аспирантов Физического института, изучали документацию, осматривали лаборатории.
В отчете комиссия пришла к выводу о низком уровне института, где некоторые научные сотрудники за пять лет не опубликовали ни одной работы. Единственное исключение давала кафедра Мандельштама, на которой было выполнено около пятидесяти работ, хотя здесь комиссия нашла другой недостаток: «Полное безразличие к вопросам диалектического материализма».
Отчет описал атмосферу противостояния, в которой приходилось работать Мандельштаму:
Господствовавшая группировка почувствовала в нем большую опасность для своего монопольного положения. Так как прямо противодействовать его работе было невозможно, ему было организовано пассивное сопротивление. По выражению бывш. аспиранта А.А. Андронова «проф. Мандельштама держали в абсолютно черном теле».
Рабоче-крестьянские инспектора увидели, что то была лишь замаскированная борьба за материальные средства, а маскировкой было «распространявшееся Тимирязевым утверждение, что борьба идет между советской профессурой и антисоветской».
Комиссия, в итоге, предложила директора института сместить и на его место назначить «надежного человека, не обязательно физика». В сентябре 1930 года директором института стал Гессен.

Максимову предстояла успешная карьера профессионального партийного надзирателя над наукой, но его донос 1929 года в ЦК на удивление правдиво описывал ситуацию. Коммунист Тимирязев, например, обвиняется в том, что «черносотенного» профессора Кастерина зачислил в передовые лишь потому, что тот опровергает теорию относительности.
А вот что сказано о физиках, близких к Мандельштаму.
О Вавилове: «Известный физик. <> Право настроен, но в последнее время стремится работать с нами». О Тамме: «Хороший молодой физик. Вполне лоялен. За последнее время заметны некоторые колебания». О Ландсберге: «Хороший физик. Право настроен». О самом Мандельштаме: «Крупный физик с европейским именем. <> Прекрасный педагог. Лоялен», — к советской власти, надо полагать. Так Максимов, видимо, воспринимал вежливость европейского профессора.
Тамм видел своего учителя несколько иначе:
Между прочим, отвращение ко всему большевицкому — хотя ему очень хорошо — стало у Леонида Исааковича совсем болезненным, включительно до того, что необходимость сидеть за столом (в разных концах и не разговаривая) с коммунистом на ужине — причем этот единственный коммунист вел себя, по его же словам, весьма прилично — вызывает у него мигрень страшнейшую на всю ночь.[54]
Впрочем, это декабрь 1922 года, всего несколько месяцев спустя после высылки из страны большой группы несоветских писателей и ученых. А десять лет спустя Мандельштам знал по меньшей мере одного коммуниста — Гессена, который вызывал не мигрень, а чувство признательности за усилия на благо науки.
Какие в точности обстоятельства заставили и Максимова поспособствовать благу науки, пусть выясняют его биографы. Обстоятельства менялись стремительно, и ни в чем таком далее он не замечен. Изгибался в полном соответствии с «генеральной линией партии». И когда эта линия в 1937 году пронзила Гессена, Максимов без промедления воздал должное бывшему своему «единомышленнику».
Но в 1931 году они были рядом — подобно тому, как взаимно перпендикулярные оси координат пересекаются в одной точке. Этой точкой была Большая советская энциклопедия, в которой отдел естествознания в 1931 году возглавил Максимов, а за физику отвечал Гессен. И именно тогда Гессен написал для энциклопедии статью «эфир».[55]
Эта статья разгневала молодых ленинградских физиков-теоретиков, и они ответили ехидной фототелеграммой. Вот как об этом событии поведал Гамов в письме товарищу Сталину в январе 1932 года.[56]
Дорогой товарищ!
Я поставлен в необходимость обратиться к Вам с письмом о том положении, в которое попала у нас в Союзе теоретическая физика. В течение нескольких лет на теоретическую физику ведутся непрекращающиеся нападки со стороны философов, объявляющих себя материалистами, но на деле беспрерывно скатывающихся в самые гнусные разновидности идеализма.
Причислив к таким философам Тимирязева и Гессена заодно, Гамов сообщил Сталину о «возмутительном факте» этого рода — о гессенской статье, «антинаучной чепухе, компрометирующей марксизм», напечатанной в издании, «предназначенном для просвещения широких масс и стоившем государству много денег».
Когда я и несколько моих друзей-теоретиков, работающих в Ленинградском физико-техническом институте, увидели эту смехотворную статью, в которой утверждалось, что «физика только теперь приступает к изучению эфира», мы послали Гессену ироничную телеграмму: «Прочитав Вашу статью, с энтузиазмом приступаем к изучению эфира. Ждем руководящих указаний о флогистоне и теплороде» (теория флогистона и теплорода — это старинные теории, отвергнутые более ста лет тому назад и ставшие синонимом научного хлама). Посылая эту телеграмму, мы имели в виду этим открыть кампанию против фальсификации научного материализма. Но Гессен не растерялся: он пожаловался в Президиум Коммунистической Академии.
В результате на общем собрании в Физико-техническом институте было устроено разбирательство. На подписавших телеграмму
посыпались самые отвратительные клеветнические обвинения, вроде того, что «будь они экспериментаторами, а не теоретиками, то они бросали бы бомбы в вождей революции; они не бросают бомб только потому, что не умеют». Напуганное собрание послушно проголосовало резолюцию, в которой утверждает, что посланная Гессену телеграмма послана из контрреволюционных побуждений.
И кончается письмо призывом о помощи:
Считая, что происшедшие в Физико-техническом институте события имеют большое значение, как пример вопиющего извращения политики партии в области науки, я жду, что Вы примете меры к ликвидации поднявшейся безобразной травли теоретической физики.
Увы, приходится признать, что Гамов идет тут по скользкому пути не только на территории «политики партии», но и «в области науки». В пылу самообороны он не отличает эфир Гессена от эфира Тимирязева, хотя разница была огромной. Чтобы увидеть это различие, надо еще сказать и о третьем эфире, о котором Эйнштейн писал в статье 1930 года «Проблема пространства, эфира и поля в физике».
Вряд ли у Сталина было время разбираться, чем эфир Эйнштейна отличался от эфира Тимирязева и чем — от эфира Гессена, но это надо сделать, чтобы понять подлинную роль Бориса Гессена в истории науки.
Тимирязев попросту получил свой эфир в наследство от физики XIX века, он его выучил в университете до появления теории относительности. И пронес в целости через всю жизнь. Твердые представления хороши в морали, но не в науке, особенно в период ее революционных изменений.
Эйнштейну как раз довелось изменить представления физики, и даже дважды. Его теория относительности 1905 года сделала эфир прошлых веков столь же ненужным, как и флогистон. Однако через десять лет он создал теорию гравитации, связав кривизну пространства-времени с распределением вещества. Пространство-время не менее универсально и вездесуще, чем старый эфир, поэтому можно было сохранить и сам термин, если не пытаться удержать его старое понимание. В таком духе Эйнштейн и сказал об эфире в 1930 году — вливая совсем новое вино в старые меха. Социальное происхождение мешает жить иногда и словам, понятие «эфир» из физики все же ушло.
Конечно, для физика, крепко держащего в руках реальное содержание своих понятий, потеря или замена какого-то термина — не событие. Философ же слишком много внимания уделяет словам.
В энциклопедиях обычно подытоживают фактическое положение дел, а не размышляют о будущем. Если отвлечься от законов энциклопедического жанра, то в заметке Гессена можно даже вычитать проблему квантового обобщения гравитации — проблему, до сих пор стоящую перед физикой. Но если не отвлекаться, то придется признать, что у Гамова и его друзей были основания возмутиться.
Квалификация Гессена была достаточна для того, чтобы его доклад на Лондонском конгрессе по истории науки 1931 года стал событием. Однако когда Гессен попытался интерпретировать злободневную физику, недостаточная его физико-математическая квалификация дала о себе знать.

В статьях Гессена не найдешь сокрушительных ударов по идейным оппонентам, он не пользовался собачьим диалектом русского языка, популярным тогда у диаматчиков. Не зря товарищи-марксисты в 1931 году критиковали его:
В числе продукции т. Гессена «теоретико-вероятностное обоснование эргодической гипотезы» <> и др. — эти статьи далеки от актуальных задач партии… В этих статьях большевистским духом и не пахнет. <> У т. Гессена мы видим во всех его работах одну линию — преклонение перед буржуазными учеными, как перед иконами. <> Общая основа его ошибок — это преклонение перед модными теориями без их анализа и критики.[57]
Ясно, кто помогал Гессену выбирать объекты «преклонения». Директор Института физики МГУ, Гессен исправно посещал мандельштамовские лекции и семинары, на которых жила подлинная физика. Там он узнавал, какая физика правильна. Ему оставалось подыскивать подходящие марксистские формулировки, опираясь на слова Ленина, что «марксизм — не догма, а руководство к действию».
Если верить Гамову, именно Гессен стал инициатором «безобразной травли теоретической физики». Однако фототелеграмма была ехидно адресована в Отдел Точного Знания Большой Советской Энциклопедии, и скорей всего попала в руки начальника этого отдела Максимова (который и сохранил замечательный документ в своем архиве). Поэтому резонно предположить, что подлинным инициатором травли был Максимов.
Как ни странно, эфирно-телеграммный эпизод не привел к каким-либо зловредным последствиям: в 1932 году в Академию наук был избран Гамов, а в 1933-м — Гессен (по философским наукам).

5  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : Сегодня в 01:25:38
Это вы про Урбиса с Валерием?

про их слепую веру в диктаторов верующих в матерьялизьм-и-эмпириокретинизьм кобафильствующих муравьиных лжесоцьялистов
6  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : Вчера в 21:53:04
Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/03/29/71956-lektsiya-grigoriya-yavlinskogo-rossiyskie-paralleli-1917-2017

<a href="http://www.youtube.com/v/6mkFpB4F4yM" target="_blank">http://www.youtube.com/v/6mkFpB4F4yM</a>

Причина обрушения власти в России в феврале 1917-го – это  нежелание и неспособность самодержавия эволюционно развиваться, адекватно отвечая на требования времени и новые угрозы. Российская элита, поддержавшая отречение Николая, не стремились уничтожить  монархию. Она хотела заменить плохого царя на хорошего, выпустить пар общественного недовольства и несколько усовершенствовать государственное устройство. Ни к чему другому эти люди не были готовы - самодержавие не позволяло сформироваться новой государственной управленческой элите.

Учредительное собрание в 1918 году должно было легитимировать демократическую форму правления. Но большевики проиграли выборы, свергли легитимную власть и толкнули страну на путь гражданской войны. Поскольку власть большевиков не имела легитимных оснований, постольку с самого начала они не могли обходиться без террора и лжи, которые стали системообразующими элементами государства. С этого времени в России нет легитимного государства.

В 90-х проблема позитивной демократической легитимности власти так и не была решена. К старой лжи присоединилась новая - миф о неизбежности именно такого характера реформ. Государство, ответственное за резкое падение  уровня жизни абсолютного большинства населения, стало сознательно заигрывать с «державной» составляющей национального сознания. В политике восторжествовала циничная политическая целесообразность. Государство не создало легитимную частную собственность, основанную на массовой собственности. Люди стали воспринимать власть не как общественную функцию, а как инструмент личного обогащения.

События последних пятнадцати лет убедительно показали, что в условиях, когда ведущую роль на всех этажах власти играют люди с советским номенклатурным и "понятийным" сознанием, модернизация  невозможна в принципе, как  невозможно и создание конкурентоспособной рыночной экономики.  Нынешняя система нереформируема.  

Тема Февральской революции очень важна, потому что сегодняшняя российская власть и её политика буквально во всех проявлениях — это власть самодержавно-большевистская. Современный большевизм в частности включает в себя и квази-общественный договор о нераскрытии преступлений, берущих своё начало в октябре 1917 года, о забвении их жертв, продолжении корыстного искажения отечественной истории, полном смешении в ней до неотличимости добра и зла. Для современной власти согласиться с возможностью внятного объяснения смысла событий февраля и октября столетней давности, признать преступления советского периода буквально означает начало конца.

Примирение без обличения зла – это прямое оправдание зла. Оправдание - признак сознательной готовности снова воспользоваться этим злом. Вот почему необходимы государственная, общественная, правовой и морально-нравственная оценки прошедшему столетию. (20 съезд КПСС дал внутрипартийную, но не государственную оценку событий).

Сейчас перед нами перспектива новой попытки реализовать после перевыборов Путина 2018 года миф о возвращении в квази-СССР с новой Ялтой, "сферами влияния" и угрозой ядерной войны. То есть, движение в прошлое, вернуться в которое невозможно это и рано или поздно приведет к очередной всероссийской катастрофе. В российском обществе раньше или позже наступает понимание архаичности и неприемлемости самовластия.

Альтернатива такому развитию событий — другой президент, смена власти и создание легитимного государства, отказавшегося от лжи, восстанавливающего в России историческую преемственность, для которой и самодержавие, и большевистский тупик стали препятствием. Нужно готовить новое Учредительное собрание. Подготовка к нему будет очень сложной и длительной. Необходим масштабный процесс осмысления сложившегося к настоящему времени положения России, её геополитического места в мире, а, следовательно, неизбежно широкое обсуждение проблем государственности и особенностей российской экономической системы.
7  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : Вчера в 19:36:48
Кто давит?

кто кто .. стадные инстинкты прежде всего.. у муравьиных лжесоциалистов

ну и вообще.. при желании нагуглить можно много всего
http://www.compromat.ru/ ...
из новостей
https://news.rambler.ru/incidents/38901717-kapitanu-rossiyskoy-armii-ugrozhayut-szhech-detey/
- а армия не подчиняется судьям

Судебную систему реформировать

выбирать верховных судей голосованием ?

неанонимным ? на партсобраниях ? где меньшинство порвут ? северокорейскую рецептуру предлагаете

+ большинство не всегда право - люди ошибаются особенно в стаде.. да с хитрыми пастухами "захватившими всё оружие, продовольствие, телеграф, инет, и мосты в первую голову"
8  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : Вчера в 00:44:15
анонимность была изобретена и вписана в законы всех норм стран чтобы на голосующих нельзя было надавить
9  Разное / Общий раздел / Re: Амрита. Хим. формула (состав) и процесс образования (в сахасраре?) : 16 Января 2018, 23:52:06
Цитата:
http://jewishnews.com.ua/nauka/predskazaniya-isaaka-nyutona

Предсказания Исаака Ньютона

О мистических рукописях и отнюдь не научном мировоззрении гения, рожденного 4 января 1643 года


В то самое время, когда пишутся эти строки, в Национальной библиотеке при Еврейском университете Иерусалима продолжается изучение рукописного наследия Исаака Ньютона – того самого Ньютона, который заложил основы современной физики и математики и по праву входит в первую десятку величайших гениев человечества. Рукописи эти, разумеется, давно инвентаризованы и даже оцифрованы, но значительная их часть все еще остается не только не изученной, но и даже внимательно не прочитанной, а потому мы можем только догадываться о тех тайнах и откровениях, которые они скрывают.

Сама история этих манускриптов и их попадания в Национальную библиотеку Израиля достаточно интересна и заслуживает того, чтобы быть рассказанной – хотя бы и вкратце.

Великий ученый, как известно, не имел жены и детей, и после его смерти в 1727 году весь его архив был передан племянникам и сложен у них дома. На протяжении многих десятилетий наследники Ньютона пытались продать этот архив, искренне полагая, что он должен стоить сотни и сотни тысяч фунтов стерлингов – подобно архивам Фарадея, Максвелла и прочих великих. Несколько раз, чтобы взвесить возможность такой покупки, к ним наведывались сотрудники Библиотеки Кембриджа, Британского национального музея и других, не менее уважаемых учреждений, но после беглого знакомства с рукописями, отшатывались от них, как от чумы, и разговор о покупке заканчивался.

Наконец, в 1936 году архив Ньютона был выставлен на аукцион. Здесь часть рукописей, связанных с алхимическими изысканиями Исаака Ньютона, приобрел лорд Джон Мейнард Кейнс. Позже, на основе их изучения, он опубликовал скандальную статью "Другой Ньютон", в которой утверждал, что великий физик считал себя, прежде всего, мистиком и теологом, и при этом верил… в Бога не столько в христианском, сколько в еврейском смысле этого слова.

После этого стало немного понятно, что так пугало историков науки, просматривавших архив сэра Исаака Ньютона – его рукописное наследие никак не вязалось с тем образом материалиста, сторонника "чистой науки", приверженца проверки теории практикой, который был создан его биографами.

Между тем, на том же аукционе другая – большая – часть рукописного наследия Исаака Ньютона была куплена неким Авраамом Шаломом Иегудой. Уроженец Иерусалима, он был страстным антисионистом, из-за чего перебрался из подмандатной Палестины в Штаты, где занимался исследованием Библии и, в первую очередь, книги "Невиим" ("Пророки"). Иегуда был знаком с книгой Ньютона "Хронология древних царств", и потому надеялся найти в работах гения новые идеи для своих исследований.

Иегуда показал свое новое приобретение своему другу Альберту Эйнштейну, и вместе они решили, что подобное сокровище должно храниться не дома, а в публичном месте – и предложили его в дар сначала Гарвардскому, а затем Йельском университету. Но оба этих храма науки категорически отказались эти рукописи даже из рук такого авторитета, как Эйнштейн.

В 1951 году врачи сообщили Аврааму Шалому Иегуде, что он смертельно болен. К этому времени он кардинальным образом поменял свои взгляды, стал убежденным сионистом и потому решил передать архив Исаака Ньютона в дар Национальной библиотеке в Иерусалиме. Библиотека его с благодарностью приняла, но после смерти Иегуды его наследники начали долгий судебный процесс – в результате рукописи прибыли в Иерусалим лишь в конце 1960-х годов. Настоящее их изучение началось только в 1980-х годах, и с того времени по их следам было опубликовано несколько монографий, посвященных мировоззрению великого физика. И все же, повторим, они все еще скрывают свои главные тайны. Но даже то, что нам уже открыто, не может не вызывать, по меньшей мере, изумления. Но прежде, чем самым поверхностным образом рассказать о содержании этих рукописей, стоит хотя бы пунктиром напомнить основные вехи биографии Исаака Ньютона.

Биография эта, в общем-то, давно и досконально изучена. Будущий гений родился в ночь на рождество 1642 года, и был настолько слаб, что сразу после родов мать бросила умирать дитя на чердаке – чтобы не видеть его агонии. Но младенец так орал на весь дом, что молодая женщина вернулась за ним, поняв, что у него есть шанс выжить. Затем, выйдя второй раз замуж, она спровадила сына к родственникам, вновь овдовев, вернула его в дом, пыталась заставить в 15 лет заняться семейной фермой, но юный Исаак был непреклонен – он хотел учиться, а не копаться в навозе. В 19 лет он поступает в Колледж Святой Троицы Кембридж, чтобы учиться на бакалавра теологии, и с этого времени на протяжении 35 лет его жизнь будет неразрывно связана с этим университетом.

Ньютон никогда не был одержим жаждой славы, но при этом им, несомненно, двигала неукротимая, сопоставимая разве что с сексуальной, страсть к познанию мира.

Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что значительную часть своих выдающихся открытий в физике и математике Ньютон, очевидно, сделал еще до 25 лет, но поделился ими только со своим учителем и другом Генри Барроу и попросил держать информацию в тайне; час их публикации настанет только спустя десятилетия.

А вот следующая история, имеющая прямое отношение к нашему разговору, свидетельствует о безукоризненной внутренней честности и порядочности Исаака Ньютона, а также о том, что уже в молодости он пришел к неким мировоззренческим прозрениям, от которых был не готов отказаться ни за какую цену.

В 1669 году он, наконец, получает место профессора математики в Колледже Святой Троицы. Это место сулит стабильный доход и возможность спокойно заниматься наукой. Остается только одна мелочь: все преподаватели колледжа должны принести клятву, что они верят в святую троицу и ее единство, то есть в главную доктрину христианской церкви. Но дать такую клятву молодой кандидат в профессоры категорически отказывается. Нет никакой троицы, пытается объяснить он, все это – домыслы, на самом деле Бог един, один и всеобъемлющ.

Многие историки пытались приписать в связи с этим его демаршем приверженность Ньютона к различным еретическим течениям в христианстве, но, как нетрудно заметить, ближе всего эта его позиция именно к иудаизму, а не к какой-нибудь другой религии или ее ответвлению. И это свое мнение Ньютон высказал публично, в колледже, носящей имя Святой Троицы!

Из-за своей принципиальности и неготовности идти на сделки с совестью Ньютон вполне мог распрощаться с местом профессора, но профессор Барроу и другие члены академического братства смогли уговорить короля Чарльза подписать указ, отменяющий пункт об обязательности клятвы на верность святой троице.

В 1686 году выходит самый знаменитый труд Ньютона - "Математические принципы натуральной философии" (что упоминаемый просто как "Принципы"), включающий в себя наиболее выдающиеся его открытия в области механики, астрономии, строения Земли, акустики, оптики и т.д. Есть в этой книге и те самые памятные нам всем со школы и вносящие вроде бы такую ясность в строение мироздания "законы Ньютона", о которых С.Я. Маршак остроумно заметил в первой части своей знаменитой эпиграммы:

Был этот мир глубокой тьмой окутан.
Да будет свет! И вот явился Ньютон…
Но сатана не долго ждал реванша:
Пришел Эйнштейн – и стало все, как раньше…

Но и тогда, и уж тем более сегодня мало кто обращал внимания на то, что за рядами математических формул и точными формулировками фундаментальных законов материального мира кроются и глубочайшие эзотерические идеи. Физика для Ньютона – не более, чем один из инструментов познания Творца и его фундаментальных законов. Строку 19-ого псалма Давида "Небеса рассказывают о славе Бога, о делах Его рук повествует небосвод" он трактует однозначно: сама гармоничность устройства нашего мира, единство и взаимосвязанность действующих в нем законов свидетельствуют о его сотворенности и существовании Бога…

Это - мысль, к которой два века спустя долго и мучительно (в силу своего атеистического воспитания) будет приходить Альберт Эйнштейн, но для Ньютона она была естественной и однозначной. Больше того: Ньютон был уверен, что не открывал ничего нового, а просто коснулся лишь самой вершины огромного айсберга глубочайших знаний, которыми некогда обладали древние и которые зашифрованы в священных еврейских книгах. И движимый все той же жаждой познания Ньютон начинает глубоко изучать иврит, чтобы прочесть в оригинале ТАНАХ, а затем и погрузиться в тайны Каббалы – еврейского мистического учения.

Из уже упоминавшейся здесь книги "Хронология древних царств" и изученных рукописей Ньютона выстраивается более-менее цельная, хотя все еще полная белых пятен картина его мировоззрения.

Бог, повторял он за Рамбамом, один, и нет подобия его Единственности. Он – Творец мира, Создатель законов природы и человеческого общества, и Он же, присутствуя всюду, незримо направляет всю человеческую историю. Он поведал сокровенные знания об устройстве мироздания первому человеку Адаму, а затем они передавались избранным людям из поколения в поколение и дошли до выжившего в потопе Ноаха (Ноя), а затем были переданы праотцу еврейского народа Аврааму. Увидев, что другие народы искажают переданное им учение, Всевышний избрал в качестве хранителя и передатчика этих знаний еврейский народ, и этим, с точки зрения Ньютона, определяется роль евреев в мировой истории. Но в своем открытом виде эти тайны во все времена были доступны немногим. Кроме Ноаха, они были открыты разве что пророку Моисею, а затем тщательно зашифрованы в устройстве переносной Скинии Завета, которую воздвиг Моисей в пустыне, а также в построенном Соломоном Иерусалимском Храме.

"Само устройство Первого Храма истинной веры, открытой человечеству, призвано указать – через саму символику Храма - путь к пониманию рамок существования этого мира… Неудивительно, что жрецы Храма возвышались над остальным народом своими знаниями о законах мироздания и внесли их в свои теологические сочинения", - говорится в одной из рукописей, хранящихся в Иерусалиме.

Иерусалимский Храм был, по Ньютону, моделью нашей Солнечной системы; огонь на жертвеннике символизировал Солнце; расположение каждой из его частей пропорционально точно соответствовало расположению планет в нашей системе, каждый ритуал, совершаемый священниками-коэнами и левитами, порядок жертвоприношений и т.д. были исполнен глубочайшего тайного смысла…

Еще одним источником тайных знаний Ньютон считал Тору. Он не принимал мысль иудаизма о том, что Тора предшествовала сотворению мира и была от слова до слова передана Моисею Богом, но признавал, что в ней должны быть закодированы величайшие тайны, и, возможно, она скрывает в себе еще один текст или даже тексты – если попытаться прочесть ее каким-то другим образом. Пройдет больше двух столетий, понадобится изобретение компьютеров прежде, чем израильский математик Элиягу Рипс создаст специальную программу и откроет, что при чтении через различное количество букв в Торе открываются новые пласты текста – и таким образом подтвердит гениальную догадку Ньютона.

Следующим источником "истинного знания" о мире, о прошлом и будущем человечества были, по Ньютону, другие книги ТАНАХа, в первую очередь, откровения, явленные еврейским пророкам, которые тоже следовало расшифровать. Историчность и несомненная истинность всех книг ТАНАХа не вызывала у него никаких сомнений.

Словом, Исаак Ньютон и в самом деле настолько близко подошел к базовым истинам и доктринам иудаизма, что, казалось, ему только и оставалось, что пройти гиюр.

Но, разумеется, он этого не сделал и до конца жизни считал себя истинным христианином, хотя понимание христианства у него было весьма своеобразным. Он отрицал доктрину о Святой Троицы и в сочинении "Историческое прослеживание двух заметных искажений Священного Писания" пытался доказать, что сама эта доктрина родилась вследствие ошибки в понимании и переводе первоначального текста. Не верил он и в Божественное происхождение Иисуса, но в то же время признавал его "божественную миссию". По его версии, основоположник христианства и его ученики были просто группой евреев, бывших носителями того самого "тайного знания", о котором шла речь выше, и решивших следовать Божественным установкам так, как они их понимали, то есть он ставил Иисуса на уровень пророка, почти соизмеримого с Моисеем (что, разумеется, уже крайне далеко от иудаизма).

Верил Ньютон также и в то, что с помощью духовных инструментов можно влиять на материальный мир. Именно этим объяснялся его интерес к алхимии - он считал, что процесс превращения неблагородных металлов в благородные возможен, но с помощью не материальных, а неких духовных механизмов.

О том, какими методами пользовался сэр Исаак Ньютон для датировки библейских событий и расшифровки сочинений пророков, можно судить хотя бы по опубликованным посмертно "Замечаниях на книгу пророка Даниэля и Апокалипсис Св. Иоаана".

Понятно, что такой Ньютон казался адептам академической науки сбрендившим с ума стариком, спекулянтом и профанатором, никак не совмещающимся с представлением об авторе основных законов механики, закона всемирного тяготения, преломления света и т.д., на памятнике которого выбито "Разумом он превосходил род человеческий". И именно поэтому они так отшатывались от его рукописного наследия. Но если он и в самом деле "разумом превосходил род человеческий", то, может, все же стоит обратить внимание и на эти его сочинения?

Тем более, что с помощью совмещения самых различных методов – как чисто научных, так и теологических – Ньютон пытался заглянуть за завесу будущего и вслед за еврейскими мистиками вычислить дату прихода Мессии и конца человеческой истории как истории войн и бедствий, а также предсказать ряд отдельных грядущих событий.

В частности, на основе этих расчетов он утверждал, что в 1880-х годах евреи начнут возвращаться на землю предков – и это предсказание сбылось! Ньютон предвидел, что в 1940-х годах, после какого-то страшного катаклизма, в котором погибнут миллионы людей, на земле Израиля возродится еврейское государство. Еще в начале ХХ века это пророчество показалось бы всем полным бредом, но, как видим, и оно сбылось.

Приход Мессии Ньютон приурочивал к 2060-м годам. Сбудется ли это "бред" великого физика и теолога? Что ж, кто доживет, сможет проверить…
10  Разное / Общий раздел / Re: Амрита. Хим. формула (состав) и процесс образования (в сахасраре?) : 16 Января 2018, 23:43:51
Цитата:
https://lektsii.org/7-87885.html

"Тайна жизни кроется в тайне нашего происхождения".
Пифагор

Два года назад я послала в газету "За Русское Дело" фотокопию книги Петра Петровича Орешкина "Вавилонский Феномен", изданную небольшим тиражом в Риме в 1984 г., которую я хранила где–то с 1985 г. Книга эта представляет собой 184 страницы дешифрованных текстов древних языков через звуко–знаки и их сведение к общему древнеславянскому русскому языку как к первоначальному знаменателю.

Не замедлила обрушиться на эту публикацию... нет, даже не критика, а просто словесная расправа разногорода "специалистов" и неспециалистов, единственной целью которых было утопить книгу Орешкина и самого Орешкина, поскольку он объявлялся М.Рыжовым (Ант Росс), В.Безверхим и А.Бойковым мифическим, никогда не существовавшим, сфабрикованным редакторами газеты "За Русское Дело". Тогда–то Роман Перин (учредитель и редактор газеты «Потпённое». – Ред.) попросил меня разыскать П.Орешкина, что я и предприняла. Ниже я описываю, как и что мне удалось узнать об этом нашем замечательном современнике, русском человеке, но прежде хотелось бы поставить на место Рыжовых–Россов, Безверхих, стоящих на страже, видимо, любого проникновения в тайну тысячелетий нашей русской истории.

Вот Рыжов утверждает в "Родных просторах" (2/26,1995), что "в университетских кругах Европы, Америки и России, и других крупнейших государств уже давно существует система взаимных сообщений о научных работах" (ниже я поговорю о запретах именно в этих "кругах"). Рыжов продолжает: "Запросы в научные архивы РАН, МГУ не дали никаких сведений о статьях Орешкина. Видимо, такого просто никогда не существовало в природе...". Только осуждение может вызвать подобного рода заявления людей, даже не удосужившихся посмотреть московские научно–популярные журналы такие, как "Наука и жизнь" за 1970–80–е гг., где печатался П.П.ррешкин, о чём он сам сообщает в своей краткой биографии на обложке книги.

В.Безверхий добавляет вместе с А.Бойковым (в этих же "Родных просторах"), что они "руководствовались намерением решительно пресекать псевдонаучные подделки культуры Древней Руси, которая в таких услугах не нуждается". Так, так, так... Как всё это перекликается с такими же западными резолюциями и явлениями, с которыми столкнулся Орешкин и которые наблюдаю и я, да и любой беспристрастный человек, интересующийся подобными вопросами!

Так, в январе 1995 г. в центре Парижа, в музее истории человека на площади Трокадеро, известный итальянский лингвист Эманюэль Анати, профессор из университета города Лече на юге Италии и директор центра по изучению доисторических цивилизаций, прочитал три доклада на темы, выбранные из своей недавно опубликованной книги "Корни культуры". На одном из докладов, а именно о происхождении языков, он заявил, что "французское общество лингвистов запретило говорить и писать о происхождении языков, потому что этот сюжет открыт всем спекуляциям без предела", а также, что "современные лингвистические общества скованы табу в области происхождения языков вообще, и что у этих обществ напрочь отсутствуют какие–либо идеи и воображения творческого плана".

Так что теперь вы понимаете, дорогие соотечественники, что из университетов Запада, куда безнадежно обращался Орешкин, как он сам об этом пишет, не могли прийти ответы на запросы о нём, о которых говорит Рыжов.

На обложке книги приводится отрывок из ответного письма Солженицына Орешкину, где, кстати, Солженицын очень сочувственно относится к Орешкину и резко осуждает западных славистов (письмо от 17 октября 1980 г.). Мне понятно обращение Орешкина к Солженицыну. В те годы Солженицын пользовался непререкаемым авторитетом в среде эмигрантов. Но чаще, в отличие от Запада, мы не ценим своих.

На Западе ещё изредка (очень редко) встречаются люди, мыслящие более или менее оригинально. Как правило, они не имеют связей с официальной наукой и находятся в маргинальном положении. Одного из таких учёных я лично знала. Это Пьер–Валентин Маршессо, французский гигиенист и натуропат, создатель французской ветви параллельной медицины. Одновременно он писал и о древнейших цивилизациях, происхождении человека, расах и их смешениях, оперируя тысячами и даже миллионами лет. Маршессо. прямо предлагал не обращать больше никакого внимания на так называемых "специалистов" буквально во всех областях, видя в них тех, кто перекрывает путь к правде.

Я здесь провожу имя Маршессо как оригинального мыслителя, но сразу же оговорюсь. Для него, как практически для

всех западных учёных, ни России, ни славян не существует ни раньше, ни теперь. Теперь – как постоянная угроза западному благополучию, как пугало, короче. Когда с ними заговариваешь о России, они отводят взгляд, уходят от вопросов. Почему? Ответ на это кроется не в нашем столетии, не только. Они пребывают в своего рода расовой ловушке. Сам Маршессо писал о постоянной расовой борьбе в истории цивилизации. Никто пока не оспаривал её. Кое–что становится также понятным из истории этой расовой борьбы в древности и по прочтении работ Петра Орешкина и особенно другого глубокого русского исследователя, физиолога и лингвиста Григория Николаевича Бренёва, давшего в своей "Доисторической цветной цивилизации", выстроив буква за буквой, древнее Знание нашего прошлого.

Возвращаясь к Маршессо, хочу сказать, чторн проводил свои идеи, ничуть не заботясь о ежеминутных фактических доказательствах, считая вполне достаточным того, что было открыто археологическими экспедициями, и опираясь на старые тексты. А также в большей степени полагаясь на интуицию и знания, передаваемые устно в кругах "посвященных". При таком подходе претензии Маршессо на правдивость подчас несостоятельны, хотя и на этом пути можно выйти на интересные открытия. Так, он пишет о едином языке на всей земле во времена цивилизации "My", одной из самых процветавших в древности и бывшей прародительницей Атлантиды. Мельком, в одной фразе, он добавляет, что, видимо, из "My" вышли славяне.

Всё это я подробно описываю, чтобы под конец сказать, что никому не приходит в голову на Западе взять, да и объявить Маршессо несуществующим персонажем. Это только от нас, русских, требуют буквально вульгарно–материалистических доказательств каждой буквы. Такое создается впечатление, что эти бывшие марксисты типа В.Безверхого, перекрасившиеся в ведистов, опять нас контролируют. Причём этот контроль надо понимать не только в прямом, так сказать, в социальном плане, но и как глубокий устоявшийся пласт в сознании некоторых людей, не славян по своему происхождению. И таких людей на Западе, родине этих явлений, в сто крат больше, чем в России.

Кроме того, тех, кто требует постоянных вещественных доказательств для вещей не всегда "вещественных" и жонглирует разными точками зрения, я отсылаю к словам Воланда – чёрта в образе иностранного консультанта по вопросам чёрной магии из известного романа М.Булгакова "Мастер и Маргарита", сказавшего,

что не требуется никаких точек зрения и доказательств бытия Божия (сначала Воланд иронизирует над этими доказательствами), поскольку Он существует, и больше ничего.

Просто всё дело в памяти, возможно, украденной у нас. Пифагор говорил: "Тайна жизни кроется в тайне нашего происхождения. Можно приподнять завесу, погружаясь в себя, чтобы вспомнить, или поднимаясь в небо, чтобы увидеть". Пётр Орешкин тоже указывает на память: "...греки, проснувшись однажды поутру – вдруг забыли, кто они, откуда пришли, на каком языке говорили ещё вчера. Забыли всё, испытав какой–то психический удар (а, может, не только психический. – Т. П.) – нечто вроде "тотальной амнезии"".

ГН.Бренёв тоже об этом: "...ум человека всё забыл, потерял, с умом на путях жизни... это с плохим, заведомо плохим инструментом в стихии Вечности!". И далее: "...но если ум – дурак, то рефлекс всегда стихиен, бессознателен, гениален, целесообразен и точен. Он в нужных деталях всё запомнил, отложил в крови ...и в языке. Язык оказался самой лучшей историей; сама редакция языка всё рассказывает точно, рисует картины наивных глубин детства человечества, говорит о великом и героическом прошлом; древние письмена (знаки) иллюстрируют события, а рефлекс гениально всё запомнил в тысячелетиях цветной цивилизации и демонстрирует биопроцессы. Всё тайное становится явным в деталях точной науки".

Бренёв связал, дав нам нить b прошлое, звук, знак письмен, безусловный рефлекс крови и условный рефлекс–сигнализатор. Расшифровывая эти письмена, Бренёв показывает, что "русские совсем не нация изначально, а белый вождь всех цивилизаций, всех территорий..., создавший "энергетическую" мужскую религию Бога Отца, мировой язык и мировую власть".

На истинном научном принципе в дешифровке древних текстов настаивает и Орешкин. "Легко убедиться, – пишет он, – что одни и те же знаки я неизменно читаю одинаково. При таких строго ограниченных условиях полностью исключается возможность произвольной подстановки букв". И далее: "Данный принцип дешифровки (по звуку и значению), легко поддающийся математическому анализу, положен в основу всей моей работы. Ошибки в дешифровке любого древнего текста легко обнаружить методом "перекрестного контроля" по принципу "если – то"". И он, не зная книги Бренёва, изданной в Финляндии в 1934 г. и выплывшей из глубин забытья уже после опубликования его собственной работы, приходит к тому же выводу: "Славянский язык сохранил память тысячелетий, и становится вполне реальным восстановить утерянный смысл многих древних названий...". И, более того: "Все алфавитные системы, где использованы иероглифы имеют в своей основе единый язык. По своей грамматической структуре и коренному словарному составу – язык этот – древнеславянский".

Орешкин дает в своей книге и древний алфавит. Вообще, и Бренёв, и Орешкин, не зная работ друг друга, расшифровывают одинаково как многие слова, так и древние фрески (например, египетские). Правда, Орешкин как о базовом древнем языке говорит почти всегда о древнеславянском, за исключением этрусского, который он прямо связывает с русским. Бренёв же исходит из другого языка как изначального, видя в славянском продолжение этого древнего русского языка. Речь идёт, само собой разумеется, в обоих случаях об очень древних временах. В начале статьи я писала о том, что и Маршессо говорил в своей книге "Неизвестная история человечества" о едином языке по всей земле.

Пагубность утаивания подобных трудов – очевидна, но трудность для самого учёного ещё в том, что каждый раз ему приходится работать в одиночку, начиная всё на ровном месте, без доброжелательного корректирующего взгляда такого же искателя, как он сам.

Забавно, что все, навалившиеся на Орешкина после публикации его книги газетой "Страницы Российской Истории", выдают себя за верных защитников
Русского народа (как мне удалось выяснить, в основном, они не русского происхождения, а инородческого). Они пишут, что русский народ не нуждается в услугах Орешкина (В.Безверхий), что Орешкин отказывает русскому народу в самостоятельности (хоть стой, хоть падай!), отдавая все знания жрецам (Ант Росс). Вот так, дорогие соотечественники, манипулируют нами! Воздающему законную славу древнерусскому языку и русскому слову учёному приписывают понижение русской культуры. Поистине такое возможно только в условиях угнетения русского духа в сегодняшней России. И как ведь ловко оперируют! Чтобы влезть, так сказать, в доверие, Рыжов, например, кроет на чём свет стоит иудеев.

Но, отругав иудеев, Рыжов пишет: "Необходимо отметить, что забыть буквенное письмо из 20–30 знаков невозможно". К сожалению, ещё как возможно. В условиях тотальной войны, уже не раз происходившей в тысячелетиях истории, забывались и утрачивались не только языковые знаки, но и крались, и присваивались знания и тайны полностью разбитых цивилизаций. Бренёв пишет по этому поводу, что "...мы говорим "красно", потому что каждая буква нашей речи полита океаном человеческой крови и слёз в соревновании идей цивилизаций". Также и Орешкин говорит в "Вавилонском Феномене", что именно "в момент преднамеренной катастрофы был разбит и раздроблен на части единый язык...". Да и сегодня при происходящем погроме русской культуры мы вовсе не ограждены от исчезновения.

Продолжается и навязывание по всему миру искусственного языка "эсперанто". Тоже ведь единый язык. По иронии судьбы впервые манифест эсперанто вышел в Варшаве (тогда входившей в состав России) на русском языке ровно сто лет назад. В то время этот манифест, написанный Людвигом Лазаревичем Заменковым, был резко отвергнут Л.Н.Толстым и запрещён царской цензурой. Не думайте, что это шуточки – эсперанто. Коверкаются в нём не только языки, коверкаются мозги и сам образ мышления.

Разыскать следы П.П.Орешкина на Западе оказалось не таким простым делом, как мне представлялось поначалу. Сегодня вообще отыскать человека, которого никто не рекламирует, почти невозможно, учитывая, что в сегодняшнем мире ценность человека и интерес к нему измеряется мерой денежного мешка, которым он обладает или не обладает. Эмиграция, к тому же, не место, обязательно обеспечивающее сохранность памяти о людях и их трудах, книгах. Эмиграция это аренэ борьбы: для одних – за хлеб, для других – за славу и сладкую жизнь.

Книга Орешкина попала ко мне почти случайно, Десять лет назад один мой парижский приятель, зная о моём интересе к древним цивилизациям, рассказал мне, что видел у знакомой ему эмигрантки книгу как раз на эту тему. Девица эта поносила книгу, говоря о ней как о сущей галиматье. Я попросила приятеля выкупить книгу, предложив за неё хорошую цену. Та отказалась. Тогда я попросила знакомого поговорить с хозяйкой книги об одолжении её ему на 2–3 дня. Мне она бы не дала ни за какие коврижки. Как бы там ни было, книга попала на несколько дней в мои руки, а, значит, и фотокопия с неё, которую я и переслала затем в газету "За Русское Дело".


Я подробно описала "добывание" нужной книги, чтобы показать, как подчас трудно даже подступиться к близкому себе автору. В магазинах в то время книга не продавалась. Да и позже, когда я смогла приобрести её для себя, на книжных прилавках было всего лишь несколько экземпляров. Куда же девался весь, хотя и небольшой тираж? Если бы её быстро раскупили, то о ней бы говорили. Но такого не было. Правда, как я отмечала выше, эмиграцию сегодня трудно чем–либо взволновать. И вообще–то, что Орешкин смог издать свой труд, уже почти невероятно. Последние годы на Западе в прессе не пропускается ни одной интересной или положительной информации из России или о России.

Так вот, П.П.Орешкин выехал из Москвы где–то в конце 70–х годов вместе со своей матерью Татьяной Орешкиной и женой Урсулой, австрийкой по происхождению. В Москве он закончил Литературный институт им. Горького в 1962 г., работал журналистом, печатался в научно–популярных журналах. До своей смерти в 1987 г. Пётр Петрович жил со своей женой на ул. Рубикон, 27 в Риме. Мне не удалось узнать нового адреса жены ОреШкина. Она, видимо, вернулась в Австрию.

Вы думаете, что всё это можно было узнать по эмигрантским газетам, радио? В том–то и дело, что нет. В основном, еврейско–русская эмигрантская пресса о русских, каковым был Орешкин, ничего не сообщает. Немногие же малотиражные русские газеты на Западе – разорены и практически не обмениваются информацией. Кроме того, будучи строго православными, русские газеты мало интересуются подобными проблемами.

И всё же живущий в Риме со своей семьёй Е.А.Вагин, теперешний редактор журнала "Вече", ранее издававшийся в Мюнхене, рассказал мне, что не раз принимал Петра Петровича вместе с его женой у себя в гостях. По его словам, Пётр Петрович был приветливым, отзывчивым человеком. Вагин вспомнил, что в эмиграции Орешкин болел, страдая от последствий какой–то автомобильной аварии, произошедшей с ним ещё в Москве. Вагины сообщили мне и место захоронения Орешкина на кладбище для бедных в Риме на Prima Porta.

Разыскивая Орешкина по Западу, я наконец попала на человека, довольно хорошо знавшего Петра Петровича и его мать. Им оказался редактор русского журнала в США Михаил Ильич Туряница. В первые годы эмиграции Орешкины приживали в Джертм–Сити, недалеко от Нью–Йорка, и Туряница часто принимал их в своём журнале "Свободное слово Руси
". Там Пётр Петрович дал объявление о своей книге, где напечатал и своё стихотворение о славянах:

За враном – вран,
За враном – вран.
Летят они из дальних стран.
Простерли чёрные крыла
И на земле настала мгла.
За враном – вран,
За враном – вран,
Но им не погубить славян!
Трепещут жалкие тела
В когтях Двуглавого Орла!
(Свободное слово Руси, 5/6, 1986.США)

На мои расспросы об Орешкине Туряница заметил, что Пётр Петрович и его мать избегали на Западе подозрительных знакомств. Не следы ли это, оставшиеся в сознании после аварии в России? Да и журнал Туряницы был, конечно, под пристальным вниманием. Туряница сегодня уже 84–летний старик, прибыл на Запад в конце Второй Мировой войны. Сам – воин, бесконечно любящий Россию, он оставался в течение 30 лет редактором и издателем своего боевого журнала. Он был одним из тех, кто первым, в частности, в эмиграции "раскусил" Солженицына. Туряница поведал мне, что и мать Орешкина без всякого доверия относилась к Западу. Сердце её начало сдавать, но, тем не менее, она отказалась лечиться в больнице Джерси–Сити, сомневаясь в добрых намерениях тамошних врачей.

Пересказываю очень старательно все эти крохи и обрывки из жизни необыкновенного человека, чтобы показать всю внутреннюю напряженность его жизни, дабы не исчезли следы его полностью. Не попадись мне случайно книга Орешкина, кто знает, на сколько времени оттянулось бы её переиздание в России, и вообще, как долго бы она оставалась на дне забытья. Но иногда, видимо, не следует сбрасывать со счетов силу провидения.

Со временем думаю посетить могилу Орешкина в Риме. Мать его, Татьяна (отчества её старик Туряница не вспомнил, но обещал мне разыскать его в своём архиве), всё же умерла в Америке; хоронил её сын, Пётр Петрович. Затем он без промедления вернулся в Рим, где и сам неожиданно скончался на 55–ом году в 1987–ом^

Я надеюсь, что найдётся и откликнется жена Орешкина –Урсула – и многое прояснится в его биографии. Найдутся и бывшие коллеги Петра Петровича по журналам в Москве.

...В эмиграции П.П. Орешкин остался непонятным странным человеком.

Спустя два года после опубликования моей статьи о поисках П.П. Орешкина по Западу в газете "За Русское Дело" (N11/43,1996), у М.И. Туряницы появился господин С, которому некогда П.П. Орешкин дал отрицательную характеристику и которого неспроста опасался. Так, приехав последний раз из Рима в США, Пётр Петрович не смог, как обычно, остановиться у Туряницы. Последний отказал ему из–за присутствия у него гостей, но предложил пожить у господина С, давно искавшего контакта с Орешкиным. Пётр Петрович, уже, видимо, зная этого человека, нехотя позвонил ему. После разговора, резко сказав хозяину дома, что это – церэушник, он ушёл от Туряницы, и теперь уже навсегда. Остаётся только удивляться тому, какой растяпой является подчас русская эмиграция и как добродушна она к недоброжелателям и врагам России.


Правда, попав каким–то образом под моё влияние, Туряница незамедлительно сообщил мне, что названный господин С. объявился снова теперь уже с распросами об умершем Орешкине. Человек этот якобы стал специалистом по Влесовой Книге. Я поинтересовалась о нём у сведущих людей в России. Никто его не знал. Проживал он в последнее время в Финляндии, уж не охотясь ли за рукописями другого великого русского лингвиста Г.Н. Бренёва, умершего в 1940–х гг. в Финляндии? За Бренёвым гонялся в своё время НКВД, о чём он подробно пишет в своей книге. Длинен же список гениальных русских людей, спасающихся бегством от угрозы физического уничтожения!

В.Н. Безверхий незадолго до своей смерти в 2000 г. позвонил мне в Париж и извинился за П.П. Орешкина...


В странах Запада, в частности во Франции, Италии, прошли по телевидению специальные передачи по истолкованию древних цивилизаций. Надо полагать, что они были своеобразной реакцией Запада на информационный исследовательский всплеск в России, определяющий Русских как создателей Мирового языка и Мировой культуры в древности. Передачи эти были скорее дискредитирующими реальную историю, абсолютно не научными, бездоказательными и просто высосанными из пальца. То же самое относится и к публикациям в научных журналах. Так, всплыл без особых объяснений Фестский Диск в научном французском журнале "Sciences Humaines" (N24, 1999). Цель этих передач и публикаций, где, конечно, никогда и нигде не упоминается Россия, увести западного обывателя в никуда... Париж, 1996–2001 гг.

Татьяна ПАНШИНА, искусствовед

Русскую историю настолько оплевали и испаскудили официаль­ные историки и философы, что даже достижения русского ума и духа кажутся недоразумениями или случайностями. Учёных, отста­ивающих подлинную историю Руси–России, – единицы. Это огром­ное счастье, что мы теперь имеем возможность познакомиться с книгой П.П.Орешкина "Вавилонский Феномен" в полном объёме и дать хорошую оплеуху русофобам, запихивающим историю и куль­туру великой нации в прокрустово ложе одной тысячи лет с мозаи­кой надуманных заимствований и тупых подражаний "цивилизован­ным народам".

Сегодняшее катастрофическое положение России объясняется прежде всего тем, что мы проиграли самую главную войну – войну за свою подлинно великую историю и культуру.

ПЕРИН Р.Л., профессор Международной Славянской академии
 
Когда я в 1994 году впервые прочитал ксерокопию книги П.П. Орешкина, то, может быть, впервые по–настоящему понял, какое огромное преступление совершено в отношении русской истории. Если бы подобная книга была написана англичанином или евреем, отстаивающими запятнанное прошлое своих народов, то можно не сомневаться, что она сразу же получила бы мировое признание, миллионные тиражи и всевозможные гранты. Орешкин же оказал­ся в полной изоляции; и он был не первым историком и, к сожале­нию, не последним, которые будут подвергнуты сильнейшей крити­ки или полному забвению только за одно то, что попытаюся сказать о русском народе как о народе древнейшей культуры и великой истории.

Пример нравственного мужества, продемонстрированный Ореш­киным, надеюсь, станет примером для современных русских исто­риков, лингвистов, политологов и писателей...

ГУСЕВ О.М., профессор Международной Славянской академии
11  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : 16 Января 2018, 23:21:45
Выборы нужно бойкотировать потому что анонимны они

??

они во всех демократических странах анонимны и тем не менее там это "договор"
12  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : 16 Января 2018, 23:08:08
Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/09/74854-pochemu-prizyvy-ne-hodit-na-vybory-pomogayut-kremlyu

Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю
Борис Вишневский объясняет в одной формуле


В который раз перед выборами начинают страстно звучать призывы эти выборы бойкотировать. Поскольку они являются «фарсом», «имитацией», и вообще «власть не сменится на выборах». Не знаю точно, являются ли те или иные «кандидаты в кандидаты» на президентских выборах «кремлевскими проектами». Но что куда больше похоже на «кремлевский проект», — по сути, а не по источнику, — так это идея бойкота выборов. И доказать это очень просто.

Правила президентских выборов: сравниваются проценты голосов, полученные кандидатами. Процент голосов за каждого из них — это простая дробь. В числителе — число избирателей, проголосовавших за кандидата. В знаменателе — число избирателей, принявших участие в голосовании (определяется по числу избирательных бюллетеней в ящиках для голосования). То есть, число тех, кто пришел на выборы, расписался за бюллетень, и опустил бюллетень в урну (а не забрал его с собой).

А теперь сядем и посчитаем.

В выборах участвует Владимир Путин и другие кандидаты. Обозначим число сторонников Путина, пришедших голосовать за него, буквой А. Обозначим число тех, кто пришел голосовать за других кандидатов, буквой В. Таким образом число П — процент голосов за Путина — будет А/(А+В).

Поскольку сторонники бойкота являются противниками Путина, чем успешнее их агитация за бойкот, тем меньше число В. Число А от этой агитации не зависит — путинский избиратель на уговоры «бойкотистов» не отреагирует. Следовательно, тем БОЛЬШЕ будет число П.

Иначе говоря, успешность тактики бойкота — отказ участвовать в выборах сторонников оппозиционных взглядов — УВЕЛИЧИВАЕТ процент голосов, поданных за представителя партии — действующего президента.

Пример? Пожалуйста.

Постоянно публикуются «утечки» о том, что в Кремле существует некий план «70 на 70». Что им надо, чтобы на выборы пришли 70% избирателей, и 70% из них голосовали за Путина. В России (округленно) — 110 миллионов избирателей. Если 70% придут на выборы — это 77 млн человек.

Предположим, что кремлевские оценки верны, и 70% из них хотят голосовать за Путина. Это 54 миллиона человек. Остальные 23 миллиона человек хотят голосовать за других кандидатов. Предположим, что тактика бойкота удалась, и на выборы сознательно не пошли 10 из этих 23 миллионов избирателей — почти половина из «непутинских». Что мы получим?

На выборы пришли 67 миллионов человек. Путин получил те же 54 миллиона голосов. И набранный им процент голосов составил уже не 70%, а 81%. Оглушительный успех. В результате успешной реализации тактики «бойкота».

Да, немного снизилась явка избирателей, и теперь она составит только 61%. Но успешность выборов для победителя определяется в первую очередь набранным процентом голосов, а не явкой. Явка избирателей на президентских выборах составила в 1996 году — 70%, в 2000 году — 69%, в 2004 году — 64%, в 2008 году — 70%, в 2012 году — 65%. Кому сегодня, кроме политологов, интересны эти цифры?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Президент выбрал народ. Выдвижение Путина на четвертый срок прошло в консервативных декорациях — и на фоне победы над внешним врагом
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/06/74822-putin


Приведенный пример, конечно, условен, но он позволяет понять главное. Бойкот только на руку власти. При этом совершенно не важно, не пришли вы на выборы, или пришли, но унесли с собой бюллетень, — проценты кандидатов считаются на основании только тех бюллетеней, которые опущены в урну.

Повлиять на итоги выборов можно, сделав бюллетень недействительным — тогда ваш голос, по крайней мере, будет учтен в знаменателе упомянутой дроби, и не увеличит «путинский процент». Но не будет учтен в числителе — то есть, этот голос не поможет ни одному оппозиционному кандидату увеличить его процент. А, значит, не поможет выяснить, сколько же есть граждан, которые поддерживают альтернативу действующей власти. И голосование которых может если не сменить власть, то хотя бы заставить ее изменить политику.

Характерно, что призывы к бойкоту выборов громче всех звучат из уст тех, кто в этих выборах, скорее всего, не сможет участвовать. И кто, как Алексей Навальный, считает оппозицией только себя, а выборы — только тогда выборы, когда он в них участвует. Законность отстранения Навального от выборов крайне сомнительна. Но столь же сомнительно и отношение к выборам, поставленное в зависимость исключительно от регистрации конкретного кандидата: чем, по сути, это отличается от мнения тех, кто полагает, что Путину нет альтернативы?

Исход выборов не предрешен даже в условиях нынешнего политического режима. Власть может не смениться на выборах, а может и смениться. Программа-минимум для оппозиции — добиться второго тура, не позволить Путину получить более 50% в первом туре.

Для этого, исходя из упомянутой «электоральной арифметики», нужен не бойкот а «антибойкот». Нужно призвать тех, кто хочет сменить власть в стране, прийти на выборы и голосовать за приемлемых для них кандидатов. Увеличить знаменатель для «путинского процента» — и тем самым этот процент уменьшить. Опустить ниже 50%. А не оправдывать свое бездействие рассуждениями об «активном бойкоте».

Что «активный бойкот», что «пассивный» — результат один: тот, кто не пошел на выборы, своими руками, отдал власть Путину, отказавшись от попыток что-то изменить.

Да, у тех, кто пойдет, это тоже может не получиться.

Но он, как Рэндл Патрик Макмерфи — герой «Полета над гнездом кукушки», — может сказать «я хотя бы попытался».
13  Тематические разделы / Человек будущего / Re: C Новым Годом,Империя! : 16 Января 2018, 22:46:52
В середине 80-х в СССР на экраны вышел фильм "Конвой" Сэма Пекинпа. Не совсем понятно, как выпустили тогда в прокат этот анархический гимн свободе

https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=5257023 - Конвой / Автоколонна / Караван / Convoy (Сэм Пекинпа / Sam Peckinpah) [1978, США, боевик, драма, комедия, BDRip] Dub (к/ст им. М. Горького) + DVO (НТВ+) + Original Eng

И правильно что уничтожают! Такие эгоисты как Валерий и Урбис должны быть стёрты с лица земли голодом и холодом!
Ведь почему революция Ленина победила? Да потому что не только для своих освобождения желал, но и для трудящихся других стран.
А что делают Валерий с Урбисом? Поливают грязью украинцев, которые решили сместить своих воров.

фильм про украину - http://quantmag.ppole.ru/forum/index.php?topic=4757.msg73947#msg73947

Учись студент, глядишь и человеком станешь

<a href="http://www.youtube.com/v/Ak_X5HUWn3g" target="_blank">http://www.youtube.com/v/Ak_X5HUWn3g</a>

не забываем чем закончились поучения муравьиного лжесоцьялиста Феди

<a href="http://www.youtube.com/v/PKNAUxJQg98" target="_blank">http://www.youtube.com/v/PKNAUxJQg98</a>

Цитата:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/01/10/75107-boykotiruya-zdravyy-smysl

Бойкотируя здравый смысл
Кто сидит дома во время выборов, не сделает Россию свободной

Множество людей тратят множество сил, времени и слов, убеждая бойкотировать президентские выборы в марте 2018 года.

О том, к каким последствиям приведет бойкот, я уже рассказывал в «Новой газете». Мой вывод (впоследствии подтвержденный известным экспертом по электоральной статистике Сергеем Шпилькиным) прост: чем больше оппозиционно настроенных избирателей (а только на них и подействуют призывы к бойкоту) не придет на выборы — тем больший процент голосов получит Владимир Путин.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Почему призывы не ходить на выборы помогают Кремлю. Борис Вишневский объясняет в одной формуле
https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/09/74854-pochemu-prizyvy-ne-hodit-na-vybory-pomogayut-kremlyu


Поскольку опровергнуть этот вывод (вытекающий из правил выборов и методики подсчета голосов) невозможно, сторонники бойкота обратились к аргументам другого рода.

В предельно сжатом изложении этих аргументов — три.

Первый — политический: если на призывы к бойкоту откликнется большое число избирателей и явка окажется низкой — власть будет нелегитимна.
Второй — логический: исход выборов предрешен, кандидаты от оппозиции не имеют шансов, идти и голосовать за них бессмысленно.
Третий — этический: это не выборы, а фарс и имитация, приличному человеку стыдно в этом участвовать.
Что же, рассмотрим эти аргументы по порядку.

Сперва — о последствиях снижения явки избирателей.

Можно ли ее снизить, призывая к бойкоту? Да, можно.

В какой степени? В небольшой: даже ярые адепты бойкота признают, что предел влияния соответствующей агитации — процентов 10. Снижение явки, условно, с 60 до 50%. Но если вдруг и до 40% — что дальше?

Назначат новые, честные выборы?

Граждане станут считать власть нелегитимной и откажутся ей подчиняться?

Запад не признает режим и откажется иметь с ним дело?

Не смешите мои подковы.

Легитимность власти — иначе говоря, признание ее права управлять, — не зависит от явки избирателей.
В выборах мэра Москвы в 2013 году участвовали 32% избирателей, в выборах губернатора Петербурга в 2014 году — 39%. И что, москвичи не признают Собянина мэром, а петербуржцы Полтавченко — губернатором? Да ничего подобного. Низкая явка повлияла на деятельность исполнительной власти двух столиц? Да никак не повлияла: о ней забыли через неделю после выборов.

Что касается Запада, то он будет иметь дело с российским президентом независимо от явки избирателей — как неизменно бывало раньше. Максимум последует пара-тройка осуждающих резолюций, да и те будут связаны не с явкой, а с нечестностью выборов и ограничением конкуренции. При этом проблемы Кремля в мире связаны с проводимой им политикой, но никак не с низкой явкой на выборы.

Теперь — о «предрешенности» исхода выборов и «отсутствии шансов» у кандидатов от оппозиции.

Великий физик Стивен Хокинг заметил, что даже те люди, которые утверждают, что все предрешено и ничего с этим поделать нельзя, смотрят по сторонам, прежде чем переходить дорогу.

Велика ли вероятность победы Путина на этих выборах? Да, велика. Но все ли предрешено? Нет, не все.
Во-первых, в нашей истории было немало случаев, опрокидывавших самые «предрешенные» ситуации, начиная с выборов народных депутатов СССР 1989 года и заканчивая муниципальными выборами в Москве в 2017 году (кто из прогнозистов предсказывал, что в районе, где голосует президент, все 12 муниципальных депутатов будут избраны от «Яблока», — просьба откликнуться).

Во-вторых, логика «не поддержим тех, у кого мало шансов» не только ущербна (поддерживать надо того, кого считают достойным, — независимо от шансов: советские диссиденты боролись с режимом, зная, как малы их шансы), но и противоречива.

Шансы оппозиционных кандидатов зависят от поведения оппозиционных избирателей. Если они не придут, оправдывая свое бездействие мизерностью шансов своих кандидатов — шансы так и останутся мизерны. А если придут — шансы вырастут, в зависимости от того, сколько таких избирателей придет и проголосует.

Во-вторых, критически важным для дальнейшего развития ситуации в стране является соотношение уровней поддержки избирателями кандидатов в президенты.

«Не все ли вам равно, сколько получит Путин?» — рассуждают сторонники бойкота. Нет, не все равно.

Если Путин получит 80%, а его оппоненты по 2% — это даст основание говорить, что ему нет и не может быть альтернативы.

Если он получит 51%, а оппозиционеры по 15–20% — ситуация будет принципиально иной (на выборах 2000 года Путин получил лишь 53% — и его первый президентский срок разительно отличался по стилистике и решениям от второго).

Если же он получит 40% и будет второй тур выборов — это, как после президентских выборов 1996 года, может привести к серьезной смене политики.

Борьба за второй тур — реальная задача для оппозиции. Но победа в ней возможна лишь в том случае, если избиратели, не разделяющие нынешний политический курс, придут на выборы и покажут, что они есть, — а не останутся дома, убеждая себя и других, что «за них уже все решили» и «ни на что повлиять они не могут». Покажут, что идеи, представляемые кандидатами от оппозиции, имеют значимую поддержку, и это нельзя не учитывать. Только выборы могут показать, какова эта поддержка, как организована оппозиция и может ли она бороться за власть.

«Идеей бойкота «забастовка избирателей» не заканчивается, в рамках кампании также предлагается организовать массовое наблюдение, чтобы сократить вбросы», — уверяют сторонники бойкота. Лукавство: никаких наблюдателей у «бойкотистов» не будет, потому что направить их могут только кандидаты, участвующие в выборах.

В-третьих, мировой опыт показывает, что бойкот практически никогда не достигает целей. Немногие исключения — ситуации, когда существует порог явки на выборы, при недостижении которого выборы признаются несостоявшимися. Но с 2007 года эта норма в России отменена: выборы состоятся при любой явке.

Наконец, последний аргумент — приличному человеку стыдно участвовать в «фарсе», и вообще это «поддержка режима».

Выборы неравные, с ограничением конкуренции, с гигантским административным ресурсом на стороне действующей власти, с политической цензурой на телевидении, с преследованием оппозиции, с фальсификациями? Да.

Означает ли это, что они абсолютно нечестные? Нет. Потому что между тишиной и барабанным боем есть серьезный промежуток.

Не надо верить, что «все подделают»: выборы не являются гарантированно и стопроцентно нечестными. Возможности власти — и административный ресурс, и попытки фальсификаций — ограничены степенью сопротивления кандидатов от оппозиции и гражданского общества.

Там, где оппозиционеры ведут кампанию, где у них есть сторонники и агитаторы, где есть свободные СМИ, где есть наблюдатели и члены комиссий с совещательным голосом, назначенные оппозиционными кандидатами, — влияние «административного ресурса» и уровень фальсификаций снижается. Это во-первых.

Во-вторых, в России суд тоже несправедливый. Но это не значит, что приличному человеку не надо в него обращаться, отстаивая свои права. Обращаются — и нередко побеждают: многое (хотя, конечно, не все) здесь зависит от упорства, грамотности, последовательности заявителей.

В-третьих, не надо путать участие в определенных Конституцией и законом процедурах формирования власти (пусть и проходящих не так, как хотелось бы) с поддержкой режима. Иначе можно обвинить в «сотрудничестве с режимом» тех, кто платит налоги и требует, чтобы на эти налоги содержали школы и детские сады (а также отдает туда детей), и обращается к властям, настаивая на выполнении ими своих обязанностей. Это не постыдно и не почетно — это всего лишь жизнь в условиях существования государства.

Наконец, последнее. Как в свое время говорил Черчилль, плохую власть выбирают хорошие люди, которые не ходят на выборы.

Бойкот выборов — лишь оправдание собственного бездействия для тех, кто ищет не возможности для борьбы, а причины для того, чтобы от борьбы отказаться.

Тем самым добровольно отказываясь от своих гражданских прав, вместо того чтобы ими воспользоваться.

Кто предпочитает сидеть дома, гордо призывая в интернете или с очередного форума «Россия будет свободной!».

Вот только сделать Россию свободной таким путем точно не получится.
14  Разное / Общий раздел / Re: Амрита. Хим. формула (состав) и процесс образования (в сахасраре?) : 16 Января 2018, 21:28:57
начало книжки - без картинок
картинки в книжке - пдф-ке
https://yadi.sk/i/ZOkb-ew6qshgt Скачать Орешкин Вавилонский Феномен .
PDF https://yadi.sk/d/eI2Hwdf6qsiti Скачать .FB2 и .PDF
https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1653957 - Петр Орешкин - Вавилонский феномен [2002, DjVu]
и вот тут картинки есть (точность сканов не сравнивал) -
http://samo-iscelenie.org.ua/index.php/397-nasledie-predkov/396-nasledie-mudrosti/1387-pjotr-oreshkin-vavilonskii-fenomen

Цитата:
http://www.liveinternet.ru/users/alechkawww/post407890618 ,
http://samo-iscelenie.org.ua/index.php/397-nasledie-predkov/396-nasledie-mudrosti/1387-pjotr-oreshkin-vavilonskii-fenomen

ОРЕШКИН ПЕТР
ВАВИЛОНСКИЙ ФЕНОМЕН
В этой книге, впервые изданной в России, излагается метод дешифровки письменных памятников Древнего Египта, Древней Индии и Западной Европы с помощью древнерусских азбук. Сенсационные результаты дешифровки.

ISBN 5–7058–0410–5

ФЕНОМЕН, "КОТОРЫЙ ТЛЯ НЕ ТЛИТ"

СОДЕРЖАНИЕ
ФЕНОМЕН, “КОТОРЫЙ ТЛЯ НЕ ТЛИТ”
(Предисловие редактора)........................................................................ 5
“В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО”. ОНО БЫЛО СЛАВЯНСКИМ (Предисловие автора)      7
ЭТРУСКИ.................................................................................................. 11
ЭТРУСКИЕ ЗЕРКАЛА................................................................................ 15
ЭТРУСКИЕ НАДПИСИ............................................................................... 63
“ФЕСТСКИЙ ДИСК”: РЕЗУЛЬТАТЫ ДЕШИФРОВКИ....................... 76
ГРЕЦИЯ................................................................................................... 80
ЕГИПЕТ................................................................................................... 101
ИНДИЯ... 132
ПЕЩЕРА ПАСЬЕГА.................................................................................. 140
БАРЕЛЬЕФ ВО ФРАНЦИИ..................................................................... 141
ИНФОРМАЦИЯ К РАЗМЫШЛЕНИЮ................................................ 142
О СЛОВАХ, УТРАТИВШИХ СМЫСЛ,
НО СОХРАНИВШИХ НАЗВАНИЕ......................................................... 148
“ЗРЮ ПОТАЁННУЮ СУТЬ...” (Вместо послесловия).................... 163

ПРЕДИСЛОВИЕ РЕДАКТОРА
Дорогой читатель! Перед Вами удивительная книга нашего соотечественника, впервые изданная в России усилиями и на средства небольшой группы энтузиастов–подвижников, жаждущих возрождения величия и могущества нашей Родины. О чём же она?
...В исторической "науке" при расшифровке письменных памятников глубокой древности использовались все языки мира, в том числе "мёртвые", но НИКОГДА не применялся русский язык –один из величайших языков. В этом преступно повинны российские "историки"–русофобы, объявившими всему миру, что Русский народ не имел до принятия христианства (988 г.) ни собственной письменности, ни культуры. "Естественно", никто из них и не подумал возмутиться, когда знаменитый египтолог–расшифровщик Ж.Ф.Шампольон тоже пренебрёг русским языком.

Петра Петровича Орешкина мы можем считать последователем учёного–слависта XYIII века, поляка Фадея Воланского – автора книги "Памятники письменности Славян до Рождества Христова". За эту книгу Ф. Воланский был приговорён католической инквизицией к смерти как за сочинение "до крайности еритическое". Тираж её бросили в костёр, на котором сожгли и автора. Но один экземпляр каким–то чудом попал в руки доктора философии и магистра изящных наук, статского советника, члена Комиссии по коронации Николая I, неутомимого деятеля на ниве народного образования Егора Ивановича Классена – современника А.С. Пушкина. Е.И.Классен был непримиримым борцом с агентами Ватикана в русской исторической "науке" Байером, Миллером, Шлёцером, Гебрарди, Парротом, Галлингом, Георги и др., которые–то и сочинили российскую "историю", унижающую национальное достоинство Русских.

"Вина" Ф. Воланского была в том, что он первым прочитал по–русски древние письменные памятники Западной Европы. Е. И. Классен: "Объяснежемъ этихъ памятниковъ, даже первою мысл1ю къ способу их объяснетя мы обязаны Ф. Воланскому, сделавшему первый и значительный шагъ къ тому...". Е.И. Классен, страстный последователь М.В. Ломоносова во взглядах на древнюю русскую историю, неопровержимо доказал факт существования первичной проторусской цивилизации, ставшей фундаментом культуры   и Западной Европы, и стран Востока. Тем не менее, версию русской "истории", подброшенную нам дельцами от науки, до сих пор заставляют зубрить наших школьников и студентов.

П.П. Орешкин, используя свои подходы, также блестяще прочитал древнейшие письменные памятники по–русски. Читатель сам увидит: иначе их и нельзя прочесть. Никаких "Амонхотепов", "Рамзесов" и прочих исторических персонаженй с трудновыговариваемыми именами никогда не существовало. Древний Египет, Древняя Индия, "греческая" Византия, государство Этрусков – это окраины Великой протоцивилизации Древняя Русь, что следует не только из трудов Ф. Воланского и Е.И. Классена, но и других предшественников П.Орешкина: Мавро Орбини, А.И. Лызлова, М.В. Ломоносова, Н.А. Морозова. "Вавилонский Феномен" – это ещё одно убедительное свидетельство абсолютной правоты этих учёных – патриотов Земли Русской.

Живя на Западе, Пётр Петрович, по–видимому, рассчитывал на помощь русских эмигрантов в издании и популяризации своей книги. С запиской А.Солженицына, верно характеризующей ситуацию, сложившуюся вокруг труда Орешкина, читатель познакомится. Но разве не мог "всемирно известный классик" выделить из своих гигантских гонораров пару тысяч "баксов" на издание "Вавилонского Феномена"? Мог, да не выделил. Из статьи нашей замечательной соотечественницы Татьяны Андреевны Паншиной "Зрю потаённую суть...", приславшей в 1–994 г. в редакцию газеты "За Русское Дело" труд Орешкина, читатель узнает, что редакторы русских заграничных журналов Е.А. Вагин ("Вече") и М.И.Туряница ("Свободное Слово Руси") принимали Петра Петровича у себя.

Однако они почему–то не опубликовали его книгу в своих изданиях. Это по меньшей мере странно... Книга, по счастью, была всё–таки напечатана мизерным тиражом в Римском университете на русском языке. Вероятно (а почему бы этого и не предположить?), Пётр Петрович вышел на потомков бескомпромиссного учёного–историка итальянца Мавро Орбини, который в 1601 году написал исследование под названием "Книга историография початие имене, славы и разширения народа славянского И их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами и Провинциями. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского". Эта книга вошла в число запрещённых Ватиканом, однако была издана в России по прямому указанию Петра I в 1722 году. В России труд Орбини лишь через 260 лет был тщательно исследован и прокомментирован А.Т. Фоменко и его последователями в "Империи" (М., "Факториал", 1996).

"ЗНАКИ РАЗНЫЕ – ЯЗЫК – ЕДИНЫЙ" – так написал Пётр Петрович Орешкина, закончив свою работу по расшифровке древних письменных памятников. Он предлагает "специалистам" по всемирной и русской истории: "ДВЕРЬ ОТКРЫТА, ВХОДИТЕ!". Но: "Свет для них губителен!"

Единственное, в чём мы не соглашаемся с Орешкиным, так это с его указанием на существование в Сибири "могучей Тюркской империи", переставшей быть таковой, как полагают, где–то в начале YIII в. н.э. Она – миф, сочинённый "историками", чтобы подпереть им татаро–монгольское "иго" на Руси, придуманное всё теми же Миллером, Шлёцером, Байером и др.

Пётр Петрович, по свидетельству Т. Паншиной, "неожиданно скончался на 55–ом году жизни, в 1987–ом". Видимо, он тоже был приговорён "сильными мира сего", зорко наблюдающими, как и во времена Ф. Воланского, за тем, чтобы навсегда осталась в неведении огромная роль Всемирной Протоимперии Древняя Русь в становлении всех древнейших, древних и современных цивилизаций человечества.

По Классену исследования Ф. Воланского относятся к таким, "...которыхъ тля не тлить". То же самое мы вправе заметить и о книге П.П. Орешкина "Вавилонский Фенрмен".
...Мы извиняемся за качество иллюстративного ряда, т.к. книга воспроизводится по ксерокопии.
Олег ГУСЕВ

Из письма 17.10.1980 Многоуважаемый Пётр Петрович!
Могу представить себе Ваше отчаяние от предложений Вашей работы западным "славянским" специалистам. Ещё независимо от истины – само направление Вашей трактовки им отвратительно и является одним из самых осудительных, что только можно придумать в современном мире.
Но, во всяком случае, это очень дерзко и несомненно – талантливо.
Желаю Вам не приуныть, но преуспеть!
Александр Солженицын


"В НАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО".
ОНО БЫЛО СЛАВЯНСКИМ

Орешкин Пётр Петрович. Родился в 1932 году, в Москве. Окончил Литературный институт имени Горького в 1962 году. Работал – журналистом, печатался в научно–популярных московских журналах.

Ещё в институте начал дешифровку "Фестского диска", приведя веские доказательства наличия буквенно–слогового алфавита.
И ОКАЗАЛСЯ ПРАВ.

Это было первым звеном длинной цепи. Куда ведёт она? Об этом – моя книга.
Подробности – в американской газете "THE JERSEY JOURNAL", November 6, 1982

«НАМ БЫЛО ДАНО "БОЛЬШОЕ СЛОВО".
ЕГО РАЗБИЛИ, И МЫ –
СУЕТИМСЯ В ОБЛОМКАХ – "МОРСКИЕ СВИНКИ" ГЛОБАЛЬНОГО, ТРАГИКОМИЧЕСКОГО ЭКСПЕРИМЕНТА, НО–
ОСТАВАЙСЯ НАШ ЯЗЫК ЕДИНЫМ, НЕ БУДЬ ОН ПРЕДНАМЕРЕННО
РАЗДРОБЛЕН – НА НАШЕМ МЕСТЕ СЕГОДНЯ МОГЛИ БЫТЬ САМИ ЭКСПЕРИМЕНТАТОРЫ.»
Пётр Орешкин

ЖРИ ТЯЮЖЕЖИ СУИТИСИ – ВЗИРАЮ НА ВАШУ СУЕТУ
Объяснять содержание моей работы западным "славянским" специалистам, это нести Светильник перед слепыми. "Профессора славянских языков", которым я посылал мою работу, отвечали мне по–французски, по–немецки, по–английски, будучи не в состоянии написать простое письмо по–русски.
Книга моя адресована тем, кто ГОВОРИТ И МЫСЛИТ ПО–СЛАВЯНСКИ, тем, у кого хватит мужества прямо взглянуть в глаза истории и понять, что наше прошлое – искорёжено, корни – подрублены, а мы сами – загнаны в тупик, откуда следует выйти, пока не поздно, пока наш язык ещё жив и связь во времени может быть восстановлена, пока мы ещё не задохнулись в липкой паутине мёртвых слов.

Пытаться читать надписи "ДО ВАВИЛОНА", пользуясь грамматической структурой языков "ПОСТВАВИЛОНСКОЙ ЭРЫ", это – подгонять "английский ключ" к старинному замку, тянуть единую цепь языкового наследия там, где её звенья разорваны, – бессмысленно!
Древнейшие документы написаны посредством различных алфавитных систем, но НА ОДНОМ ЯЗЫКЕ и здесь лежит ключ к их дешифровке:

ЗНАКИ – РАЗНЫЕ, ЯЗЫК– ЕДИНЫЙ.

СЛАВЯНЕ во всей полноте сохранили грамматический строй и корекной словарный состав древнейшего ЯЗЫКА, но забыли кто они, откуда пришли – забыли о своём СЛАВНОМ прошлом, быть может, потому, что были слишком доверчивыми людьми.
Нужно быть просто слепым или ОЧЕНЬ НЕ ХОТЕТЬ ВИДЕТЬ, что мне прекрасно удалась дешифровка, и древнейшие документы ВПЕРВЫЕ заговорили на нашем родном языке. Он вернулся к жизни в своём первозданном облике, он –красочен, он – великолепен! И его не угробить никаким "специалистам". Свет для них губителен! ДВЕРЬ ОТКРЫТА, ВХОДИТЕ!

БЫТИЕ 11:1.5–7:
«1. На всей земле был один язык и одно наречие.
И сошел Господь посмотреть город и башню,
которые строили сыны человеческие.
И сказал Господь: вот один народ, и один у всех
язык; и вот что начали они делать, и не отстанут
они от того, что задумали делать.
Сойдём же и смешаем там язык их, так чтобы
один не понимал речи другого».

Давая заглавие своей работе, я, конечно, имел в виду эти библейские строки. Но уже само название страны, где строилась "Вавилонская Башня", указывает людям, говорящим ПО–СЛАВЯНСКИ, на какое–то странное событие, бывшее в этих местах:
МЕСОПОТАМИЯ, почти не изменившееся "МЕСО ПОТОМИЯ" – "Страна, где СМЕШАЛОСЬ ПОТОМСТВО".
Учёные прошли мимо, не заметив, что здесь, в какой–то момент ПРЕДНАМЕРЕННОЙ КАТАСТРОФЫ, был разбит и раздроблен на части ЕДИНЫЙ ЯЗЫК, что "БОЛЬШОЕ СЛОВО" оказалось как бы "разорванным на куски", которые и были затем розданы "строителям", почему–то вдруг забывшим, как выглядел ОРИГИНАЛ, и восстановить его – в нашем помраченном сознании – можно, лишь уложив в ИЗНАЧАЛЬНОМ ПОРЯДКЕ "КИРПИЧИ" разрушенной "Вавилонской Башни", где, вероятно, хранилась ценнейшая информация, обладание которой СТАЛО УГРОЖАЮЩИМ.

Слепые "подмастерья", утерявшие чертежи, гонятся за призраком, по следам Шампольона, не понявшего НИ СЛОВА в языке Древнего Египта. Они громоздят диковинное НЕЧТО, с маниакальным упорством вгоняя "кирпич за кирпичом в чужие гнёзда", и не могут осознать, что "порядок кладки" НАРУШЕН С САМОГО НАЧАЛА, что их нелепый, бутафорский "храм эпохи Возрождения" снизу доверху стянут "обручами", которые единственно и держат перекошенную конструкцию, и достаточно ОДНОГО УДАРА, чтобы смести вся эту помпезную рухлядь, обнажив первозданный фундамент, где – под грудой трухлявых декораций – скрыто "БОЛЬШОЕ СЛОВО".
ЭТРУСКИ
Уже само имя ЭТРУСКИ даёт основание говорить, что были они древнеславянским племенем РУССОВ – "ЭТО – РУСКИ".

Но, взглянув на рисунки в гробницах, легко убедиться, что этруские женщины имели светлые, "льняные" волосы, являя собой ярко выраженный тип "северных красавиц", а мужья их были смуглы, курчавы и черноволосы, словно принадлежали они к другому племени.
Тогда вполне вероятно, что ЭТРУСКИ – лишь слегка изменённое ИТА–РУСКИ, родственное по своей структуре нашему УГРО–ФИННЫ. ИТА–являлись предками современных итальянцев. Их жены, РУСКИ, состояли с нами в прямом родстве.

Подтверждают это и древнегреческие источники, называющие этрусков "туржения", что вполне определённо: "те ур жения" – "те женаты на ура" (я вернусь к "ура" в конце работы).
Обычай брать жён из другого племени широко практиковался в античном мире. "ИТА" здесь не были исключением. Но вместе они составляли ЕДИНЫЙ народ, говоривший и писавший по–древнеславянски вплоть до своего ухода со сцены где–то в начале "эпохи Возрождения".
Дешифрованные мною тексты не оставляют ни малейших сомнений в том, что мы имеем дело с ДРЕВНЕСЛАВЯНСКИМ языком, ДРЕВНЕСЛАВЯСКОЙ культурой! ЭТО ОЧЕВИДНЫЙ ФАКТ, хотя "специалисты" и стремятся "увязать" этруский, кажется, со всеми индоевропейскими языками ЗА ИСКЛЮЧЕНИЕМ древнеславянского.

Чтобы понять скрытую "механику" этруского письма и уяснить всю сложность его дешифровки, необходимо особо подчеркнуть, что древние писцы отнюдь не стремились (как это принято считать) упростить алфавит, сделать его более лёгким и доступным в обращении, хотя и могли без труда сделать это.
Как раз наоборот! Они всеми силами стремились УСЛОЖНИТЬ его, прибегая к весьма хитроумным уловкам с одной единственной целью: скрыть от посторонних САМ ПРИНЦИП ПИСЬМА и сохранить таким образом все привилегии замкнутой касты, владеющей его секретом.

Существует странный контраст. С одной стороны –удивительные достижения Этрусков в строительстве, архитектуре, живописи, где повсюду видна чёткость, совершенство и законченность форм. Наряду с этим – этруская письменность с её корявым, небрежным "детским почерком", перекошенными буквами, прыгающими строками. Но это несоответствие легко объяснить, если учесть, что надписи ПРЕДНАМЕРЕННО искажались. Если кто–то из посторонних и знал, ЧТО здесь написано, то.определенно не знал, КАК это делается. Письмом владели ЕДИНИЦЫ – остальные были НЕГРАМОТНЫ!

Чтобы скрыть "механизм" письма, существовало несколько отработанных приёмов:
1.Направление на письме постоянно менялось. Текст мог читаться слева направо и справа налево.
2.Все вместе или по отдельности буквы поворачивались в сторону, противоположную направлению письма или ставились "вверх ногами".
3.Отдельные буквы ПРЕДНАМЕРЕННО искажались на письме. Например, буквы "Е", "О", "Л" могли писаться "Е", "D", "V", становясь (чисто внешне) буквами "Т", "Д", "В" этруского алфавита, но сохраняя при этом своё первоначальное значение.

4.Одни и те же буквы иногда могли читаться "по–древнеславянски" и "по–латински". К примеру, русское "С" могло быть "К", русское "Н" – "X".
5.Отдельные гласные на письме – опускались, что вообще было весьма характерным в письменности древних славян.
6.Буквы могли быть скрыты в деталях орнамента или выступать на рисунке в виде "оливковой ветви", "копья" и т. п. Это давало возможности сделать текст двусмысленным.
Я перечислил здесь лишь основное. Всю совокупность этих хитроумных приёмов можно назвать "КАВЕРЗ–СИСТЕМА", и, полагаю, термин этот со временем войдёт в научный лексикон. Во всяком случае, я нашел весьма точное определение характера древнейшего письма (не только этруского).
Здесь дана лишь небольшая часть репродукций этруских зеркал; их намного больше. У Этрусков был обычай класть их вместе с владельцами при погребении. На многих зеркалах видна чёткая надпись "СВИДАН". Этруски верили в СВИДАНИЕ за гробом.

Главное действующее лицо потустороннего мира Этрусков –"МЕНЕОКА – АКОЕНЕМ", многоликое существо, оборотень, как и само его имя, которое можно прочитать слева направо "ИЗМЕНЧИВЫЙ" и справа налево "ОКАЯННЫЙ". Существо это стоит на рубеже двух миров, охраняя вход в "Зазеркалье".
Платой за короткое свидание с умершими служат какие–то шары неясного происхождения; они, определенно, интересуют "МЕНЕОКУ".
Эти же шары укреплены и на браслетах: их вручают тем, кому пришло время отправляться на "ЗВИДАН". На "ЗВИДАН" (СВИДАН) Этрусков доставляет СИНИВЦА, та самая "Синяя Птица", о которой нам, много веков спустя, поведал М. Метерлинк.

... Но СЛАВЯНАМ она хорошо знакома. Синица – частый гость славянских пословиц, поговорок, сказок.
С Этрусками мы связаны прочными корнями СЛАВЯНСКОГО языка, СЛАВЯНСКОЙ культуры, корнями, уходящими в глубь тысячелетий, которые и стремятся подрубить всякого рода "специалисты", чей "светлый храм" явно "кренится" в сторону Малой Азии, где обитал, разумеется, самый умный, самый просвещенный народ, пока все остальные уныло висели на хвостах в ожидании прихода "культуртрегеров".

Но спросите любогоШ этих "специалистов", откуда идут наши понятия "ЯЗЫЧЕСТВО", "ЯЗЫЧЕСКАЯ религия"?
В третьем издании БСЭ находим: "ЯЗЫЧЕСТВО–от церковнославянского "языцы" – народы, иноземцы. Обозначение нехристианских, в широком смысле – политеистических религий. В литературе христианских народов боги языческие олицетворяли стихии природы".
"Советская Историческая энциклопедия" 1976 г.: "ЯЗЫЧЕСТВО – принятый в христианском богословии и частично – в исторической литературе –термин, обозначающий дохристианские и нехристианские религии. Термин ЯЗЫЧЕСТВО приходит из Нового Завета – второй, христианской части Библии, в котором под язычеством подразумевались народы или "языцы" (отсюда ЯЗЫЧЕСТВО)".

Вот, по существу, и всё, что могут сказать о языческой религии "специалисты", для которых "языцы" и "народы" – одно и то же!
Однако я вполне чётко и ясно могу ответить на вопрос, откуда идут наши понятия "ЯЗЫЧЕСТВО", "ЯЗЫЧНИК".
Есть зеркала, где "МЕНЕОКА–АКОЕНЕМ" изображен в своём подлинном обличье –дразнящей маски с высунутым ЯЗЫКОМ.
ПОНЯТИЯ "ЯЗЫЧЕСТВО", "ЯЗЫЧЕСКАЯ РЕЛИГИЯ" ВЗЯТЫ НАМИ У ЭТРУСКОВ!
ЭТРУСКИ (и только Этруски) имели "языческую" религию –ЯЗЫЧЕСКУЮ – в прямом смысле слова!
ЭТРУСКИЕ ЗЕРКАЛА

Как видно на рисунке, Творец лепит что–то из куска глины или теста. Надпись читается справа налево: САЮ ВАЮ.
"ВАЮ" – никаких сомнений не вызывает: это наше "ВАЯТЬ", стоящее в первом лице, единственного числа. Используемый ныне применительно к скульптуре глагол этот в древности понимался куда шире: ДЕЛАТЬ, СОЗДАВАТЬ.
Творец лепит САЮ, т.е. БУЛКУ, которую мы ещё и сегодня называем "САЙКА". Рисунок–симврлический. САЯ в руках Творца может быть и нашей Землёй.

Слева надпись: ВЕДМЕ.
Надпись справа в данной транскрипции представляет особый интерес: слева направо читается АКОЕНЕМ. Вся надпись читается: ВЕДЬМЕ ОКАЯННОМУ (здесь "ведьма " мужского рода).
Рисунок изображает уничтожение ведьмы, но "ведем" этот является оборотнем, как и сама надпись. Здесь также существует инверсия: МЕНЕОКА, т.е. МЕНЯЮЩИЙСЯ, иногда МЕНЯЛА.
Однако "СЕРП" в руке, "НОГА", согнутая в колене (слева, внизу), "ЗНАК" на "ноге", "ЗАЯЧЬИ УШИ" на колене, "ЗАЯЧЬЯ ГОЛОВА" (справа), КОТЕЛОК, КОПЬЁ могут быть не только буквами, но и алхимическими СИМВОЛАМИ в процессе изготовления зелья, уничтожающего "МЕНЕОКУ".

Надпись в центре часто повторяется на этруских зеркалах.
Здесь она читается справа налево. Та же надпись на зеркале (стр.37) читается слева направо. Направление постоянно меняется, чтобы скрыть систему письма.
Покупатели зеркал, вероятно, знали, ЧТО здесь написано, но не знали, КАК это делается, потому что были неграмотны. Им было трудно представить, каким образом одну и ту же надпись можно читать справа налево и слева направо. В любом случае надпись читается "ШЕДСЛЕ", ИДИ СЛЕДОМ, СЛЕДУЙ, СЛЕДУЮ.
Женщина справа Стремится наклонить голову мужчине. Перед уходом в "мир иной" она заставляет его поклониться на прощание. Надпись справа (где буквы "Н" и "Е" преднамеренно перевёрнуты!) читается, однако, слева направо НА ЕМ. Надпись слева: КИВАЕ. ШЕДСЛЕ. КИВАЕ НА ЕМ. ИДИ СЛЕДОМ. КИВНИ ЕМУ.

Надпись слева: ШЕДСЛЕ – СЛЕДУЮ. Та же транскрипция, что и на стр.25.
В центре (справа налево) ЗВДМС, ЗВИДАМИС, СВИДИМСЯ. Справа – КИВАЕ, но здесь вместо "F" взято "С": читается "К".
ШЕДСЛЕ ЗВДМС КИВАЕ – СЛЕДУЮ, ИДУ СЛЕДОМ, УВИДИМСЯ, КИВНИ.
Мужчина держит в руках сердце (падает капля крови), а юноша – камень. Умерший уносит сердце юноши, оставляя "камень на сердце".
Отсюда и наше выражение "ОСТАВИЛ КАМЕНЬ НА СЕРДЦЕ".

Справа (сверху вниз): ЗВДАН – СВИДАНИЕ, ВСТРЕЧА. Слева (сверху вниз): МЕН(е)ОКА. В данном случае речь идет об обмене: "МЕНЯЙ", "ОБМЕНЯЙ". "Менеоку" хотят перехитрить, обменяв маленький шар на большой, чтобы продлить минуты свидания.

Вверху слева: СВДАН (здесь "С" перевёрнуто). Читается справа налево: "СВИДАНИЕ". Ниже надпись: ЕВИНА – ЯВИЛАСЬ (читается слева направо). Справа (сверху вниз): ЕВСНЗРЕ ЕВ(и)С Н(а)ЗРЕ. ЯВИЛАСЬ ЗРИМО. СВИДАНИЕ. ЯВИЛАСЬ – ЯВИЛАСЬ ЗРИМО.

Вверху (справа налево): ЗВДАН, СВИДАНИЕ. Ниже надпись: ЖИН(и)ВЦА.
Молодой человек, придя на ЗВДАН к возлюбленной, хочет на ней ЖИН(и)ВЦА и, в подтверждение, дарит сердце. В изображении сердец у этрусков, видимо, не существовало определенного канона: каждый художник представлял их по–своему.
Сопоставляя надписи, можно видеть, что буквы " 3" и "С" –взаимозаменяемы: ЗВДАН–СВДАН. Здесь может стоять также 'Ж'.
ЧАСТАЯ ЗАМЕНА ОДНИХ БУКВ ДРУГИМИ, БЛИЗКИМИ ПО ЗВУЧАНИЮ, ВООБЩЕ ХАРАКТЕРНА ДЛЯ ВСЕЙ "каверз–системы" ДРЕВНЕГО ПИСЬМА, не только этруского; и это постоянно следует иметь в виду при дешифровке.
Слева – тот же "двойственный персонаж" МЕНЕОКА–АКОЕНЕМ и на груди у него тот же "ведем" с ВЫСЫНУТЫМ ЯЗЫКОМ (см. стр.24 ).
В центре: ШЕДСЛЕ, СЛЕДУЮ. Справа–ЗВДАН, СВИДАНИЕ.

Вверху: ЗВДАН, СВИДАНИЕ. Слева: ЕВИНА, ЯВИЛАСЬ.
Справа – тот же "менеока" в облике стража загробного мира; надпись, однако, читается: МЕНЛЕ, что определенно МЕНЯЛА. Это подтверждает и рисунок. "Менеока–акоенем" живо интересуется "входными шариками", которые женщина спрятала в рукаве. Речь, вероятно, идёт об их обмене на минуты свидания.

В центре: ЗВДАН, СВИДАНИЕ.
Справа: ШЕДСЛЕ, СЛЕДУЙ, ШЕСТВУЙ СЛЕДОМ. Слева: МЕНЕОКА–АКОЕНЕМ.
Мужчина, однако, не торопится "шествовать следом", судя по его реакции. Надпись читается: ЗВДАН АКОЕНЕМ. ШЕДСЛЕ. ВСТРЕЧА С ОКАЯННЫМ. СЛЕДУЙ.

В надписи справа все буквы повёрнуты в сторону, противоположную направлению письма ("КАВЕРЗ–СИСТЕМА"). Надпись читается справа налево, с внешней стороны окружности: УСТАНАСИ, УСТАЛА.
Слева: СИН(и)ВЦА. Вся надпись читается: СИНИВЦА УСТАНАСИ, СИНИЦА УСТАЛА.
Как видно, птицу не стремятся поймать: скорее поддержать её!
СИНИЦЕ у Этрусков отводится очень важная роль. Это "Синяя Птица", "Птица Счастья", приносящая в рай (этруский "аирум") души умерших.

Здесь также надпись СИН(и)ВЦА, но, по сторонам, две крупных птицы, напоминающие гусей. Слева надпись: ТЖИОЛВС, ТЯЖЕЛОВАТО. Читаем: СИНИЦЕ ТЯЖЕЛОВАТО.
Женщина – весьма солидная, и СИНИЦЕ действительно могло быть "тяжеловато" доставлять её на "звидан". Женщина эта, к тому же, пытается обмануть "небесного секретаря", давая ему в качестве "платы за вход" – простое яйцо. Он видит обман, что и подтверждает надпись: (справа) ОА НЕ Н(е)С(и); ЯИЦ НЕ НОСИ.

...
15  Разное / Общий раздел / Re: Амрита. Хим. формула (состав) и процесс образования (в сахасраре?) : 16 Января 2018, 20:22:50
Цитата:
Тутанхамона не было. Пётр Орешкин - Вавилонский Феномен.

<a href="http://www.youtube.com/v/SZyLfkKpgkE" target="_blank">http://www.youtube.com/v/SZyLfkKpgkE</a>
Опубликовано: 10 апр. 2016 г.
Никаких Тутанхамонов и Ахиллов не было - это выдумки.
https://yadi.sk/i/ZOkb-ew6qshgt Скачать Орешкин Вавилонский Феномен .PDF https://yadi.sk/d/eI2Hwdf6qsiti Скачать .FB2 и .PDF
http://vk.com/youriyshatohin я в Вконтакте.

Веб Рассказ11 месяцев назад
О великанах из книги Северная и Восточная Тартария. Николаас Витсен. Ссылка на видео: https://youtube.com/v/lNYn2Cp03Uc

Веб Рассказ8 месяцев назад
Один из комментариев в сети на это видео: ДедТолян 58 минут назад Ознакомился с книгой П.П.Орешкина лет 10 назад. Был поражен соответствием его труда с открытием Н.Н.Вашкевича и работами А.Драгункина. Крайне негативной выглядит позиция замалчивания этих открытий русских ученых РАНом. Невольно соглашаешься с утверждением академика А.Т.Фоменко о намеренной лжи ученых и не только ученых-историков.

Светлана Князева1 месяц назад (изменено)
Вот оно что! Вранье -то многовековое вскрывается! А я то думала, чего это в Берлинском музее выставленные древние книги, написанные латинскими буквами, читаются с успехом по русски! Это как в мобильнике старом смски писали транслитерацией, латинскими буквами, но по русски! И вот представьте, лежит на столике в музее Берлина книга королевских приказов, а в ней немцы современные ничего прочитать не могут. И тут подхожу я, и читаю в латинских буквах:" V leto I156 goda Ego Svetlost tsar Romanius hodil vo zemli Varyzgskie.... Или еще перл, в королевских указах Швеции 14-го века, в музее Стокгольма (кое что видела еще в Риге): Ukaz korolya svedskogo Karla vo grade Stokholme pisannom.... Как вам эти фактики? Можете сами поискать в сети фотографии этих средневековых книг! Это что же, русский язык был общемировым деловым и политическим языком, типа как сейчас инглишь? То есть знаменитая славянская Библия королевы франков Ярославны и есть первоисточник современной Библии!!!

Liudmila Kutsenko2 месяца назад
Про египецкие русские пирамиды так же рассказывает Виталий Сундаков.

Sarrah
10 месяцев назад
Вот это же здорово !!! У меня был курс по древнеанглийскому языку в канадском университете ,  поняла что мне сравнительно легко было понимать выкрученные для слуха и логики англоязычного студента древнеанглийские тексты, например частое использование родительного  и дательного падежей в винительном контексте,  отсутствующие в современном английском выражения типа "и пристало ему (идти куда-либо)" (дословный перевод), потом выражение "svetlost"  так и означает 'светлость' удивительно неправда ли? и много других непонятных современному английскому чутью языковых реалий древнеанглийского языка, в результате чего я сумела перевести несколько известных отрывков из "классики" древнеанглийской литературы в совершенно иной манере, отличающейся от даже "признанных" англоязычных переводчиков-литераторов, к моему удивлению упустивших или пропустивших некоторые отрывки в манускриптах или же неадекватно (если позволите) интерпретировавших  с точки зрения лимитирующих структур современного английского языка!
И ещё много лет назад я изучала немецкий, благодаря чему у меня сложилось впечатление что древнеанглийские и древненемецкие предки разговаривали на языке грамматическая структура которого была такая как же как в русском языке!  речь льётся без ограничения строгих грамматических и морфологических конструкций, в чем по мнению западных языковедов и лингвистов проявлялась "примитивность" даже несуразность древнеанглийского языка (аж обидно! если не понимаете так спросите тех кто понимает!!) . Я попыталась поделиться своими возражениями и соображениями в курсовой работе, однако профессор проигнорировал и даже не прокомментировал мою работу, хотя я ждала с затаенным сердцем. Помню профессор  как -то неожиданно по-злому заявил как то что в "научном мире" тема происхождения европейских языков политически накалена и обычно сопровождается скандалами и взаимными обвинениями. Так что это чистая правда! про замалчивание темы происхождения особенно европейских языков.

Веб Рассказ10 месяцев назад
Sarrah, спасибо за ваш комментарий. На его основе я записал это видео: https://youtube.com/v/LCi-zxVjwNo Замалчивание темы происхождения европейских языков.

ik keГод назад
Благодарю за книженцию. Захотелось поделиться своими наблюдениями. Лет 12 назад отдыхал в Греции. И, как водится в молодые годы, гулял с подругой до глубокой ночи, потреблял алкоголь и в какой-то момент начал читать названия улиц и все, что встречал. Читал, как русский язык и что меня насторожило - большинство слов смутно что-то напоминают. Посмеялись и забыл. Лет 7 назад наткнулся случайно на чью-то книгу, где рассказывалось о том, как руссы приплыли/пришли в Грецию и греки с ужасом поняли, что им не нужен переводчик, что бы понять друг-друга. Заинтересовался этим. И на данный момент убедился, что русский язык - это очень интуитивный, красивый и понятный язык. И что бы это понять, надо быть нерусским. Так сложилось, что владею персидским языком и еще парочку европейских знаю... и не поверите, чем больше достигал в иностранных языках, том больше понимаю силу русского. И вся Европа вышла из русской культуры. Чудинов(?) не помню точно он ли, тоже очень интересные выводы сделал и красота его умозаключений именно в наглядности и что бы понять, надо владеть русским. Именно разговорным русским. И так же как и Петр Орешкин приводит очень понятные доводы. Но... до этого каждый должен сам дойти. А про историю. Отнимите историю и предков, и перед вами глина, из которой можно лепить какого угодно раба.

Надежда Крылова4 месяца назад
http://svitk.ru/004_book_book/7b/1647_hihkov-slovyanskiy_korneslov.php Возможно Вам покажется интересной книга" Славянорусский корнеслов" Александра Семёновича Шишкова, бывшего Адмиралом и государственным деятелем России в18-19 в.в.

silva sahakyan9 месяцев назад
Учёная из Липецка Армине Хачатрян,которая не давно получила Нобеля и звание заслуженной учёной РФ,расшифровывает через армянский язык Леонардо....В личной беседе,пару дней назад,она сказала,что сейчас она смотрит на русские слова и видит расшифровку смысла слова через армянский.. Вот здесь её работы- http://www.online-science.ru/userfiles/file/hhu4i85ixawdj98pgen9ekuboehu9ezy.pdf

Тимофей ГеоргиевичГод назад (изменено)
Впечатления не однозначные от этой статьи...... В одной великой книге написано, что раньше был один язык и одно наречие. Это было до строительства Вавилонской башни. Конечно сейчас трудно достоверно доказать, что был этот язык и это наречие. Но труды Орешкина заслуживают в некоторой степени внимания. А вот по поводу Русского языка могу подписаться под каждым словом нашего великого учёного Ломоносова. Лучше него вряд-ли кто скажет. Я встречал многих людей которые говорили, что Русский язык один из самых бедных по словарному запасу. Стоп! Подождите, а почему вы считаете только слова "славянского" происхождения. А заимствованные? Взять к примеру, понятия слова "любовь" на греческом - их пять. И все они вполне употребимы и употребляются на русском языке. Но в русском-то, уже их 6! И врядли какой грек употребляет русское слово "любовь" - он его просто не произнесёт! Он самый оптимальный по буквенно-фонетическому составу. Я знаю многих иностранцев которые пожив у нас в России и научившиеся разговаривать на Русском языке уже и думают на Русском. И им так легче! Сам в шоке.

RelicitГод назад
Уже много раз в разных источниках встречала указание на то, что имело место какое-то психотронное воздействие на людей в прошлом. Оно называется как "морок", "усыпление всеобщее" и проч. Видимо, это было некое воздействие, которое привело к афазии - это болезнь, когда мозг перестаёт правильно воспроизводить звуки: ты думаешь, что говоришь, например, "чашка", а звучит "банка". Все звуки перемешиваются. После инсульта у моей бабушки была афазия. Она именно так и общалась. Говорит слова, слова все понятные, но смысл отсутствует, потому что звуки не те и слова не те, что она думает. Она сама понимала, что её не понимают, но ничего не могла сделать...

Красивое Время9 месяцев назад (изменено)
Данную информацию подтверждают результаты раскопок в городе Зевгма (ныне Турция). Где были найдены мазаики, с надписями на Древнерусской азбуке (сейчас называемой "кириллица"), хотя Кирилл и Мефодий тогда ещё не родились.http://maxpark.com/community/88/content/5189493

cha1ceГод назад (изменено)
почему на книгу не обращают внимание ученые? да потому что ее содержание не научно! Эта книга лишь маскируется под серьезное научное исследование, подобно большинству эзотерических талмудов, вроде "Эниологии" В. Рогожкина и многих других. Если вы хотите, чтобы ваше исследование заметили, проведите и оформите его должным образом. Но автор, видимо понимал что в таком случае оно не выдержит никакой критики, да это и сложнее в разы, нежели просто высказывать свое ничем не подкрепленное мнение. Любопытно. Не более.

Влад КузьминГод назад
Так называемая "наука" в большинстве своем представляет сборище седых ослов, положивших жизнь на изучение лжи. И у этих ослов никогда не хватит мужества принять правду. Ты им хоть в глаза нассы. Они не виноваты. Так уж устроена человеческая психика. Индейцы не могли увидеть кораблей Колумба. И я говорю не только об истории. Это даже физиков касается. Темная Материя разве не гениальный перевод выражения неведомая хрень ? Весь ваш хваленый титулованный "научный" мир гроша ломанного не стоит перед одним здравомыслящим и любознательным человеком.

Лев ОЗеРАГод назад
ТУТАНХАМОН = тут Анх Амона = внутри ограниченного пространства ключ бессмертия, того кто управляет небесным пространством или воздухом. Следовательно, Анх = ключ, при помощи которого знающий перемещался по небесному пространству.

Grey WolfГод назад (изменено)
Прочитал Орбини, весьма интересно. И оказывается было такое племя - "укры". И было племя "раша", жили где-то в верховьях Дуная. А так племена вандалов, готов, финнов и многих других были славянского происхождения. А подлинники греческих философов до наших дней дошло только 2 шт, остальное мы все знаем в пересказе более поздних авторов Грустный

Влад КузьминГод назад
Нейрофизиологи установили, что человеческие убеждения основываются на эмоциональных фиксациях. Если у человека есть убеждения, любою информацию противоречащую им, он бессознательно воспринимает как угрозу психическому здоровью. Тогда его мозг вырабатывает нейромедиаторы блокирующие способность нейронов передавать информацию. Человек этой информации просто не воспринимает. Он даже не сам это делает. За него это делает Природа. Не надо думать, что в научной среде существует заговор по сокрытию истины. У большинства "ученых" просто никогда не хватит мужества признать, что всю свою жизнь они изучали ложь.

Andi AndiГод назад (изменено)
Юрий Дмитриевич Петухов так же много интересного написал про прарусский язык ,Волгоградский суд признал его что-то связанно с шовинизмом ... . Археолог и лингвист утверждал что к примеру индийскую культуру и историю авторитетные росс...ученые изучают через английский язык,а это абра,кодабра .Вот и трактовка истории востока сплошная КОДАБРА.Он сам был свидетелем как в Израиле заливают бетоном не удобные раскопки,раскопки древних русов. "Русы древнего востока "Книга очень крутая .Правда лично я могу сказать что в книге есть моменты преувеличения на счет египетских пирамид ,но как говорится "Остапа по несло"

тиПун3 недели назад
Семья Орешкина - пример для русских патриотов! Мать похоронена в Америке, а сын - в Италии. С любовью к родине... Шовинизму и имперскому синдрому нет предела......

Top_Tushka11 месяцев назад (изменено)
Вот хорошая статья от Татьяны Паньшиной: //vk.com/id50341059?w=wall50341059_3401%2Fall Что касается Фоменко, Носовских и им подобных.. Есть "агенты влияния" , а есть "агнцы для пинания". Тоже "засланные казачки", которых сначала тщательно раскручивают (с самыми дурацкими идеями, "с макошью в облаках") - а потом публично (и справедливо) запинывают (и труды их написаны так, что запинывать их очень легко и приятно). Но вместе с ними - "запинывают" и все лучшее и настоящее (типа трудов Орешкина). "Мысль, доведенная до абсурда становится своей противоположностью" (с). Т.е., перетянутая струна - обязательно рвется. Технологии Информационной Войны... И Вы наверное пропустили мимо внимания тот факт, что П.П.Орешкин - мыкался , бедолага, опубликоваться так и не смог (у нас) и умер в нищете и безвестности. А Фоменко-Носовский-Чудивнов-иже с ними - имеют десятки публикаций (или сотни?), полный промоушен (лекции за деньги) и эфир в "любое удобное время" (в прайм-тайм, например). Вы ведь ни разу не задали себе этот вопрос - "Почему так?".. А книга действительно хороша. Правда, лет 8 или 9 назад - мне пришлось переделывать (передешифровывать) почти все зеркала П.Орешкина (в ЖЖ) , НО! - основываясь исключительно на его же алфавите! )) (просто П.П. кое-чего не знал из Истории, шел по стереотипам, поэтому местами ошибался). Спасибо.


Удивительное рядом, но оно...

<a href="http://www.youtube.com/v/eGUZZMeCfjc" target="_blank">http://www.youtube.com/v/eGUZZMeCfjc</a>

https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1653957 - Петр Орешкин - Вавилонский феномен [2002, DjVu]

Цитата:
Высокие технологии каменного века.

<a href="http://www.youtube.com/v/FMPAOCpO4cQ" target="_blank">http://www.youtube.com/v/FMPAOCpO4cQ</a>

vatazhkoviktorНеделю назад
Только ботан и рукожопый грамотей, который никогда руками ничего не делал и молотка не знает как держать, может утверждать что все это делалось в ручную. Дать бы такому идиоту молоток и зубило и жрать не давать пока что то не сделает из куска гранита ну хотя бы куб.
Иван Антонцев6 дней назад
Камень с отверстиями и мегалиты вообще порадовали. Без электричества и метала сделаны. В условиях суровой жизни ,люди от нечего делать совершали то,что мы сейчас повторить не в состоянии . А главное без особой цели,чуть ли не забавы ради(как утверждает история).

Что было до ядерной войны 1780 года.

<a href="http://www.youtube.com/v/m1FkAMx9frQ" target="_blank">http://www.youtube.com/v/m1FkAMx9frQ</a>

Цитата:
Куда делась БОЛЬШАЯ рыба и ЖЕМЧУГ из рек России?

<a href="http://www.youtube.com/v/_4pNf4JKuZw" target="_blank">http://www.youtube.com/v/_4pNf4JKuZw</a>

Нам говорят, что динозавры вымерли миллионы лет тому назад. Нам говорят, что шапке мономаха сотни лет, хотя жемчуг разрушается через  150 лет. Но история это не наука, а фантазии ученых. Найдут динозавра в остатками пиши в желудке и ДНК - так это загадка истории... А фотография 19 века - подделка. ... Может это мировой заговор? Масоны, мировое правительство или кто-то еще скрывает от нас правду?

Главное то, что не зависимо от того плоская земля или шарообразная, в 19 веке еще были динозавры и другие диковенные звери. Жемчуг добывали прямо в речках.

http://ru-an.info/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%...

Иван Грозный имел мантия. украшенную жемчугом. Скатным жемчугом торговали с другим странами и даже в 1921 году Россия была крупнейшим поставщиком жемчуга в мире.
Случалась какая-то экологическая катастрофа в результате войны или иного катаклизма., что повлекло к вымиранию многих диковенных сказочных животных и жемчужниц по всему миру.

Рыбы весом в одну тонну было обычным делом в таких реках как Кама и Волга еще до 50- годов 20 века, пока не построили цепь волго-камских ГЭС.

Загадка истории какие экологические условия были в 19 веке. Экономика погубила жемчужницы или экология?  Может культура потребления? Но зато жемчуг разрушает мифы о датировке многих изделий прошлого, например шапки мономаха.

Цитата:
http://esoreiter.ru/index.php?id=1117/08-11-2017-092758.html&dat=news&list=11.2017

Как египетские власти убирают славянские следы в их истории

Почему любые археологические раскопки здесь сопряжены с массой запретов и оговорок, особенно для россиян? Более того, как только находится что-то стоящее, как египетские власти ту же закрывают исследования, при этом развивая на том месте свою бурную деятельность. Например, совсем недавно международная группа археологов обнаружила в пирамиде Хеопса загадочную пустоту. Как только это сенсационное сообщение облетело мир, египетские власти тут же выступили с опровержением данной информации, словно чиновники знают в археологии куда больше, чем эксперты. Долгое время считалось, что таким образом Египет хочет выглядеть первооткрывателем сенсационных находок. Не тут-то было, как выяснили конспирологи, наиболее ценные артефакты сразу же продаются тайным обществам и частным коллекционерам, а все, что не вписывается в официальную историю, – уничтожается или фальсифицируется. Вот что пишет по этому поводу Елена Качалова:

    Обратите внимание хотя бы на фрески древних гробниц в Долине царей: отчего это многие лица затерты, как и каемки платьев? Оказывается в ходе ускоренной «реставрации» (однажды мы с мужем стали случайными свидетелями такого варварства по отношению к историческим памятникам) затираются или соскабливаются со стен славянские лица (бородатые и голубоглазые люди), а также уничтожаются солнечные орнаменты несущие ведическую символику древних славян. Причем все это или оставляется вот в таком безобразном виде (без голов), или на зачищенные места подрисовывается то, что соответствует общепринятой истории, где нет места славянскому следу.

Устные предания и генетическая память не поддаются фальсификации

А ведь в устных былинах и сказаниях древних славян, этих «памятниках» старины глубокой, которые нельзя подправить, подчистить и переписать, говорится, что после гибели нашей арктической прародины Гипербореи из-за планетарной катастрофы, часть руссов отправилась в земли Египта, дабы помочь его народу оправиться от катаклизма. Именно они стали теми белыми богами, которые учили местное население многим премудростям, именно они зародили «божественную династию» Древнего Египта и были увековечены на фресках гробниц, которые сегодня усиленно затираются.
Страниц: [1] 2 3 ... 154


Войти

Powered by SMF 1.1.10 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC
© Квантовый Портал